Анахронизм (Anachronisms) +203

Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
Шерлок (BBC)

Автор оригинала:
GoldenUsagi
Оригинал:
http://archiveofourown.org/works/1248034

Основные персонажи:
Джон Хэмиш Ватсон, Майкрофт Холмс, Шерлок Холмс
Пэйринг:
Шерлок/Джон
Рейтинг:
PG-13
Жанры:
Мистика, Мифические существа
Размер:
Мини, 11 страниц, 1 часть
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
- Ты не думаешь, что с нами что-то не так?

- Мы боги, созданные эпохой, не нуждавшейся в них. Я был бы удивлён, если б было наоборот. Прочие нас не принимали, люди нам не поклонялись. Мы должны были увянуть и исчезнуть давным-давно.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
27 марта 2016, 21:28
Первым, что увидел Шерлок, открыв глаза, был Майкрофт. Брат восседал на шатком кухонном стуле перед диваном.

Шерлок застонал. Подниматься он не собирался.

— Что ты здесь делаешь?

— Как всегда, волнуюсь за тебя.

— Не стоит.

— Несколько месяцев ты покидал эту квартиру разве только затем, чтобы добыть себе новую порцию развлечений, — взгляд Майкрофта скользнул по нескольким шприцам на журнальном столике.

— Только не говори мне, что ты явился сюда из-за того, что я колюсь.

— Я явился, потому что ты увядаешь, — огрызнулся Майкрофт.

— Перестань драматизировать, — пренебрежительно махнул рукой Шерлок. — Как видишь, моему существованию ничто не угрожает.

— Ты всегда был безрассуден, но в худшем состоянии я тебя никогда не видел.

— Со мной всё в полном порядке. Я просто не позволяю тривиальности бытия отвлекать меня от более интересных вещей.

Майкрофт мельком взглянул на химическую лабораторию, занимавшую всю кухню.

— Если не способен перестать играть, найди себе развивающую игрушку. Для подобных целей даже кокаин подойдёт, если всё делать правильно.

Шерлок сел и уставился на брата в упор.

— Я не буду устраивать вечеринки и приглашать пьяных лизоблюдов.

— Некоторым это вполне помогает. Хотя я вынужден согласиться, зрелище не очень привлекательное, — Майкрофт задумался. — Как всегда, моё предложение в силе.

Он уже несколько раз предлагал создать Шерлоку место, похожее на то, что занимал сам.

— Я не буду работать с тобой, — Шерлок скрестил руки на груди. — Меня совсем не привлекает подобная перспектива, дорогой брат.

— Разумеется, не со мной.

— Не могу представить ничего скучнее.

Майкрофт постучал зонтом по полу.

— Это стабильно, — спокойно сказал он. Затем черты его лица смягчились. Шерлок редко видел брата таким. — Если я могу хоть что-то сделать, младший брат, скажи мне, и я всё устрою. Твоя потеря — не тот опыт, который мне хотелось бы иметь.

Шерлок хотел спросить, чем, по его мнению, мог бы помочь ему Майкрофт, но осёкся. Последний раз они виделись больше года назад, как и хотел Шерлок. Они были двумя сторонами одной монеты, а потому обычно не переносили общество друг друга. Однако их связи это не отменяло.

Шерлок попытался представить мир, в котором Майкрофта больше не существовало бы, и почувствовал, как из лёгких исчез весь воздух. Майкрофт раздражал и постоянно вмешивался в его дела, но он всегда, всегда был.

Впервые за долгое время Шерлок посмотрел на себя со стороны. Майкрофт был прав (как обычно, чёрт бы его побрал). В этот раз всё зашло слишком далеко. Вопреки опасениям Майкрофта, Шерлок не пытался покончить с собственным существованием из-за халатности. Он просто заигрался сильнее обычного.

Шерлок облизал губы.

— В газетах на той неделе писали об интересном убийстве. Этого должно хватить.

Доказательством того, как хорошо Майкрофт понимал его, стал тот факт, что он даже не спросил, что имел в виду Шерлок. Он лишь кивнул.

— Хочешь, чтобы я всё устроил?

— Нет, — ответил Шерлок. — Пока нет необходимости. Мы оба знаем, что если они сами послушают меня, то в этом больше силы.

* * *

Они были продуктом Просвещения. Как иронично, что эпоха разума и науки смогла породить богов, идеи всегда имели силу. Твёрдой веры достаточно, чтобы дать жизнь. Когда в идеи верят с религиозной истовостью, они обретают материальное существование.

Майкрофт пришёл в мир полностью сформировавшимся, таким, как сейчас. Шерлок сначала был ребёнком. Насколько он знал, они с братом были последними, единственными в своём роде.

Но как вера давала жизнь, так и её отсутствия было достаточно, чтобы убить. Шерлок видел, как умирали древние, когда редели ряды их последователей, чувствовал боль в груди, когда сердца людей переставали страстно биться в его честь. Их никогда не почитали правильно, но они жили в умах тысяч.

А мир продолжал вращаться.

Майкрофт прохладно заявил: «Неважно, за что нас боготворят, пока это неизменно. Наше преимущество в умении приспосабливаться. Сама наша природа основана на извечных переменах».

Майкрофт был беспристрастной логикой и разумом. Шерлок был интеллектом и абстрактной страстью.

— И что же ты предлагаешь, братец? — спросил Шерлок.

— Кое-что новое.

* * *

«Кое-чего нового» за прошедшее время было много.

Шерлок выживал за счёт похвалы за раскрытие преступлений.

Но он обнаружил, что и сами загадки ему чрезвычайно нравятся: захватывающие, будоражащие, полностью завладевающие его вниманием. Они давали практическое применение его знаниям, они удовлетворяли критериям Майкрофта.

Идеальное средство на годы.

А затем появился Джон Уотсон.

* * *

Джон казался вполне терпимым, даже интересным. И всё же Шерлок ожидал стандартной реакции, когда разъяснил Джону свою цепочку умозаключений.

Шерлок замолк, наступил момент тишины.

— Это… было великолепно.

Сердце Шерлока пропустило удар.

Чистое низкопоклонство, без примесей.

Он пораженно повернулся к Джону, надеясь, что его вид не отражает шока, который он только что пережил.

— Вы так думаете?

— Конечно. Это было невероятно, совершенно потрясающе.

Всю оставшуюся поездку Шерлок едва ли не светился от удовольствия.

Потом стало ещё лучше. На месте преступления Джон хвалил его после почти каждого слова. Искренняя, лишённая иронии хвала с нотками откровенного удивления и благоговения. Шерлок впитывал их, как пустыня — капли дождя.

— Вы это вслух сказали, — заметил он.

— Простите, я лучше помолчу.

— Нет, всё — великолепно — хорошо.

Дальше был первоклассный вечер, когда Шерлок от всего сердца наслаждался обществом Джона. Обществом, которое не возражало против его интересов и не уставало от его эксцентричности, что само по себе было неожиданностью. Обществом, последовавшим за ним по крышам Лондона. Неслыханно.

Как озорничающие школьники, они хихикали в коридоре, и Шерлок ощущал удовлетворение, не имеющее ничего общего с изумлением Джона.

А затем Джон Уотсон застрелил ради него человека, и всё существо Шерлока возликовало.

* * *

Майкрофт пришёл в их квартиру на следующий день, и в этом не было ничего удивительного. Он точно подгадал, когда Джона не будет дома: тот занимался сборами для переезда.

Майкрофт устроился в кресле напротив, отразив позу Шерлока: нога на ногу, ладони сложены домиком под подбородком.

— Хорошо выглядишь, — наконец сказал он, когда молчание затянулось.

— Тебе когда-нибудь приносили жертву?

Майкрофт поджал губы:

— Не так.

Они были богами, созданными по ошибке, у них не было ни последователей, ни алтарей. В отличие от древних, им не приносили жертв. В отличие от тех, кто дожил до XXI столетия, им не молилась толпа верующих.

Шерлок помнил, как во время Великой войны Майкрофт спокойно сложил газету и долго смотрел на огонь в камине. А затем произнёс: «Всегда будут жертвы во имя короля и государства».

— И что? — осклабился тогда Шерлок. — Претендуешь на трон? Удачи.

Майкрофт усмехнулся:

— Вряд ли. Но страной вполне мог бы управлять.

Это стало началом.

Теперь Майкрофт — незаменимый секретный глава британского парламента, и его подручные напоминают паству. Он живёт за счёт пламени патриотизма и павших во время боевых действий в зависимости от обстоятельств. Не прямое поклонение, конечно, не в его честь, но, учитывая количество, это не особо важно.

Однако с жертвоприношением ничто не может сравниться.

— Это было бесподобно, — сказал Шерлок. — Я мог бы жить месяцы только от этого.

Убийство в его честь. Сила накрыла Шерлока, как цунами древнейшей магии, оставив трепетать от восторга.

— Я надеюсь, ты не намерен заставлять Джона Уотсона убивать ради тебя кого-то раз в квартал. У меня есть привычка подчищать за тобой, но на такое я не готов пойти.

— Не смеши. Я просто говорю, что понимаю, почему другим это так нравилось. Очень эффективно, — Шерлок коснулся пальцами своих губ. — Нет, Джон хвалит меня.

— А.

В голосе Майкрофта прозвучала знакомая нотка самодовольства, и Шерлок резко вскинулся.

— Что?

— Шерлок, ты чудо, но ещё ты — что-то новое. Я не удивлюсь, если восхищение доктора Уотсона со временем пройдёт. Это будет ожидаемо.

Шерлок промолчал.

Майкрофт встал.

— Пользуйся, пока можешь. Но не разрывай отношения с полицией. Тебе ещё могут понадобиться их мольбы и благодарности.

* * *

Шерлок не собирался бросать работу. Она нравилась ему больше, чем всё, чем он занимался раньше. Это было интересно, и он терялся в случайностях и совпадениях судьбы.

А ещё работа давала ему возможность покрасоваться перед Джоном.

Шерлок хватался за каждую возможность впечатлить Джона, собирая после хвалу своей гениальности. И, вопреки предсказаниям Майкрофта, чем больше проходило времени, тем больше Джон его хвалил. Джон оказался стабильным и плодородным.

Разумеется, был ещё блог, который давал силу иного рода. Джон, явно непреднамеренно, облекал славу Шерлока в слова и распространял их в народе. Майкрофта эта ситуация раздражала, что только добавляло Шерлоку радости.

Блог привлекал новых клиентов, давая Шерлоку любимую работу. Джон почти всегда сопровождал его, и Шерлок всё больше полагался не только на его хвалу. Джон был прекрасным помощником во всех отношениях и наслаждался их расследованиями ничуть не меньше Шерлока.

Шерлоку просто нравилось присутствие Джона. Что само по себе было редким явлением, поскольку в лучшем случае Шерлок едва переносил людей. Однако было что-то обнадёживающее в присутствии Джона в комнате, что-то приятное в том, как Джон заставлял его есть (не нужно) и спать (почти не нужно), как ругался из-за его экспериментов на кухне. Они оба наслаждались погонями и поздними ужинами.

Иногда, когда Джон улыбался ему, Шерлок думал, какими бы могли стать их романтические отношения. Ему казалось, что Джона подобные вопросы тоже посещали, ведь тот смотрел на него так, как не смотрел ни на кого больше. Возможно, в будущем придется вплотную этим заняться. Или нет, если Джон в самом деле проявил просто соседский интерес, когда Шерлок ему отказал в первый вечер знакомства. Шерлок будет доволен любым решением Джона.

И только в бассейне Шерлок понял, насколько нужен ему был Джон.

Мориарти называл себя просто консультирующим преступником, но Шерлок видел скрывавшегося под его личиной тёмного бога. Он пришёл из времён каменных кругов и жертвоприношений долгими зимними ночами и безупречно влился в современный бушующий мир, когда прочие исчезли. В прошлом он бы требовал юношей и девушек, убитых в его честь, сейчас его бизнесом стало руководство наёмными убийцами, которые следовали за ним так же слепо, как любые фанатики.

По случайности они выбрались из этой переделки в целости и сохранности, а Мориарти растворился в лондонской ночи, но с ним можно было разобраться и позже.

Джон умудрился продержаться с момента, когда Шерлок сорвал с него бомбу, до приезда на Бейкер-стрит, но в квартире еле дошёл до дивана.

— Боже, — пробормотал он.

— Ты в порядке? — Шерлок уже спрашивал, но решил повториться.

— Буду. Я просто опять вспомнил всё произошедшее, — Джон потёр лицо рукой.

— Замедленная нервная реакция при травме вполне…

— Да, Шерлок, спасибо, я в курсе. То, что мы выбрались оттуда — чёртово чудо.

— Удача.

Чудес не происходило, если ты не молился о них, а о них никто молитв не шептал.

Казалось, Джон больше обсуждать Мориарти не собирался, так что Шерлок заварил чай, хотя никто его не просил. Джон благодарно взял у него кружку, но не успел её осушить и провалился в сон. Вечер его сильно утомил, особенно когда адреналин окончательно выветрился.

Его голова медленно опустилась Шерлоку на плечо. Тот не возражал. Дыхание Джона становилось всё глубже, и его тело всё сильнее опиралось на Шерлока.

Да, Джон был ему совершенно необходим.

* * *

Несколько месяцев спустя ночью во время обычного и даже обыденного дела подозреваемый выскочил из-за дверей склада, остановился и дважды выстрелил в дверь, когда та снова открылась, а после бросился бежать.

Джон оказался спереди.

Он сделал три шага прежде, чем осознал произошедшее, а затем рухнул на спину в переулке, тёмное пятно крови разрасталось на рубашке.

Подозреваемый тут же потерял значение. Шерлок упал на колени рядом с Джоном, а кровавое пятно уже выросло вдвое. Он надавил Джону на грудь, пытаясь остановить кровь.

— Шерлок, — вздохнул Джон.

Пулевое ранение в грудь. Он истекал кровью и уже почти впал в шоковое состояние.

— Джон, держись. Просто держись.

Всё происходило слишком быстро, так не должно было случиться. Шерлок схватился за телефон, хотя знал, что помощь не успеет.

Джон умирал у него на глазах.

— Джон! Джон!

Удары сердца отдавались у него в ушах. Наплевав на первую помощь, он взял лицо Джона в ладони, оставляя мазки крови.

— Джон, что ты говоришь, когда умираешь? — Шерлок сжал пальцы, заставляя Джона сосредоточиться на нём. — Ты как-то рассказывал. Когда тебя убивают, что ты говоришь?

— Пожалуйста, Господи, позволь мне выжить.

— Попроси меня! — потребовал Шерлок, наклонившись к лицу Джона. — Молись мне!

Шерлок был уверен, что Джон не будет сомневаться в его приказе, но всё равно переживал, что он потратит драгоценные секунды именно на это.

Джон не разочаровал.

— Шерлок, пожалуйста, позволь мне выжить.

Шерлок сократил дистанцию между ними и впился в губы Джона.

* * *

Джон выжил.

Майкрофт обнаружил Шерлока в палате Джона, которую он не покидал с той самой секунды, как его перевели туда после операции.

Майкрофт занял второй стул, осмотрел тело на постели.

— На что это было похоже? — тихо спросил он.

— Будто кто-то поглощает меня, — Шерлок чувствовал, как жизненную силу вырывают из его существа, чтобы исполнить требуемое. — Неудивительно, что древние требовали таких жертв за свою благосклонность. Они бы им потребовались.

Майкрофт посмотрел на него с нескрываемым беспокойством.

— Ты в порядке?

— Ты видел меня и в худшем состоянии, — дёрнул плечами Шерлок. — Из нашего разговора я делаю вывод, что ты тоже никогда не совершал чудес.

— Никто не просил их у меня. Но должен признать, что никогда не видел в этом смысла.

— Ты не думаешь, что с нами что-то не так?

Майкрофт погладил пальцами рукоять зонта.

— Мы боги, созданные эпохой, не нуждавшейся в них. Я был бы удивлён, если бы было наоборот. Прочие нас не принимали, люди нам не поклонялись. Мы должны были увянуть и исчезнуть давным-давно.

Шерлок безрадостно усмехнулся.

— И всё же вот они мы.

— Джон восхищается тобой, — заметил Майкрофт.

— Да.

— А ты им.

Шерлок промолчал.

— Забота о других — слабость, Шерлок. Все умирают.

— Но не мы, — Шерлок одарил брата равнодушным взглядом. — И зачем ещё нужны чудеса, если не для этого?

— Ты шутишь.

— Джон мог бы поддерживать меня вечно. Будет честно, если я отвечу тем же.

— О да, в честности всё дело. Какая пара — аколит и его идол.

Шерлок хмыкнул:

— Зависть тебе не к лицу, Майкрофт.

— Я не желаю…

— Нет, не желаешь. Но ты старательно, годами выстраивал свою империю, перенаправляя чужие бесцельные замыслы к себе и пожиная плоды. А я просто удачно наткнулся на Джона, не прикладывая усилий.

Майкрофт встал, возвышаясь над Шерлоком.

— Ваши отношения работают только потому, что он не в курсе. Думаешь, он будет тебя почитать, если узнает, что именно делает?

— Нет, не думаю.

Майкрофт усмехнулся, будто Шерлок согласился, однако он ещё не закончил.

— Думаю, он воздвигнет мне алтарь.

* * *

Когда Джон проснулся в первый раз, за окном была ночь, а его разум был затянут морфиновой дымкой.

— Джон, — Шерлок сразу придвинулся ближе. — Тебя подстрелили. Помнишь?

Джон с трудом сфокусировал взгляд на Шерлоке.

— Нет.

— С тобой всё будет хорошо, — Шерлок не смог полностью излечить Джона, но это не имело значения. Чудо заключалось в продлении жизни, а не неприкосновенности тела. Молитва, выполненная дословно. — Меня заверили, что ты целиком поправишься.

— Хорошо, — сонно пробормотал Джон. — Это хорошо.

Он смотрел на Шерлока с ленивой улыбкой на лице, но затем его взгляд на миг спустился ниже. Шерлок понял, что держит Джона за руку, выводя большим пальцем круги на его запястье. Это успокаивало.

Так что он продолжил.

— Знаешь, — сказал Джон, — думаю, я люблю тебя.

Шерлок знал, что даже если сами чувства не были последствием приёма морфина, их озвучивание уж точно можно было списать на наркотик. А о чувствах он и так давно догадывался.

Даже в своём одурманенном состоянии Джон явно ждал ответа. Шерлок знал, что правильным ответом было: «А я люблю тебя». Но эта фраза была слишком размытой. Эмоции без цели.

Он облизал губы.

— Джон Уотсон. Я мог бы жить вечность и всё равно никогда не устать от тебя. Я хочу почитать храм твоего тела. Ты — источник моей жизни, но я бы остался с тобой, даже если ты никогда больше не вознесёшь мне хвалу. Я бы вырвал тебя из объятий самой смерти, потому что знаю тебя, и сама мысль о мире, в котором тебя нет, для меня невыносима.

Джон одарил его полубессознательной улыбкой:

— Ты потерял меня где-то около Джона Уотсона.

— Ты ведь ни слова не понял, да? — Шерлок очень старался не улыбаться.

— Нет, — хихикнул Джон. — Нет, не понял.

Шерлок улыбнулся и поцеловал его в лоб.

— Отдыхай, Джон.

Джон уснул в считанные минуты.

* * *

С утра Джон просыпался несколько раз, но только в последний был достаточно в сознании, чтобы больше не уснуть. Он позавтракал и переговорил с врачом.

Шерлок не отходил от его кровати.

Однако большую часть визитов медицинского персонала он отфильтровал. Джон сам расскажет ему то, что важно, либо он потом прочитает его карту. Лестрейд как раз написал, что подозреваемого схватили.

— Стрелка поймали, — сказал Шерлок, как только врач ушёл. — Периодически они не такие уж и идиоты. Надо будет потом его опознать.

— Я могу дать показания, но я не помню ничего после того, как мы зашли на склад. Даже выстрелов не помню.

— Не редкость. Что ж, его видел я, к тому же у них есть результаты баллистической экспертизы. Проще простого.

Помолчали.

— Говорят, мне невероятно повезло, — начал Джон, затем прочистил горло. — И что бы ты там не сделал перед приездом скорой, это скорее всего спасло мне жизнь. Спасибо.

— Ты бы сделал то же самое для меня, — уверенно ответил Шерлок и усмехнулся. — Если б мог.

Джон сурово посмотрел на него.

— Я, чёрт побери, врач, так что будь уверен — смогу.

— Конечно, Джон.

Шерлок продолжал улыбаться.

— Что?

Шерлок сложил ладони в привычном жесте.

— Ты помнишь, как просыпался вчера ночью?

— Нет.

— Ты сказал, что любишь меня.

— Оу, — Джон покраснел. — Ну. Да. Я люблю тебя. Если это не взаимно, ничего не поменяется, но я… эм… я не думаю, что у меня это пройдёт. Надеюсь, ты… не против.

— Совершенно, — легко согласился Шерлок. — После твоего заявления я ответил недвусмысленным согласием, если тебя это интересует.

— О, хорошо, — улыбнулся Джон. — Замечательно. Великолепно, вообще-то, — он прервался, довольный, но будто чего-то ждущий. — Не хочешь ли снова повторить своё недвусмысленное согласие?

— Не сейчас, нет.

Сейчас для подобных слов было неподходящее время. Не при свете дня, не с толпами посетителей, снующих по коридору. Своё признание он повторит во тьме ночи, когда мир вокруг них будет принадлежать только им.

Джон покачал головой, но расстроенным не выглядел. Похоже, он просто принял к сведению, что Шерлок пока повторяться не собирается.

— Но когда-нибудь скажешь? — улыбнулся ему Джон.

— Разумеется. У нас ещё очень много времени впереди.