Эхо цветы. +24

Джен — в центре истории действие или сюжет, без упора на романтическую линию
Undertale

Рейтинг:
PG-13
Жанры:
Ангст, Психология
Размер:
Драббл, 2 страницы, 1 часть
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
Эхо цветы лишь повторяют то, что в них заложено.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
28 марта 2016, 22:54
Иногда эхо-цветы говорят нечто пугающее, словно в их шепот вложены предсмертные слова умерших.

"Забудь меня."

Она понимает, что это лишь очередное место, но завораживающая музыка и легкое покачивание нежных цветов словно вводит в транс, в котором слова, вложенные в эхо-цветы, кажутся действительно чем-то серьезным, и даже пугающим.

Если наклониться немного ближе к цветку, слышишь шепот. Он раздается эхом, расплывается, становится неслышным. Цветы повторяют фразу только один раз, и потом умолкают, опустив головки вниз, словно печалясь. Они останутся недвижимы до следующей фразы, что они услышат. Цветок немного потянется к существу, сказавшему ее, благодарно вспыхнет мягким, светло-голубым цветом. Он будет хранить слова, неважно какие, до следующего гостя, что будет готов услышать эхо цветок.

"Ты слышал о говорящих цветах?" - шепчет эхо цветок украдкой, не понимая, о чем говорит. Иногда кажется, что цветы действительно осознают себя, но легкие, мерные покачивания, повторение одной и той же команды, все это разубеждает в подобном. Цветы - это просто цветы, у эхо-цветов лишь есть способность повторить фразу, что он услышал. Он лишь выдает мягкое эхо, а вовсе не говорит. Говорящих цветов не существует.
Рядом с эхо-цветами всегда есть музыка. Музыка капающих на листья капель, музыка шелестящих водопадов, музыка колебаний цветов. Она завораживающа и красива, но слушая ее становится страшно. Музыка размеренна, звеняща и приятна, но из-за нее начинаешь задумываться о том, что слышишь. Эхо-цветы покачивают головками, словно приветствуя, но то, что они шепчут намного интереснее - это случайно услышанные фразы, слова, целые предложения. Эхо-цветы повествуют о чужой жизни, о чужих целях, о чужих страданиях и радостях.

"Но никто не пришел."

Улыбка слишком горькая на вкус, чтобы ее держать. Уголки губ опускаются сами по себе, легонько поддрагивая. И правда, никто не пришел... наверно, она сама виновата в том, что так произошла, но сейчас ей гораздо легче винить в этом кого-то другого. Забыть о своей провинности, о случившемся вообще. Цветы шелестят и молчаливо улыбаются, говоря то, что должны.

"Где я...? Тут так холодно, так темно... Помогите мне, кто-нибудь... пожалуйста... Помогите мне..."

Она закусывает губу, едва не плача. Ей действительно хочется плакать, как бы она не пыталась себя от этого оградить, перестать думать, отвлечься. В том, что это случилось, была виновата именно она, и это было горькой, неприятной, противной правдой. Она была липкой и темной, засасывала, не пускала, утягивала в омут отчаяния. Она не могла это выдержать, она начинала терять саму себя, расстворяться.
Эхо цветы шепчут свою фразу, даже если их не слышат. Они выпускают свое наследие, крупицы информации в воздух, надеясь, что она не будет безвозвратно утеряна. Тут сокрыто много историй.

Несмотря ни на что, она рада, что эхо цветы говорят. Рассказывают новые истории, шепчут о самых разных монстрах и дружбе. "Я хотел бы, чтобы когда-нибудь мы поднялись на эту гору, под которой оказались погребены. Стояли под небом, смотрели на мир вокруг..." Она грустно усмехается и смотрит на каменные потолки Вотерфолла. Они не выбрались, их мечта не исполнилась. Жизнь продолжилась в заточении, в жестких рамках Андерграунда... ненадолго. "Убей или будешь убит." - верно говорил ей он, верно повторяют за ним эхо цветы, поймавшие фразу и эхом повторяющие ее. Каждый противник нападал на нее сам, она лишь... защищалась? Ранее она не понимала, что творила, сейчас же последствия были уже необратимы. Она не могла сделать ресет – решимость растворилась в горьком отчаянии, исчезла навсегда.
В прошлый раз, когда она была здесь, цветы молчали. Лишь шепот убитой ею приемной мамы догнал ее в пути, заставив забиться в неудержимых рыданиях. Страх и вина клещами захватывал ее, удерживая в цепких лапах. Ненадолго.

Тут трудно находиться больше получаса. На сердце тяжелеет, а мысли начинают напоминать шизофренический бред, начинающийся и оканчивающийся на "Я очень сожалею", что хочешь шептать, слыша голоса убитых, заложенные в голубые, склоненные бутоны. Цветы... это же просто цветы, верно? Но шепот эхо-цветков давит на нее, бьет по больным местам, заставляет вспоминать ужасное. Она... мыслила неверно, и привело к печальному концу. Из-за нее многие, столь многие потеряли свою жизнь, их душа, ярко-белая, светящаяся изнутри, раскололась, раскрошилась от меткого удара по ней оружием. Ножом, палкой, сковородкой… неважно. Душа разрушалась и крошилась, распадалась в пыль.

Шепот цветов становится громче, но она более не обращает на них внимания, заплаканная, несмотря на то, что она не чувствовала, что плачет. Веки тяжелеют, словно после снотворного, пальцы не шевелятся, как парализованные, а ноги сами сгибаются. Она валится в траву, на светящиеся цветы, сминая их, погребая мысли и мечты. Еще живой цветок около шеи безлико шепчет "ты не проснешься". Удивительно странная музыка казалось умершей жизни Вотерфолла убаюкивает, она в ней словно утопает, не сопротивляясь падению в мягкие, темные оковы небытия.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.