— Ты помнишь? — Я помню +64

Гет — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчиной и женщиной
Marvel Comics, Мстители, Первый мститель (кроссовер)

Основные персонажи:
Джеймс Бьюкенен Барнс (Баки, Зимний Солдат), Наталья Романова (Черная Вдова), Наташа Романофф (Чёрная Вдова), Джеймс «Баки» Барнс (Зимний Солдат), Наташа Романофф (Черная Вдова)
Пэйринг:
Баки Барнс/Наташа Романова
Рейтинг:
PG-13
Жанры:
Драма, ER (Established Relationship)
Размер:
Драббл, 2 страницы, 1 часть
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
— Мы на войне, — кивает он.
— Мы по разные стороны, — говорит Наташа.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Вдохновлено постом на тамблере (http://goo.gl/vAxk77)
Тайм-лайн: гражданская война, в которой они по разные стороны баррикад
Внезапная зарисовка со всеми вытекающими
3 апреля 2016, 17:40
— Ты помнишь?
— Я помню.

Баки сжимает кулаки, потирает их между собой, не поднимая глаз. Под ногами сырой песок, на горизонте поднимается солнце, слепя ещё холодными лучами глаза. Морской воздух слишком солёный, в носу свербит от передозировки кислородом, но он всё равно вдыхает так глубоко, как только может. Горло сводит, хочется завыть, но ветер поёт им песни, не колыбельные, конечно, но это ничуть не хуже.

«Я помню», — говорит он и вспоминает. Бесчисленные тренировки, солдаты, не готовые к боям, и среди них она такая одна - яркая, как звезда в тёмном небе, жгучая, как хороший виски, неприступная, как крепкая тюрьма для сверхлюдей. И она ему улыбается, жмурится от боли, но никогда не показывает настоящих чувств и эмоций. Как они до этого дошли?

— У тебя кто-то есть? Стив говорил…
— Есть, был, какая разница. Теперь же ты здесь.

Наташа улыбается и садится наконец рядом, притирается и смотрит вперёд, на восходящее солнце. Их ждёт ещё один день, мучительный, долгий. Дни Наташа никогда не любила, в них слишком много света и чёртовой тоски, слишком много всего на показ и ни капли правды.

«Теперь же ты здесь», — говорит Наташа, и в сердце что-то ёкает, вылезает наружу. Слишком долго пряталось, слишком долго ждало освобождения. Она смотрит на Джеймса всё с той же улыбкой, что и много лет назад. Касается рукой его щеки, проводит по ней большим пальцем.

— Мне нравится.
— Волосы?

Баки удивляется, когда Наташа проводит по ним рукой, словно зачёсывая назад. Он морщит лоб, волосы щекочут кожу.

— Большую часть пришлось отстричь.
— Так хорошо.

Он касается сухими губами её пальцев, целует их и преданно смотрит в глаза, не отрываясь. Босые пятки подмерзают от усилившегося ветра, он поджимает ноги, сгибая в коленях. Сырой песок отдаляется, Баки давно уже не смотрит на него. Солнце поднимается всё выше, и ужасно хочется остановить его, поймать, обвязать верёвкой, спрятать в потайном месте, где никто не найдёт, чтобы новый день не наступал. Никогда.

— Клинт говорит, ты отличный друг.
— Ты ему веришь?
— А не должен?

Он верит. И если бы у Клинта не было жены и детей, то Баки непременно бы ревновал.

— Нам мало ночи, — вдруг говорит он, когда Наташа поднимается, и тащит её на себя, целует. — Не уходи.
— Ты знаешь, я бы… — она прижимается, роняя голову ему на плечо.

Он путает пальцы в огненно-рыжем, целует макушку и смотрит вперёд, на горизонт, над которым возвышается солнце, сигнализируя простое: пора.

— Мы на войне, — кивает он.
— Мы по разные стороны, — говорит Наташа.

Она идёт, не оглядываясь. Баки смотрит ей вслед. Волны качаются, приятно шумят.

— Задержись, — кричит Барнс вдогонку. Наташа останавливается, поворачиваясь. — Останься.
— Не могу, ты знаешь. Мне ещё Старка…
— Знаю. Мне ещё Стива…
— Знаю.

Баки уходит первым, поднимаясь по железной, скрипучей лестнице на мост, останавливается на самом верху и смотрит на Наташу, замерзшую у моря.

— Я… — говорит он и ловит взгляд, такой любимый, добрый, согревающий. Она не слышит.
— Я знаю, — читает он на губах Наташи.

Он садится на мотоцикл, подхватывает Стива у старого мотеля, а потом везёт его на базу. Взволнованный, озадаченный.

— Всё в порядке?
— Всё в порядке.

Лучи солнца наконец-то становятся теплее.

Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.