Чего хотят кролики +567

Гет — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчиной и женщиной
Зверополис

Основные персонажи:
Джуди Л. Хоппс, Николас П. Уайлд
Пэйринг:
Ник/Джуди
Рейтинг:
R
Жанры:
Романтика, Юмор, Флафф, Драма
Предупреждения:
Ксенофилия
Размер:
Мини, 4 страницы, 1 часть
Статус:
закончен

Эта работа была награждена за грамотность

Награды от читателей:
 
«Это великолепно *О* » от Simply Cheshire
Описание:
Еще немного о проблеме межвидовых отношений ;) Ну и просто отношений, конечно.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
1. И еще немного болтовни. Болтовня о взрослых вещах, поэтому рейтинг чуть завышен.
2. *вынужденное* Я пишу фамилию "Хопс" с одной "п". Да, я знаю, что в английском варианте Hopps. Но но на обложках отечественных лицензионных изданий - Хопс, видимо, у переводчиков были основания для именно такой транслитерации, и я им верю.
7 апреля 2016, 00:07

У некоторых сердце поет,
У некоторых – болит.
Он нажимает на save,
Она нажимает delete.
И нет смысла спрашивать «кто»,
Нет смысла спрашивать «как».
Но некоторые женятся,
А некоторые – так.

БГ




Положение было хоть и двусмысленным, но, несомненно, очень приятным.
Джуди откинулась Нику на грудь, пытаясь поймать в объектив очередной потрясающий вид с моста, и у него не осталось другого выхода, кроме как обхватить ее за талию, помогая удержать равновесие. Длинное ушко, покрытое коротким серым – шерстинка к шерстинке – мехом ощекотало подбородок, задело губы, ткнулось в нос, и Ник не выдержал: приоткрыв рот, ухватил шелковистый, теплый краешек, распластал на языке и аккуратно, на волосок от боли, сжал зубы. Острое горячее удовольствие прошило позвоночник и растеклось под шкурой. «Что, черти лесные, со мной…» – единственная мысль грохоча прокатилась в пустой голове и…
Джуди ойкнула, вздрогнула всем телом и обернулась.
Хорошо, что он успел разжать зубы.
– Эт-то что сейчас было? – глаза у Джуди стали совершенно круглые от изумления и, пожалуй, немного испуганные. На мгновение Ник даже подумал, что забылся и все-таки сделал ей больно, но тут же решил, что нет, тогда реакция была бы куда более бурной и совершенно точно болезненной для него.
– Что было? – с самым искренним удивлением поинтересовался он.
– Ты только что схватил меня зубами за ухо. Укусил. Разве нет?
– Ну, наверное, можно смотреть на это и таким образом, – Ник уже чувствовал себя неловко, и это крайне редкое в его взрослой жизни ощущение не слишком ему нравилось.
– А что, на это еще как-то можно смотреть? – Джуди глядела на него снизу вверх сердитым требовательным взглядом, уперев кулачки в крутые бока.
– Вообще-то, да, Морковка, – Ник вздохнул, всем видом демонстрируя усталость и досаду от необходимости объяснять совершенно элементарные вещи. – Вообще-то лисы смотрят на это иначе. Но про кроликов я не подумал, извини. Глупо получилось. Забудь, короче.
– Ничего не поняла, – замотала головой Джуди. – Какие еще кролики? Объясни нормально.
Ник вспомнил самое длинное и заковыристое ругательство, которое слышал от Финна.
– Хорошо. Я не собирался откусывать тебе ухо, если ты вдруг подумала, или делать больно. Просто лисам такое нравится. Как правило. Но я понятия не имею, что нравится кроликам.
– Что нравится кроликам?.. – переспросила Джуди, не сводя с него ошеломленного взгляда.
Больше всего Нику хотелось, чтобы мост сейчас рухнул и провалился под землю вместе с ним, но на внезапную перестрелку, потоп или смерч он тоже был согласен.
– Морковка, про кроликов мне известно только то, что они все делают очень быстро. И очень часто. Но раз у кроликов много детей и крепкие семьи, значит, крольчихам все нравится…
– Ник!..
– …Поэтому если ты просветишь меня насчет того, что еще нравится кроликам, буду очень благодарен, – договорил он и почувствовал себя немного отомщенным: теперь наступила очередь Джуди подбирать правильные слова и смущаться.
– Ник! Что ты несешь?
– Ничего я не несу. Мне правда интересно. Про кошек вот куча фильмов, про любовь там… и покруче. И книжки. И журналы. Для всяких рогатых есть Playbull… Шеф, между прочим, читает.
– Шеф?! – глаза у нее сделались похожи на два здоровых блюдца. – А ты откуда знаешь?
– Однажды случайно заметил под бумагами, когда в кабинет заходил, – ухмыльнулся Ник.
– Интересно, что… – Джуди сжала лапками голову и зажмурилась. – Нет, мне лучше этого не знать!
– Тут, пожалуй, я с тобой соглашусь, – кивнул он и продолжил: – Для мелочи тоже что-то есть, и для здоровяков всяких, но это уж совсем не по моей части, сама понимаешь. А вот для кроликов ничего не видел. В кино вас не особо снимают… Журналов не печатают. Может, конечно, в ваших Норках мальчишки и смотрят какой-нибудь Sweet Bunny под одеялом…
– Что за... Конечно, нет! – от души возмутилась Джуди. – А ты хочешь сказать, что у лис все это есть? Ну, фильмы там, журналы…
– Нет, Морковка, сейчас нету, – вздохнул Ник. – Тут нужны большие деньги, а среди нас богачей немного, да и вообще – теперь мы не в моде. Поэтому в свои пятнадцать я читал Wolf`s Health – все-таки у нас довольно много общего. И иногда они даже писали о лисах. И, что куда интереснее, – фотографировали.
Последняя информация явно была лишней, потому что Джуди сердито сдвинула брови и скрипнула зубами:
– А кроликов случайно не фотографировали?
– Нет. Такое я бы, наверное, запомнил. Ну, там были, конечно, статьи про отношения с другими видами, типа «Как жить, если ты из Сахары, а она из Тундры» или «Что делать, если ее мама – опоссум»… Но про кроликов – ничего.
– Ничего себе у зверей проблемы, – буркнула Джуди.
– Не увиливай, Морковка! Так что нравится кроликам?
– То же, что и всем остальным: поцелуи, прогулки… Кино, хоть нас там и не снимают. Кафе с мороженым. Только нормального размера, – она бросила быстрый насмешливый взгляд на Ника.
– Ну, такое действительно все любят, хоть мыши, хоть жирафы. Я не о том спрашиваю. Есть же что-то, ну, особенное, какие-то кроличьи «фишки»?
– Типа укусов за уши?
– Типа укусов за уши.
Джуди задумалась и как будто помрачнела.
– Я не… Я не знаю, Ник. Я никогда не… – она глубоко вздохнула, подняла на него глаза и договорила: – никогда ни с кем не встречалась. Ну, ты понимаешь…
«Почему?» – чуть не вырвалось у него от неожиданности. «Не твое лисье дело», – отрезвила Ника новая мысль, но, по всей видимости, выражение на морде было настолько идиотским, что Джуди наморщила носик и сказала:
– Ник, ты рот хоть закрой.
Ник захлопнул пасть, но, справившись с удивлением, тут же открыл снова:
– Эмм… Вообще-то это совсем неважно. У тебя же куча старших сестер и подружек, наверное. Они же что-то рассказывали? Девчонки вечно болтают о парнях, читают всякие книжечки, где мускулистый «он» и хрупкая «она»…
– Ник, ты и правда очень мало знаешь о кроликах, – похоже, что Джуди начинала терять терпение, по крайней мере, взгляд у нее сделался колючим и холодным, как снег в Тундра-тауне. – Но если ты настаиваешь, я тебе расскажу, как это у нас, крольчих, бывает. Короче, тебе пятнадцать, или шестнадцать, или семнадцать лет, и тебе улыбается парень на пару лет старше. Просто хороший парень. Ты знаешь его братьев, сестер, папу, маму и прочую родню, а все они знают тебя. Вы учитесь или учились в одной школе. Ваши морковные поля – по соседству. Вы идете есть мороженое или в кино, держитесь за лапки и целуетесь при встрече, на прощание и в кинотеатре на заднем ряду. А через какое-то время трахаетесь на заднем сидении в тачке его отца или старшего брата. Потом еще раз и еще раз. А потом – оп! – и ты беременна, потому что контрацептивы работают на кроликах как попало, а вернее – ни фига не работают. И тогда вы женитесь, а дальше выращиваете овощи и делаете новых крольчат. И перед сном ты читаешь не любовные романчики с полуголыми барсами и тиграми на обложках, а сборники рецептов и штуки типа «Дети: как не сойти с ума и начать радоваться». Вот и все. И если ты мне подскажешь, где тут есть место для всяких «кроличьих фишек», я непременно спрошу у Мэгги или Минни, когда кто-нибудь из них позвонит в следующий раз!
Уже к середине этого душераздирающего монолога Ник осознал, как глупо с его стороны было пугать Джуди будущим прозябанием в коробке под мостом: она точно видала штуки и пострашнее. По крайней мере, сам Ник Уайлд без колебаний предпочел бы коробку, да что там – один мост без коробки в Зверополисе кроличьей идиллии Малых норок.
– Хм. Звучит, конечно, ужасно, Морковка, – при всем сочувствии Джуди сдаваться он по-прежнему не собирался, – но место все-таки есть. Там, в машине. Ну, или немного до. Или немного после. Нужно же что-то придумать, чтобы она не заскучала и не послала лесом и полем.
– Ну и пошлет, – насмешливо фыркнула Джуди. – Будет встречаться не с Джоном, а с Грэгом, у которого ферма не справа, а слева от ее собственной. А посланный Джон тут же найдет себе еще кого-нибудь, не Мэри, так Джоанну. Разница не такая уж большая. Ник, нас, кроликов, очень много и найти пару не проблема: все точно знают, чего хотят, и знают, что получат в конце концов. Быстро и часто, как ты и говорил. Все просто. Так что считай, что это и есть та самая «фишка». Отлично работает, между прочим. Даже слишком.
– И поэтому ты ни с кем не встречалась? – усмехнулся Ник без всякой веселости.
– Ну да, – кивнула Джуди механически, думая о чем-то своем. – Стоило только начать – и прощай Полицейская академия и Зверополис, никуда потом не денешься...
– Понятно. Но теперь-то уже, наверное, можно?
– Теперь да, теперь уже можно, – все тем же ровным спокойным голосом ответила Джуди.
Ник глядел на город внизу – и не видел ничего, кроме режущих глаза ярких бессмысленных пятен. «До первого нормального кролика – все это вот: прогулки, фоточки, шутки и остальная фигня, – скребся в мысли тихий вкрадчивый и очень противный голосок. – А ты…» А Ник... Ник Уайлд всего лишь не слишком молодой, не слишком удачливый, очень глупый и смертельно уставший от всего этого лис.
– Но в Зверополисе найти себе пару будет куда сложнее, – каждое слово, которое он проталкивал через горло, как будто было утыкано иголками.
– Да? Почему это? – Джуди словно очнулась от своего оцепенения, и в глазах загорелось обычное любопытство. – Здесь столько зверей, возможностей!
– Именно поэтому и сложно. Слишком много всего, – Ник вновь уперся взглядом в разноцветный муравейник города. Говорить не хотелось, но слова позволяли заполнить время, дотянуть до тишины и одиночества. – Встретить кого-то подходящего в этой толпе, познакомиться, заинтересовать, удержать... А кроликов, кстати, тут не так уж много, так что…
– Кроликов? Причем здесь кролики? – в голосе Джуди звучало такое неподдельное изумление, что Ник не выдержал и перевел на нее взгляд.
– При том, что здесь не Норки с богатейшим выбором. Поэтому, Морковка, у тебя проблемы.
– Хм. Вообще-то, у меня нет никаких проблем с кроликами, – в сиреневых глазах заплескалось безудержное лукавое веселье. – Но у меня есть проблемы с одним сумасшедшим ревнивым лисом, который кусает меня за уши.
О том, что неплохо бы закрыть рот, Ник на этот раз кое-как вспомнил сам.
– Морковка, прости. Больше я так не буду, – по правде сказать, в этот момент он был готов пообещать что угодно, даже написать первый любовный роман для кроликов и издать его за свой счет.
– Конечно, не будешь, – согласилась Джуди. – Если ты еще раз сделаешь что-то такое в общественном месте, я сломаю тебе лапу, клянусь.
– Я понял, – мрачно кивнул Ник, уже слишком хорошо знавший, что у грозы преступного мира Джуди Хопс хватит и духа, и сил осуществить свою угрозу.
– Вот и славно, – она широко улыбнулась ему и тут же, поймав в лапку цветастый галстук, потянула на себя. Обхватила за шею, впившись пальчиками в густой жесткий мех, и выдохнула в рыжее ухо горячим, срывающимся шепотом:
– …А если не сделаешь, когда мы окажемся одни, я сломаю ее в трех местах.