Несмотря ни на что +4

Джен — в центре истории действие или сюжет, без упора на романтическую линию
GoShogun

Основные персонажи:
Кэти Джеймисон
Рейтинг:
NC-17
Жанры:
Ангст, Драма, Фантастика, Экшн (action)
Предупреждения:
Насилие
Размер:
Драббл, 3 страницы, 1 часть
Статус:
закончен

Эта работа была награждена за грамотность

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
По мотивам полнометражки "Страница во времени". Даже если все будет еще хуже, Кэти так просто не сдастся.

Посвящение:
Посвящается Зимней фэндомной битве!))

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
13 апреля 2016, 00:53
Толпа убивает страшно.
Поток одинаковолицых людей захлестывает человека в камуфляже, мелькают палки, вилы, тяпки, слышны жутко-мягкие удары, короткие вскрики, потом хрип — и остается только неподвижное тело в грязно-красных рваных тряпках.
Первым был Джейсон, он слишком щедро расходовал свой боезапас…
«Смотри» — говорили глаза Зверя. — «Они хотели тебя защитить — и потому погибли. Их кровь на тебе».

Принца тоже задавили массой — один человек с мечом не справится с толпой, это лишь в кино удается. На мгновение взметнулось вверх тело, насаженное на вилы и косы, безжизненно метнулась светловолосая голова — и исчезла. Только толпа еще клубилась вокруг, взмахивая руками и палками.

Мелькнул Скотт с двумя ножами в руках — и скрылся за темными силуэтами. Наверняка он перерезал столько глоток, до скольких сумел дотянуться, а прочего Кэти милосердно не увидела и не услышала.

Джерри и Блейд держались дольше всех. Самые предусмотрительные, они прикрывали друг друга, и боезапас у них был поосновательнее. Толпа накатывала на них трижды — и отступала в последний момент, когда автоматные пули рвали передние ряды наступавших в красные клочья. Тела их образовали подобие баррикады, которая кое-как прикрывала напарников.

А потом толпа разъярилась, и мелькавшие искривленные лица вовсе перестали походить на человеческие. Темнолицые повалили к двоим оставшимся, карабкаясь по мертвым телам и заслоняясь от пуль теми, кто шел впереди. Темные руки схватились за раскалившееся оружие, вырвали его. И начали бить, резать и рвать на части тех, кто посмел сопротивляться так долго.
Рычание Джеральдена перешло в вой, а затем в яростно-жалобный хрип. Руки нападавших были красны от крови. Потом толпа расступилась и темно-красные блестящие руки швырнули вперед несколько окровавленных, ободранных кусков, еще недавно бывших человеческими телами.

«Это твоя судьба. Она неизбежна», — сказали глаза Зверя.

-Пошел ты, — сказала Кэти вслух. Привстала, опираясь спиной на могильный камень, и выстрелила в него.

Что происходит, когда рассыпается в прах чудовище?
Ничего. Потому что твой кошмар уже совершился. Никуда не девшаяся толпа приближается и сжимается вокруг нее, как единое существо, глядя жадными глазами и протягивая руки…
Она неизбежна.

И Кэти вбивает бесполезный кольт в ближайший ухмыляющийся рот. Так, чтобы хрустнуло внутри и дуло вошло поглубже в череп. А затем выворачивает протянутую руку, ломая пальцы. И бьет в следующее лицо, метя в глаза.
Просто чтобы сопротивляться.
Несмотря ни на что.
Толпа наваливается, как груда камней и земли. Просто тяжестью, мешающей дышать, не дающей шевельнуться. Это уже не руки — это камни, валуны, обломки, впивающиеся в тело… Она бьется под этой лавиной, сражаясь за простой глоток воздуха. Приходит сырой могильный запах, словно из детства, когда провалилась в пустую могилу и не могла выбраться. Боль и удушье почти захлестывают, но она еще шевелится, еще пытается раздвинуть и оттолкнуть то, что наваливается, еще пытается приподнять голову…
В глазах бегут темные круги, тело вспыхивает болью здесь и там…
Один глоток воздуха.
Сердце бьется тяжело и редко, где-то под самым горлом.
И еще один.
И потом следующий.
Извиваясь, она ползет, обдирая о камни одежду и клочья собственной кожи. Ловя губами воздух, протискивается среди камней в какую-то нелепую, невозможно шкуродерную щель, цепляясь пальцами за каждый выступ.
Может быть, ее похоронили заживо.
Еще раз.
И тогда она выберется. Еще раз, если хватит сил.
А вдруг кто-то еще жив там, наверху?
Она не видит ничего, глаза заливает не то кровь, не то пот, но Кэти упрямо нашаривает следующий камень впереди. Подтягивается на кончиках пальцев, отталкиваясь кончиками пальцев ног. И по чуть-чуть проталкивая каждый вдох в стиснутую камнями грудную клетку.
И еще несколько сантиметров…

***

Блейд внезапно останавливается. Остальные, не оборачиваясь, спустились до конца лестницы —, а он стоял столбом.
-Идиоты, — выдыхает Блейд сквозь стиснутые зубы.
И все оборачиваются — тускло и недоуменно.
-Они все отключили, на что ты еще надеешься.. — мрачно говорит Джей.
-Я ни на что не надеюсь. Я просто иду назад. Мы ее бросили, уроды. В последний момент. — И Блейд торопится по ступенькам обратно.
Абихан догоняет его первым.
-Мы ничего не смогли сделать, — напоминает он.
-Да, не смогли, — огрызается врач. — Но у нее не пропал еще пульс. Пропадет в течение нескольких минут, как отключат приборы. А у нас не хватило терпения побыть с ней эти несколько минут! Болваны…
…В палате пустота. Все отключено, и экраны погасли, но то, что при жизни было Кэти, еще здесь. В одиночестве. Блейд деловито берет тонкое запястье — еще теплое, еще словно живое — и привычно, как учили, ищет пульс. Собственно, он рассчитывает его не найти и считает секунды.
На очередной счет пальцы улавливают крошечный толчок.
-Кажется, ты еще немного здесь, — хмыкает Блейд. — Прости нас, идиотов. Чуть не бросил тебя одну напоследок. И подождать-то недолго осталось. Я подожду.
Сзади шорох — остальные тоже возвращаются.
Изнутри приходит следующий толчок. Чуть раньше, чем Блейд ожидал.
***

Еще немного протиснуться. Отдохнуть. И еще чуть-чуть. Все болит. Но Кэти упрямая.
Чертова Зверюга.. Это ж надо было такое сказануть…
Нет, Кэти не чувствует вины. Только беспредельную ярость. И еще чуть-чуть надеется, что кто-то выжил там, наверху, хоть это и глупо. И она уже два раза сбивалась, считая свои ползки вверх, и снова начинала считать. И когда она опять прошептала «тридцать семь» — рука уперлась в камень. Толкнула изо всех сил.
Вывернула его, выскочив куда-то наружу.
И ощутила теплое пожатие.
-Живые…- всхлипнула она почти беззвучно. — Живые, придурки…

***

Блейд стоял столбом возле кровати, сжимая неподвижную руку. Абихан напротив него словно вцепился взглядом в лицо старого медика.
-Эй… — осторожно сказал Скотт, — парни, вы чего…
-Пульс.. — прохрипел Блейд. — Пульс учащается…
Рука Кэти вздрогнула в его руке. И крепко сжала.