Покрась розы в красный цвет

Гет
G
Завершён
32
автор
Пэйринг и персонажи:
Размер:
14 страниц, 1 часть
Эта работа была награждена за грамотность
Описание:
Когда отношения похожи на сказку. Но не на "Золушку" или "Спящую красавицу", а на абсурдную "Алису в Стране Чудес".
Посвящение:
Моей февральской Праге
Примечания автора:
Вдохновила цитата в эпиграфе, но имя героини внесло свои изменения в планы.
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
32 Нравится 14 Отзывы 0 В сборник Скачать

Часть 1

Настройки текста

Я, наверное, её не бросаю потому, что она не бросает меня. А это нелегко. Из меня «вторая половина» паршивая. Из неё тоже. Мы друг друга заслуживаем. Джон Грин. В поисках Аляски

***

      — … и я оказалась в Берлине. Зашла за угол — и уже в Риме. Я доходила до перекрёстка, сворачивала в любую сторону и оказывалась в другом городе. Какой-то жуткий и бесконечный трип. Я никак не могла остановиться, и мне было всё равно, куда идти.       — Теперь ты понимаешь, как я чувствую себя в туре.       — Полный отрыв от реальности. Я бы так не смогла. Постоянно вдали от дома, — она перевернулась на другой бок и устроилась так, чтобы смотреть на него. Тео сидел рядом, оперев локти на колени.       — Что тебя держит здесь? Квартира даже не обставлена толком, — он слегка наклонился вперёд, и солнце тёплой волной коснулось её лица.       — Я люблю балкон. И ванную. И то, что окно спальни выходит на шумную улицу. По воскресеньям мисс Льюис угощает меня своим фирменным печеньем. И ещё мне не нужно тратиться на такси, когда я возвращаюсь от тебя.       — А ты так часто бываешь у меня, — с едва заметной грустью в голосе ответил Тео.       — Значит, плохо приглашаешь.       Он лишь бросил укоризненный взгляд через плечо.       — Мне нужно идти. Встреча через час. Отпустишь?       — Как будто силой держу, — улыбнулась она. — Позавтракаем?       Тео повернулся к девушке и внимательно посмотрел. Под левым глазом у неё была размазана тушь, волосы растрёпаны, бретелька сорочки сползла, оголив плечо.       — Ты сейчас очаровательно выглядишь.       — Хочешь, всегда так буду ходить?       Она выбралась из-под одеяла и, набросив его на Хатчкрафта, вышла из комнаты.       Тео сделал глубокий вдох. После небольшого перерыва они возвращаются в тур. Страны и города снова начнут сменять друг друга калейдоскопом. От одной только мысли об этом перехватывало дыхание. За эти несколько дней он успел соскучиться по сцене. Ему уже не хватало криков, отдачи толпы и восторженных взглядов. У каждого своя ломка.       — Пока ты тут строишь из себя Роденовского мыслителя, я приготовила завтрак. Пошли уже, — Кэрол весенним ветром влетела в комнату. Всё такая же неумытая и лохматая.       — Ты хоть немного расстроишься, когда я уеду?       — Устрою вечеринку, позову стриптизёров. Буду смотреть на них, и грустить — всё как всегда.       — Может и мне так грустить?       Она задумчиво почесала коленку.       — Если ты хочешь грустить со стриптизёрами, у меня для тебя плохие новости, Хатчкрафт!

***

      — Поехали со мной в тур.       — Предлагаешь стать твоей групи? Как заманчиво! — Кэрол перелистывала вешалки в шкафу, выбирая, что надеть.       — Мне показалось тогда на заднем сидении кэба, ты была не против, — сказал Тео и закусил нижнюю губу.       — Черт, хватит напоминать мне о той ночи! До сих пор стыдно перед таксистом.       — Да брось, он и не такое видел.       — Меня твои ненормальные фанатки на части порвут.       — «Все мы тут ненормальные…». Надень то красное платье, — Тео кивнул на один из нарядов.       Кэрол согласилась с его выбором, несмотря на то, что это платье было самым неудобным из всего её гардероба.       Они пришли на вечеринку, устраиваемую известным музыкальным изданием. Тео приглашён как музыкант, Кэрол — сопровождение. В тусовке ходили слухи об этой паре, но они никак их не комментировали. Не соглашались, но и не опровергали. Совместных фотографий в сеть не выкладывали, на большой публике держались отстраненно. Каждый видел то, что хотел. Они даже между собой не обсуждали их отношения.       — Адама сегодня не будет?       — Нет, отсиживается дома. А что?       — Ничего, я рада. Я ему не нравлюсь, — хмыкнула Кэрол, поправляя причёску в холле клуба.       — Просто он побаивается девушек, которые пьют с ним наравне.       — А до тебя мне по-прежнему далеко.       В клубе они разделились. Тео нашёл свою компанию, а Кэрол встретилась с подругой. Иногда они пересекались у барной стойки. В этих коротких встречах Тео уговорил девушку после вечеринки пойти к нему. Когда они очередной раз заказывали виски и джин, к ним подскочил Джак.       — Тео, насчёт Коачеллы, кто еще поедет? Сколько мест бронировать? — он повернулся к девушке. — Ты с нами?       — Нет, ты что, если Кэрол возьмет отпуск мир рухнет. Какая там Коачелла! — Тео приобнял её за талию.       — Ну да, кому-то же нужно работать, — криво улыбнувшись, ответила она.       — Зря ты, конечно. Такая туса собирается! — причмокнул младший Хатчкрафт.       — Я потом с тобой поговорю, иди уже, — отмахнулся Тео.       Прихватив с собой несколько бокалов, Джак быстро скрылся в толпе.       — Коачелла зовёт, да? — ухмыльнулась девушка, сделав большой глоток джина.       — Ты же не против? — нахмурился Тео.       — Нет, конечно. Твоё дело.       Кэрол не стала ему напоминать о том, что в апреле она выбила себе десять дней отпуска, которые как раз попадали на дни фестиваля.       Она пыталась отвлечься от собственных мыслей на танцполе. Они давно собирались вместе съездить на море. И вот когда у неё наконец-то появилась возможность, всё срывается. Они часто проводили время раздельно, и обоих это устраивало, но сейчас Кэрол было так обидно.       Подруга растворилась где-то в чилаутах, и Кэрол разбавляла своё одиночество, как умела — очередным коктейлем. Она почувствовала присутствие Тео. Уловила парфюм, ощутила взгляд кожей. В дёрганом свете софитов смогла заметить, что он пьян, так же как и она.       — Пошли домой? — спросил как-то неуверенно, устало.       — Ну да, со мной же только домой ходить можно.       — Чего? — он скривился.       — Ничего, если хочешь, иди. Я ещё останусь.       Она повернулась к нему спиной. Очередной бит был намного интереснее разговора с ним. На танцполе было немноголюдно, и Кэрол не могла скрыться от него в толпе. Тео повернул её к себе и пытался что-то сказать. Она танцевала и улыбалась, делая вид, что не слышит его — хотела разозлить. Девушка ускользала из его рук, стоило ему приблизиться. Тео вернулся к барной стойке и просто стал ждать, когда Кэрол надоест так себя вести. Она же делала вид, что совсем не устала, хотя мечтала поскорее оказаться дома и скинуть эти чёртовы туфли и платье.       Кэрол продержалась так около часа. Когда она подошла к Тео, он почти спал на барной стойке, положив голову на скрещенные руки.       — Ты наконец-то устала? — пробубнил он. — Можем идти домой?       Она пожала плечами и, не дожидаясь Тео, пошла к выходу.       — Додо, мне кажется или ты обиделась? — спросил Тео, когда они вышли на улицу.       — Разве я могу?       Тео чувствовал напряжение и видел, как Кэрол избегает его взгляда и хмурит брови. Всё это выглядело немного по-детски, и ему сложно было сдержать улыбку. Девушка не сразу заметила, что Тео не воспринимает все всерьёз.       — Езжай куда хочешь. Хоть на ПМЖ в Америку, — она ускорила шаг.       — Подожди, ты действительно обиделась? — Тео снова улыбнулся.       — Да не обиделась я, пошли уже домой. Холодно, — Кэрол злилась из-за того, что Тео не помнил о её отпуске. Понимала, что это глупо, но не могла перестать.       Они остановились на очередном перекрёстке.       — Ну, не сказал я тебе ничего про эту грёбаную Коачеллу! Ну, хочешь, ударь меня, если тебе легче станет! Ты бы всё равно не поехала, к чему сейчас этот разговор?       Кэрол ничего не ответила. Придерживаясь за Тео, она сняла туфлю, размяла затёкшие пальцы.       — Может, когда-нибудь ты купишь себе не только красивые, но и удобные туфли?       — Когда состарюсь этим и займусь, — буркнула Кэрол.       Тео по-прежнему забавляла вся эта ситуация и он не видел здесь никакой проблемы или причины для обид.       — Ладно, я не хотел козырять этим, но ты сама напросилась.       Девушка хмуро покосилась на него.       — Я скажу тебе только одно, — Хатчкрафт выдержал разумную паузу и выдохнул: — Бирмингем.       Кэрол поморщилась и замедлила шаг.       — Напомнить тебе? — с нескрываемой издёвкой спросил он.       — Всё, я больше не обижаюсь.       Не обращая на неё внимания, Тео продолжил:       — Это был ненастный октябрь. Такого ливня давно не было на моей памяти. Всю дорогу из аэропорта я подгонял таксиста. На встречу я приехал вовремя. Ты ведь знаешь, как я не люблю опоздания?       Она кивнула.       — Не продолжай, давай забудем сегодняшний разговор? — Кэрол улыбнулась и попыталась поцеловать Тео в щеку. Он осторожно отстранился, но по-прежнему держал её за руку.       — Три дня, Кэрол! За три дня, в чёртовом Бирмингеме у тебя не нашлось времени, чтобы позвонить мне?       Девушка не любила вспоминать эту историю. Тогда они с Мэри-Энн сорвались в Бирмингем. Подруга взяла с собой Кэрол в качестве компании на концерт очередного её открытия. Но вместо одного вечера девушки зависли там на три, полных алкоголя и вечеринок, дня. Кэрол спустила все деньги, потеряла телефон и чуть не набила себе тату.       Тео выкроил пару дней в плотной концертной сетке. Планировал провести их исключительно с Кэрол. Из аэропорта он поехал сразу в ресторан, но её так и не дождался.       — Сколько раз ты будешь вспоминать ту историю? Я же извинилась.       Трудно было назвать извинениями сообщение, которое она прислала в ответ на десятки его пропущенных звонков, причём с опозданием в несколько дней. «В следующий раз возьму тебя с собой. Скучаю». Но сколько бы Тео не пытался, он не мог на неё злиться. Видимо, Адам прав — они слишком похожи.       Пара остановилась, в ожидании зелёного сигнала светофора. Кэрол поёжилась от холода. Ночь выдалась такой морозной.       — Ну, всё? Без обид? — Тео протянул кулак с оттопыренным мизинцем.       Она ответила на этот жест.       — Ладно, но пока ты будешь на Коачелле, мне придётся своим стриптизёрам сверхурочные платить.       Светофор несколько раз сменил зелёный свет, прежде чем они пошли. Пошатываясь и держась друг за друга, побрели к Тео домой. Полночи ещё слушали музыку, пытались приготовить яичный рулет, а потом едва не заснули в ванне.

***

      — Ты крадёшь все мои обеденные перерывы, — это должно было прозвучать как упрёк, но она улыбнулась.       — Мне просто не нравится твоя работа. Ты проводишь там слишком много времени.       — Твоя работа отнимает гораздо больше времени, но я же не жалуюсь, — она улыбнулась, но улыбка получилась грустной.       — Сегодня я хочу украсть и твой вечер. Готова прикоснуться к прекрасному?       — Ты про новую выставку в Тейте? — Кэрол чуть не подпрыгнула на стуле. Она схватила Тео за руку. — Да? Хатчкрафт хотел потянуть интригу, но Кэрол так сжала его ладонь, что передумал.       — Да, да, только руку мне не отрывай! Больно же!       Кэрол вскочила со своего места, чтобы поцеловать его. Она знала, что Тео не сможет пройти мимо. Они вместе каждую неделю ходили в музей или на выставку, которых в Лондоне проводилось масса. Адам за глаза даже звал Кэрол «музейная».       Девушка уже планировала, что наденет и пыталась вспомнить, кому из подруг она отдала свои замшевые туфли. Тео наблюдал за тем, как она задумчиво водит пальцами по ободку чашки. Ему нравилось, когда она была у него дома. Кэрол — единственная девушка, которая не пыталась обустроить в его квартире уют. Вместе со своей зубной щеткой она не принесла батальона всевозможных баночек с кремами и килограммами косметики. Она не обращала внимания на пустые бутылки, что иногда скапливались кучей на кухне. Её не волновало отсутствие вазочек, личных фотографий и прочей ерунды на его стеллажах. Просто у неё была такая же полупустая и чёрно-белая квартира.       Тео вернул её из мыслей:       — Твой чай остыл, и через пять минут ты опоздаешь на работу.       — Чёрт! — она засобиралась на выход. Взяла несколько кусочков ветчины, прожёвывая на ходу, накинула пальто и поцеловала Тео. — Побежала. Люблю.       «Люблю» вырвалось само. И это получилось так естественно, словно они вместе уже много лет. Кэрол поняла, что сказала, только когда вышла на улицу. С минуту она стояла на месте и перебирала в руке ключи от его квартиры. Тряхнув головой, словно отмахиваясь от собственных мыслей, она влилась в поток спешащих людей. «Вниз по кроличьей норе», — бессмысленно повторяла она сама себе всю дорогу до офиса.       После её ухода Тео остался сидеть с улыбкой на лице. С набитым ветчиной ртом, ему ещё никто не признавался в любви. Так случайно и так по-настоящему.

***

      С недавнего времени Кэрол разлюбила выходные. Она решительно не знала, чем себя занять. Вечеринки не привлекали своим шумным весельем. В музеях раздражали туристы, которых раньше она почему-то не замечала. На занятиях йоги её клонило в сон.       Этот выходной день стал таким же, как и предыдущие. Она провалялась в постели до обеда, и наконец-то заставила себя позвонить родителям и Мэри-Энн, от которой нотаций выслушала больше, чем от мамы. С вином и танцами занялась генеральной уборкой, навела порядок в шкафу и выбросила почти половину своего гардероба. Вечером она чувствовала усталость, но была довольна собой.       Кэрол уже лежала в постели, когда услышала какой-то шум за дверью. Неуверенные, шаги и грохот, словно что-то упало. Только вот в час ночи к пожилой соседке напротив никто не приходит, а она сама никого не ждала.       Она отложила книгу и на цыпочках дошла до коридора. Через несколько минут ей показалось, что кто-то дёрнул дверную ручку. Кэрол тут же вспомнила все фильмы ужасов, которые она когда-либо смотрела. Промелькнули самые страшные развязки сюжетов. Нужно взять что-то тяжелое, или острое, а лучше и то и другое сразу. Единственное, что она нашла в темном коридоре это плоскую расчёску без четырех зубчиков. Сжимая её в руках, словно нож, Кэрол медленно продвигалась к входной двери. Ручка больше не дергалась, но зато отчетливо слышался скрежет по двери. Когда-то в детстве у Кэрол был кот по имени Мистер. Вот он также скрёбся, когда возвращался с прогулок домой.       Девушка собралась с духом и не своим голосом произнесла:       — Кто там?       Ей никто не ответил. И снова стук в дверь. Она в который раз отругала себя за то, что никак не установит дверной глазок. Кэрол непонятно как уговорила себя открыть дверь. На удивление это не был грабитель или маньяк с топором. В тусклом свете одной лампы лестничная клетка выглядела жутковато, но девушка никого не увидела. И в момент, когда она облегченно выдохнула и опустила расчёску, её ноги кто-то коснулся. Она закричала.       — Да тихо ты, тихо. Это я.       — Твою мать, Хатчкрафт. Какого чёрта?!       — Кэрол, умоляю, не кричи! — Тео, цепляясь за девушку, поднялся на ноги.       — Я чуть не поседела! Ты больной? Позвонить нельзя было?       На крики выглянула соседка.       — У вас тут всё в порядке? Или мне вызвать полицию?       Она недовольно оглядела пару на лестничном пролёте. Парень словно после долгой попойки, помятый и весь мокрый от дождя. Его пальто было в грязных подтёках, а в руках он сжимал нечто, что раньше было шляпой.       — Простите, мисс Льюис. Не нужно полиции: он уже уходит. — Девушка бросила на Тео хмурый взгляд и метнулась к двери.       — В такую погоду? Деточка, смилуйся! Я даже своего Валета не выгуливала сегодня, — старушка округлила глаза и кивнула на Тео, — а этот выглядит похуже моего пенсионера!       Кэрол сомневалась и растерянно переводила взгляд то на Тео, то на мисс Льюис. При всей обиде и злости ей было жалко его. Он и, правда, кошмарно выглядел.       — Ладно, заходи, — тихо сказала она Хатчкрафту, и повернулась к соседке, — Простите ещё раз. Этого не повторится.       Неожиданно Тео подал голос:       — Мисс Льюис, вы чудо!       Кэрол быстро затолкала его в квартиру и пресекла попытку с его стороны поцеловать руку соседке.       Они оказались в тёмном коридоре, где всего несколько минут назад девушка готовилась к встрече с неизвестным. От Хатчкрафта несло виски и сигаретным дымом. Кэрол брезгливо отвернулась и прошла в комнату.       — И всё? Никаких вопросов и криков? — он последовал за ней вглубь квартиры.       Она, проигнорировав его, прошла на кухню.       — Додо…       — Не смей! Ты теперь не имеешь никакого права заваливаться сюда и звать меня так. Просто молчи.       — Ну, хоть посмотри на меня, — он подошёл сзади и попытался обнять. Она неловко высвободилась, оступилась и, спасаясь от падения, зацепилась за турку, которую только что поставила на плиту. Кофе был на плите, на полу, и на девушке.       — Почему ты всё портишь? — она не стала кричать, просто уже не было сил. — Зачем ты пришёл?       — Мне так плохо.       Он уселся прямо на пол около плиты в каких-то миллиметрах от лужи кофе.       — Ты никогда меня не простишь, да? Я столько раз тебе звонил. И звонил бы ещё столько же, но ты бы никогда не ответила. Пришлось напиться, чтобы прийти. Кэрол чувствовала, как к горлу поднимается противный ком. Ещё чуть-чуть и она сорвётся на истерику.       — Видеть тебя не могу. Мне физически от тебя плохо.       — Мне самому от себя плохо, — прошептал он и закрыл ладонями лицо, — Ты должна была узнать первой — я больше не «её» бойфренд.       Кэрол передёрнуло от одного упоминания.       — Ну, так беги скорее к «The Sun». Продай интим-фотки, купи яхту и свали в Америку.       — О, Кэрол вернулась! — он, пьяно смеясь, поднялся на ноги. — Может, пойдём уже в твою холодную спальню. Ты залечишь мои раны. Я соскучился.       Девушка не выдержала и влепила ему пощечину. Хатчкрафт неожиданно резво для его состояния схватил её за руки и притянул к себе.       — Ну, давай. Ещё раз, сильнее! Давай же! — Тео кричал ей прямо в лицо. Таким злым она его ещё не видела.       — Ударила бы, но противно даже смотреть на тебя.       В его глазах мелькнуло что-то похожее на отчаяние, и Тео отпустил девушку. Она вышла из кухни и через пару минут вернулась с полотенцем в руках.       — Помойся и ложись спать на диван. Завтра утром надеюсь тебя уже не увидеть.       Она понимала, что нельзя его отпускать — может наделать глупостей. И как бы противно ей сейчас не было, она позволит ему остаться.       Кэрол ворочалась в постели уже третий час. Шум воды в ванной давно стих. Она слышала, как щелкнул выключатель, и тихие шаги удалились в кухню. Она едва не вскрикнула, когда Тео лег рядом, подкрался так бесшумно. От него не пахло алкоголем, только свежестью зубной пасты и её травяным шампунем.       — Прости, я знаю, что ты не спишь.       Девушка молчала и просто смотрела в темноту открытого окна.       — Так даже лучше, не будешь перебивать меня, — он легко коснулся её руки. — Я не знаю, что на меня нашло. Просто потерял голову, а потом всё так закрутилось, запуталось. С «ней» всё закончилось, хотя там ничего и не было. «Она» поиграла — я поверил, как дурак. А теперь хочу попытаться всё вернуть.       Тео говорил тихо, и Кэрол казалось, что на улице даже машины перестали ездить.       — Ты не представляешь, какая «она» скучная! Сначала всё казалось другим, была такая эйфория. А последние месяцы я просто светился с «ней», там было всё почти по контракту. Кэрол, мне так не хватало тебя. Дай мне шанс вернуться, пожалуйста, — он губами коснулся её плеча и замолчал.       Она боялась дышать; боялась, что сорвётся на слёзы. У неё было столько вопросов, но ни один она не задаст ему. Она, как мазохист, вспоминала те фотографии, на которых Тео с «ней». Как они целуются, держатся за руки, натянуто улыбаются, глядя прямо в объективы.       Кэрол так боялась, что их с Тео отношения станут серьёзными, не хотела влюбляться и подпускать его близко. Как будто предчувствовала, что сказка не будет длиться вечно. «Она всегда давала себе хорошие советы, хоть следовала им нечасто». Так и не сказав ни слова, она уснула, а утром, как и хотела, не увидела Тео рядом.

***

      Тео в тот вечер рано ушёл с вечеринки. Вместо продолжения на афтепати он пошёл в бар. Выбрал случайный, третий по счёту от клуба, где он ещё не был. Привлекла вывеска с гравюрой Тенниела. «Просто следуй за Белым Кроликом», — сам себе прошептал Тео. Он сел за барную стойку, справа от которой висел красный неоновый крест. В его свете всё теряло свой истинный облик и цвет. Слева от Тео сидела девушка, подперев подбородок ладонью, она взглядом уткнулась в бокал. Что было в нём сложно определить, всё из-за того же красного креста.       Она листала меню, он пил виски.       — Никак не могу выбрать коктейль, с которым можно провести целый вечер, — незнакомка повернулась к Тео.       — Может у тебя завышенные критерии?       — Думаешь, пройтись по классике? — она кивнула на его бокал.       — Виски никогда не подведёт, — Тео пожал плечами.       — Может мне самой придумать коктейль? Кто-то же занимается этим, и я смогу.       С большим энтузиазмом она принялась командовать барменом. И видимо, она была здесь не в первый раз, так как она звала его по имени и в нетерпении подгоняла, щёлкая пальцами. Посетителей было немного и бармен, которого она звала Билль, взялся исполнять её замыслы. Тео тоже оказался вовлечённым в процесс создания и дегустации.      Потом они вместе придумывали самые ненормальные комбинации напитков. Некоторые варианты были действительно вкусными, но большинство — редкой гадостью. Они уже специально пытались создать самый отвратительный коктейль в мире.       Из бара они ушли вместе, за двадцать минут до закрытия. Кажется, для Билля это была самая долгая и выматывающая смена.       — Мне туда, — девушка кивнула куда-то в сторону, застёгивая пуговицы на пальто.       — Такси?       — Нет, тут идти минут пятнадцать.       — Тогда пошли, мне всё равно в ту сторону, — Тео надел свои перчатки.       — Сколько им лет? В них как будто воевали или работали на плантациях, — она брезгливо ткнула в них.       Тео на секунду даже обиделся. Поднял ладони, чтобы получше рассмотреть.       — Нормальные перчатки. Это же кожа!       — У тебя красивые пальцы, зря ты их прячешь, — она сказала это просто, без какого-либо кокетства или желания понравиться ему.       — Ты мне делаешь комплименты, а я даже не знаю, как тебя зовут.       — Кэрол.       — А полное имя Кэролайн?       — Нет, просто Кэрол. Родители шутят, что назвали меня в дань уважения Льюису Кэрроллу. Хорошо хоть не Элис или Додо, — ухмыльнулась она.       — Зато необычно. У меня нет знакомых по имени Додо. Можно я буду звать тебя так?       Кэрол серьёзно посмотрела на парня.       — Нет. Ни за что и никогда, иначе мне придётся убить тебя.       Тео поспешил сменить тему.       — Часто бываешь здесь?       — В этом баре? Нет, сегодня впервые. Вывеска с кроликом понравилась.       Несколько минут они шли в тишине. Тео не знал, что сказать, она тоже не особо проявляла интерес. Он иногда косился в её сторону, отмечая про себя детали. На скорую руку она заколола волосы, подняла воротник пальто.       — Вот мой дом, — Кэрол остановилась около одного из подъездов трехэтажного дома, выкрашенного в тёмно-синий цвет. Белые оконные рамы выделялись яркими полосками. Одно из них было открыто.       Тео осмотрелся, невольно запоминая это место. Как будто предчувствовал, что вернётся сюда ещё не раз.       — Знаешь, что не дает мне покоя уже пару дней?       Она отрицательно мотнула головой, ожидая услышать какую-нибудь романтическую ерунду.       — Неандертальцы пользовались зубочистками.       — Серьёзно?       — Представь, прошло уже несколько сотен тысяч лет, а мы по-прежнему пользуемся зубочистками! — он в каком-то странном детском восторге развёл руками.       — Отлично, теперь и я буду думать об этом!       Кэрол посмотрела на часы.       — Я бы пригласила тебя на кофе, но у меня его нет.       — Проситься на чай будет неприлично, да? — он улыбнулся. Кэрол ненадолго замялась.       — Если только под чаем, ты подразумеваешь именно чай.       — Я не пристаю к девушкам по понедельникам, тем более в пять утра.       — Интересные у тебя принципы, — девушка поднялась по лестнице, достала ключи. — Идем, только у меня беспорядок. Не удивляйся.       В то утро оба изменили своим принципам: она — пригласила в дом парня, с которым только что познакомилась; он — снял запреты на понедельники.

***

      Кэрол снова посмотрела на часы — самолёт Тео должен был уже взлететь. Нервно накручивая прядь волос на палец, она листала какой-то журнал. Она читала названия статей, смотрела на фотографии, но ничего не запоминала. Мысли её были далеко. Она никогда не провожала его в аэропорт, но в этот раз почему-то хотела. Даже заказала такси, но в последний момент отменила. Эта поездка на Коачеллу не давал ей покоя, и через пару дней предчувствие не обмануло её.       Ту недвусмысленную фотографию, на которой Тео с «ней» Кэрол увидела в интернете. Кто-то из доброжелателей прислал ссылку. Хватило нескольких секунд, чтобы этот снимок отпечатался в сознании. Она запомнила расцветку «её» платья; как он держит «её» за талию; «её» руки на шее Тео. Всё это было как маленькие инфаркты. Кэрол пробило ознобом, потом бросило в жар. Руки так замёрзли, что она не могла даже пошевелить пальцами. В шумном офисе она вдруг осталась одна — в тишине и вакууме.       Из коматозного состояния её вывел телефонный звонок. Это была Мэри-Энн. Кэрол смотрела на телефон, словно это что-то инородное, инопланетного происхождения и совершенно незнакомое ей. Она протянула руку, но так ничего не сделала — не ответила, не сбросила вызов, не перезвонила. До конца рабочего дня оставалась пара часов, и для Кэрол они прошли в полной прострации.       Вечером её в чувство приводила Мэри-Энн, с присущим ей энтузиазмом.       — Чертов Хатчкрафт, чтоб у него там отсохло всё! Что за козёл? Пусть только покажется мне на глаза!       Так с причитаниями и проклятиями она разбирала пакет с покупками. Кэрол, подперев голову, сидела за столом и наблюдала за подругой.       — Ты звонила ему? Сказала, что между вами всё кончено? — Мэри-Энн с такой силой ставила разные баночки на стол, что непонятно было, почему они не бьются.       — Ты ещё и кофе купила? — удивилась Кэрол.       — У тебя же вечно его нет. Чёрт, оливки забыла, — Мэри-Энн всплеснула руками. Она по-хозяйски сновала по шкафчикам, доставала посуду, подсовывала подруге продукты, чтобы та нарезала или разложила на тарелке.       — Так звонила ему или нет? — прожёвывая очередной бутерброд, спросила Мэри-Энн. Ради такого пришлось пожертвовать свиданием, которого ждала две недели, и своей диетой.       Кэрол покрутила в руках бокал, заворожено следя за кубиками льда. К еде она не притронулась.       — Никто никому не будет звонить.       Мэри-Энн возмутилась:       — Но ты должна, нельзя проглотить это! Он же бросил тебя, так подло, так…у меня даже слов нет, как! И ради кого?       — Вот именно, куда мне тягаться с «ней». — Кэрол опустошила бокал и снова потянулась к бутылке, — можно, я уже проглотила.       — И что ты будешь делать дальше? Утонешь в собственном море слёз?       — Ничего. Мир не рухнул от этой маленькой драмы. Переживу, — она говорила тихо и спокойно. Мэри-Энн от этого злилась ещё больше.       — Тогда будем выкуривать его из этой квартиры.       Она за руку потащила Кэрол в комнату и усадила её на кровать. Рывком открыла дверцу шкафа.       — Ничего не меняется. Всегда удивлялась твоей способности создавать хаос на любой, даже самой маленькой, площади.       Она перебирала вешалки, открывала ящики в поисках вещей Тео. Постепенно на полу собралась небольшая куча одежды.       — Это моя, — Кэрол подняла с пола чёрную рубашку.       Мэри-Энн вдруг остановилась и повернулась к девушке.       — Почему ты молчишь? Почему ты спокойна, как священная корова?       Она еле сдерживалась от того, чтобы как следует не встряхнуть Кэрол. Она сидела, поджав ноги, и смотрела куда-то в пол. Ни слёз, ни истерик, ничего! Мэри-Энн боялась именно такой реакции от неё. Боялась, что она закроется, точно устрица, и к ней будет не пробиться. Даже она не сможет.       — Я бы на твоём месте крушила бы квартиру, била посуду, плакала бы, в конце концов! Сделай хоть что-нибудь!       Кэрол, не поднимая головы, пожала плечами.       — Прости, что не оправдываю твоих ожиданий.       — Хотя бы помоги мне всё это выбросить, — Мэри-Энн пришлось отступить. Сейчас с Кэрол бесполезно разговаривать.       — Ладно, в ванной его зубная щётка и зубочистки.       Мэри-Энн переменилась в лице.       — Я сейчас такое… Эту щётку засуну, ох, держись! — она, бросив все, побежала в ванную.       — Его щётка с колпачком, — бросила вдогонку Кэрол.       Она уставилась на вещи, которые, словно кожа сброшенная змеёй, лежали на полу. Белая рубашка, пара футболок, носки, полотенце. Она бросила туда же дезодорант, книгу, которую он никак не мог дочитать, и ключи от его квартиры. Сейчас она не испытывала ненависти к нему. Ей было всё равно. Пугающая пустота внутри с каждой минутой разрасталась и поглощала.       Они сложили всё в пакет и вынесли на улицу. Как будто это как-то могло помочь сейчас. Кэрол уговорила подругу не сжигать пакет, может кому-нибудь из нуждающихся пригодится эта одежда. А вот убедить её ехать домой — не смогла. Мэри-Энн была уверена, что без неё Кэрол натворит глупостей. Они легли спать вместе, как и несколько лет назад, когда снимали крохотную квартиру с одним продавленным диваном.       — Мэри-Энн, — среди ночи Кэрол тронула её за плечо. — Эй.       Девушка открыла глаза и повернулась.       — Чего?       — Как мне теперь выбросить его из головы? Наведи и там порядок, пожалуйста.       Они больше не произнесли ни слова. Мэри-Энн обняла Кэрол, и до утра слушала её тихие всхлипы.

***

      — Ещё не весь запас алкоголя выпила?       Кэрол повернулась и проследила за тем, как рядом с ней сел Адам.       — Ещё не передумал свалить из этого бара?       — Как грубо, — он поморщился и заказал себе выпить.       Несколько минут они не произносили ни слова. Кэрол чувствовала себя некомфортно рядом с Адамом и, допив свой коктейль, засобиралась на выход.       — Нет, останься, пожалуйста. Я хочу поговорить, — Андерсон осторожно взял её за локоть, — больше никаких шуток. Обещаю.       Впервые он смотрел на неё без высокомерия, которое так раздражало Кэрол. Это был настоящий Адам, немного уставший и ссутулившийся.       — У вас с Тео всё?       — Всё плохо? Всё через задницу? Всё никак?       Он посмотрел на девушку, безмолвно прося обойтись без этого.       — Не знаю, а что у нас может быть?       — Глупо будет просить тебя дать ему второй шанс?       Кэрол удивленно вскинула брови.       — Я думала, у тебя политика невмешательства.       — Была до тех пор, пока вся эта ситуация не начала влиять на меня, — Адам сделал глоток виски и поджал губы. — Тео умеет делать вид, что у него всё хорошо, но я-то знаю. Кэрол молчала. Смотрела куда-то сквозь бармена, сквозь ряд бликующих бутылок за его спиной.       — Он дурак, конечно, но заслуживает второй шанс. Это было простым увлечением. Он не смог устоять перед «ней». Но любит он тебя, и ты знаешь это, ведь так?       — Несчастный Тео — жертва коварной искусительницы. А я должна сделать вид, что ничего не было и радоваться его возвращению? Мои чувства, как и раньше, никого не интересуют?       — Знаешь, почему я так относился к тебе?       — Я просто не нравлюсь тебе, — Кэрол пожала плечами.       — Вы с Тео похожи. Я боялся, что всё так и будет — он накосячит, ты не простишь, и начнётся бег по кругу. Не хотел привязываться к тебе.       Кэрол повернулась к нему и несколько минут молчала, рассматривая его точёный профиль.       — Будь ты на моём месте, ты бы смог простить?       — Мне и на своём месте хорошо.       Девушка в ответ только хмыкнула.       — Я всё сказал, теперь дело за тобой.       Адам встал, поправил рубашку, и добавил уже шёпотом:        — Птице Додо не дали второго шанса, и где она теперь?       Он оставил купюру на барной стойке и, надев шляпу, вышел из бара.       Мысли ворохом крутились возле Тео и этого странного разговора с Адамом. Всё настолько серьёзно, что даже Андерсону пришлось вмешаться? Это был лишь вопрос времени, когда Кэрол признается самой себе, что всё ещё любит Тео.       Она поднималась по лестнице, когда мисс Льюис вышла на площадку. Она позвала девушку несколько раз, прежде чем та её услышала.       — Кэрол, сегодня приходил твой полуночный…       Девушка перебила её.       — О, и вы туда же? Кэрол, прости его. Он такой хороший, такой несчастный. Дай ему ещё один шанс. Хватит строить из себя жертву, — она театрально закатила глаза.       Она говорила так быстро, что старушка никак не могла прервать её.       — Мисс Льюис, не надо меня уговаривать. Не хочу всё это слушать! В следующий раз передайте ему, что…       — Кэрол, в следующий раз ты передай ему, чтобы он сменил парфюм!       Девушка остановилась на полуслове и удивленно посмотрела на соседку.       — Чего?       — Он был тут несколько минут, стоял около твоей двери. Я вышла узнать, что ему нужно, а у меня чуть не случился приступ. Прошу тебя, скажи ему, чтобы не усердствовал так с этим ароматом. Это просто неприлично, в конце концов! — она взмахнула руками и театрально закрыла глаза.       — Я…я передам ему. Зачем он приходил?       — Не знаю, я так и не смогла спросить. Он, конечно, приятный молодой человек, но с одеколоном — перебор. И вот ещё, — она протянула девушке перчатку, — он очень спешил и обронил.       Мисс Льюис нахмурилась и, поправив воротничок своей блузки, скрылась за дверью. Краем глаза Кэрол успела заметить, что на комоде мисс Льюис лежит букет коротких красных роз.

***

      От «неё» у Тео было похмелье. В себя приходил долго и мучительно. Мучительное осознание того, что всё было постановкой. Причём со стороны такой очевидной, а он был лишь выгодной декорацией. Андерсон пытался предостеречь, вправить мозги, но Тео не слушал, не хотел. Потом было уже поздно бежать. Посыпал голову пеплом, всё больше погружаясь в эту игру.       После той дождливой ночи они с Кэрол не виделись. Тео наблюдал за ней издалека — проверял страницы в соц.сетях, хотя она была не особо активна там; искал её в толпе на вечеринках и выставках. Ему не хватало её все эти месяцы, но в то же время он с головой погрузился в работу. Когда не можешь разобраться в личной жизни, находишь спасение в работе. Боялся возвращаться и смотреть на последствия своих же поступков. Зато наконец-то разобрался в себе. Нашёл счастье в изгнании?       Тео звонил Кэрол, она не отвечала. Это было своеобразным ритуалом для каждого. Лишь однажды она случайно ответила. Тео даже растерялся и начал говорить какие-то глупости. Она молчала, но слушала. И тогда ему показалось, что лёд тронулся.       Очередной понедельник выдался тяжёлым, и Кэрол хотелось выпить и отключить мозг ото всех мыслей. Тем вечером она позволила себе несколько бокалов вина и лёгкий флирт с барменом.       Кэрол вышла из бара, сделала глубокий вдох. Пахло битумом, жареной картошкой и парфюмом. Впервые за долгое время у неё было по-настоящему хорошее настроение, хотелось даже пританцовывать. Только вот новые туфли так натерли ноги, что о танцах не могло быть и речи. Оставалось только поймать такси. Девушка подошла к краю тротуара и достала телефон.       — Додо?       Она почувствовала, как внутри всё оборвалось. Захотелось ущипнуть себя за руку, чтобы скорее проснуться. Она обернулась.       — Привет, Кэрол.       Держа руки в карманах пальто, Тео стоял в трёх метрах от неё. В свете мигающей вывески его лицо было сначала красным, потом синим и слепящим белым.       — И что дальше? — девушка наконец-то нашла, что сказать.       — Не знаю, просто захотел увидеть тебя.       — Следил за мной?       — Лондон иногда бывает таким тесным, — Тео пожал плечами и подошёл ближе.       — Ты ждёшь, что я кинусь тебе на шею в слезах?       — Было бы неплохо, — он улыбнулся.       Кэрол же было не до улыбок. Она быстро застегнула пальто, подняла воротник и замоталась шарфом.       — Увидел? Счастлив? Могу идти?       Тео подошёл ещё ближе.       — Как у тебя дела?       — Минуту назад всё было прекрасно, — она отдёрнула руку. — Мне пора.       — Я бы выпил чаю.       — Там за углом Старбакс, — она поспешила развернуться и уйти. Теперь не до такси. Забыла о боли и готова была бежать отсюда, хоть босиком.       — Кэрол, ну подожди, — Тео догнал её и встал напротив, преградив путь. — Сколько раз ещё мне нужно попросить прощения? Мне написать своё признание на небе самолетом? Или засыпать тебя цветами? Что мне сделать?       — Мне твои извинения не нужны. Всё, отпусти, — она держалась из последних сил. Тео не отпускал, пытался ухватить за руку, заглянуть в глаза. Потянулся к её лицу, взял за подбородок. Она в ловушке — посмотрела на него, закусив губу.       — Отпусти, — жалобно, без железа в голосе.       Приблизился ещё ближе, в каких-то миллиметрах от её губ прошептал:       — Только если хочешь.       Кэрол закрыла глаза и уже была готова сдаться — поплыла от его присутствия, запаха, голоса. Ведь так и не смогла отпустить. Непонятно из каких глубин подсознания возникла в памяти фотография, где он целует «её» — та самая, первая. Кэрол дёрнулась так неожиданно, что Тео отступил. Он уже поверил в свою победу. Она смотрела на него таким взглядом, что ему стало не по себе. Как будто впервые он понял, сколько боли причинил ей. Самому от себя стало противно. Как она жила все эти месяцы? Как держалась? Не сказав ни слова, она ушла. Тео устало потёр глаза и замер, почувствовав ее парфюм на своих ладонях. Телепортация в прошлое, где они с ней были счастливы.

***

      Кэрол снова посмотрела на часы. Последний рабочий день перед отпуском тянулся целую вечность. Ещё до обеда она передала свои дела коллеге, навела порядок в бумагах и на столе. Со скуки она даже полила незабудки, которые давно чахли на подоконнике. Кэрол не знала, чем ещё заняться, чтобы убить время. Настроение улучшилось после напоминания авиакомпании о скором вылете. Ещё несколько минут ушло на проверку соц.сетей. В новости вникать не хотелось, ведь мыслями она давно уже была не здесь. Наконец, после нескольких выпитых чашек кофе и разговора «ни о чем» с коллегами, рабочий день подошёл к концу.       Через пару часов она сидела в самолёте, и ей самой казалось, что целый день в офисе был просто неприятным миражом. Как будто всё, что произошло с ней за последний год, было неприятным миражом.       Калейдоскоп разноцветных и чёрно-белых картинок с её участием проносился перед глазами, вызывая головную боль. Кэрол пыталась отворачиваться, отмахиваться, но с каждой секундой их было всё больше. Она бессильно вскрикнула и от этого проснулась.       Девушка быстро моргала и осматривалась по сторонам, словно боясь того, что кошмар стал реальностью. Но впереди было только море сверкающее в предзакатном солнце. Терраса прибрежного кафе заметно опустела, и вместо шума посетителей, теперь слышался шум волн. От морского бриза зябли плечи.       В проход между столиками Кэрол скинула неудобные босоножки, и заказала у официанта бутылку виски и два пледа. Вместе с заказом он оставил на её столике красную розу на короткой ножке и записку. Она прочитала её и улыбнулась.

Ещё работа этого автора

Ещё по фэндому "Hurts"

Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты