Пьянка +4

Джен — в центре истории действие или сюжет, без упора на романтическую линию
GoShogun

Основные персонажи:
принц Абихан, Скотт Каттер
Рейтинг:
PG-13
Жанры:
Юмор
Размер:
Миди, 23 страницы, 1 часть
Статус:
закончен

Эта работа была награждена за грамотность

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
Два врага волею обстоятельств выпивают вместе, жалуясь друг другу на жизнь... Вопрос в том, чем это закончится.

Посвящение:
Посвящается прекрасному сообществу "Макрон-1 и К" на дайри

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
13 апреля 2016, 01:18
Скотт Картер и раньше очень не любил дорогие рестораны.

Сначала – за недосягаемость. Ему, пацану из Бронкса, нечего делать было в таких местах, куда положено являться шикарно одетым и с кучей денег в кармане.

Потом деньги появились, но афишировать их не стоило. И снова рестораны были символом того, что он здесь никто и звать никак. Туда ходили те, кто имел право – точнее те, чьи денежки выглядели заработанными честно. При желании Картер мог сказать несколько слов об особенностях честного зарабатывания состояний… Некоторое время Волк Бронкса даже был озабочен проблемой перевода своих денег на легальное положение. Была некое время такая дурацкая мечта – явиться в один из тех ресторанов, на которые глазел еще подростком, шикарно одетым, подъехав на дорогой машине… небрежно сделать заказ…

Редкостная дурь, которую рисуют таким полуголодным мальчишкам. Чтобы горбатились прилежнее на заработках. Или воровали поусерднее. И не думали, например, о пилотировании аэрокосмических кораблей.

А он, хоть тресни, останется посетителем забегаловок. И гамбургер на вкус ему приятнее устрицы. Дрянь, кстати, редкостная, устрицы эти.

Зато теперь он пилот, и пилот классный.

Жаль только, что литературный талант пока невелик… такую книгу обо всем этом можно бы написать…

Правда, сейчас ее хрен издашь.

А с девушкой своей, он, пожалуй, сходит, когда подвернется возможность, в кафе-мороженое. Спокойнее и гораздо безопаснее.

Размышлял на такие поучительные темы Скотт именно что идя вдоль витрин дорогих ресторанов. Или не витрин, а как там эти стекла будут называться… Был он собой весьма доволен: во-первых, повидался, наконец, с Шейлой, правда, исключительно по делам, но как раз успел назначить следующее свидание. Во-вторых, получил он нее важную информацию. С редкостным нахальством организация «ГРИП» приспособила для своих нужд один из действующих американских военных заводов, выпуская себе скилотронов на денежки налогоплательщиков. Основным действующим лицом был никто иной, как владелец Нью-йоркского банка мистер Шейк…

С этим следовало срочно что-то делать, а вот что - будет думать доктор. Мозги у дока для думанья приспособлены получше скоттовых, который их чуть не вывихнул, пытаясь решить, как угробить такой завод и не заработать обвинение в терроризме и наезд родной штатовской армии во всей ее грации бегемота в посудной лавке.

А впереди была еще одна важная встреча… Черт дернул осведомителя из «ГРИПа» назначить ее в этом дорогом квартале!! Он, Скотт, здесь как ворона среди павлинов, небось, заметен на километр. Правда, забегаловка, выбранная агентом, не из понтовых, но ее отыскать еще надо среди этого роскошества… Вот он и отыскивал, глазея сквозь огромные, безукоризненно прозрачные стекла в освещенные приглушенным светом разнообразные залы, и притворяясь праздным гулякой, единственная мечта которого – в эти залы попасть.

В результате одинокий посетитель очередного зала, сидевший у самого окна и меланхолично глазевший то в пространство, то в бутылку, привлек к себе скоттово внимание. Ресторан, похоже, был из самых-самых: два охранника на входе, какой-то особо благородно-мягкий свет (спать же захочется!!), вся из себя изящная деревянная мебель в прихотливых изгибах и завитках, может быть, и старинная. Даже рамы в огромных окнах – и те резные-деревянные.

А единственный на весь зал блондинистый посетитель… блин, откуда я его знаю, подумал Картер… сидит, изящно подперев голову и с бла-ародной грустью тянет вино… или коньяк?.. стоимостью, пожалуй, стремящийся к автомобилю за бутылку. И нисколько этому не рад. Что лишний раз доказывало выстраданную Скоттом теорию о бесполезности дорогих ресторанов – в глобальном, по крайней мере, смысле. Для жизни вообще и для привнесения в нее радости в частности.

Затем Скотт посетителя узнал, и по его спине пробежало хорошее стадо мурашек, громко топоча холодными ногами. За дорогой бутылкой скучал, рассеянно изучая любопытного зеваку, непосредственный противник, красавчик принц Абихан, только одет он был в очень цивильный темный костюм.

«Вот зачем им нужна эта идиотская форма с плащами! Снять ее – и тебя родной враг не опознает… сходу…»

Исполненный тихой надежды, что его собственная маскировка, включавшая в себя усы, подействовала, и его все-таки не узнали, Картер медленно, нога за ногу, пополз от опасного места. Его догнали и положили руку на плечо.

-Наш уважаемый посетитель, - дипломатично сказал безукоризненно одетый служащий с габаритами чемпиона по борьбе, - настойчиво приглашает вас выпить с ним.

-Э, - пилот Макрона небрежно махнул рукой, демонстрируя полное благодушие, - я уже свою норму выпил на сегодня. Передайте мою благодарность.

-Наш уважаемый посетитель, - с легким нажимом повторил служащий, - не из тех людей, которым отказывают.

-Ой, да ну, - «Помирать, так с музыкой..», - отказать можно любому.

-Все-таки я вам советую принять приглашение.

Из-за спины «чемпиона» выступили две одинаковые фигуры в шляпах и плащах с поднятыми воротниками. Оставшаяся щель блеснула стеклом и светлым металлом. Скилотроны. А начать пальбу, с тоской подумал Скотт – значит, разоблачить себя окончательно, да еще с публичным скандалом… Если успеет достать оружие. Что лучше: скандалом дать знать о своем попадалове – или все же попробовать отболтаться??

Почти наобум Скотт выбрал второе. А вдруг его все же не узнали?

Все той же походкой, вперевалочку, он прошел за «чемпионом» в коричнево-бежевый зал и плюхнулся за красивый стол на красивый стул. Стул протестующе скрипнул, служащий, удаляясь, поглядел с укоризной. Скилотроны остались торчать у дверей. Даже, пожалуй, за пределами слышимости, учитывая негромкую классическую музыку в зале.

-С кем имею честь? – спектакль надо было продолжать до провала или до победного.

-Да бросьте, Картер, - небрежно сказал Абихан каким-то странным тоном и налил из своей бутылки в невесть откуда взявшийся на столе второй бокал. – Я вас даже не допрашиваю. И даже ни о чем пока не спросил. Я всего лишь…- рука дрогнула, несколько капель упали из переполненного бокала на темно-янтарную поверхность стола, - …приглашаю вас выпить.

Провал. С треском, слышным одному лишь Скотту. Твою мать! Может, из бластера в него шарахнуть, с тоской подумал пилот, взял бокал и отхлебнул.

Это был коньяк. Нет, не так: это был Коньяк!!

Огненная жидкость переливчатого вкуса мягко обволокла горло и заструилась внутрь.

-О! Вы оценили. – Принц кивнул удовлетворенно и отпил глоток из своего. – Хотя вряд ли способны оценить всю тонкость вкуса.

-Круто! – сказал основательно сбитый с толку пилот. – Да где уж нам, страдальцам виски и кока-колы! Но круто. Слушай, я что, такой хороший собутыльник??

-Мне сейчас почти наплевать, - сообщил вражеский генерал – основательно выпивший, как, наконец, доперло до Скотта. – Худшим собутыльником, чем мои коллеги, быть сложно. Если очень постараетесь – возможно, у вас получится. Но тогда я разочаруюсь. Больно. А сейчас у вас есть несколько несомненных достоинств.

Скотт насторожился – комплименты от принца Абихана никому ничего хорошего обычно не сулили.

-Во-первых и в главных, - принц сделал многозначительную паузу, - вы враг. Что делает ситуацию чрезвычайно забавной саму по себе. Во-вторых, вас можно удивить. Жаль, вы не видели себя со стороны, когда пробовали коньяк. Это веселее, чем пытаться объяснить тонкости вкуса двум не просто чурбанам… двум пресыщенным богатым чурбанам.

Здесь его высочество с тоской посмотрел куда-то в угол. Там мгновенно материализовался официант и посмотрел выжидательно, но, не получив никаких указаний, испарился обратно.

-И в-третьих – вы, хотя бы, мой ровесник. Еще один несомненный плюс, Картер. Ибо нет хуже дурака, чем старый дурень…

-Согласен!

Скотт ощутил себя влипшим определенно, но не окончательно. Определенность подзуживала выпить еще. Вдобавок, замаячила надежда, что все как-нибудь обойдется… Да и коньяк был обалденный. Машину за такое он бы, безусловно, не отдал, но треть зарплаты – когда у него она была – несомненно. Разочек - можно. Небось, и принц подобное себе не каждый день позволяет…

-Тогда я пью за нас, молодых, - провозгласил Скотт. Подумал и добавил зачем-то: - Идиотов…

-Несомненно, - согласился его выпившее высочество, опустошая свой бокал и немедленно наполняя его снова. В таком состоянии он все упорнее напоминал Скотту персонажа из какого-то фильма, не то книжки. Который жил в старину, дрался на шпагах, тоже много пил и красиво философствовал в пьяном виде.

-Мы несомненные и безусловные идиоты, - повторил принц мрачно, обращаясь скорее, к бутылке. – Вы – потому что влипли в безнадежное дело. Не ту стороны выбрали, мой американский собутыльник. Я – потому что оказался на стороне победителей, от которых меня тошнит.

-Ничего подобного, - возмутился Скотт, - вы еще не выиграли!

-Это неважно, ваше положение все равно почти безнадежно. Знаю, знаю, надежды, секреты, трансформация частицы… (Тут пилот припал к бокалу, чтобы не дать челюсти со стуком приземлиться на стол) … это все бесплотно, надежды и фантазии. Реальность такова, что все против вас. Мне будет очень вас не хватать – это было весело.

-Оно уже почти два года безнадежно, - возразил Картер сварливо и налил себе по-новой.

-Рано или поздно все закончится, американец. И не в вашу пользу…

-Да ну!

-Кстати, о пользе – выпивка тоже заканчивается.

Принц взмахнул рукой – официант бесшумно проскользил из дальнего угла к столу. Положительно, официанты, как чиновники – отдельный подвид рода человеческого, даже двигаются не по-людски.

-Что будете пить, сударь? – осведомился Абихан очень официально и подозрительно отстраненным голосом. – Хотите русский коньяк «Кутузов»? Выдержка более тридцати лет. Или… возможно, стоит попробовать что-то покрепче?

-Есть скотч «Новое Оледенение» исключительной чистоты. Четырнадцать лет, - уведомил официант.

-А вина?

-Вино я уже пил, - ответил Абихан надменно. – Традиция предписывает повышать градусность напитка, а не понижать. А я уважаю традицию. Принесите ваш скотч… и коньяк моему гостю. Он только начал.

По Скоттовой спине опять пробежались стада мурашек – последняя фраза прозвучала весьма зловеще. Но голова уже затуманилась – еще бы, на пустой желудок, да после двух лет сухого закона на борту «Макрон-базы», когда баночка пива, перехваченная в какой-то тихий период в магазинчике глухой русской деревни, вспоминается с нежностью… На отвыкший организм алкоголь подействовал усиленно, и Картер, который «только начал», догонял собутыльника неотвратимо и быстро. А принц, как понимал влипший пилот, поставил себе цель напиться в дым и делал это эстетно, давно и основательно.

Подали скотч и коньяк в причудливой бутылке. Эта поистине восхитительная жидкость была слегка другого оттенка и вкуса, чем предыдущая, но тонкость различия Картер, действительно, не уловил. Принц тоже попробовал коньяк, охаял его изящно. Скотт обиделся и выступил в защиту.

-Различия вкусов, - закончил он почему-то, - не должны мешать застолью!

-Равно как и различия взглядов и сторон, - согласился Абихан. Из его стакана скотч исчезал как-то очень незаметно, но быстро.

-А различия сторон мешают гораздо чаще! Во-первых, у нас сухой закон на борту!

-Брр, какой кошмар.

-Во-вторых, - продолжил Скотт победно, - различия делают практически невозможной встречу этих сторон для нормального застолья. Впрочем, ты меня так напугал со своими коллегами.. небось, оно и к лучшему.

-Кому как, - отозвался принц совсем уж похоронным тоном. – Я не отказался бы пригласить на ужин одну прекрасную рыжую даму – вместо того, чтобы сражаться с ней. Впрочем, увы, она все равно не согласится…

Путем изрядного напряга мозгов и с привлечением дедуктивного метода Скотт таки сообразил, что речь идет о Кэти. От удивления даже слегка протрезвел, правда, ровно до следующего бокала. Ему вдруг показалось, что по цвету коньяк темноват, и пилот развел его скотчем. Официант в углу только скривился на такое варварство, но Картер благополучно это зрелище пропустил, всецело поглощенный процессом смакования и мышления.

-Кэти? – Наконец переспросил он. – Пригласить на ужин Кэти? Ты это серьезно?

-Увы, - горестно согласился его высочество, - серьёзнее некуда. В этом-то и проблема.

-Ну давай я передмам… то есть, передам… приглашение.

-Ты??

-А что? У меня своя девушка есть! Мешать тебе не собираюсь.

-О, она все равно не согласится…

-Это еще почему? – заинтересовался Скотт.

-Я не так давно убил ее бывшего любовника, - сказал принц со вздохом и печально опустил голову. Картер подавился очередным глотком, закашлялся громко.

-Ты что, псих? Хотя… - рассудил цинично бывший гангстер Волк Бронкса - …ну грохнул и грохнул, он же бывший! Так что какие проблемы?

Подождав, когда официант заменит пустые бутылки на полные, Абихан продолжал:

-Да, но оказалось, она его все еще любит… Должен сказать, это была редкостная тварь, мелкая, жадная, продажная и недурная собой. Весьма погибельное сочетание для молоденьких девушек… Бедняжка так и осталась в неведении, что он шпионил за ней для французской полиции.

-Чего? – удивился Скотт. – Такого и вовсе давно пора было за ноги да в воду!!

-Выплыло. – Сообщил принц с сожалением и выпил следующий стакан скотча залпом. – Был бы знаком с мисс Джемисон раньше – утопил бы еще тогда. Своими руками.

На этих словах он сжал тонкими пальцами свой стакан, тот хрустнул и развалился. Вздрогнув, Скотт весьма отчетливо представил себе, как эти пальцы сжимаются на чьем-то горле. Обошлось только одним повреждением – глубокой царапиной, которую тут же замотали салфеткой и забыли о ней.

Материализовался официант, подал новый стакан, испарился. Нет, это все же какие-то нелюди, и секрет телепортации они открыли раньше Бриджера…

-Но главное не в этом. Главное в том, что я таки идиот. - Принц мотнул головой, с видимым усилием сфокусировал на собеседнике взгляд и продолжал. – И я сделал это у нее на глазах.

-…твою мать!

-Перебъешься, гангстер.

-На хрена???

-Так получилось… - высочество рассеянно повел рукой в пространстве. Возможно, пытаясь найти свою розу. Под сапогом Скотта было что-то мягкое и маленькое, наверное, искомый цветок. – Я придерживал его, как осведомителя… и когда Кэти попыталась его отыскать, использовал как приманку. А любовник… о, любовник с радостью продал ее нам. С потрохами.

-Можно я тебя пристрелю? – спросил Скотт тоскливо. – Сволочь ты, твое высочество…

-Сволочь, – отозвался Абихан голосом совершенно стеклянным. – Стрелять не надо, я еще не закончил…

-Утром ты об этом пожалеешь!

-Что, правда? Ну, это будет потом…

-Погоди, чем все закончилось? Кэти-то у нас!!

-У вас, разумеется. Потому что ее убивать я не хотел. Мы же только познакомились… будь все проклято, в таких омерзительных обстоятельствах…

-В каких?? – Картера раздирало любопытство, просто когтями.

-Когда этот мерзавец торговался за нее со мной.

-Б…ь! – сказал непосредственный Скотт.

-Именно. Правда, девушку хотел оставить себе. Это было самое противное…

-А что тогда продавал??

-Сведения о «Макроне». Он накачал девушку снотворным и сывороткой правды. И записал сказанное…

Пауза.

-Правильно ты его…

-Да, я очень разозлился.И тут она вошла…И принялась защищать эту дрянь, даже после того, как я ей объяснил, кто он есть. Пришлось его убить. Нет бы подождать… или успеть раньше… Короче, я круглый идиот.

-Других тебе что ли, мало… - бросил резко и раздраженно Картер, которому вдруг стало обидно - чего этот франт цепляется к их подруге? – Рыжих много – ну, поищи себе другую девушку…

-Поищи себе другую журналистку, - отпарировал принц автоматически, и Скотта бросило в жар.

-Ты откуда???…

-Это моя работа, гангстер.

-Только тронь ее!

-Брюнетки не в моем вкусе.

Поискав, чем бы таким подкусить собутыльника, Скотт съязвил:

-Вот уж не думал, что принцам так проблематично найти себе девушку по вкусу!

Обхватив голову руками и опершись на локти, Абихан уставился в стол и отозвался печально из-за прядей своей длинной гривы:

-У принцев не бывает девушек. У них бывают шлюхи, придворные дамы, жены и враги. А у генералов ГРИПа – тем более.

-Тогда тебя дважды угораздило, - злорадно сказал Скотт.

Уже не слыша его, Абихан продолжал:

-А придворные дамы – это худшая разновидность шлюх, потому что им даже рот деньгами не заткнешь. Должно быть, их отбирают по длине языка как профессиональному признаку… А когда я принимаю очередную девицу, то играю в угадайку – кому она будет продавать информацию, Блэйду или финансисту Шейку… хотя до сих пор не понимаю, зачем им такие интимные сведения о моей скромной персоне? Они что, воображают, что после стажировки при дворе покойного дядюшки я способен распустить язык в постели? Ах да, Шейк не в курсе. Ну, может, они извращенцы… Зеленому болвану все равно, он, как это ни смешно, женат. Нет уж, увольте… да, потенциальные жены от шлюх отличаются мало, только продают себя дороже.

Остаются враги… Прекрасные рыжие враги, мечтающие отстрелить мне голову при встрече.

После таких слов, сказанных безумно тоскливым тоном, пилот «Макрона» обнаружил в себе бездну сочувствия и милосердия.

-Да, парень, тебя трижды угораздило… - Подперев кулаком щеку, Скотт плавал в коньячно-скотчевых парАх и размышлял. – Хочешь, я за тебя замолвлю словечко?

-Думаешь, это подействует, гангстер?

-Я уж года два не гангстер! Откуда я знаю! Не попробуешь – не узнаешь, верно?

-Согласен…

-А вообще… нет, ну правда, что ты зацепился? Подумаешь – принц! Места надо знать, где с приличными девушками знакомятся! И масссс… кироваться. Совсем глупый – сообщать, что ты принц?

-Гм, интересная мысль…

-Угу, когда я признавался на дискотеке, что Волк Бронкса – такие сразу дуры набегали…красивые… впрочем, мне тогда дуры и были нужны, с ними трахаться проще.

-Фи, гангстер…

-Отцепись! Так вот! Спорим, что я за какой-то час тебя познакомлю с приличной девушкой? Даже рыжей? Скажем, что ты… к примеру, художник.

-Только не это!!

-Ну что ты вскинулся? Пусть будет… секретарь. Или этот… кто там ты в «ГРИПе»? О! Программист.

-Какой из меня программист!? – обалдел его высочество, которого Скотт вытащил из-за стола и решительно потянул к дверям. – Я, вообще-то, занимаюсь разведкой!

-Да блин, ты что, себе простенькую специальность на две-три тыщи баксов сочинить не можешь??

-Откуда мне знать, что можно делать за такие деньги???

-Лопух, - определил Скотт. – Учить тебя еще и учить.

-Ик..куда ты меня тащишь?

-В библиотеку! – объявил пилот. – С приличными девушками надо знакомиться в библиотеке!

-Секунду…

Высочество накинул на плечи темный цивильный же плащ в тон костюму и величественно двинулся к выходу, небрежно приказав слугам ждать его возвращения. На хоровой механический вяк «Но, ва…» отрезал: «Молчать и исполнять, что приказано!» Железные солдаты заткнулись, как выключенные. Картер предусмотрительно прихватил со стола бутылку скотча и стакан, предположив, что принц из горла пить не будет.

Однако, на улице было совсем темно…

-Гангстер, ты уверен, что библиотеки еще работают? – даже Абихан усомнился в успехе предприятия.

-Фигня вопрос, пойдем к ближайшей и проверим! – провозгласил Скотт, ощущая себя Волком Бронкса на маршруте. – Я в этом поганом городе знаю все!!

Вопреки туману в голове, на ногах Картер держался прекрасно, только вот поверхность с высоты роста виделась какой-то… далековатой. Но, видимо, натренированный организм пилота прекрасно держал курс на любой высоте. Абихана чуточку шатало, но и он справлялся отлично, в том числе за счет внезапного прилива энтузиазма. А может, тоже был пилотом? Только, наверное, похуже… ах да, он же выпил больше…

Собутыльники прошлись обратно вдоль той самой улицы ресторанов и вырулили в парк. Внезапно решив, что устали, присели на скамью возле пруда и по-братски распили оставшееся в бутылке, любуясь электрическими огнями вокруг парковых сумерек. Здесь на принца накатила волна вдохновения и он, размахивая стаканом, прочел сонет, посвященный рыжим кудрям. Икнув от избытка чувств, Скотт попытался ответить чем-то адекватным, но вспомнил только одно свое юношеское творение, рожденное искренним обалдением от размера бюста и задницы случайной знакомой. Лицо ее из памяти стерлось, но вот выдающиеся формы бледно-шоколадного цвета нарисовались быстро…

Первый литературный опыт Скотта собутыльник категорически не оценил.

-Фи, гангстер, - сказал принц, сидевший теперь на ограде прудика, - как это вульгарно. Я вас, конечно, понимаю, но воспевать прелести дамы в таких выражениях…

-Я тогда других не знал!!

-Это не извиняет!! Ведь с тех пор ваш лексикон значительно расширился, полагаю??

-Я перешел на прозу!

-Ну есть же белый стих…

-Это как??

Принц устроился поудобнее на своем насесте и пояснил:

-Достаточно соблюдать только ритм и приблизительную длину строчки, а рифмы необязательны. Как правило, когда ритм пойман, он ведет дальше сам, и текст складывается почти без усилий… полно, гангстер, разве в ваших школах не изучали «Песнь о Гайавате»??

-Не помню… - горестно сознался американец, безуспешно пытаясь перетряхнуть залежи школьных знаний.

-И ты еще собираешься что-то писать?? Не зная такую вещь? «И, как лилия в долине, расцвела ее Венона…» Гангстер, ты что, ходил в библиотеку исключительно знакомиться с девушками??

Картер залился краской до ушей, и пробормотал под нос что-то вроде «примерно так, а тебе-то что??». В ответ принц обидно захохотал, раскачиваясь на ограде, но в пруд, вопреки всем надеждам, не свалился.

-Это же отличная тема!



В той библиотеке

Вовсе книг не вижу я –

Лишь девичий лик!, –



продекламировал он. Видимо, это тоже был стих, только странный.



Вспомнив, что в школьный период в библиотеках высматривались даже не столько лики, сколько другие части девичьего тела, Скотт покраснел еще сильнее и даже смутно заподозрил, что и впрямь нечто в этой жизни упустил. Идея «белого стиха», в котором необязательна рифма, его зацепила глубоко.

-А таким стихом, который «белый», действительно можно писать поэмы? – погруженный в свои мысли, переспросил он.

-Ну и кто здесь лопух, позвольте вас спросить?? – едко заметил его злопамятное высочество. – Кому я только что упомянул «Песнь о Гайавате?»

-Это ж… блин… песня…

-Гангстер, ты меня доконаешь!! – страдальчески скривился Абихан, словно Скотт ему в душу плюнул. - Это эпическая поэма!!

-А что такое «эпическая»…?

«Я правда такой дурак, или просто забыл…?»



В ответ принц тяжелешенько вздохнул и начал декламировать. Постепенно вдохновение нарастало, он размахивал руками, чтение становилось все более выразительным – пилот воспринимал не все, но слушал, развесив уши и невольно наслаждаясь отдаленно знакомым (не иначе, слышанным-таки на уроке) ритмом. Никогда в его присутствии так вдохновенно не читали стихи, и впервые до пилота Картера дошло – эти штуки предназначены все ж не только для терзаний школьных, но и для… для чего-то поинтереснее.



…В легких перьях, в халцедоне,

Понеслась стрела-певунья

В тот момент, как Меджисогвон

Поднимал тяжелый камень,

И вонзилась прямо в темя,

В корни длинных кос вонзилась.

И споткнулся, зашатался

Меджисогвон, словно буйвол,

Да, как буйвол, пораженный

На лугу, покрытом снегом.



Вслед за первою стрелою

Полетела и вторая,

Понеслась быстрее первой,

Поразила глубже первой;

И колени чародея,

Как тростник, затрепетали,

Как тростник, под ним согнулись.



А последняя взвилася

Легче всех - и Меджисогвон

Увидал перед собою

Очи огненные смерти,

Услыхал из мрака голос,

Голос Погока призывный.

Без дыхания, без жизни

Пал могучий Меджисогвон

На песок пред Гайаватой.





Прервавшись на полустроке, вдохновенный чтец поник головой.

-Ты даже не поймешь этой красоты, гангстер! Все вы, американцы, похожи, все не желаете знать, что было до вас и кто был перед вами… даже творения собственных поэтов… Вы забыли прошлое, американец, и у вас больше нет будущего, кроме ГРИПа, будь он неладен…

Ох-хохонюшки… опять мысли вырулили на жизню тяжелую…

-А ведь я должен, пожалуй, тебя убить, - сказал хмуро Скотт, пытаясь вспомнить, что он делал до того, как начал пить с этим аристократом.

-Разве? – принц в удивлении поднял на собутыльника красивые глаза без тени мысли.

-Ну, мы враги или нет?

-Нет, гангстер, мы давно уже коллеги…

-Не понял!!

-Ты – всего лишь американский грабитель, гангстер, но чем я лучше тебя? Но кой черт нужен мой тонкий вкус и мое понимание этой красоты, что нас окружает… (окружала их темнота парка с желтыми вкраплениями фонарей, а над деревьями поднимались освещенные громады небоскребов делового центра, и даже Скотт не торопился бы называть это «красотой», но, может, принцу виднее?) …если я такой же банальный гангстер, как и ты? Только и разницы, что я не граблю прохожих с ножом в переулке…

-Да я уж сто лет никого не грабил!!

-…а не скрываясь, прихожу к ним в роскошные дома со списком грехов и иногда вежливо прошу поделиться… или помочь… Или направляю других… И кто из нас счастливее, если даже тебя любит твоя болтливая журналистка… а меня прекраснейшая из пилотов готова убить на месте? Кстати, ты меня убивать-то будешь? – вдруг деловито осведомился он.

-Я??

-А кто?? – поразился Абихан и, наконец, слетел с ограды, только не в пруд, вот досада, а на дорожку. Все-то, блин, ему везет… Не пытаясь встать, он печально прислонился к столбику, пытаясь поймать ускользающую мысль. – Но кто-то же только что собирался меня убивать… а я сильно пожалею, если доживу до утра…

-Кто это сказал? – грозно вопросил Картер, воздвигаясь над скамейкой. – Я ему морду набью!!

-Зачем?

-Не дам собутыльника убивать… сам тебя прибью, если что, а другим не дам… Вставай.

-Не хочу, гангстер. Мне грустно, - принц вытянул длинные ноги поперек дорожки. Свет фонаря отразился в начищенных ботинках.

-Вставай! Мы же собирались в библиотеку!

-Они закрыты…

-Значит, скоро откроются!

-Да что ты там забыл??? – возмущался Абихан, когда Скотт пытался поднять его за шкирку и даже небезуспешно, но при этом едва не вытряхнул из пиджака. - Осторожнее, глупец!

-От глупца слышу, - отрезал Картер, волоча за собой шатающегося красавчика. – Я тебя обещал с девушкой познакомить!

-С к..какой? – удивился тот. Наконец-то у любителя поэзии начал заплетаться язык!

-С рыжей!

-Кэти красивее…

-Проверим! Вот найдем рыжую девушку и проверим!

Направляясь к выходу из парка с целеустремленностью борзой, взявшей след, Скотт слышал, как держащийся в кильватере принц бормочет возражения, все более невнятные и все более вежливые, периодически сбиваясь на «вы». Чутье бывшего Волка Бронкса не подвело – на выходе обнаружилась круглосуточная забегаловка, довольно бедная, но чистенькая. И с выпивкой. По-восточному чернявый хозяин снисходительно кивнул Картеру, но прифигел, узрев выступившего из-за широкой Скоттовой спины принца в небрежно накинутом плаще.

-Ну и куда ты ммменя прривел?? – вопросил он ужасно надменно. Тут под ноги Абихану коварно подвернулся стул, и аристократ вынужденно приземлился на него. Проделай пилот такой фокус сам, пластмассовый ширпотреб, пожалуй, развалился бы, но под худощавым принцем только жалобно пискнул и скрежетнул ножками по полу. – Уж точно не в библиотеку!

-Мы здесь подождем, когда они откроются, - терпеливо разъяснил Скотт.

-Отлично, - снисходительный кивок, - согласен. Официант!

Тут выяснилось, что хозяин простенького заведения умеет проделывать фокусы с пространством не хуже служащих давешнего ресторана: он почти столь же стремительно материализовался возле принцева столика и выдал подобострастное «чего изволите»?

-Выпить, милейший, - неопределенно велел Абихан. - Что вы можете мне сегодня предложить?

От такой свободы выбора хозяин слегка растерялся, и Скотт отлично знал, почему – весь его годами проверенный ассортимент составляли пиво, виски и содовая.

-Виски! – разрешил Картер недоумение хозяина. - Или что там у вас есть покрепче?

Вдруг владелец забегаловки просиял и сообщил, что есть настоящая «рашен водка»! Специально для дорогих гостей! Только на днях привезенная из России!

-Водка? Что такое «водка»? – в тоскливом недоумении спросил принц, который внимательно следил за дверью, не иначе, как ожидая обещанных рыжих девушек.

-Это как скотч, только еще лучше! – оптимистически пообещал пилот «Макрона». Получив холодную поллитровую бутылку с наклейкой в сине-белых тонах и какой-то анонимный овощной маринад в качестве закуски (от вида которого Абихана брезгливо передернуло), он разлил напиток по стаканам и провозгласил тост, материализовавшийся в памяти по ассоциации с водкой:

-За прекрасных дам!!

Унылое лицо его высочества резко прояснилось, он с энтузиазмом согласился и, подражая Скотту, лихо опрокинул стакан.

Дальнейшее тонуло в алкогольном тумане. Через некоторое время инстинкт потребовал от пилота Картера домой и спать. А чувство единения с приятным собутыльником – позаботиться о нем. Принц лежал головой на столе и твердил, что путь назад для него закрыт, и дома на этой проклятой планете для него нет. Скотт отстаивал две версии одновременно: «где нам рады, там и дом» и «где вещи бросил, там и жилье». Вот он, Скотт, бросил вещи в дешевой молодежной гостинице, значит его дом теперь там. А рады ему будут на родной базе, значит, его дом и там тоже. На это принц замогильным голосом отвечал, что его там будут рады прибить, да и коллеги в штаб-квартире скорее удавятся, чем ему порадуются, поэтому дома у него нет. А вот вещей даже слишком много, они лежат в разных местах, значит, не считается. Вот Скотту, наверное, хорошо, потому что у него почти ничего нету… И ничего в том хорошего, возмущался Картер, одна смена белья и кошелек – это как-то маловато для нормальной жизни! Кошелька у Абихана не было, что характерно. И вообще у него с собой ничего не было, кроме того, что надето. После чего Скотт окончательно признал принца товарищем по несчастью и решил его приютить.

Расплачиваться пришлось, кажется, ему. Так как при виде золотистой кредитной карточки, небрежно извлеченной принцем из кармана плаща вместо кошелька, владелец забегаловки резко побледнел и предложил «принять все в подарок». Возможно, впрочем, выпивка так «подарком» и осталась. Скотт довольно осознанно сгреб собеседника со стола и начал убеждать пройти еще немного. Тот печально огрызался и требовал такси, но среагировал на утверждения, что такой зверь здесь не водится, а ищется снаружи.

Кажется, потом они ловили на улице мобиль. Абихан пытался разглядеть на нью-йоркском небе звезды и жаловался, как ему их не хватает. Затем таксист не хотел их везти – и вдруг резко согласился. Промелькнул знакомый холл гостиницы, и на этом Скотт успокоился, окончательно отключившись.



Первым утренним ощущением было неудобство от жесткой поверхности, на коей он возлежал. Впрочем, некоторое время организм пилота Картера не протестовал, так как было довольно тепло и уютно. Точнее, кто-то теплый присутствовал рядом, свернувшись клубком, и согревал. Или сам о Скотта грелся??

«И таки что ж это было?» - лениво подумал он, обнимая это теплое покрепче. «Девушка? Я что, где-то девицу подцепил? По старой памяти… Вот блин, давно так не нажирался…»

Неосторожная мысль вкупе с неосторожным движением – попыткой рассмотреть, что ж такое он к себе привел – вызвали волну неизбежной головной боли. Вырвался протестующий скулеж. Зато удалось разлепить оба глаза и использовать их по назначению.. Не то, чтобы совсем успешно, правда.

Зрение показывало глюки. Во-первых, потолок казался безбожно низким. Во-вторых, давно должен быть день, а света совсем мало. В-третьих, рядом оказалась, судя по недлинной золотистой гриве, блондинка. Учитывая, что к ним Скотт был, в общем, равнодушен, это лишний раз подчеркивало грандиозность пьянки – надраться до блондинок…

Приятной неожиданностью было отсутствие во рту гадостного вкуса – вечного спутника скоттовых попоек. Но головной боли это нисколько не умеряло.

-Мама моя-ааа… - простонал Картер, стараясь не шевелить головой лишний раз, - роди меня обра-атно…

Поежившись под покрывалом… какое-то оно тонкое и странной формы, отметил машинально пилот несообразность… блондинка свернулась поплотнее, попытавшись, в свою очередь, приобнять источник тепла.

«Шейла!!!» – осенила Скотта страшная мысль. - «Я должен был встречаться с Шейлой!!! Нет, я с ней встретился!!! Но что случилось потом, что я подцепил себе на ночь девицу? Неужели мы поругались??»

Гипотеза показалась весьма правдоподобной. Чтобы надраться с перерывом в биографии во время военных действий, нужен повод как минимум калибра «ссора с любимой». Но какая же он свинья… поругался и ушел ловить других баб…

И что скажет доктор Шагал, который наверняка уже забеспокоился?? Скотт должен был вернуться в условленное место еще рано утром…

«Не буду пока с ними связываться», - трусливо подумал он, потрогав во внутреннем кармане комм. «Все равно уже опоздал. Приду в себя, выгоню девицу, умоюсь, чтобы рожей попойку не выдавать. Вспомню, что произошло. Встретился я с агентом, или нет? О! – осенила его вполне здравая для похмельной головы мысль. – Я напился с ним! Поругался с Шейлой, пошел на вторую встречу, как раз в ресторан… и нажрался с агентом. Может, даже для конспирации».

Душа пилота поуспокоилась, чего нельзя было сказать о совести. Эта вреднючина продолжала кусаться. Шейла, бедная, расстраивается, а ты, гад такой, лежишь тут в обнимку с блондинкой!! С первой попавшейся блондинкой, с которой пошел утешаться!! Ну не кобелина ли ты???

-…! – сказал Скотт вслух. Но ведь он даже не помнит, что у него с этой девицей было!! Может, это не считается, попытался утихомирить он взбудораженную совесть. Я, кстати, даже в штанах, она, вон, в рубашке… И вообще, костлявая какая-то и плоская…

Нифига не подействовало. Зато всплыло любопытство. Он не мог вспомнить даже фэйса случайной подружки или ее форм. Ну не терзаться же совестью зря?? Поскольку повернуть голову было страшно (опять заболит зверски, пока же только тихо и привычно гудит), а из нынешнего положения был виден только фрагмент головы и шевелюра, Скотт, недолго думая, протянул под покрывалом руку и ощупал свою ночную добычу.

От ужаса, перекрывшего даже стыд за измену Шейле, его прошиб ледяной пот.

Парень!! Мать твою за ногу, плоско, как доска! Парень!!!

А в следующий момень бравый пилот офигел еще больше, нащупав под мышкой неизвестного кобуру.

-Я что, - жалобно простонал он, - уже и до блондинов нажрался??!!
И тут, для усугубления кошмара, неизвестный заерзал, поднял голову и мутными несчастными глазами уставился на Картера.

Второй раз в жизни неверующий Волк Бронкса помянул создателя, прося не допустить, потому что смотрел в упор на точеное лицо принца Абихана.

Мысль о том, что он этой ночью возлюбил вражеского генерала, была самой ужасной за последние несколько лет. Затем мысль эта не вынесла своей чудовищности, жалобно крякнула и рухнула с треском, а в глубине похмельного Скоттова сознания продрал-таки глаза здравый смысл. «Кретин! – сказал здравый смысл суровым голосом. – Сколько бы ты ни пил, еще психованным тинейджером, на парней не бросался никогда. Даже если предлагали. Сие блюдо не про нас. Ты лучше подумай, какого хрена с ним нажрался и где оказался. Может, вы вообще на базе ГРИПа??»

Вот это был бы ужас так ужас.

А тем временем точеное лицо прояснилось слегка, сквозь похмельный туман на нем нарисовалось некое осознание действительности – и вспыхнула ярость!

Удар, нацеленный Скотту в глаз, вышел чуть скользящим, исключительно по причине похмелья. Представители враждующих сторон синхронно дернулись в стороны и вскочили, дружно треснувшись обо что-то головами!

Вот и разрешилась проблема странного потолка вместе с подозрительной темнотой. Опрокинутый стол отлетел в угол, вокруг был несомненный и знакомый номер дешевой гостиницы, а на ковре лежал элегантный плащ, укрывшись которым, двое мирно провели под тем самым столом остаток ночи и начало дня. В стороне валялся столь же элегантный темный пиджак.

Одетые и помятые враги сидели, одинаково держась за головы: после бурной ночи удар по голове – не лучший способ приведения в чувство. Та гудит, как колокол, переливая боль из одного участка черепа в другой. По лицу Абихана разливался, к тому же, коварный зеленый оттенок.

И бластер, который принц вытащил из кобуры, наводиться на цель категорически отказывался.

Против воли Картер ему немного посочувствовал, поскольку почитал себя более привычным как к попойкам, так и к последствиям оных. Типа просыпания в постели хрен знает с кем… Правда, обычно хрен знает кто все ж противоположного пола, но вокруг иногда бывает такой пейзаж или такое общество – шоковая терапия отдыхает…

Вот-вот, и реакцию первого аристократа ГРИП на шоковую терапию от матушки-судьбы ему, Скотту, предстоит сейчас проверить на своей шкуре.

-Ты…б-блин…это… - сказал пилот и выпутал из кармана собственное оружие, - не размахивай тут, стену продырявишь, а мне объясняйся потом… Если уж мы вместе пили и пьяными друг друга не убили, может, и похмельными не стоит?

-Какого дьявола мы спали рядом на ковре?? - Вопросил в тихом бешенстве Абихан, наведя-таки бластер непослушной рукой.

-Может, после попойки ноги уже не носили? – Почему-то Скотт решил, что отвечать вопросом на вопрос наиболее безопасно. Вдруг того одолел тот же страх, что и Картера? Тогда произносить слово «кровать», до которой они наверняка просто не дошли, сейчас не стоит. А то, чего доброго, выстрелит. Небось, принцев здравый смысл еще не очухался…

Тем временем кое-какие подробности вчерашней попойки начали в памяти проявляться. Ой-ой…

-А какого дьявола мы вообще пили вместе?? – что-то набор проклятий у аристократа довольно однообразен…

-Так ты ж меня сам пить затащил!!! – крик души Скотта Картера легким эхом отразился от стен. – Скилотронам своим приказал!!! Пригласите, дескать, ко мне этого, вежливо!!

Абихан застонал и уронил оружие.

-Га-ангстер, не ори, застрелю-у…

-Двадцать литров холодной воды на больную голову.

-Что?? – слабым голосом произнес его высочество.

-Голову, говорю, под душ сунь! – повторил громким шепотом Скотт. – Вот там дверь в ванную! Эхх… все самому приходится делать.

Убрав пистолет, он с кряхтением поднялся и за шкирку поставил принца на ноги – со смутным ощущением, что делает это не в первый раз. Тут же ему под ребра больно ткнулся чужой ствол.

-Иди в пень, - сообщил мрачно Скотт. – Я тоже в себя прийти хочу, ну и тебя заодно полечим. Блин, никакой благодарности… Убери пушку, замочишь зря… оружие.

Ствол исчез.

Двое страдальцев в обнимку проковыляли в ванную. При виде этого маленького помещения с ужасно неудобно расположенными раковиной и душевой кабинкой принца перекосило в очередной раз. Скотт запустил душ, сунул Абихана головой под холодную струю, с садистским удовольствием услыхав жалобный вопль, и отвернулся к раковине. Немного помедитировал над ней, решил, что его все же не тошнит, и просто умылся. Воспоминания показали, что внутрь заливалось на редкость качественное спиртное – видимо, поэтому. Хотя, кажется, залакировали они это русской водкой...

Кажется, высочество таки стошнило, а может и нет – за шумом воды не разобрать. Случись это в комнате, аристократик бы его непременно шлепнул, как свидетеля столь скверного и постыдного зрелища. Так что благодеяние – оно иногда ну очень для здоровья благодетеля полезно, думал Скотт, обливаясь пригоршнями прохладной воды.

Затем его затылок окатило ледяной. Он заорал, дернулся, чувствуя, как ползут за шиворот пронзительные струйки, и набил шишку о керамическую подзеркальную полочку. Выкрикнул одно непечатное слово.

-Спасибо, это выражение я уже знаю, - сообщили сзади.

У взъерошенного принца белая рубашка промокла наполовину, с длинных волос капало, но лицо приняло нормальный цвет и даже приблизительно нормальное выражение. То есть надменное.

-Это и есть блин, благодарность?? – растерянно спросил Скотт, которого такая ребяческая подлянка безмерно удивила.

-Нет, это я так, для душевного равновесия. – Абихан коснулся воды под краном, прочувствовал разницу температур, вздохнул и добавил: - Ну и восстановления справедливости.

Пришлось заткнуться.

-И что такое мы пили последним??? – спросил Абихан с отвращением.

-Русскую водку.

-В этой дыре есть хотя бы одно полотенце?

-У тебя за спиной.

-Что будем делать?

-В смысле? Ты это, учти, я в похмелье так быстро думать не умею!

Взлохмаченный полотенцем его высочество тщетно пытался промокнуть на себе рубашку.

-Долг… знаешь, есть и такое слово… требует тебя прибить на месте или арестовать. Лучше первое, ты нам, в общем-то, совершенно не нужен…

Скотт сориентировался на этот раз быстрее и бластер держал твердо. В тесной ванной дуло почти упиралось врагу в живот.

-А лично мне, - продолжал Абихан с легким раздражением, не совсем понятно, на что направленным, - больше всего хочется выставить тебя отсюда в шею, сударь мой гангстер. Ибо видеть тебя сейчас не хочу ни живым, ни мертвым… а живым ты сам уйдешь, и труп прятать не придется…

-Ты гонишь, - понял макроновец. - Ой, большое, блин, спасибо… Дай обсохнуть, высочество. И полотенце отдай. Между прочим, это мой номер!

-Кроме того, - продолжал ехидно принц, монополизировав полотенце, - наличие интересного трупа в данном месте повлечет нежелательные вопросы от коллег…

-Ну, слабо сказать по-человечески??

-Предлагаю мирно разойтись. Вижу в этом наилучший способ сохранить лицо.

-Свое?

-Прежде всего, разумеется.

-Прибить бы тебя… - замерзший Скотт в остервенении посмотрел на полотенце, принц отдал добычу с усмешкой.

-Не советую, пилот.

-Ага, уже пилот!!!

-Я вызвал своих скилотронов, пока они стоят в холле, но если что..

-Когда успел??

-Сам подумай.

-За комнату, - предупредил Картер мрачно – расплатишься ты!!!

-Кстати, о расплате…

-Во-во, о ней. Кто-то, помнится, хотел, чтобы я за него еще словечко нашей девушке замолвил…

-Только надежда на это, - очень мягко сказал принц, ухитрившийся сделаться величественным даже в мокро-мятом виде, - мешает мне испортить жизнь и здоровье одной симпатичной журналистке со склонностью совать нос в наши дела… - Тут он словно впервые заметил бластер. – А если я сейчас умру, это немедленно сделает Блэйд. Который давно спрашивает, почему я с ней тяну и не ликвидирую попросту помеху…

-Пат, твою мать. - Скотт воткнул оружие в кобуру и, наконец, вытерся.

Вышел обратно в комнату. Мысль о паре скилотронов в холле нервировала, но не слишком. Пристрелить их всегда успеет. У железок почему-то упорно скверная реакция.

Абихан опередил его и теперь расположился в единственном кресле, любовно обирая соринки с пиджака. Плащ, видимо, был признан безнадежным? Так и остался валяться на полу...

-Брюки отряхни, - заметил злорадно макроновец, - кто-то, помнится, на земле сидел…

-После здешнего ковра мне ничто не страшно. Интересно, что тебе еще помнится… столь компрометирующего?

-Никак у тебя перерыв в биографии побольше моего, а?

-Не исключено, американец… я ведь, вероятно, начал раньше.

-А зачем я это буду тебе говорить?

-Ну, допустим, как собутыльник собутыльнику… Поверь, мне вовсе не хочется вытягивать из тебя каждое слово шантажом. Достаточно противно, не считая того, что чудовищно лень.

-Хе-хе… в последнее верю больше всего. Лады… - Размышляя, какие возможности это предоставляет, пилот плюхнулся на кровать. – Значит, сперва мы пили в ресторане. Блин, не зря я рестораны всегда не любил, вон как влетел… Ты мне жаловался на то, как тебя не любят некоторые рыжие девушки…

Косой взгляд заставил его воздержаться от дальнейших подробностей.

-Потом мы пошли гулять. Сидели в парке и пили. Ты мне какие-то стихи читал… чуть ли не свои собственные. И какую-то роскошную поэму!

-Какая напрасная трата сил, - меланхолично кивнул его высочество.

Это было не откомментировано, но запомнено, причем с обидой. Ну подожди…

-Затем нас понесло дальше и мы зашли в какую-то забегаловку, где нам предложили водки. Учитывая, что в таких водятся только пиво с виски, нам еще повезло.

-Сомневаюсь…

-Ну и сколько-то там посидев и напугав хозяина, мы вконец укушались и отправились сюда. Причем, когда поймали такси, и водитель не хотел нас пьяных везти, ты ему бластером пригрозил. И не заплатил.

-Что??!!

-А что? – невинно переспросил Скотт. – Еще и скилотронов натравить обещал, в случае претензий. На таксопарк. Так что полицию он звать, скорее всего, не стал, не боись.

Вопреки опасениям, принц поверил и стал мрачен, как туча. Отчего Скотт тихо возрадовался, ощутив себя отомщенным за стихи.

-Ну а потом я тут проснулся и долго соображал, где я и с кем столько выпил… Знаешь, КАК ты меня, блин, напугал???

-Подозреваю… - был задумчивый ответ.

Вот здесь Картеру и впрямь захотелось выговориться.

-Угу, подумал, что привел девицу, и испугался, что сказать моей девушке… Увидел парня, сперва перетрусил, потом успокоился – я на парней даже в молодости не бросался, когда еще не так зажигали… А потом узнал тебя и чуть не рехнулся. Думал – все, прощай, крыша… Да и я тебя, кажись, напугал нехило.

-Не без того, - согласился принц, усмехаясь. Придирчиво осмотрел последний раз пиджак и накинул его на плечи, пренебрегая сырой рубашкой. – Поскольку в первый момент я вообще ничего не помнил и не понял…

-И нефиг было бластером тыкать!

-Ну знаешь, если бы мы не были одеты, я бы тебя сразу застрелил, без вопросов, просто на всякий случай, - отозвался язвительно Абихан. Тут свои обязанности вспомнили мурашки: Скотт представил выражение лица высочества после пробуждения, поверил что да, застрелил бы, и поежился.

-Я, пожалуй, с тобой больше пить не стану, - объявил он. – И вообще, я пошел. А то начнут искать с радаром, по пеленгу, с «Макстара»…

-Вот как? А я считаю, ты собутыльник неплохой. Только в следующий раз придется обойтись без русской водки.

-Это ты еще главного не пробовал! Водку надо пить с пивом! Это меня русские с Брайтон-Бич научили!!

-Да провались ты с такими идеями!! – сказал Абихан со смехом.

-Угу, разбежался… Тогда следующего раза не будет!

Хорошего, однако, понемногу, пора прощаться. Решив оставить последнее слово за собой, Скотт закинул тощую сумку за спину, открыл окно и приступил к десантированию из гостиницы в обход холла со скилотронами. Поскольку располагалась она в невысоком старом доме со всякими каменными финтифлюшками на окнах, а данное окно выходило на задний двор, операция прошла успешно, даже несмотря на похмельную тяжесть в голове десантника.

К тому же размышления о предстоящем объяснении с начальством и товарищами по поводу проваленной второй встречи вытесняли из головы Скотта Картера остатки посталкогольного синдрома с поистине угрожающей быстротой.

-Ну почему же не будет, - донесся голос из окна, - если после разгрома ты попадешься в руки именно моим людям, то от приглашения опять не удастся отвертеться.

-Ну ты наглец! – задрал голову Скотт, как раз успевший утвердиться на земле. – А еще к Кэти клинья подбиваешь!

-Между прочим, это ее единственный шанс остаться живой после нашей победы, - отозвался принц сверху вполне серьезно. – Вот об этом – подумай, если судьба боевого товарища тебе хоть сколько-то небезразлична.

-Ну ты, блин..!!

-И кстати… - протянули вслед ехидно.

-Да? – Картер высунулся из-за угла.

Абихан сидел боком на окне и ухмылялся.

-Скилотронов в гостинице не было.

Выкрикнутое ругательство похмельного парня, которого заставили с утра заниматься акробатикой, казалось, висело над двором еще несколько секунд после его исчезновения.

Принц Абихан сполз с подоконника, рухнул на кровать, немного подумал и укрылся пиджаком с головой. Спать не хотелось, вставать тоже – категорически. Вызов охраны стоит отложить, впрочем, здесь, где его никто не знает, он пока в безопасности.

А еще очень неприятно было думать, что он оказался способен, пусть и в пьяном виде, на некрасивую, поистине мелочную выходку с таксистом. Подкалывать собутыльника – совсем другое, это святое…

Понемногу в памяти всплывали отдельные фрагменты бурного вечера, но большая его часть утонула в непроницаемой тьме.

Однако свои откровения о рыжей девушке-пилоте ему помнились довольно хорошо. Отчего становилось особенно неловко.

К черту, подумал его высочество. Хуже, чем после убийства ничтожного болвана Франсуа, все равно не будет.

Зато будет… интереснее.

Да. Интереснее. Дамам бывает приятно, когда из-за них страдают…

Поживем - увидим, сказал он себе.

Нет, все же придется звать охрану… и пусть по дороге купят обезболивающего поприличнее.

Голова болела распрозверски.


(2005)