Цыпленок и кексики +535

Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
Сверхъестественное

Автор оригинала:
powerfulweak
Оригинал:
http://powerfulweak.tumblr.com/post/111872724300/chicken-cupcakes

Основные персонажи:
Дин Винчестер, Кастиэль (Кастиил, Кас)
Пэйринг:
Дин/Кастиэль, (Габриэль)
Рейтинг:
PG-13
Жанры:
Романтика, Флафф, Повседневность, AU
Размер:
Мини, 3 страницы, 1 часть
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
Типичный день Святого Валентина. Дин одинок, а тот симпатичный парень явно занят: не сам же себе он цветы покупает?

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания переводчика:
Переведено на ЗФБ для команды динокаса.
Написано по фотографии «Два таких разных вечера» http://41.media.tumblr.com/e82011ea8e7196c47b2c0925814d66f4/tumblr_njuhk7ECl31s5cyzso1_500.jpg ; к фику есть арт авторства scribblyscratch http://41.media.tumblr.com/38758d1c8c8105df11c115eccc5797bc/tumblr_nlfn54MmlF1rz5w04o1_500.jpg
11 мая 2016, 20:14
Если уж Дин встречает день святого Валентина в одиночестве, то хотя бы напьется.

Он выставляет бутылку Джека Дэниэлса на конвейерную ленту, сразу за упаковкой куриных ножек. Сэм сказал бы, что Дин «заедает чувства», но что знает Сэм? Он-то проводит Валентинов день с красавицей женой и новорожденной дочерью. Он последний, с кем Дин стал бы говорить о чувствах.

Бросив взгляд на очередь, Дин приятно удивляется, увидев перед собой очень привлекательного темноволосого парня, рассеянно разглядывающего стойку с газетами. На какое-то мгновение в его голове пробегают сценарии типичных знакомств и подходящие случаю банальные фразочки, но, чуть сместив взгляд, он видит, что купил этот незнакомец: букет бледно-розовых тюльпанов и дюжину покрытых розовой глазурью кексиков в форме сердца.

Дин спадает с лица. Конечно, этот парень занят. Не покупает же он все это себе в день святого Валентина.

Черт, да с удачей Дина он наверняка еще и гетеро.

Вдруг раздается резкая трель «Полета шмеля», и симпатичный парень вынимает телефон.

— Алло? — Его голос ниже, чем предположил бы Дин. — Здравствуй, Габриэль. — Дин хмурится. Этот Габриэль явно и есть тот, кому адресованы цветы и кексы; Дин его уже ненавидит. — Да… угу… с розовой, да, взял, — парень уже почти рычит. — Нет! Нет, коктейли… Да не будь же ты такой королевой драмы! Черта с два ты проведешь Валентинов день в моей квартире, объедаясь и упиваясь жалостью к себе… Потому что я так сказал, Габриэль!

Проблемы в раю, думает Дин, ухмыляясь про себя. Чудненько.

— Знаешь ли, я тоже одинок и несчастен. Но я же не плачусь тебе в жилетку! — сердито шипит парень. — Да-да. Я худший брат в мире. Вот почему я позволяю тебе не платить за квартиру… Да. Хорошо. Ладно, скоро увидимся, Гейб. Пока.

Завершив разговор, он тяжело вздыхает и опускает взгляд на товарную ленту. Выглядит он так печально и мрачно, что сердце Дина дает трещину.

— Только кексы, — говорит парень кассиру, вынимая кошелек. — Цветы не надо… деньги на ветер.

Кассир уныло кивает и откладывает цветы в сторону.

Парень расплачивается за кексы, забирает их и уходит; Дин беспомощно провожает его взглядом до заснеженной парковки.

— Это все, сэр? — спрашивает кассир, заставляя его вынырнуть из своих мыслей. Взгляд Дина мечется от ее лица к выходу и к отвергнутому букету.

— Нет, — спохватывается он. — Цветы тоже возьму.

Пожав плечами, кассир пробивает и их. Дин быстро хватает покупки и несется на парковку. Там он лихорадочно вертит головой, молясь, чтобы парень еще не уехал — и все-таки замечает его на другом конце площадки.

— Эй! — кричит Дин, торопливо шагая к нему. — Эй, ты! Кексики!

И стоит парню растерянно обернуться, как Дин наступает на голый участок льда. Он елозит по льду ногами, взмахивает руками, теряет равновесие и плюхается прямо на зад.

— О боже! — восклицает кто-то. Дин в ужасе поднимает взгляд, понимая, что только что опозорился на глазах у парня, которого надеялся впечатлить. У парня, который торопится к нему по заснеженной парковке. — Вы в порядке?

Яростно покраснев, Дин неловко поднимается и тут же стонет от боли. Оглядев себя, он все же решает, что ничего не сломал — и даже уберег виски и куриные ножки.

И тут он понимает, что упал прямо на цветы.

— Черт! — стонет он. — Прости. Я просто хотел… Черт!— Наклонившись, он поднимает испорченный букет. — Я видел, что ты его не взял, — пытается объяснить он, — и подслушал твой разговор по телефону. Не нарочно. Просто… ты выглядел так, будто тебе правда нужны эти цветы.

Дин протягивает парню несчастный букет, не зная, почему вот так взял и во всем признался. Мало того, что он приземлился на пятую точку, он теперь еще и похож на жуткого цветочного маньяка.

Парень принимает букет.

— Ты… ты купил его для меня? — спрашивает он.

Дин кивает.

— Мне показалось, что ты не заслуживаешь того, чтобы быть несчастным в день святого Валентина, — угрюмо признается он.

Наверное, парень сейчас бросит эти цветы на землю, развернется, сядет в машину и уедет, не сказав ни слова.

Вместо этого он прижимает букет к груди.

— Спасибо, — тихо говорит он, вдыхает аромат и снова поднимает взгляд на Дина, который тут же тонет в яркой синеве его глаз. — Как тебя зовут?

— Э, Дин.

Дин протягивает парню замерзшую руку, и тот ее пожимает.

— Кастиэль, — говорит он. — Приятно познакомиться, Дин.

Дин расплывается в глупой улыбке, и черт его дери, если в устах Кастиэля его имя звучит не совершенно.

Они стоят, неловко держась за руки, пока Дин, прочистив горло, не отстраняется.

— Так, э, Кас… можно звать тебя Кас? Я уже купил себе ужин, — он приподнимает пакет, — но, если у тебя есть время, если хочешь, я бы, э, выпил с тобой кофе или съел пирога.

Кастиэль чуть краснеет; Дин не знает, от холода или от смущения.

— С удовольствием, Дин.

Потянувшись, Кас берет его за руку и переплетает их пальцы.

Позже вечером Кас получает от Гейба множество гневных сообщений с требованиями кексов, а Импала пропитывается запахом разморозившихся на заднем сиденье куриных ножек, но это не имеет значения, потому что Кас и Дин проводят весь вечер в круглосуточной закусочной за кофе и пирогом, и этот день Святого Валентина становится одним из многих, проведенных ими вместе.