...или хорошая +67

Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
Фрай Макс «Лабиринты Ехо; Хроники Ехо; Сновидения Ехо»

Основные персонажи:
сэр Лойсо Пондохва (Великий Магистр Ордена Водяной Вороны), сэр Макс (Ночное Лицо Почтеннейшего Начальника Малого Тайного Сыскного Войска), сэр Шурф Лонли-Локли (Мастер Пресекающий Ненужные Жизни)
Рейтинг:
PG-13
Жанры:
Юмор, AU
Предупреждения:
OOC, Нецензурная лексика
Размер:
Мини, 7 страниц, 1 часть
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
У Макса плохая работа, хорошее образование и поразительная удачливость.
У Шурфа плохая компания, плохой характер и отличные актерские данные.
У Джуффина своя адвокатская контора и не совсем адекватный любовник.
У Лойсо прекрасный любовник, любимая работа, деньги, внимание, уважение и очень, очень тяжёлый характер.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
В общем и целом, является продолжением фанфика "Плохая работа". Если вы его читали - тем хуже для вас. Если же нет - не заморачивайтесь, можно обойтись без него.

...а у фанфика есть арт.
https://vk.com/wall-47732201_8508
Что неожиданно, потому что гладиолус.
26 октября 2016, 16:36
Примечания:
Нет гарантии, что выбраны все блохи. Короче, как всегда.
Макс понятия не имел, на что шёл, переезжая к Джуффину. Ему, собственно, неоткуда было знать, что бывают такие люди, которые умеют настолько талантливо казаться хорошими. Впрочем, до настоящей любви тут дело, к счастью, не дошло, но все равно было до слез обидно.

Как оказалось, сэр Джуффин Халли просто-напросто поссорился со своим постоянным любовником. То ли из-за говорящих мишек из секс-шопа, то ли из-за самого факта, что крутой дядька, хозяин адвокатской конторы - да, речь все ещё о Джуффине - решил купить этот самый секс-шоп, то ли ещё по какой-то дурацкой причине. Макс имел счастье познакомиться с Лойсо, так что вторую версию откинул как невозможную, однажды взглянув в глаза мужчины. Такой сам пошёл бы подрабатывать в этот прекрасный магазин.

Ну да. Встал бы за прилавок рядом с самим Максом или консультировал бы покупателей, он наверняка смог бы.

Никакой неприязни к Лойсо Макс не испытывал по разным причинам. Во-первых, он действительно был ни в чем не виноват. Он первый заполучил себе Джуффина, сам не блядовал на сторону, по крайней мере, так казалось, а Макс надеялся, что кажется ему правильно, не был плохим человеком, вообще-то. А что за ним бегают толпами с предложениями разной степени пристойности, так это результат поистине мощного, сокрушительного обаяния. Которое, конечно, и на Макса подействовало.

Так или иначе, бросив напоследок гордое: "Удачи в применении ассортимента магазина!", Макс хлопнул зеленой дверью в квартире Джуффина и ушёл. На работу. Нет, на свою старую работу, ту самую, на которой он познакомился с этим замечательным человеком, да, в тот самый магазин с интересным ассортиментом. "Мне везёт там на хороших мужчин", - мстительно думал он, вполне осознавая, какой комплимент делает сейчас Чиффе. Хорошо ещё, что мысленно.

В общем, обстоятельства сложились так, что в данный момент Макс сидел на своём рабочем месте, один, что неудивительно, но несколько печально, и занимался самым что ни на есть простым делом: скучал. К счастью, не по человеку, а просто скучал. Посетителей сегодня не было. То есть, зашёл один пацанёнок, Макс потребовал у него паспорт, тот смутился, опустил глаза и быстренько передумал знакомиться с представленными здесь товарами.

Музыка ветра издала мелодичный звук, Макс скучающе посмотрел на посетителя и... Незамедлительно охуел. У двери стоял и внимательно оглядывался симпатичный строгий мужчина просто невероятного роста. Сто девяносто семь, - прикинул Макс. Плюс-минус три сантиметра.

Обладателю светлых волос и почти прозрачных серых глаз наконец надоело изучать магазин самостоятельно, и он направился к замершему Максу.

- Здравствуйте, - поздоровался незнакомец бархатным, низким и таким ледяным голосом, что Макс физически почувствовал, как его пятая точка примёрзла к высокому стулу, на котором он любил просиживать рабочие дни. - Будьте добры, вибратор анальный, не меньше восемнадцати сантиметров, желательно, не очень толстый, - не дожидаясь ответа без тени смущения продолжил покупатель.

Макс сглотнул. Моргнул и снова сглотнул.

- Здравствуйте, - хрипло выдал он, не отрывая взгляда от мужчины. - Сейчас.

И вышел из зала, пятясь. Браво, Макс, - поздравил он сам себя. Ты большой молодец. Возможно, самый большой из всех ныне живущих. И с самой большой слабостью к занудам, как только что выяснилось. Что посетитель зануда, было заметно с первого взгляда. Идеально выглаженная и застегнутая на все пуговицы рубашка, идеальный пиджак, галстука нет - да и ладно, его ничто не испортит, идеальная аккуратная причёска, манеры и типично-занудское выражение лица. Все это вкупе давало страшной силы харизму, из тех, которые не валят поголовно всех мимокрокодилов, а действуют только на Макса. Или ещё только на кого-то.

С заданием он справился быстро. Притащил с местного мини-склада целых три вибратора немного разных размеров в пределах описанных посетителем, разных цветов. Ага. Розовый, зелёный и голубой. Невероятный посетитель окинул взглядом все, молча ткнул в розовый, достал дорогое портмоне и выложил крупную купюру.

- Спа... Спасибо за покупку, приходите к нам ещё! - глупо улыбнулся Макс, провожая клиента.

И весь оставшийся день думал только о нем.
И следующий день, вообще-то, незнакомец занимал куда больше мыслей, чем следовало бы.

На третий стало гораздо легче. Во-первых, у Макса был выходной. Во-вторых, в свой выходной он напился не просто в дрова - в хуи, согласно месту работы.

На четвёртый день объект странных дум Макса лично явился в магазин.

- Цепочку анальных шариков и ваше имя и номер телефона, пожалуйста, - лаконично попросил он и застыл памятником изо льда самому себе.

Макс определённо рисковал потерять челюсть. По крайней мере, раньше она точно так низко не падала. Никогда.

Ошеломлённо кивнув посетителю, он достал из-под прилавка шарики - они были одним из самых ходовых товаров, эта ярко-зелёная, под цвет двери магазина, модель уж точно, так что несколько экземпляров наравне с парочкой других товаров Макс хранил под рукой. Точнее, это делал его сменщик, но привычка была полезной и не планировала искореняться.

Гость отреагировал лёгким изгибом брови, но ничего не сказал. Макс упаковал шарики в белую коробку, размашистым, но аккуратным почерком написал прямо на ней свой номера подписался: Макс. Он и не помнил, когда его называли иначе. Разве что мама.

Знакомый незнакомец оценил почерк, имя, расплатился и, уже уходя, кратко отчитался своим глубоким, хрипловатым голосом:

- Шурф Лонли-Локли.

...и захлопнул яркую зеленую дверь. Макс стек под стол. На две минуты, пока жизнерадостный голос Лойсо не заставил его оттуда выскочить и начать отрицать очевидное:

- Вот это экземпляр только что отсюда вышел! - констатировал факт этот потрясающе обаятельный хам, перегнувшись через стол Макса и практически повиснув на нем. - Ты из-за него там пропадаешь, да, прелесть моя?

- Вы же шутите, правда? - прохрипел Макс, с трудом залезая обратно на высокий стул. - Я вообще не планирую прерывать своё великолепное одиночество в ближайшее время, знаете ли...

- Ну-ну, - фыркнул Пондохва. - Ты меня-то обманывать не пытайся, я тебя насквозь вижу. Не планирует он, ага, просто течёт по этому... инквизитору. Заметно, Макс, очень заметно.

Максу ничего не оставалось, как признать правоту Лойсо. Тот и вправду был чрезвычайно проницателен. Насколько Макс знал, работал мужчина менеджером по продажам в каком-то автосалоне, но ходили слухи, что сам салон ему и принадлежит, только Пондохва спихнул бумажную волокиту на помощника, а сам обхаживает посетителей, от которых благодаря ему отбоя нет. Не менее популярными были слухи о том, что раньше Лойсо работал моделью, где и познакомился с Чиффой, который заставил его уйти из этого бизнеса. Только адекватными версиями, конечно, не ограничивались: Макс пару раз слышал, что девушки конторы Джуффина Халли шептались, что Лойсо агент, который должен то ли защищать Джуффина от врагов, то ли наоборот сливать его конкурентам информацию, но у него точно есть устройство, считывающее информацию с коры мозга собеседника. Макс скромно считал, что это устройство - глаза Пондохвы. Мужчина и правда будто в душу смотрел.

- Ну и что планируешь с этим делать? - между тем уточнил то ли менеджер, то ли модель, то ли секретный агент.

- С чем? - удивился Макс.

- С вот этим самым, - поиграл бровями мужчина. - С этим шикарным экземпляром, который вышел из магазина с твоим номером?

- Все-то вы замечаете, - укоряюще произнёс Макс.

- Больше скажу, - широко улыбнулся Лойсо, - я и твой номер наизусть помню. И заметил, что на той коробке, которую господин инквизитор так внимательно рассматривал, именно тот самый набор цифр.

Макс только вздохнул. Лойсо ему нравился, - как человек, разумеется, как личность, а личность была ого-го, можете поверить! - и общались они неплохо, но посвящать его в подробности его, Макса, личной жизни никто не собирался. По идее. Ну, никто, кроме самого Лойсо. При большом желании, он мог бы и сам себя в рыцари посвятить - и никаких проблем бы не возникло. И Королева бы не сказала ничего. Только пошла бы трусики менять, после того как это ходячее очарование ей бы улыбнулось.

Но раздражал этот... Этот... Эта любовь всей джуффиновой жизни иногда безмерно. Везде надо сунуть свой нос! Впрочем, часто такое нерациональное использование носа заканчивалось раздачей полезных советов, являющихся, видимо, платой за потраченные на Лойсо нервы.

Макс вздохнул и печально посмотрел на собеседника. Собеседник в свою очередь усмехнулся, подмигнул и достал из своей кожаной строгой сумки бутылку вина. Макс даже рот открыл. Да, нужно признать, что Лойсо удивлять умел. Да и до конца смены оставалось всего полчаса...

...через две недели Макс убедился, что загадочный Шурф изучил весь ассортимент магазина с помощью Интернета и теперь над ним издевается. Заказы его становились все более точными, в чужие смены он не приходил, Макс уточнил у коллег, но и шагов никаких не делал. Если не считать шагом то, что придя сегодня он заказал не просто усатые светящиеся презервативы, но и назвал наизусть номер заказа и партии. Занудно так назвал: два-три-семь-четыре-два-семь-три-ноль.

Понять этого человека было решительно невозможно. Не для Лойсо, конечно, тот с удовольствием и великой уверенностью заявил, что перед ним абсолютно сумасшедший, порывистый, импульсивный и весёлый человек, по уши влюблённый в Макса. Сам Макс примерил каждое из определений к этому самому человеку, покрутил так и сяк, представил, как Шурф танцует пьяный на столе - сначала лезгинку, потом танго, почему-то с Максом, потом кан-кан, а под конец стриптиз (фантазия получилась долгая и качественная), - и получил когнитивный диссонанс. Шурф в таком виде абсолютно не представлялся. Даже если предположить, что все это на спор. Что дело чести. Дело принципа. Никак, вот честное слово.

Спорить же с Лойсо было априори бесполезно, это со вздохом подтверждал сам Джуффин, который заглядывал иногда в магазин и если попадал на смену Макса, то виновато ему улыбался, подписывая необходимые документы.

В конце концов, Макс сдался позорно быстро. Твёрдо решив ответить Шурфу также, как предпочитал общаться он сам, после озвучивания заказа ("Анальная смазка на силиконовой основе, банановая, партия двухдневной давности, номер четыре-два-семь-три-пять-ноль-ноль-восемь, пожалуйста.") Макс со спокойным видом сообщил покупателю:

- Смена заканчивается через сорок минут, - и добавил, не сдержавшись: - Вот в жизни не поверю, что вы об этом не знаете.

- Разумеется, я осведомлён, - степенно ответил гость. - Я должен зайти в продуктовый и отвезти покупки домой, так что примерно через тридцать восемь минут буду ждать вас перед магазином. Белый Вольво с государственным знаком Р305АН.

И ушёл. Ушёл, сука такая. Макс тихо и кратко выразил всю безмерную глубину своих чувств, воспользовавшись самым тайным и великим аспектом родного языка, вздохнул и сделал невероятное - положив голову на стол и, приготовившись все оставшиеся после подсчета кассы тридцать минут скучать, он просто-напросто уснул.

Разбудил его все тот же небезызвестный Шурф Лонли-Локли, если его фамилию Макс все же запомнил правильно, деловым кашлем. Да, именно деловым. Иначе и не скажешь. По крайней мере, Макс резко подскочил на стуле и офигевшими глазами уставился на гостя. Тот кивком указал на часы. Макс потёр глаза, кивнул, схватив попутно ключи от магазина, снял куртку с вешалки и по-солдатски отрапортовал:

- Готов ко всем неожиданностям, сэр! - и весело подмигнул.

Ему на мгновение показалось, что Шурф улыбнулся ему в ответ, причем широко так, открыто, но когда Макс моргнул, то у этого восхитительного человека было все то же каменное лицо. Макс предпочел поверить сразу всем чувствам, а не какому-то мгновенному глюку, но зарубку на памяти все же сделал. Плохо было только то, что память у Макса была титановая и совершенно не дырявая - что-то туда запихнуть, равно как и сделать на ней зарубку едва ли представлялось возможным, так что уже через пару минут он забыл об этом мелком инциденте.

Уже сидя в машине Шурфа, Макс обратил внимание на еще несколько мелочей: на зеркале висел небольшой брелок в виде... ээ, да-да, Макс убедился, что ему не кажется, в виде перчаток с когтями и с маленьким кожаным ярлычком, пояснявшим, что это Перчатки Смерти. И что их нельзя трогать. В ответ на удивленный взгляд Макса, Шурф на секунду отвлекся от дороги, за которой следил как-то уж слишком внимательно, и подсказал:

- Мы можем считать, что это такой юмор.

Без тени улыбки. Впрочем, как раз этому Макс уже не удивлялся. Снова удивиться ему пришлось, когда он обнаружил на заднем сиденье машины большую часть всего того, что купил Шурф в магазине Джуффина. Но тут уж Макс решил заткнуться и лишних вопросов не задавать. И лишних взглядов куда попало тоже не кидать. Просто на всякий случай.

Когда мужчина остановил машину возле вполне приличного дома, не особняка, конечно, но при желании там мог вполне мог бы разместиться цыганский табор, даже два: один во дворе, один непосредственно в доме, Макс сглотнул, но из машины вылез. Сразу после того, как Шурф с улыбкой открыл ему дверь - раньше он просто не догадался, что пора выходить, и просто сидел и пялился на дом.

- Первый этаж полностью в твоем распоряжении, - оповестил гостя Лонли-Локли. - С лестницей на второй некоторые проблемы, так что будь аккуратнее, а лучше и вовсе туда не ходи.

Макс сделал все же зарубку на свей супер-прочной памяти - обязательно, просто совершенно необходимо будет зайти на второй этаж во избежании смерти от любопытства.

Возможности долго ждать не пришлось: Шурф предложил Максу самому осмотреть дом, пока сам он будет готовить обед. Быстро пробежавшись по всем помещениям первого этажа, Макс не нашел ничего необычного, и на второй шел, испытывая смешанные чувства: легкий страх, что Шурф, возможно, и не соврал вовсе, лестница правда сломана, но и яркое предвкушение - вот-вот Макс раскроет большую тайну этого человека!

Тайна действительно оказалась большой. Просто огромной, на весь этаж. Во всех смыслах. На втором этаже у педантичного и аккуратного Шурфа Лонли-Локли был такой бардак, что Макс даже не рискнул соваться дальше. И так было ясно, что там все точно также. К тому же, с кухни раздался такой поток нецензурных слов, что Макс на автомате принялся обшаривать собственные карманы в поисках блокнота, в который можно было бы записать все новые слова, которые он сегодня услышал.

Впрочем, Макс быстро очнулся и кинулся вниз, проверять, что же все-таки стряслось. Сам он, признаться, готовить умел только ролтон и яичницу, если ролтона не было, так что человеку, чувствующему себя на кухне хотя бы неплохо, всегда очень удивлялся.

Шурф сидел в расстегнутой белой рубашке, слегка растрепанный, на кухне за столом, тихо смеялся, прикрыв лицо рукой, и единственное, что не вписывалось в его образ на данный момент по скромному мнению Макса - это тихий смех. Куда естественнее смотрелось бы, если бы Шурф ржал на весь дом.

Как оказалось, солдат Макс готов был-таки не ко всем неожиданностям. Когда этот новый Шурф поднял на него взгляд, когда Макс понял, что тот смеялся (ржал?) абсолютно искренне, у него как-то подозрительно задрожали колени. В два широких и уверенных, как показалось Максу, шага он преодолел расстояние до стула, плюхнулся на него со всей силы, поморщился и, наконец, уточнил:

- Что я пропустил?

- Абсолютно ничего стоящего, - беззаботно отозвался Шурф, вызывая вполне закономерные подозрения о наличии у него веселого и доброго брата-близнеца. - Да успокойся ты, это я, только я никто... ха, никто больше. Почти. Ладно-ладно, - увидев реакцию уже вконец запутавшегося Макса, Шурф даже руками замахал. - Я должен, конечно, перед тобой извиниться, когда я с ними спорил, я даже не подозревал, что по уши в тебя втрескаюсь, а потом было довольно проблематично...

- Что? - перебил его Макс. Вообще-то, он спрашивал об этом уже третий раз за речь этого несносного человека, но достаточной громкости достиг, похоже, только теперь.

- Что? - удивился Шурф. - А, да. В общем, я проспорил друзьям, и должен был зайти в секс-шоп, притвориться начисто цивильным джентельменом и купить... что я там у тебя в первый раз купил? Вибратор? Неважно, короче, - передернул он плечами, а Макс сглотнул. Кажется, ему вполне нравился и новый образ Шурфа тоже.

- Так вот, - продолжил между тем он, - ты мне уже тогда приглянулся. Я пришел еще раз, заглянул после работы, потом еще, потом вроде как с тобой познакомился, а потом уже признаваться, что я не совсем такой, каким притворялся перед тобой, было уже ну совсем неловко. Извини, - неожиданно спокойно и печально закончил мужчина.

Макс сглотнул. Посмотрел на собеседника и быстро облизал губы. Шурф, увидев это, дернулся и тоже сглотнул.

- Порядок, - искренне заверил Макс. - Я уж было начал бояться, что ты идеальный... или что похуже. Признаю, кхм, на второй этаж я влез.

- Ну ты даешь! - восхищенно отозвался Шурф. - Между прочим, я сегодня планировал сказать тебе все, но, знаешь, как-то иначе. А тут запорол лазанью и немного не сдержался. Ты же на мат примчался, так? Записывать будешь?

- Привычно, да? - догадался Макс.

- Я вырос в таком месте... необычном, - Шурф почесал затылок, - что знаю много лишних слов. И за мной довольно часто записывают. Кстати, Макс, так, чисто если вдруг ты не заметил: я тут между делом тебе признался в любви - не в любви, но в симпатии уж точно. И реакции не заметил.

- Ах да, - протянул Макс, - реакция, точно... я и сам забыл, - смутился он, быстро встал, подошел к Шурфу, коротко поцеловал его и почти бегом вернулся на свой стул. - Так пойдет? - уточнил он на всякий случай.

- Офигеть, - прокомментировал мужчина и рассмеялся. - Отличная реакция, Макс, браво.

- Знаешь, - вдруг ответил Макс, сам от себя этого не ожидая. - Меня не так давно бросили. Один, мать его, чудесный мужчина...

- Не тот блондинчик, с которым я пару раз сталкивался у твоего магазина? - неожиданно живо уточнил Шурф.

- Нет-нет, это Лойсо, это ради него меня, собственно, и бросили. Но мы нашли общий язык, теперь он таскает мне алкоголь и еще много всего хорошего, если у него выдается минутка, когда Джуффин занят.

- Джуффин бросил? - снова уточнил Шурф и, дождавшись кивка от Макса, предложил: - Впилить ему?

- Чтоооо? - в очередной раз удивился Макс.

- Ну, врезать, почистить морду, подправить фейс, отредактировать табло... - принялся увлеченно перечислять Шурф.

- Стоп! - пожалуй, слишком громко перебил его Макс. В ответ на удивленный взгляд он пояснил:

- Мне снова нужен блокнот, я все это не запомню с первого раза, - и рассмеялся.

- Ничего страшного, я повторю. Специально для тебя, - заверил Шурф и продолжил: - Надавать по рылу, накласть в шею...

Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.