Одиночество дракона 0

Гет — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчиной и женщиной
Ориджиналы

Рейтинг:
R
Жанры:
Ангст, Драма, Фэнтези, Даркфик, Первый раз, Любовь/Ненависть
Размер:
планируется Мини, написано 4 страницы, 1 часть
Статус:
в процессе

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
Что, если он сможет найти такую же как он? И когда в голове сформировалась одна четкая и ясная мысль : " Если найду, то уже никогда не отпущу, даже насильно, но удержу" - он покинул заведение, направившись сразу к порту. Откладывать поездку смысла не было. Он всю жизнь ждал своего последнего путешествие, а о легкой надежде на встречу с сородичем он не мог и мечтать.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Пролог

6 декабря 2016, 15:23
      Он вошел уверенно и окинул скучающим взглядом таверну. Здесь по-прежнему ничего не изменилось, разве что в конце зала обнаружилась чистокровная эльфийка, что было удивительной редкостью для городов, а уж тем более в роле барда. Эльфы предпочитают не выходить из своих лесов, а если и отыскивается такой среди людей, то как правило, это изгнанники, но поплатившись слишком многим, в них сложно увидеть эльфов, а эта была с длинными ушками, золотистыми волосами и с тонкими аристократическими чертами. Руки, ноги — все на месте. Одним словом — небывалая редкость, эльф в городе и не калека.

      — Как насчет песен Последней войны? — раздался его голос совсем рядом с ней, от чего она вздрогнула и забавно дернула своими ушками, а завидев на ладони незнакомца пару золотых монет, так и вовсе как-то растерялась.

      — Если господин желает, — как-то расплывчато ответила эльфийка, сама не особо осознавая, что от нее хотят.

      — Просто спой, — и он вложил в ее ладонь те самые монеты, прошел в один из самых дальних углов и остался там наедине с уже ожидающей его бутылью вина. Девушка помялась слегка, но затем, прикрыв глаза и гордо выпрямив спину, она запела. Сладко, мягко и чисто, как умели только эльфы, но слова преобразили ее пение в нечто иное. Высокий голос больше напоминал свист ветра, такой же легкий и волнующий, он пробирался под толстую кожу мужчины, а такие давно известные слова песни будили в нем что-то такое же древнее и забытое, как и Последняя война.

      — Ты сейчас всех клиентов спугнешь своими заказами, — хмуро сдвинув брови, хозяин таверны лишь мельком взглянул на эльфийку, что распевала одну из самых печальных песен всех времен. Но мужчина, которому принадлежал этот заказ, ничего не ответил, продолжая оглаживать взглядом не початую бутыль вина. Слегка полный мужик, оглядев все больше пустующий зал, тяжело вздохнул и присел за стол к мужчине. — Что стряслось, Владыка?

      — Не могу напиться, — глухо отозвался он.

      Трактирщик недоуменно посмотрел на него, но тот продолжил молчать. И мужчина, не придумав ничего лучше, предался ностальгированию вслух, пытаясь подобраться к темным мыслям Владыки.

      — Ты изменился. В последний раз ты был здесь совсем мальчишкой. Как сейчас помню, размахивал везде своим мечом, пил со всеми на спор, а уж девушки… — споткнувшись, толстяк замолк, спугнутый злым прищуром мерцающих глаз. Тишина затянулась, а хозяин все не сводил своего пристального взгляда с мужчины, замечая, как все больше словно каменеет тот, натянув беспристрастное выражение лица. — Значит баба…

      — Значит баба… — словно эхо отозвался он.

      — А что ты слышал об острове чудовищ? — начал с заговорщицкой улыбкой.

      — Только то, что это все выдумки. Это ты так меня выставить пытаешься?

      — Ну что ты, разве я так когда-либо поступал?

      — Да, пожалуй к одному тебе мое доверия осталось, — грустно ухмыльнулся и, подманив рукой сиротливо стоящую эльфийку, что уже замолкла и тихо лила слезы творческая натура о грустной судьбе война, подал ещё пару золотых, от чего ее мокрые от слез глаза засияли и, взглянув на Владыку, услышала приказ: — Продолжай.

      — Пожалей девчонку, видишь, как все близко к сердцу приняла.

      — А я значит бесчувственная тварь? — как-то совсем иронично вздернул бровь и не весело проговорил. — Ну выкладывай.

      — Твоя правда. Значит так. Говаривают, что там, на южном полуострове, что на самом краю мира располагается, ночью в небе темные силуэты ящеров видны, да так много, что не разобрать, звезды это иль глаза чудищ, крылья трепещут или же кусочек неба ночного проглядывает… А на утро, на заре можно заметить только пару из них, летящих на самый край. Люди думают, что там остров есть запрятанный, окруженный чудовищами. Об одном из них уже давно легенды ходят.

      — Это о морском змее? — мужчина слушал внимательно, хоть и пытался по-прежнему казаться беспристрастным.

      — О нем самом. Но все судна, что отправлялись на поиски того самого острова так и не вернулись, а если и прибивало что на берег, то одни лишь обломки.

      — Если бы не твоя медвежья морда, решил бы, что ты тот еще длинноухий эльф. Даже я со своим слухом только обрывки всего этого слышал, а у тебя гляди уже какая байка сложилась.

      — А то. Многолетний стаж работы в таверне дает о себе знать, — и мужчина оскалился своей добродушной улыбкой, проглядывающей сквозь густую с редко проглядывающей сединой бороду.

      — А что сам обо всем этом думаешь?

      Трактирщик пусть и засел в городе уже вот как 12 лет, в свое время нагулявшись по свету, но из всех слухов может выделить все самое главное.

      — Насчет количества тварей явно наговаривают иначе бы вся армия королевства уже была бы направлена прямиком туда, но образ ночной твари очень конкретный. Владыка, сомнений быть не может. Это дракон. Не исключаю того, что возможно такой же как и вы, полукровка, ведь только так такая громадина может скрываться днем, — старик призадумался, хмуро сдвинув кустистые брови, припоминая все слухи и прокручивая заново.

      — А остров?

      — Нет ничего чтобы могло подтвердить или опровергнуть его существование. Думаю, не стоит даже пробовать соваться туда, ведь так или иначе что-то убивает моряков и это было всегда. Слухами полнятся те воды уже очень давно, а остров лишь еще одна сказка.

      — Значит туда-то мне и надо, — подвел итог мужчина.

      — Ох и нарвёшься ты, — грустно прицокнул языком трактирщик и, покачав головой, вышел из-за стола. Мужчина просидел в том трактире весь вечер. Эльфийка не смолкала, трактирщик больше не подходил, а посетители все уже давно разбрелись, а он все продолжал смотреть на переливающуюся изумрудами бутыль и все думал об острове. Что, если он сможет найти такую же как он? И когда в голове сформировалась одна четкая и ясная мысль: «Если найду, то уже никогда не отпущу, даже насильно, но удержу», — он покинул заведение, направившись сразу к порту. Откладывать поездку смысла не было. Он всю жизнь ждал своего последнего путешествия, а о легкой надежде на встречу с сородичем он не мог и мечтать.

      Дорога до порта здесь была всего ничего если идти вверх по улице, но мужчина чувствовал странное напряжение в области шеи. Пусть и давно никто его не преследовал, но он еще не забыл это неприятное ощущение, и вместо прямой дороги, он начал петлять в подворотнях, пытаясь мельком заметить этого глупца, не спугнув. Настырный и явно обладает нечеловеческим чутьем, раз до сих пор не потерял его. Но такая гонка не может не вывести на ошибки и пусть и краем глаза, но мужчина заметил в мелькнувшем капюшоне золотистые локоны и эльфичье ухо. Надобность вылавливать ее сразу же отпала. Мужчина остановился и покачал головой. В последнее время он стал слишком осторожным. И девушка, больше не мешкая, бегом догнала его и сняла свою капюшон.

      — Владыка, простите если принесла вам неудобства, но можно мне с вами? — девушка часто дышала и нервно подрагивала ушками, ожидая ответа. Черты лица более округлые чем у высокородных эльфов, да и манеры…

      — Южная?

      — Да, Владыка. Вы так осведомлены о различиях нашей расы, откуда? — ее щечки заалели.

      — Наверное тебе известно, что моя невеста была с примесью вашей крови, не так ли?

      — Д-да, господин, а кто ж не знает?

      — И что здесь забыла, в столице человеческого государства, южная эльфийка? Да еще и чистокровная, — мужчина оперся лопатками о близ стоящую стену, и его холодный взгляд заставил ее поежится. — Только правду, — и в его глазах полыхнуло пламя, а черные изогнутые брови хмуро сдвинулись к переносице.

      Эльфийка немного пометалась, явно желая сказать уже давно заученный текст, но тяжелый взгляд темных глаз словно предупреждал, и она сдалась, громко вздохнув.

      — Отправили меня к вам, Владыка. Из-за убийств нашей расы и пропажи вашей невесты. О дурном нраве последней знали многие, и последствия были слишком предсказуемы, и как знак доброй воли, отправили меня вам как подарок, — девушка слегка потупила взгляд, словно смиряясь со своей участью, а затем робко подняла взгляд. — Владыке на усмотрение моя жизнь, но если я вам не по нраву, Верхний Совет предоставляет вам выбрать и самому невесту среди всех свободных эльфиек моего народа.

      — Мне не нужна невеста и безразличен ваш народец. Ты можешь возвращаться домой и передать это.

      — Но господин, вы не совсем верно поняли. Выбор невесты на ваше усмотрение, а моя жизнь уже предназначена вам, — девушка оттянула ворот платья, показывая черное клеймо с драконом. — Мне нет пути домой, а здесь одна я долго не протяну, — девушка всхлипнула.

      — И в чем же ты можешь мне пригодиться? — мужчина выразительно выгнул бровь.

      Но эльфийка молчала, не в состоянии вымолвить и слова. Она ожидала многое, но никак не такого вопроса.

      — Идем. Здесь ты навряд ли переживешь зиму. Как приедем на юг, придумаем что с тобой делать. Но запомни пару правил. Первое, не пытайся найти со мной общий язык или пытаться иными способами расположить к себе. Второе, не смей меня ослушиваться. Если говорю прыгай в огонь, ты берешь и делаешь это. И третье, постарайся придумать за время нашего путешествия, чем ты можешь быть мне полезна иначе придется отправить тебя в публичный дом. Я все сказал.

      — Как публичный дом? — ее глаза в ужасе распахнулись и слегка раскосый разрез был едва заметен, а ушки, до этого то краснеющие, то дергающиеся, замерли в неимоверном ужасе.

      — Я тебе сказал «идем»? — грозно, слегка с уже проскакивающими рычащими нотками через плечо кинул он. И в гробовом молчании они продолжили свой путь.

Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.