Под маской тишины... 42

Джен — в центре истории действие или сюжет, без упора на романтическую линию
Трансформеры

Пэйринг и персонажи:
Саундвейв, Старскрим, Саундвэйв,Старскрим
Рейтинг:
G
Жанры:
Ангст, Драма, Фантастика, Hurt/comfort, AU, Дружба
Размер:
Мини, 4 страницы, 1 часть
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
Многие из нас хотели узнать, что же Саундвейв скрывает под маской...
Трансформеры G1.

Посвящение:
Моему брату, открывшему для меня этот удивительный мир.

Публикация на других ресурсах:
Разрешено копирование текста с указанием автора/переводчика и ссылки на исходную публикацию
2 июня 2016, 14:06


      Идя по коридору «Немезиса», Саундвейв остановился возле отсека, откуда слышались крики Мегатрона, сопровождающиеся нецензурной кибертронской бранью и взвизгиваниями Старскрима (в том, что истерично оправдывающийся голос принадлежал главному заместителю, не было никакого сомнения).
      Сегодня десептиконы снова напали на один из людских энергоскладов и снова потерпели постыдное фиаско. Ненавистные автоботы пришли в самый неподходящий момент, когда всё топливо было почти захвачено. Старскрим предлагал отступить с уже полученными запасами, но Лорд назвал его трусом и приказал принять бой. Первая Триада против превосходящих сил врага — заранее безнадёжное положение. Как и предполагалось, результат оказался плачевным. Потеряв всю добытую энергию, десептиконы вернулись на базу с множеством повреждений, злым, как последний шарк, Мегатроном и трясущимся от страха Скандалистом. Впрочем, сикер не зря переживал за свою обшивку. Стоило Лидеру покинуть ремблок, он направился вымещать свою ярость на неудачливом заместителе, не скупясь подтверждать свои слова ударами кулака.
 — Старскрим!!! Безмозглый идиот! Ты снова подвел меня! Ты и твоя жалкая кучка шлака не смогли справиться даже с таким элементарным заданием! — голос Лидера десептиконов дрожал от ярости, и было непонятно, злится ли он на автоботов, разрушивших его планы, или на подчинённого, который в итоге оказался прав.
      Оптика сикера расширилась от негодования. Он на минуту перестал отбиваться от ударов и истошно завопил, заставив Мегатрона поморщиться:
 — Элементарным?! Мегатрон! ты называешь элементарным заданием забрать энергокубы и втроем отбиться от целого отряда автоботов?! Да они же нас чуть по шестеренкам не разобрали! Их было десять, а нас трое! Трое!!! Я ведь предупреждал тебя! Неужели нельзя было…
      Несмолкаемый поток реплик сикера прервал удар в живот, отбросивший того к противоположной стене отсека. Попытавшись встать, он едва успел увернуться от выстрела огромной пушки и испуганно закричал.
 — Мегатрон! Ты в своём уме?! — увидев, как наливается бордовым оптика Лидера, он тотчас же замолчал, начиная пятиться назад.
 — Молчать! Здесь я говорю, а ты слушаешь. — прорычал Мегатрон, оттесняя заместителя к стене. — Ты ужасно надоел мне своими выходками, Старскрим. Моли Праймуса, чтобы этот раз не стал для тебя последним.
      Старскрим хотел что-то ответить, но, задев оптокабель, споткнулся и, тихо взвизгнув, завалился на пол. Беспомощно засучив каблуками по полу отсека, он попробовал закрыться манипуляторами и начал умолять оставить его в живых.
      Саундвейв молча наблюдал эту сцену. Подобные стычки между Лордом и его заместителем отнюдь не были редкостью на «Немезисе». Старскрим предавал Мегатрона, тот преподавал ему урок, отпускал после долгой мольбы о пощаде, и всё снова возвращалось в прежнее русло. Вероломный сикер всегда получал по заслугам, Саундвейва это устраивало. Но сейчас в поражении явно не было его вины, Старскрим просто попался под горячую руку. В последнее время они понесли много потерь, не хватало ещё лишиться такого ценного кадра, как сикер. Поэтому, когда Лидер десептиконов приставил к голове перепуганного истребителя бластер, он решил вмешаться.
 — Лорд Мегатрон: внимание. — произнес Саундвейв, пряча оттенки эмоций за металлической монотонностью голоса. — Предупреждение: возможно нанесение серьёзных травм. Необходимость: прекращение данных действий. — поймав суровый взгляд Лидера, кассетник осторожно добавил. — Дополнение: вина Старскрима в провале операции — менее 30%.
      Мегатрон приподнял одну оптогрань, но больше ничем не выказал своего удивления. Бросив на пребывающего в шоке заместителя презрительный взгляд, он усмехнулся и вышел из отсека.
      Всё ещё пребывавший в прострации Старскрим резко встряхнулся, словно прогоняя наваждение, и медленно встал, опираясь на стену. Он поглядел на Саундвейва, и на выразительном фейсплейте отразилась куча эмоций: удивление, недоверие и, как ни странно, толика благодарности.
 — Зачем ты это сделал? — голос сикера звучал слегка хрипло, видимо, был повреждён вокодер. Саундвейв молча развернулся и направился к выходу, игнорируя заданный вопрос. В целом, он просто не знал, что ответить. Можно, конечно, было сказать о потенциальном благе армии, важности дела десептиконов… Но врать Саундвейв не любил.
 — Я вообще-то с тобой разговариваю! Я старше тебя по званию, так что отвечай. Зачем ты помог мне? Тебе от меня что-то надо? — истребитель забежал вперёд, блокируя связисту дорогу.
 — Ответ: отрицательный. — лаконично возразил Саундвейв, прикидывая, как бы избавиться от навязчивого собеседника.
 — Ха! Десептикон помог десептикону без причины?! Не смеши меня. Выкладывай, что у тебя на уме. — не найдя более рационального выхода, кассетник отодвинул сикера в сторону и вышел в коридор.
 — Почему ты не хочешь ответить на мой вопрос? — Старскрим резко развернул к себе связиста, хватая его за наплечник.
      На миг Старскриму показалось, что по лицевой главного разведчика пробежала какая-то тень, но в следующую секунду тот оттолкнул сикера и размеренным шагом двинулся в темноту коридора.
      Глядя ему вслед, Старскрим хотел было кинуться за Саундвейвом, но резкая боль в правом боку заставила сикера согнуться пополам, и он решил сперва заглянуть в мед отсек к Нокауту. Допрос подождёт.

***



      Саундвейв не знал, что побудило его вступиться за Старскрима. Точнее, знал, но не хотел признавать. Вопреки расхожему мнению, он не всегда был таким: замкнутым, молчаливым одиночкой. Тот Саундвейв был полной противоположностью нынешнему, но его время прошло.
      Эмоции приносят боль. Эмоции мешают принимать рациональные решения. Вывод: эмоции нежелательны. Это простое правило Саундвейв усвоил уже давно. Он научил отсеивать свои чувства, убирать их так, чтобы они не мешали общему делу. Ему со всеми это успешно удавалось, но только не с ним… Старскрим был единственным, кто пробуждал в связисте эмоции, и это мешало, в некоторой степени раздражало… И ещё успокаивало. Когда, ища поддержки, сикер приходил пожаловаться, поговорить, выразить своё мнение, он даже не подозревал, что не только сам успокаивается, но и успокаивает Саундвейва. Связисту льстило, что командующий приходит именно к нему и именно ему изливает свою душу, хотя знает, что тот в любой момент может передать любое его слово Мегатрону.
      Когда Старскрим, в порыве вдохновения, начинал свою гневную тираду, он мог часами продолжать этот монолог. Саундвейв не мешал ему. Боеспособность армии зависит от боеспособности её командиров, и он что угодно сделает на благо десептиконов. Даже если придётся выслушивать капризного заместителя Лорда. Даже если ему нравится его выслушивать.

***



      После дозы насмешек и издевок от красного медика Старскрим поплелся в свой отсек, мысленно проклиная Мегатрона. Сотриадники лишь горестно усмехнулись, когда серый истребитель, спотыкаясь, прошел мимо них. На пороге он столкнулся с Саундвейвом, едва не сбившим Старскрима с ног. Забыв обо всем, сикер решил во чтобы то ни стало добиться ответа на свой вопрос и, развернувшись, поспешил вслед за кассетником.
      Пройдя так два или три отсека, Саундвейв резко остановился, из-за чего преследователь чуть не врезался ему в спину. Связист обернулся, и на его фейсплейте отразилось что-то похожее на негодование.
 — Вопрос: цель преследования.
      Не получив ответа, он развернулся и уже собирался уйти, но его остановил окрик Старскрима.
 — Постой!.. Подожди… Я хотел… поговорить. — коммандер выглядел взволнованным, и Саундвейв решил всё же выслушать.
 — Вопрос: о чем? — Старскриму почудилось, что голос связиста звучит как-то устало, но он не придал этому особого значения.
 — Не здесь, — передернул плечами сикер и потянул кассетника за собой в соседний отсек.
      Убедившись, что он пуст, Старскрим прикрыл дверь и посмотрел на Саундвейва.
 — Вопрос: ты хотел знать, почему я вмешался? Причины: беспокойство за благо армии десептиконов. — разведчик не был рад лгать, но, похоже, иначе от назойливого сознаковца было не избавиться. — Вопрос: что-то еще?
      Истребитель несколько секунд стоял молча, разглядывая блики, отбрасываемые светом на маску связиста. Его немного огорчил ответ Саундвейва, но последние слова вновь вернули надежду.
 — Да, — начал он, и вдруг выпалил совсем не то, что собирался, — почему ты всегда носишь маску?
      Старскрим осекся и замолчал, уставившись в пол и ожидая, что Саундвейв просто уйдет. Но тот, к его удивлению, смерив сикера испытующим взглядом, ответил:
 — Вопрос: нелогичен. Информация: не важна. — Старскрим отметил, что голос связиста прозвучал неуверенно. Поняв, что если он сейчас отступит, то это тайна навсегда останется неразгаданной, истребитель продолжил смотреть в упор на Саундвейва. Он был учёным, а учёные всегда любопытны, а ещё он был сикером, а сикеры всегда упрямы. Кассетник понял, что он не отступит и, издав что-то на подобие вздоха, сказал:
 — Интерес: неоправдан. — и тут же добавил обычным, хотя и по-прежнему чуть металлическим голосом без «логичных вставок», чем вконец ошарашил Старскрима. — Ты в самом деле хочешь знать мою историю?
      Сикер молча кивнул, не в силах что-либо вымолвить.
 — Тогда слушай. Я не всегда был таким, как сейчас. До войны я служил разведчиком в исследовательском центре. — Саундвейв помедлил, словно решая, говорить ли дальше. Впрочем, идти на попятную было уже поздно, и он продолжил. — Тогда я ещё был сикером…
      Он не успел договорить из-за вскрика Старскрима:
 — Сикером?! Не может быть! Значит у тебя была и триада?.. — нахальный сикер замолчал, встретившись с раздраженным взглядом Саундвейва.
 — Была. Разве сикер может быть без триады? — грустно то ли спросил, то ли заметил связист. — Мы были шпионами, летали на секретные задания. Дарквинд был нашим ведущим, я — правым крылом, а Вайтсторм — левым. Дарквинд любил говорить, что у нас, как в гештальте, он — голова, Сторм — крылья, а я — Искра. Он вообще любил поговорить…
      На этих словах кассетник запнулся, пытаясь сдержать нахлынувшие воспоминания, и, справившись с непрошенными эмоциями, продолжил:
 — В тот день мы как обычно вылетели на миссию. Перед взлетом я ощущал смутную тревогу, у меня были плохие предчувствия насчет предстоящей миссии. Я ничего не сказал им… Решил — предрассудки. — сделав паузу, он отстраненно посмотрел куда-то за спину Старскрима.
 — Там была засада. Мы пытались связаться с базой, но тщетно. Коммлинк не отвечал, а отряд боевиконов — не шутки. Мы отбивались, как могли, но их было слишком много. Дарквинд упал первым. Мы не смогли помочь… не успели… Следующий выстрел едва не сбил меня. Вайтсторм успел отпихнуть меня, но сам увернуться не смог. Ранение оказалось смертельным. Он умер у меня на манипуляторах. Даже зная, что надежды нет, он тогда нашел в себе силы улыбнуться… Мне пришлось убегать: крыло было повреждено, и лететь я не мог. Потом я увидел Дарквинда… Жалкая груда обломков… Он был еще жив… Я хотел доставить его в госпиталь, но было уже поздно…
      Саундвейв испустил тихий вздох, и Искра Старскрима сжалась от жалости к разведчику. Сам того не ожидая, он положил манипулятор ему на плечо. Тот вздрогнул, но не отстранился.
 — Перед тем как уйти, он сказал мне, что был рад летать в одной команде со мной и Вайтстормом. Я пообещал ему, что отомщу. Отомщу за нас. А он ответил, — Саундвейв замолчал и, щелкнув каким-то приборчиком, воспроизвел запись. — «Просто живи, Саундвейв. Живи за троих. Помни о нас. Мы будем ждать тебя. Всегда. Прощай.»
      Голос сикера на записи звучал легко и тихо.
 — Мне не удалось скрыться. Я почти погиб, но меня отбил отряд колёсных, патрулировавший неподалёку границу с городом. Старый корпус восстановить не удалось. Пришлось довольствоваться этим. — Саундвейв прикоснулся манипулятором к кассетной деке, затем дотронулся до маски, закрывающей половину фейсплейта. — Она — лишь прикрытие. Чтобы никто не видел. Чтобы никто не узнал. Чтобы спрятать боль…
      На несколько секунд в отсеке воцарилась тишина. Саундвейв молчал. Старскрим тоже. Наконец, связист произнес:
 — Ты похож на него, Старскрим. На Вайтсторма… Столько циклов. Но я не смог смириться… Никогда не смогу…

      Два сикера сидели бок о бок рядом друг с другом. Серебряный положил манипулятор синему на плечо…

      Говорят, у сикеров из одной триады особая, неповторимая связь друг с другом.
 — Ждите, я приду…
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.