Наш путь 7

Гет — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчиной и женщиной
Роулинг Джоан «Гарри Поттер»

Пэйринг и персонажи:
Оригинальные персонажи
Рейтинг:
G
Размер:
Мини, 8 страниц, 1 часть
Статус:
закончен
Метки: AU ОЖП ОМП Повествование от первого лица Романтика Флафф

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
В чем заключается наш жизненный путь? В том, чтобы выучиться, завести семью, иметь работу, деньги... Но на этом ли он заканчивается? Неужели, это все?..

Посвящение:
Посвящено пяти людям: Светлане, Ярославе, Артему, Асе, и больше всего Влади.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Сие творчество, если это можно так назвать, посвящены одному из самых лучших мест на земле, это околоролевой проект Хогвартс Дамблдора(dhog.ru). А также людям, которые мне очень дороги.
20 октября 2012, 21:36
Я встречаю утро в уютной кровати, в спальне, на втором этаже нашей лондонской квартирки, которая досталась мне от родителей. Несмотря на то, что основное место жительство нашей семьи это коттедж в Хогсмиде, мы любим, побывать и здесь, особенно перед началом нового учебного года. На улице уже довольно светло, но свеча, стоящая на прикроватном столике, упорно пытается привнести свой вклад в создание уютной атмосферы в комнате. Владиона лежит рядом, прижавшись ко мне своим теплым телом, она крепко спит, я же лежу в полудреме, вроде сплю, но при этом отчетливо слышу все, что происходит в квартире, и даже отдаленные звуки с улицы. Город просыпается ото сна: то тут-то там слышен гудок автомобильного клаксона, или чей-то крик, в общем, самое обычное маггловское утро, все куда-то спешат. Через некоторое время я начинаю отчетливо слышать голоса в детской, которая расположена прямо над нашей комнатой. Дети отчетливо о чем-то спорят, сквозь потолок я не разбираю слов, но примерно догадываюсь, о чем они говорят, ведь один из них сегодня первый раз поедет в Хогвартс. Мне до сих пор не верится, что мой ребенок уже настолько вырос, и что через несколько часов совершит такое волнительное первое путешествие на красно-алом экспрессе. Вчера перед сном, мы обсуждали это с Владионой, долго вспоминая и описывая друг другу во всех красках наши первые поездки в школу, хотя все то волнение невозможно передать словами, это просто нужно почувствовать. Теперь мы волнуемся совсем иначе, не так как тогда, мы переживаем за нашего ребенка, переживаем каждой клеточкой нашего разума, а душа почему-то испытывает волнительный трепет. И хотя мы тоже поедем на Платформу 9 3/4, мы уже не испытаем того детского восторга при виде платформы и дымящего поезда, мы за столько лет работы в Хогвартсе, уже привыкли к нему. Владиона, пошевелилась во сне и тоже проснулась, я приветливо улыбнулся ей, и легонько поцеловав в теплую щеку сказал: -Ну вот, этот день и настал,- переведя взгляд на потолок, я продолжил,- Они уже проснулись и насколько я понял – они о чем-то спорят. -Я надеюсь, Юджин, не задирает девочек,- и она тоже взглянула на потолок, только в её взгляде читалось волнение. -Не-е-ет,- протянул я,- он ведь совсем не такой, и к тому же он искренне их любит, сомневаюсь, что он станет это делать. Владиона лишь многозначительно промолчала, и пока мы несколько минут просто лежали, я думал, что же означало её молчание, согласие или протест, но для меня это так и осталось загадкой. Все потому что мы услышали шаги детских босых ножек по лестнице, и через несколько мгновений в нашу комнату вбежала Жаклин, её волосы были растрепаны, сама она еще не отошла ото сна, в своей пижаме, напоминавшей мне бальное платьице, она была похожа на маленького заспанного ангела. Весело улыбаясь нам, она подбежала к кровати, и немного неуклюже забралась к нам, чмокнув сначала свою маму, а потом и меня, улеглась между нами. Я взглянул на Владиону, моя супруга наконец-то улыбнулась, первый раз за это утро, её волнение сняло как рукой, она уже во всю о чем-то говорила с Жаклин, а я повыше положил подушку так, что бы было удобней сидеть, начал наблюдать за ними и радоваться жизни. Ведь что может быть лучше такого утра, пожалуй, ничего. Я отвлекся от своих мыслей, и вслушался в диалог Жаклин с Владионой, увлеченно говоривших о предстоящем дне. -Мамочка, а мы тоже пойдем к поезду?- с неподдельным интересом спросила девочка. -Конечно, мы все проводим Юджина, а потом мы с вами доедем до Хогсмида на Ночном рыцаре,- ответила Владиона и улыбнулась дочке, которая немного расстроилась, и что бы поднять ей настроение супруга сменила тему, - Давай-ка я тебя причешу и заплету тебе косичку, а то вон какая ты растрепанная. Жаклин услышав предложение мамы, быстренько соскочила с кровати и, подбежав к туалетному столику, заняла любимое место на высоком стульчике. Владиона взмахнула палочкой и портьеры дружно разбежались в разные стороны, пропуская в комнату, солнечный свет, который был не таким ярким, как ему положено быть, из-за городского смога и высоких зданий, но все же это окончательно развеяло в комнате уютную сонную атмосферу. -А Юджин, так и сказал, что мы не поедем в поезде,- Жаклин разочаровано вздохнула,- А я так хотела поехать на поезде… Владиона взглянув на меня, как бы намекая на то, что мне тоже нужно, что-то сказать, подошла к дочке и принялась разбираться с её волосами. -Не расстраивайся,- громко сказал я,- через несколько лет вы с Калипсо, тоже поедете на поезде, и будете этому бесконечно рады. Ведь в поезде разрешено ездить только студентам и профессорам, кстати, а где Калипсо? Дочка, немного приободрившись, чуть повернула ко мне голову и сказала: -То будет еще не скоро, а я хочу поехать в этом,- и вспомнив о сестре, она улыбнулась,- Она еще не вставала, а вот Юдж уже поднялся, но он какой-то молчаливый сегодня. -Тогда, пожалуй, я пойду и помогу ей проснуться,- я начал выбираться из кровати,- А вы пока делайте себе прически, и спускайтесь к завтраку. Выбравшись из кровати, я вышел из комнаты на тесную лестничную площадку, на которой кроме двери нашей спальни находилась дверь ванной комнаты. Наша квартира располагалась в одном из тех старых лондонских кварталов, о внутреннем удобстве которых при строительстве никто не задумывался. Простая и тесная, зато - в несколько этажей, с небольшими комнатами, кухней и столовой. Пока я поднимался в детскую комнату, из неё вышел наш старший ребенок Юджин, по нему было заметно, что он встал раньше всех нас, на нем уже не было пижамы, хотя все мы еще даже не добрались до гардероба, что бы облачиться в повседневную одежду. -Доброе утро,- я улыбнулся ему, что бы поддержать его,- как настроение? -Нормально,- ответил он, немного суховатым голосом, но увидев мой взгляд и поняв, что он не очень меня убедил, поспешил улыбнуться, и направиться в столовую. -Не переживай,- громко сказал я ему в след,- все будет хорошо. Дверь, ведущая на цокольный этаж, скрипнула и через некоторое время закрылась. Я все еще думал об этом диалоге, прокручивая его про себя, пытаясь понять, как лучше поддержать сына и объяснить ему, что волноваться не стоит, но вспоминая себя перед первой поездкой в Хогвартс, я все больше понимал, что мы с этим ничего сделать не сможем. Обдумывая эту ситуацию, я сам не заметил, как вошел в самую просторную и светлую комнату нашей квартиры. В ней единственной было два окна, мы даже умудрились втиснуть сюда три кровати, правда одна была двухъярусной, на ней спали девочки, а возле кровати Юджина, уже стоял чемодан внушительных размеров, в который уже были упакованы все его будущие школьные принадлежности. Девочки, расстроились, когда узнали, что Юджин увезет чемодан, они очень полюбили делать из него что-то вроде домика, и играть в нем весь день, но я торжественно пообещал им, что мы купим такой же чемодан, что бы они могли продолжать свои игры. Юджин даже заправил кровать, и аккуратно составил все книги, которые еще буквально вчера вечером лежали на столе, в организованном беспорядке, видимо, он искал, чем занять себя. Мне не хотелось вот так сразу взять и разбудить Калипсо, она так сладко спала, в обнимку со своей любимой игрушкой – плюшевой мандрагорой, которую подарила нам Чиффиса, подруга нашей семьи, в честь рождения девочек. Поэтому я решил, немного привести в порядок часть комнаты, где проводили свое время девочки. Я собрал всех их многочисленных плюшевых единорогов и кентавров, а также множество книжек с различными сказками. Последнее, что я сделал это заправил кроватку Жаклин, как вдруг сверху услышал: -Папочка, с добрым утром,- подняв свой взгляд, я увидел еще одного ангелочка с растрепанными волосами. Сейчас моя вторая дочурка ничем не отличалась от первой, к слову они были двойняшками, и вообще мало чем отличались. Она сидела и недоуменно смотрела на меня, как иногда смотрят дети, только, что проснувшиеся и еще не до конца осознавшие, что они уже все видят в реальности. -Доброе утро, солнышко мое,- я чмокнул её в щечку, а она, улыбаясь чуть поморщилась, потому что моя небольшая борода «коляется», как она говорит,- Ты сегодня проснулась позже всех, Жаклин уже на ногах, и мама её заплетает, если ты поторопишься, то мама успеет сделать тебе прическу до завтрака… -Я просто видела во сне, что мы все летим на метле рядом с пушистыми облаками, и едим радугу,- говоря все это она смотрела на меня, проверяя взглядом верю-ли я ей, а сама она все это время выбиралась из под одеяла, и ползла к лесенке. -О, это чудесный сон, я помню, мне как-то снился такой же,- улыбаясь ей, я подошел к лестнице, что бы помочь ей спуститься,- Ты возьмешь Лору с собой? -Конечно,- она показала мне свою игрушку,- ей ведь тоже нужно сделать прическу,- взяв меня руками за шею, Калипсо ожидала, пока я спущу её со второго яруса кровати. А я знал, что она ожидает от меня чуда, нашего привычного утреннего ритуала. Вся его суть заключалась в том, что снимая её, я должен был покружить её в воздухе. И решив не огорчать её, в такой чудесный день, я аккуратно начал кружить её, разгоняя солнечные лучи, которые активно пытались прорваться сквозь портьеры. И когда мы накружились и насмеялись вдоволь, я опустил её на пол. -Все моя хорошая, беги к мамочке,- и, чмокнув её еще раз, я взглядом проследил, как она побежала из комнаты. Я же заправив её кроватку, открыл портьеры, и присел на край кровати Юджина, глядя на чемодан. На меня вновь нахлынули воспоминания о том, как это утро проходило у меня: меня ни кто не будил лаской, не кружил меня в воздухе, не говорил, что все будет хорошо, мне просто сказали, что мой чемодан уже в карете, и то, что бы я не забывал писать. Все… Может именно поэтому, я совершенно противоположено отношусь к своим детям, кто знает. Пока я размышлял об этом, совершенно не замечая, как летит время, в комнату вошла Владиона, она в лучах утреннего солнца, выглядела просто замечательно, каждая клеточка моего разума, была рада видеть её, и я бы хотел, что бы этот момент ни заканчивался никогда, но этого не могло произойти. Она села рядом со мной, и спокойным голосом сказала: -Мне не верится,- я обнял её одной рукой, она посмотрела мне в глаза,- мне правда не верится. Они так быстро выросли, и вот Юджин уже едет в Хогвартс. Мне не верится, что мы так быстро выросли, ведь буквально вчера мы окончили школу, а наши дети уже идут по нашим стопам. -Да,- согласился я с ней,- они выросли, при этом выросли очень быстро, так же как быстро как повзрослели и мы. Но ведь это должно было рано или поздно произойти. Нужно радоваться, что все это происходит, что все происходит именно так, а не иначе. В этом и есть наше счастье. И я поцеловал её, это произошло, спонтанно и можно даже сказать безрассудно, по юношески, и это было замечательно, как вдруг я услышал: -Ой, Калипсо, они целуются,- мы с моей супругой как подростки, которых профессор застукал целующимися в укромном уголке замка, вдруг все залились краской, и засмеялись. Это было действительно смешно, потом мы сами не могли объяснить, почему мы смеялись. А девочки все это время, стояли в проходе и не знали, что же им делать, то ли убежать, что бы ни мешать родителям, то ли остаться. И я решив как-то разрешить эту ситуацию встал с кровати, и, направляясь к двери сказал: -Влади, я пойду пошаманю над завтраком, а ты помоги девочкам собраться, если тебя не затруднит… В ответ она лишь, кивнула и улыбнулась. Я воспринял это как хороший жест, и направился на цокольный этаж, туда, где располагалась кухня, по дороге, я быстренько заскочил в спальню, где оделся в повседневную одежду, и в ванную, где провел обычные утренние процедуры. Спустившись на кухню, которая была отделена от столовой, чем-то вроде барной стойки, я заметил Юджина, который сидел за столом в ожидание всех нас. -Юджин, не хочешь немного помочь мне с завтраком,- в ответ на его взгляд, я широко улыбнулся,- пока наши дамы проводят утренний туалет. -Да, хорошо,- он встал и, пройдя на кухню, спросил,- Что мне сделать? -Разбей, пожалуйста, на сковороду несколько яиц,- сказал я, махнув волшебной палочкой, в сторону небольшого камина, в котором тут же загудело пламя,- а я пока пристрою кофейник, что бы он согрелся. Я активно пытался пристроить кофейник, пока у меня за спиной раздавался звук трескающейся скорлупы, после того, как Юджин закончил с миссией, которую я возложил на него, он вдруг повернулся ко мне и спросил: -Пап, а это страшно? – он смотрел на меня, в надежде услышать искренний ответ, и я просто не мог сказать ему неправду. -Немного,- и я вновь улыбнулся ему,- Но это больше волнительно, чем страшно. Ты сам поймешь, когда пройдешь через это, в Экспрессе нет ничего страшного, это как дверь в новую жизнь, в жизнь, где нужно ходить на лекции, и прилежно учиться. Где можно, и нужно весело развлекаться с друзьями. Это просто начало нового пути в твоей жизни. К тому же мы ведь тоже будем в замке, и мы всегда сможем поддержать тебя, и помочь в трудной ситуации. А когда ты увидишь Экспресс, все твое волнение улетучится в этот же миг. -Хорошо,- сказал он, и я увидел, что мне удалось его приободрить, я предложил ему занять свое любимое место за столом, что он и сделал. Яичница с беконом весело шумела на сковороде, наполняя комнату неизменным запахом вкусного завтрака. И казалось, будто дамы нашего семейства, пришли в комнату именно ради этого пленительного запаха. Все заняли свои любимые места, во главе стола как обычно села Жаклин с неподдельным удовольствием, а я взмахом палочки заставил яичницу на блестящих тарелочках занять положенные места на столе. Все мы принялись завтракать, пока мы ели, тишину в комнате нарушало только пламя из камина. После того, как мы закончили трапезу, я решил рассказать детям, что нас ожидает. И налив всем желающим кофе, я начал говорить: -Дорогие мои, сейчас мы с вами окончательно собираем все свои вещи в чемоданы, и чемоданчики,- я многозначительно взглянул на девочек,- Потому что в ближайшее время мы сюда не вернемся, мы возвращаемся домой в Хогсмид. До вокзала мы едем все вместе, Министерство любезно предоставило нам машину, на которой мы собственно и доберемся до нужного нам места. После того, как все проводят Юджина, мы доберемся до Хогсмида на Ночном рыцаре. Где девочек уже будет ожидать бабушка Элис, которая присмотрит за ними, пока мы с мамой наблюдаем распределение Юджина. После, которого мы сразу направимся домой,- я вновь посмотрел на девочек, которые уже были готовы возмущаться,- и все вам расскажем, так что не переживайте. И собственно это все. Давайте мы с вами поторопимся, потому что времени у нас осталось не так уж много как хотелось бы. Все, дружно согласившись с моей последней фразой, поднялись со своих мест. Девочки тут же о чем-то щебеча, убежали в комнату, Юджин поднялся следом за ними, улыбаясь глядя им вслед, а мы с Владионой замыкали это шествие, шагая по лестнице последними. Зайдя в комнату, я достал из шкафа небольшой с виду чемодан, который был расширен с помощью заклинания, и мы принялись собирать все, что привезли с собой две недели назад. Было слышали как девочки наверху дружно, пели какой-то незамысловатый мотив, и я сказал: -Никогда не любил уезжать отсюда,- Владиона вопросительно посмотрела на меня,- но и жить тут постоянно просто невозможно, здесь абсолютно никакого простора для девочек, да и Юджин не любит выходить тут на улицу, после тех неконтролируемых всплесков магии на прошлое Рождество… Владиона, в ответ сказала мне, что-то простенькое, но я понял, что она со мной согласилась. Она тоже не любит эту квартиру, она «давит» на неё своей теснотой. После окончания сборов, я спустил все наши чемоданы вниз к парадной двери, возле, которой нас уже, ожидала машина. Ничем ни выделяющаяся, она стояла среди припаркованных маггловских машинах, шофер услужливо согласился перенести наши чемоданы в багажник. А мы пока помогли девочкам надеть осенние курточки, потому что на улице было по-осеннему прохладно. И решив, что все готовы к нашему непродолжительному путешествию до вокзала Кинг-Кросс, я закрыл квартиру, и наше семейство дружно село во вместительную машину. Мы с Владионой на передних сидениях, а детишки заняли места сзади. Калипсо не выпускала из рук плюшевую мандрагору, на макушке, которой красовалась коротенькая косичка, из пучка ниточек разной длины. Мы проехали наш старый квартал, и нам нужно было проехать один из центральных кварталов, девочки крутили головами из стороны в сторону и увлеченно разглядывали рекламные вывески, которые для их удивления не двигались, а замерли в одних позах. Через какое-то время мы поняли, что мы подъезжаем к месту назначения. Дети, просто сгорали от любопытства, девочки без умолку трещали, высказывая различные догадки о том, какой же она будет – Платформа 9 ¾. Юджину тоже было любопытно, но он сдерживал это в себе. Когда машина остановилась, Владиона решила напомнить детям о подобающих мерах поведения. -Дорогие мои, мы с вами в месте, где большое количество магглов,- она внимательно посмотрела в глаза каждому из детей,- очень большое, поэтому мы должны вести себя также как и они. Никаких разговоров о поезде и платформе... -Мы с вами сейчас, самая обычная семья,- добавил я и улыбнулся,- но не переживайте, как только мы перейдем барьер между платформой и вокзалом, вы сможете свободно выразить свои эмоции и впечатления. Дети все это время послушно кивали, но мы отчетливо понимали, что они нас не слышат, девочки разглядывали вокзал, и говорили, о том, что он слишком серый, и ему не хватает красочности. В этом я с ними был согласен. Я первым вышел из машины и сходил за транспортной тележкой, ведь у нас с собой огромный чемодан. Когда я вернулся к машине, супруга с детьми уже ожидали меня на улице, шофер также любезно выгрузил наш багаж на тележку, и мы, поблагодарив его, направились внутрь вокзала. Сегодня здесь было необычайно много народа, но для нас это не было проблемой, нас это даже радовало, мы могли не волноваться о том, что мы как-нибудь привлечем к себе внимание. Дойдя до нужного места, мы немного замешкались, нам с Владионой нужно было решить, кто пойдет первым, и кого из детей он прихватит с собой, в конце концов, было решено, что я с Юджином и Калипсо пойду первым, а она с Жаклин, следом за нами. -Калипсо, иди сюда моя хорошая,- я поудобней усадил её на чемодан, что бы не заставлять бежать её за нами, а просто «завезти» на платформу,- держись крепче. Юджин, ты тоже идешь с нами,- и жестом показав ему, что бы он взялся за ручку тележки, сам встал сзади него, также взявшись за тележку, что бы толкать её,- главное не волнуйтесь, удара мы с вами не почувствуем, мы просто пройдем сквозь барьер,- и наклонившись поближе к сыну сказал,- это лучше делать с разбега, поэтому раз, два, три… Мы тронулись с места, и, не успев даже набрать сильный разбег, уже оказались на Платформе 9 ¾. Я обратил внимание, что Калипсо зажмурилась, но при этом не кричит, а чего-то ожидает, наверное, удара, но когда мы остановили тележку, я сказал ей: -Уже можно открывать глазки,- она моментально их открыла, и была откровенно поражена. Все догадки, которые они строили с сестрой, рухнули под звуки свистка дежурного и общий гул людей. Здесь все было как обычно: красно-алый поезд, выпускающие белесые облака пара, и множество студентов, родителей, и различных животных. -Ух ты,- по-моему, это все, что смогла вымолвить моя дочурка сейчас. Я лишь широко ей улыбнулся, полностью осознавая, что она сейчас испытывает, это, несомненно, был восторг и радость. Через несколько мгновений в этой суматохе, появилась и Владиона с Жаклин, вторая сразу же остановилась и как завороженная стала смотреть на поезд. -Он еще лучше, чем мы думали, да Жаклин? – вдруг спросил Юджин, который до этого момента упорно молчал. Вдруг я увидел, своего прежнего сына озорного и веселого, улыбающегося, а главное жизнерадостного. Все его волнение сняло как рукой, он радовался каждому моменту проведенному здесь, а Жаклин так и не смогла ничего ему ответить. Практически все на Платформе было как прежде, кроме единственного факта: наших детей. Мы впервые привели сюда своих детей, и они были счастливы. А мы были рады, оттого, что они испытывают, такую сильную радость, которую только можно испытывать в их возрасте. -Влади, я отвезу чемодан в багажный вагон, а вы пока пройдетесь, поищите кого-нибудь знакомого,- толкнув тележку, я на ходу повернулся и крикнул,- Где-то здесь Эмили и Алекс, у них нынче тоже новички… Я начал пробираться сквозь толпу детей и их родителей, которые говорили своим детишкам последние наставления о том как себя лучше вести, и чего лучше не делать в школе. Внимательно оглядываясь в поисках знакомых лиц, я упорно пытался найти хоть кого-нибудь знакомого, студенты здоровались со мной, приходилось им отвечать, это немного затрудняло поиски. И совершенно случайно, мой взгляд выхватил из толпы рыжеватые локоны, которые принадлежали человеку, которого я не мог спутать ни с кем. -Яська,- крикнул я через толпу, но девушка никак не отреагировала,- Яська! – крикнул я повторно, и молодой человек, стоявший рядом с ней, услышав меня, сказал ей что-то, после чего она повернулась, и непонимающе стала вглядываться в толпу. Я приподнял шляпу с головы и активно стал ей махать. Она заметив меня широко улыбнулась, и помахала, свободной рукой, теперь когда она повернулась я понял почему она не сразу отреагировала, на то что её кто-то зовет, у неё на руках сидела совсем маленькая малышка, которой от силы можно было дать годика два-три, а рядом с ней в новенькой мантии стоял мальчик, который ничем не отличался от неё, ну, наверное, кроме цвета волос, тут он больше пошел в папу. Решив, что не хорошо, мешать людям в такой волнительный момент, я крикнул, что подойду к ним на обратном пути, на что Яська лишь кивнула и вернулась к своим детям. Размышляя о том, что не только мы с Владионой так быстро выросли, но и все наши знакомые тоже попрощались со своим детством, я добрался до багажного вагона. Здесь я не ожидал встретить еще одного старого-доброго знакомого, он первым заметил меня и улыбаясь подошел ко мне. -Джар,- мы обменялись рукопожатиями,- рад тебя видеть. Я слышал, ты в этом году провожаешь в Хогвартс, своего первенца? -Взаимно, Доминик,- и широко улыбнувшись, я отметил про себя, что он несколько не изменился с нашей последней встречи в прошлом году в Хогвартсе,- Когда-нибудь это должно было случиться, а ты провожаешь Лару? -Да, провожаю,- он улыбнулся,- Все мы переживаем за своих детей. Ладно, меня ждет дочь, встретимся на банкете после Распределения,- и он, похлопав меня по плечу, направился куда-то в толпу. Я улыбнулся своим мыслям, о том, что Доминик остался также молод душой, как и был, чего отчасти нельзя было сказать обо мне. Подумав о том, что юность пролетела, не дав насладиться собой, я немного огорчился, но при всем этом, я видел в этом и плюсы. У меня есть семья, которую я люблю, и которая любит меня, а что еще нужно для жизни? Я нашел их в стороне от двери одного из вагонов, а рядом с ними, знакомые и также дорогие мне люди, Эмили со своей семьей. Точнее было бы сказать со своим мужем. -Эмили, Алекс,- я обнял обоих по очереди,- Как же я рад вас видеть. Вот и мы дожили до того момента, когда наши дети отправятся в Хогвартс, это просто чудесно. Где же ваше молодое поколение? -Джаред, они уже заняли места в вагоне,- ответил мне Алекс, с небольшим испанским акцентом,- и приготовились к отправлению в путь… -Правда, это уже не наш путь,- с небольшим огорчением сказала Эмили. -Неужели ты так считаешь,- я не договорил мысль, как меня прервал продолжительный гудок поезда, студенты хлынули живым потоком к дверям вагонов, и мы немного подвинулись, что бы совсем ненадолго попрощаться с нашим сыном. -Юдж, все будет хорошо, найди Даниеля с Мелиссой,- я говорил о детях нашей подруги,- Вы весело проведете время. И не грусти, это ведь так здорово, ты впервые едешь в Хогвартс, скоро ты поймешь как же это здорово. -Я уже понял пап,- и он крепко обнял нас с Владионой, которая прослезилась от счастья, на её лице бесконечно сияла улыбка, а нас троих обняли еще и девочки. Вот так мы и стояли, до того момента, пока поезд не издал второй гудок. Юджин торопливо, чмокнул всех в щеки, и, пообещав девочкам писать письма, забежал в вагон. А мы стояли, и продолжали испытывать неимоверную радость, и счастье, обычное родительское счастье. После того, как на Платформе 9 ¾, остались лишь родители и провожающие братья и сестры, поезд издал третий, самый длинный гудок, и дернувшись начал набирать ход. Я держал девочек на руках, что бы они видели своего брата, махавшего нам всем из окна вагона Хогвартс-Экспресса. Рядом со мной стояла моя супруга, и лучшие друзья, и я вдруг вспомнил, что я не договорил свою мысль. -Нет, Эмили, это и наш путь,- я улыбнулся ей, она стояла в объятиях мужа, положив голову ему на плечо,- Просто теперь не мы в Хогвартсе, в замке теперь частица нашей души… И чмокнув девочек, в их немного опухшие от слез лица, я сказал им: -Ну, что вы переживаете, все будет хорошо,- они чуть улыбнулись мне и лишь ответили, что будут скучать по брату,- мы все будем по нему скучать, но он всегда будет рядом с нами, а еще он обещал писать вам,- и повернувшись к Владионе со счастливой улыбкой на лице я сказал,- Ты не поверишь, я встретил Яську с её семьей, и я пообещал, что мы подойдем к ним после отправки поезда…
Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.