A Bit Less Ordinary +219

Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
Форс-мажоры

Автор оригинала:
in_the_bottle
Оригинал:
http://archiveofourown.org/works/486077

Основные персонажи:
Донна Роберта Полсен, Майкл Джеймс Росс (Майк), Харви Реджинальд Спектер, Эдит Росс
Пэйринг:
Марви
Рейтинг:
PG-13
Жанры:
Романтика, Ангст, Драма, Hurt/comfort, AU
Предупреждения:
Нехронологическое повествование, Смерть второстепенного персонажа
Размер:
Миди, 31 страница, 1 часть
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
Что если отец Майка был единственным, кто умер в автокатастрофе? Что если мать Майка выжила? И что произойдёт, когда некий Харви Спектер ворвётся в его жизнь?
Чудесное AU, в котором Майк стал не юристом, а доктором.^_^

Посвящение:
Всем моим читателям.:) И чудесной in_the_bottle.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания переводчика:
Одна из лучших работ, прочитанных мной на archiveofourown. Серия состоит из шести частей и называется Fate's Decree (http://archiveofourown.org/series/24289). Что удивительно, так это то, что автор написал всю серию всего за четыре месяца! Конкретно эту работу он, как выяснилось, писал четыре дня. У меня это заняло намного больше времени, но доктор Росс мне так понравился, что я захотела поделиться этим чудом с вами. Разрешение получено. Перевод не совсем дословный, а временами вообще похож на пересказ, но вы ведь всегда можете прочитать оригинал. Поверьте, оно того стоит.^_^
8 августа 2016, 11:40
      Это был тот же сон - искажённая версия памяти и реальности. Звук визжащих шин, громкий удар от столкновения, звон разбитого стекла. Красный цвет крови отца на лобовом стекле, составляющий разительный контраст с белым снегом снаружи; мать, застывшая на переднем пассажирском сидении. Каким бы умным ни был Майк Росс, ему всё ещё было всего одиннадцать лет, и он мог лишь отстегнуть свой ремень безопасности и начать звать на помощь. По ощущениям он кричал несколько часов кряду, но никто так и не пришёл.

      - Майк, просыпайся!

      Оклик вытолкнул Майка из сна. Сон - воспоминание - отошёл в дальнее прошлое только когда он протёр свои глаза. Прошло немало времени с тех пор, как он в последний раз видел это сон; но от этого тот не стал менее дезориентирующим.

      - Сколько времени? - спросил он сонно, стряхивая застарелое чувство страха и печали. Насколько Майк мог сказать, снаружи всё ещё было темно.

      - Четыре двадцать, - ответила Джоанна Уилкокс или Джо, миниатюрная рыжеволосая ночная дежурная медсестра. Ей было сорок-сорок пять, но выглядела она лет на десять моложе. - Я знаю, что твоя смена не начнётся до шести, но произошло пять аварий, и Дэвидсон созывает всех, у кого свободны руки.

      Майк тряхнул головой, пытаясь избавить от остаточных следов сна свой мозг.

      - Хорошо. Я пойду прямиком туда после того, как промою лицо водой.

      - ОВП* в десять минут, и ты знаешь, как отреагирует Дэвидсон, если ты опоздаешь, - предупредила Джо перед тем, как исчезнуть в дверях и оставить его в полутёмной комнате.

      Восемь с половиной минут спустя Майк настолько свежий и сообразительный, насколько вообще возможно после трёхчасового сна, присоединился к остальной ночной смене, стоящей вблизи входа и ожидающей, когда появится первая машина скорой помощи.

      - Доктор Росс, как мило с вашей стороны наконец-то к нам присоединиться, - иронично поприветствовал его доктор Джеймс Дэвидсон, штатный врач и заноза в заднице Майка в течение последних четырёх лет.

      Громкое завывание сирены помешало Майку ответить, когда первую жертву аварии вкатили через вход реанимации. Парамедик был сверху жертвы, производя компрессию грудной клетки.

      - У него фибрилляция желудочков! - доложил второй парамедик, в то время как его коллега продолжил проводить реанимацию. - Попал в аварию четыре минуты назад, один миллиграмм эпинефрина был введён две минуты назад, давление шестьдесят на сорок.

      - Понял! - ответил Майк и нырнул с головой в то, что, он был уверен, выльется в очередной шестнадцатичасовой день. Такой была жизнь Старшего Ординатора отделения экстренной помощи Нью-Йоркского Пресвитерианского Госпиталя.



***





      В другие девяносто минут до конца своей смены Майк был благодарен, что ОЭП* наконец-то затих на ночь. После безумия нескольких последних дней тихая ночь дала ему время, чтобы разобраться со всей накопившейся бумажной работой. В такие времена, как эти, он удивлялся, зачем вообще согласился на должность Старшего Ординатора.

      - Я в порядке! - Майк услышал раздражённый мужской голос, доносящийся со стороны входа, как раз тогда, когда заканчивал с файлом мистера Дженкинса.

      - Никогда нельзя быть слишком осторожными с подобными вещами. Дайте докторам посмотреть, и они смогут решить, - сказал другой голос, когда они достигли стойки регистрации.

      Майк поднял взгляд с места, за которым сидел позади Джо, чтобы увидеть белого мужчину в костюме-тройке, выглядящего будто стоил больше месячного оклада Майка. Его приволок к стойке аккуратно одетый темнокожий мужчина.

      - Могу я вам помочь? - спросила Джо, явно позабавленная развернувшейся перед ней сценой. Должно быть, она так же была рада отвлечься от медленного течения смены. До этого она играла в Angry Birds на своём айфоне, больше часа назад закончив все свои дела.

      - Нет... - ответил Парень в Костюме.

      - Да, - сказал другой мужчина, перебивая Парня в Костюме. - Мы попали в небольшую автомобильную аварию. Получили удар сзади, и Мистер Спектер ударился головой о спинку моего сиденья.

      - Я в порядке! - запротестовал Парень в Костюме, мистер Спектер, как предполагает Майк.

      - Харви, ты почти упал из-за головокружения.

      - Он прав, - Джо обращается к мистеру Спектеру. - Вы никогда не можете быть слишком осторожными с травмами головы, особенно если вы чувствуете головокружение после инцидента. Заполните эту форму, и доктор появится в течение нескольких минут.

      Джо протянула пару обычных медицинских и страховых форм, и они удалились в зону ожидания, чтобы заполнить их. Майк мог всё ещё слышать слабые протесты от мистера Спектера.

      - Майк? Ты возьмёшь его? - Джо повернулась попросить его, раз уж он был к ней ближе всех.

      - Конечно, я всё равно уже закончил с графиками, и у меня есть ещё.., - он посмотрел на свои часы. - Семьдесят минут. Отправь их в смотровую, как только закончишь. Я буду там, как только положу эти файлы на стол Дэвидсона.

      Пять минут спустя Майк зашёл в смотровую, застав середину чего-то похожего на соглашение.

      - Таковы мои условия. Оставайтесь и дайте себя осмотреть, или я позвоню Донне.

      - Это нечестный приём, Рэй.

      - Мистер Харви Спектер? - сказал Майк, зайдя внутрь, держа в руках папку с основной информацией о мистере Спектере. Юрист по профессии, что объясняет дорогой костюм; без выявленной аллергии, никаких лекарств, кроме случайных обезболивающих, никакой сложной медицинской истории, кроме плохого плеча от предыдущей спортивной травмы.

      - Да, это я, - ответил Парень в Костюме. Он сидел на одном из стульев и встал, как только вошёл Майк.

      - Я доктор Майк Росс, - он представился, прежде чем повернулся к другому мужчине в комнате. - Сэр, я боюсь, что должен попросить вас подождать снаружи, пока я буду осматривать мистера Спектера. Закон о конфиденциальности и всё такое.

      - Да, конечно. Просто убедитесь, что он не убежит. Донна и так собирается получить мою голову на тарелке.

      - Я прослежу, чтобы он был там, где должен быть, - ответил Майк с позабавленной ухмылкой. Кем бы ни была эта Донна, она уже нравилась Майку. - Итак, я слышал, что вы попали в небольшую аварию и ударились головой? - Майк вернул своё внимание мистеру Спектеру, как только его друг вышел из смотровой.

      - Ничего не было. Мы просто выбирались из пробки, и я почти застегнул свой ремень безопасности, когда на нас налетели сзади. Я был на заднем сидении и мог удариться головой о водительское. Когда я выбрался из машины, у меня было небольшое головокружение, и Рэй стал параноить. Я в порядке.

      - Об этом судить мне, мистер Спектер. Если вы снимете пиджак и запрыгнете на эту кровать, мы могли бы начать.

      - Если только это значит, что я смогу убраться отсюда побыстрее, - мистер Спектер сделал то, что было велено, несмотря на то, что он не выглядел довольным этим. Майк взял нужное ему для обследования пациента оборудование с полки. - И, Боже, вы хотя бы достаточно взрослый, чтобы практиковать? Вы выглядите, как ребёнок.

      - Ох, 'но ещё я гений. Если у вас с этим проблемы, я могу отдать вас доктору постарше, который не так умён, как я', - ответил Майк.

      - Дуги Хаузер? Серьёзно? - мистер Спектер поднял бровь, его раздражение сменилось изумлением. Майк был удивлён тем, что мужчина распознал отсылку - никто из его пациентов этого ещё не делал.

      - Эй, ему было всего четырнадцать, когда он получил квалификацию. Я совершенно точно старше, чем он! - запротестовал Майк.

      Мистер Спектер оглядел его ещё раз и хмыкнул:

      - Не намного.

      - Ну, всё. Никакой конфеты для вас, - сказал Майк, ухмыляясь во время измерения давления мистера Спектера. - Если вам станет от этого хоть немного лучше, помимо того, что я гений, я ещё и Старший Ординатор. Я знаю, что я делаю, - убеждает Майк. Это был не первый раз, когда его способности доктора ставились под вопрос из-за того, что он выглядел моложе своих лет, и, скорее всего, не последний. Майк давно научился не воспринимать это лично. - Не могу ничего поделать с тем, что у меня хорошие гены.

      - 'Не существует гена судьбы', - сказал мистер Спектер, звуча немного... шаловливо. По некоторым причинам у Майка было чувство, что у мистера Спектера было не так много возможностей побыть игривым.

      - Вам было предначертано быть притащенным сюда вашим другом в эту конкретную прекрасную ночь? И Гаттака? Серьёзно? - ответил Майк точно таким тоном, который мистер Спектер использовал до этого, и он не смог не заметить, как лицо мистера Спектера будто осветилось изнутри, когда он засмеялся.

      В конце концов, Майк диагностировал слабое сотрясение и травму от резкого движения. На всякий случай он так же заказал КТ головы, которая оказалась в норме.

      К тому времени, когда он решил, что мистер Спектер (или Харви, как он настаивал, чтобы его называли, так как он чувствовал себя старым, когда Майк звал его "Мистер Спектер") готов к выписке, прошло сорок пять минут с конца его смены, но Майк был даже разочарован видом уходящего Харви. Не каждый день он встречал кого-то, кто был способен не только распознать его случайные неясные отсылки к фильмам и сериалам, но и ответить Майку не хуже. Это было самое весёлое лечение пациента на памяти Майка.



***





      Похороны были простыми; они не могли позволить себе ничего более изысканного, не тогда, когда они всё ещё ждали выплаты от страховой компании, а мать до сих пор не оправилась от травм, полученных в результате аварии, и была не в состоянии вернуться на работу. Грэмми переехала к ним, чтобы присмотреть за Майком, пока его мать выздоравливала.

      Конечно, в то время Майк не совсем понимал, насколько тяжелым было их финансовое положение. Они полагались на сбережения его родителей и пенсионный фонд Грэмми. Но в конце концов, когда их сбережения были на грани исхода и до сих пор не было никаких признаков страховых денег, Грэмми вернулась на работу на неполную занятость. Мама в конечном итоге восстановилась достаточно, чтобы вернуться к преподаванию на неполный рабочий день для получения дополнительного дохода.

      - Я не понимаю, почему это занимает столько времени, - Майк отчётливо помнит разговор за их кухонным столом между его мамой, Грэмми и их адвокатом. - Другой водитель был пьян, мы не были виноваты.

      - Я понимаю ваше разочарование, миссис Росс. Но его страховщики утверждают, что они не несут ответственности. А ваша страховая компания говорит, что виноват другой водитель и что ответственность за выплаты должны нести они, - объяснил мистер Эндрюс, и Майк мог сказать, что он звучал разочарованно, хотя не был уверен, на кого было направлено его разочарование - на страховые компании или на его маму.

      - Я хотел бы, чтобы вы и ваша семья не были пойманы в такую ситуацию. Я пытаюсь сейчас заставить вашу страховую компанию выплатить то, что вам причитается, а потом возбудить дело против другой стороны. В вашем случае действительно не было необходимости столько тянуть.

      - Вы можете это сделать? - спросила Грэмми. - Как вы знаете, мы на волоске, мистер Эндрюс.

      - Я сделаю всё возможное, - ответил от души мистер Эндрюс. - Я могу обещать вам это.

      В следующий раз Майк увидел мистера Эндрюса два месяца спустя, его мама плакала и обнимала мистера Эндрюса на ступеньках их входной двери.

      - Спасибо, - сказала она. - Спасибо вам за всё.

      - Просто делаю свою работу, миссис Росс, - ответил мистер Эндрюс, неловко обнимая в ответ его маму.

      Пока он не стал старше, Майк не понимал, что если бы мистер Эндрюс не получил тогда их деньги, они бы потеряли свой дом.



***





      - У кого-то есть тайный поклонник! – крикнула поддразнивающе Джо, когда следующей ночью Майк пришёл на работу.

      - Что?

      - Это пришло для тебя ещё полчаса назад, - Джо указала на красиво завёрнутую подарочную коробку, стоящую на стойке регистрации рядом с кучей графиков там, где Майк обычно проводил ночь, когда ему нужно было заполнить документы.

      Майк уставился в замешательстве на упаковку.

      - Кто его прислал? - спросил он Джо, когда снял велосипедный шлем.

      - Понятия не имею, - пожала плечами Джо. - Курьер доставил его. Насколько я могу сказать, карточка к нему не прилагается.

      Конечно же, Джо посмотрела.

      Оторвав обёртку, Майк оказался лицом к лицу с бокс-сетом DVD Стар Трека, оригинальной серии со всеми фильмами. Обычная белая карточка, которая, тем не менее, выглядела дорого, застряла между "Гневом Хана" и "В поисках Спока". Он прочитал: "Не смейся над Кирком, он - мужик".

      Майк засмеялся, прочитав записку. Карточка была без подписи, но её не мог прислать никто другой, кроме Харви Спектера.

      - Ну, кто его прислал? - спросила любопытно Джо.

      - Благодарный пациент, - ответил Майк, держа карточку над головой, чтобы не дать Джо, чей рост едва ли достигал метра пятидесяти семи, выхватить её из рук. - Приватность абсолютно ничего не значит для тебя, не так ли?

      - Только, если ты пациент, - сказала Джо. - И ты, очевидно, не пациент, так что покажи!

      Майк коротко рассмотрел возможность позволить Джо прочитать совершенно невинную карточку, но решил, что будет интереснее увидеть, что сможет придумать её воображение. Поэтому вместо этого он просто ухмыльнулся.

      - Нечего показывать, Джо. Как я уже сказал, это просто подарок от благодарного пациента.

      Парамедик появляется у стойки, останавливая Джо от дальнейших приставаний к Майку. Спасённый Майк схватил DVD-диски и свой шлем и направился в комнату для персонала в надежде, что его шкафчик был достаточно большим для того, чтобы положить в него бокс-сет.

      Природа больницы подразумевала, что все в отделе узнали о его "тайном поклоннике" в течение часа. Даже Джули Ким, наименее склонная к сплетням стажёрка третьего года, спросила его об этом.

      - Марк сказал мне, что там было секс-видео. Это правда? - спросила Джули, когда они рассматривали рентген голеностопного сустава, ища признаки перелома.

      - Что?! Нет! Откуда, чёрт возьми, он это взял?

      - Джейсон.

      - Джейсон-охранник?! О Боже, эта вещь определённо получила свою собственную жизнь!

      Пока дикие спекуляции его коллег были придуманы в развлекательной 'откуда, чёрт возьми, они это берут?!' и 'О, мой Бог, что за хрень!?!' манере, они на самом деле не могли повлиять на его репутацию.

      - Я должен был превратить это в социальный эксперимент и написать статью. Воздействие Сплетен на Рабочем Месте на Производительность Труда и Моральный Дух Персонала или что-то типа того. По крайней мере, я получил бы публикацию из всей этой истории.

      - Таким образом, это не секс-видео?

      - Нет! Господи! Это DVD-диски Стар Трека!

      - Стар Трека, - Джули звучала разочарованной тем, что не было ничего предосудительного.

      Майк подавил желание стукнуться головой о стену.

      - Можем ли мы вернуться к рентгенограмме, пожалуйста? У нас есть пациент, который испытывает сильную боль и ждёт нашего диагноза.



***





      Инцидент и мистер Харви Спектер - Адвокат, были бы причислены к забавным анекдотам, если бы не тот факт, что через месяц Майк буквально врезался в Харви в местной кофейне "Улитка в бутылке", или просто "Улитке", как окрестили его местные жители. Повезло, что Майк пошёл туда для пончиков, а не для кофе, потому что он не был уверен, что смог бы оплатить химчистку в противном случае.

      - Ах, доктор Хаузер, приятно встретить вас здесь, - сказал Харви, когда они восстановили равновесие. Он посмотрел на перевёрнутую коробку пончиков на земле. - Я думал, что врачи должны питаться здоровой пищей?

      Майк с отчаянием посмотрел на пончики, потом снова на Харви.

      - Я собирался воспользоваться моей молодостью и чрезвычайно высокой скоростью метаболизма, пока не пришёл ты и не испортил мой план, старик.

      - Кого ты называешь старым? - запротестовал Харви. - Давай, цыплёнок, я куплю тебе больше.

      Он направил Майка обратно в кофейню, когда один из официантов вышел с метлой, чтобы прибрать беспорядок, созданный ими.

      - Тебе лучше сделать это, учитывая, как ты просто... убил мои пончики.

      - Убийство? Не кажется ли тебе, что это немного сурово? - сказал Харви с усмешкой.

      - Прекрасно, тогда убийство по небрежности. В любом случае, ты убил их. Убийца пончиков, - предъявил обвинение Майк.

      - Убийство по небрежности? Не говори мне, что ты ещё и юрист?

      - Нет, это ты, - ответил Майк.

      Харви мгновение смотрел на него удивлённо, прежде чем его озарило:

      - Страховые формы.

      - Ага.

      - Не работаешь сегодня? - спросил Харви, когда они стояли в очереди, ожидая возможности сделать заказ.

      - После моего безумного графика в прошлом месяце и, бог знает, скольких ночных смен? Боже, нет. У меня три выходных дня. Я просто хочу наесться как свинья и смотреть дерьмо по телевизору весь день. А что делаешь здесь ты? Не твоя часть города.

      - Только что закончил встречу в офисе клиента за углом. Я пропустил обед, думал чего-нибудь перехватить и просмотреть некоторые документы во время еды вместо того, чтобы отправиться обратно в офис, - ответил Харви. - К тому же, как юрист, я чувствовал себя обязанным проверить это место на предмет соответствия своему имени.

      - Это всё объясняет, - рассмеялся Майк.

      Они быстро достигли начала короткой очереди, и Харви заказал поджаренный бутерброд с ветчиной и сыром и чёрный кофе. Майк повторил свой заказ из десятка разнообразных пончиков с собой и добавил латте.

      - За получение эмоциональной травмы, чувак, - сказал он, заметив удивлённый из-за его дополнительного заказа взгляд Харви.

      - Не называй меня чуваком.

      - По крайней мере, я перестал называть тебя убийцей пончиков.

      - Справедливо. Займёшь нам столик? - спросил Харви, оплачивая заказы, и Майк нашёл им столик в тихом заднем углу кофейни, когда они ждали свои заказы. - Итак, как твоя голова?

      - Нормально. Лёгкая головная боль была примерно день или два. В значительной степени то, что, как ты сказал, произойдёт, - Харви пожал плечами.

      - Хорошо, это хорошо. Да, и я хотел отправить тебе благодарственное письмо за DVD-диски. Не то чтобы у меня было время, чтобы посмотреть их или вообще сделать что-нибудь, кроме работы и ещё большего количества работы.

      - Разве ты не говорил, что у тебя три выходных дня? Хорошее время, чтобы освежить твоё классическое телевизионное образование. Это определённо лучше, чем дерьмо, которое они показывают на дневном ТВ. А вот и твоя компенсация за эмоциональную травму, - сказал Харви, когда их напитки прибыли.

      - И она будет вкусной, - усмехнулся Майк, к ужасу Харви добавляя около четырёх чайных ложек полных сахара в своё латте.

      - И кто теперь вызывает эмоциональную травму? Так много сахара в латте должно быть незаконным.

      - Но заметьте, советник, ключевые слова "должно быть", что означает, что это не так и что я могу добавить столько сахара, сколько мне захочется.

      - Ты на самом деле должен был стать юристом, - ответил Харви с усмешкой.

      - Я мог бы. Сдал LSAT* со стипендией в Гарвард и тому подобное. Решил, что медицина будет лучшим вариантом, - Майк пожал плечами, отхлебывая кофе. - Я также сдал Bar*, так что технически я мог бы заниматься юридической практикой, если бы захотел.

      - Ты сдал Bar, - Харви выглядел так, словно не был уверен, как относиться к этой случайной информации. - Почему ты вообще сдавал Bar?

      - Во время летнего перерыва перед началом практики мне стало скучно. Друг предложил мне пари на пятьсот долларов. Он сказал, что я не смогу сделать это без юридической школы за спиной.

      - Ты сдал Bar, потому что тебе было скучно, - посмотрел на него недоверчиво Харви.

      - Не забывай о пятистах долларов, - усмехнулся Майк.

      - Так ты не шутил о том, что ты гений?

      - Неа.

      Прошло более трёх часов, прежде чем они расстались с номерами сотовых телефонов друг друга. Харви не удалось сделать никакой работы, а Майк остался только с половиной пончиков. Он пытался убедить Харви, что в Улитке были лучшие пончики в Манхэттене.

      Майк не был уверен, что происходило между ним и Харви, но говорить с ним было легко. Даже когда Харви был пациентом, общение между ними не было похоже ни на что испытанное Майком с кем-то другим, кроме бывшего лучшего друга, которого он знал с детского сада.

      Телефон Майка бибикнул о входящем сообщении, как только он зашёл в свою квартиру в двух кварталах от кафе. Он выудил телефон из заднего кармана и улыбнулся сообщению.

      Я думаю, что мой тренажёрный зал должен отправить тебе благодарственное письмо. Это лучшие пончики из тех, что я когда-либо ел.

      Майк просто ответил: Я же тебе говорил. ;-)



***





      - Кто-то невероятно весел сегодня, - Грэмми встречает Майка объятиями.

      - Это второй день моих выходных, почему бы мне не быть весёлым? - ответил Майк, садясь в кресло, не занятое его бабушкой. - И завтра у меня также выходной.

      - О, три дня подряд - довольно редкое событие, - сказала Грэмми, наливая им по чашке чая.

      - Согласен, но после всех тех ночных смен, которые на меня взвалили, я заслужил это.

      Грэмми была в доме престарелых чуть более восемнадцати месяцев, и Майк посещал её хотя бы раз в неделю, чаще, если его график позволял, но он едва был в состоянии сделать это два раза в прошлом месяце из-за безумного количества работы, сваленного на него Дэвидсоном. Это означало, что всякий раз, когда Майк был не в больнице, он был слишком занят своей кроватью, прежде чем цикл повторялся.

      Майк был в середине впечатляющего поражения в покер своей бабушке, когда его мобильный телефон запищал.

      О Боже, он похож на нетерпеливого щенка лабрадора без капли собственных мозгов. Я не уверен, лучше это или хуже, чем стандартный Гарвардский дрон.

      Майк не смог удержаться от смеха при описании нового помощника Харви. Он быстро напечатал ответ: Ты сам нанял его. Никакого сочувствия.

      - Не хочешь поделиться? - спросила Грэмми, глядя на Майка с любопытством.

      - Просто Харви жалуется на своего помощника.

      - Харви? Это тот пациент, который послал тебе DVD-диски? Я не знала, что ты переписываешься с ним.

      - Я и не переписывался. Но мы буквально врезались друг в друга в Улитке вчера и провели целый день за разговорами.

      - Просто разговорами? - уточнила Грэмми, посылая ему довольно хитрую усмешку.

      - Грэмми! Он друг!

      - Если ты так говоришь, Майкл.

      - Он только что стал старшим партнёром Пирсон Хардман, буквально пару месяцев назад, и был вынужден нанять нового помощника. Он просто пожаловался, каким безнадёжным тот оказался. Это всё.

      - Если ты так говоришь, Майкл, - повторила Грэмми, что заставило Майка застонать от её инсинуаций.

      Его телефон снова запищал: Не напоминай мне.

      - Никогда не видела тебя таким счастливым от получения сообщения от кого-то из других твоих друзей, - Майк уставился на свою бабушку. - Я просто говорю. Да, кстати, стрит-флеш. Плати, детка.

      Майк провёл остальную часть дня, развлекая свою бабушку историями о похождениях своих коллег из ОЭП и некоторых более диковинных персонажей, проходивших через их двери.

      - Ты кажешься действительно увлечённым этим Харви, - сказала его бабушка, когда Майк собрался уходить.

      - Грэмми, разве мы уже не прошли через это? - застонал Майк.

      - Я серьезно, Майкл. Я хотела бы перед смертью увидеть, как ты остепенишься.

      - Он просто друг, и он на девять лет старше меня, - возразил Майк. - Кроме того, ты будешь жить до ста десяти лет, так что это ещё тридцать или около того лет. Много времени.

      - Твой дедушка был на пятнадцать лет старше меня, а твой отец был на восемь лет старше твоей мамы. У мужчин постарше есть свои преимущества.

      - Например? - Майк осознал свою ошибку, как только слова выскользнули из его уст. Дьявольская ухмылка, полученная от бабушки, только подтвердила это.

      - Ты знаешь, во-первых, они более выносливы в постели, и…

      - Боже мой, я не хочу говорить об этом с тобой! - Майк знал, что он звучит как испуганный подросток, столкнувшийся с необходимостью "Того Самого Разговора" со своими родителями, а не как полностью квалифицированный врач, которым он являлся, но он честно не хотел выяснять, что ещё его бабушка собиралась сказать.

      - Я собираюсь найти доктора Майер и поговорить о… эм ... всяких докторских вещах, пойти домой, а затем отбелить свой мозг в попытке забыть, что этот разговор когда-либо имел место быть. - Майк схватил сумку и убежал. Он мог поклясться, что всё ещё слышал смех своей бабушки весь путь вниз по коридору и даже за закрытыми дверями офиса доктора Майера.

      Эдит Росс была злой, злой женщиной, и Майк знал, что иначе и быть не могло.



***





      У Майка был старший год в Принстоне, когда его мама заболела раком молочной железы. Майк даже не знал об этом, пока она не вошла в ремиссию. Его мама и Грэмми обе решили держать его в неведении, чтобы он не отвлекался от своей учёбы. Когда Майк узнал об этом на Дне Благодарения, он повёл себя образом, достойным пятилетнего ребёнка, и дулся в течение двух дней, когда они запретили ему перевестись в колледж поближе к дому.

      - Майк, у тебя осталось менее года до окончания учебы. Принстон был хорош для тебя, а я в порядке, - сказала мама. - Я уже вернулась на работу, и прогнозы врача положительны. Мы обнаружили его вовремя.

      - Послушай свою мать, Майкл, - добавила Грэмми. - Не то чтобы она собирается быть в одиночестве, я до сих пор тут, или ты думаешь, что я совершенно бесполезна?

      - Нет, Грэмми, конечно же, нет. Просто…

      - Значит, всё решено, - прервала его Грэмми. - Ты заканчиваешь свою степень в Принстоне и решаешь, в какую юридическую школу ты хочешь пойти. Я знаю, что ты говорил о Гарвардском юрфаке с тех пор, как был в средней школе, и с твоими ста семидесятью девяти баллами LSAT, я не вижу, как они могут от тебя отказаться.

      - Да, - пробормотал Майк, решив не объявлять о том, что получил ранний приём и полную стипендию Гарвардского юрфака. Теперь ничто не могло заставить его переехать в Массачусетс.

      В течение следующих нескольких месяцев Майк прочитал всё, что смог найти о раке молочной железы и раке в целом. Он говорил с преподавателями из медицинской школы Принстона, а когда у него было время, сидел на различных семинарах, которые были хотя бы отдалённо связаны с раком и его лечением.

      К концу марта Майк каким-то образом оказался с сорока тремя баллами по MCAT*, рекомендательными письмами от профессоров, у которых он официально даже не учился, и полной стипендией в любой медицинской школе страны.

      Майк мучился над решением в течение нескольких недель. С тех пор, как он стал свидетелем того, как его мама обнимает мистера Эндрюса, он хотел стать юристом. Гарвард был его мечтой с тех пор, как ему было тринадцать, и он даже не рассматривал других вариантов, пока не поговорил с профессором Инманом незадолго до рождественских каникул.

      - Майкл, - они были в кабинете профессора, рассматривая ещё одно исследование, раскопанное Майком в попытке понять всё о раке. - Вы когда-нибудь рассматривали медицину в качестве профессии?

      Майк заморгал на профессора Инман с удивлением:

      - Э-э ... нет, не на самом деле. Я всегда хотел быть адвокатом.

      - Один из моих зятьёв - юрист. Мудак и акула в костюме, - презрительно ухмыльнулся профессор. - Послушайте меня, Майкл, более чем за тридцать лет преподавания и медицинской практики, я не встречал никого, настолько же подходящего для медицины, как вы.

      - Правда?

      - Как вы думаете, я бы провёл день до Рождества в своём кабинете с обычным студентом, когда я мог бы быть дома, кормя сладостями внуков и смотря на то, как страдают их родители? Технически вы даже не мой студент. Подумайте об этом, Майкл. Я буду более чем счастлив написать вам рекомендательное письмо.

      Так что Майк задумался об этом. Он знал, что у него было достаточно науки в его бессистемном выборе предметов для удовлетворения требований медицинской школы. И его средний балл три и девять также был достаточно конкурентоспособным, и он мог бы, вероятно, в конечном итоге получить четыре и ноль, если бы приложил хоть какие-либо усилия для этого в своём последнем семестре. Но в отличие от LSAT, на который он был нацелен и к которому готовился до смерти в свой первый год, он не имел ни малейшего представления о том, как работает MCAT и сможет ли он вообще его сдать.

      Тогда Майк решил, что ото всех этих размышлений у него разболелась голова, и он мог бы просто сдать проклятый тест и посмотреть, как это происходит. Если он завалит, он не станет думать об этом дальше. Так, он одолжил пару подготовительных учебников из библиотеки непосредственно перед тем, как университет закрылся на праздники, и провёл новогоднюю ночь, читая их.

      Конечно, учитывая свою историю стандартизированных тестов, Майк должен был знать, что не было никакого шанса на то, что он завалит MCAT. В конце концов, именно поездка в юридический факультет Гарвардского университета окончательно убедила его. Профессор Инман был прав: даже студенты были кучей наглых жоп, акулятами в плохо сшитых костюмах.

      До самой смерти Майк не забудет выражения крайнего удивления на лице своей мамы и Грэмми, когда он объявил, что собирается пойти учиться в колледж врачей и хирургов при Колумбийском университете.



***





      Следующие несколько месяцев прошли несколько размыто, хотя Майк знал, что если попытается, он, вероятно, сможет всё вспомнить, но его мозг был слишком усталым, чтобы беспокоиться об этом. Харви продолжал посылать ему случайные сообщения о своей работе (он был крутым и надирал задницы всё время), людях, с которыми он работал (все были идиотами, кроме Джессики, его босса, и Донны, его ПА, которая буквально управляла его жизнью и также могла быть какой-то богиней, Майк не был уверен насчёт этого), автомобилях из автоклуба (все удивительны; впервые в жизни Майк даже захотел сесть за руль), и других вещах, которые привлекли его внимание. В одном памятном случае, не так много времени спустя после их случайной встречи в Улитке, Харви пожаловался на то, что женщина (Саша), которую он подцепил в баре, даже не распознала отсылку на Крёстного отца.

      Как можно не распознать Крёстного отца? Это КРЁСТНЫЙ ОТЕЦ, чёрт возьми!!!

      Ответ Майка был прост: ROTFLMAO*!

      Майк отплачивал ему рассказами о Джейкобе, бездомном пьянице (в результате чего Харви называет его добрым сердцем каждый раз, когда Майк позволяет Джейкобу поспать в зоне ожидания), несправедливости доктора Дэвидсона и его склонности оставлять горы документов для Майка (Харви сравнил его с младшим партнером в Пирсон Хардман, Луисом Литтом, что привело Майка к мысли, что Дэвидсон должен быть на каждом рабочем месте), а также различных выходках специалистов в области здравоохранения во имя сохранения здравого рассудка (что впечатлило Харви и убедило его, что все специалисты в области здравоохранения были сумасшедшими под масками профессионалов).

      С напряжённым графиком Харви и безумным Майка им удавалось встречаться примерно раз в месяц, как правило, в Улитке, где Харви получал свой пончик (после того, как обвинял Майка в своём подсаживании на них), и они просто продолжали разговор там, где остановились в сообщениях.

      Харви не очень много рассказывал о своей личной жизни, разве что кратко упомянул младшего брата, который был где-то в Африке или Китае, делая бог знает что, и раздельно проживающих родителей, с которыми Харви не разговаривал в течение почти двадцати лет. В свою очередь, Майк рассказал ему о взрослении с двумя невероятно сильными женщинами и о том, как он оказался в медицине вместо адвокатуры.

      - Твой профессор был прав, - сказал Харви. - У тебя слишком доброе сердце, чтобы достигнуть многого в области корпоративного права. Нет, если ты не научишься быть безразличным, но ты не был бы собой, если бы тебе было всё равно.

      - Почему, Харви, не знал, что ты заметил, - язвительно сказал Майк.

      - В конце концов, ты бы закончил, работая на какую-то юридическую клинику, осуществляя юридическую помощь и прочую безвозмездную работу, - продолжил Харви.

      - А что плохого в этом?

      - Ты никогда не получил бы возможность сиять, быть лучшим, как ты можешь и должен. Это было бы преступлением, - Майк был удивлён интенсивностью и полной убежденностью в тоне Харви. - 'Ты вполне способен решить свою собственную судьбу. Вопрос, с которым ты столкнёшься: Какой путь ты выберешь?' - то есть Майк был, пока Харви не взял и не продемонстрировал, насколько большим гиком он действительно был, цитируя Стар Трек.

      Недели шли одна за другой, и Майк обнаружил, что с нетерпением ждёт встреч с Харви. Майк не был уверен, когда именно Харви проник в его жизнь до такой степени, что его первым побуждением всякий раз, когда что-то случалось (хорошее или плохое), было сказать об этом Харви. И, лёжа в кровати, ночь спустя после визита к бабушке, Майк понял, что в принципе ему уже всё равно.

      Их пятая встреча состоялась за воскресным бранчем в начале ноября. Майк зашёл в Улитку, заметил Харви за их обычным столиком сзади и застыл посреди дороги. Харви, одетый в джинсы и темно-синий свитер, был поглощён чтением The Sunday Times. Майк впервые увидел Харви в повседневной одежде. Логически он понимал, что Харви, вероятно, не носит костюмы всё время, но внезапное зрелище повседневного Харви всё-таки застало его врасплох.

      Майк сумел убедить свои ноги начать двигаться и даже дошёл до столика, прежде чем Харви смог заметить его оплошность.

      - Я как раз начал задаваться вопросом, носишь ли ты что-нибудь, кроме костюмов, - сказал Майк, как только сел напротив Харви. На столе уже была его обычная чашка латте, над которой всё ещё клубился пар.

      - Ты думал о том, что я ношу? - спросил Харви, откладывая журнал.

      Майк чуть не подавился своим кофе из-за почти кокетливого тона и улыбки Харви:

      - Э-э ... Могу я воспользоваться Пятой поправкой?

      - Опасная территория, доктор. Выводы часто можно сделать и из отсутствия ответа, - он всё ещё ухмылялся, и Майк никогда не был более благодарен, когда официантка появилась вместе с едой. - Надеюсь, ты не возражаешь, что я заказал вместо тебя, - сказал Харви. - Я решил, что не мог ошибиться с Завтраком Полноценного Спартанца.

      Откинувшись на спинку своего кресла, смущённый Майк осмотрел человека перед собой:

      - Ты - самоуверенный ублюдок, не так ли? - и, не дожидаясь ответа Харви, он принялся за свои яйца. - Думаю, что никто не может сказать нет Лорду Деннингу.

      Удовольствие, которое он почувствовал, услышав небольшой смешок Харви, привело Майка к мысли, что, возможно, Грэмми была права.



***





      - Харви, что происходит?

      - Послеобеденное чаепитие без чая?

      Это была их шестая встреча в Улитке, а на улице похолодало настолько, что Майк всё ещё был в шарфе несмотря на стоящий в кафе обогреватель.

      Майк закатил глаза:

      - Ты знаешь, о чём я говорю.

      Харви поставил свою кружку кофе на стол с непроницаемым выражением лица, что только подтолкнуло Майка к краю.

      - Донна думает, что я за тобой ухаживаю.

      - Какое это имеет отношение к чему-нибудь? - спросил в замешательстве Майк.

      Харви не ответил сразу. Выглядело так, словно он собирался с мыслями, формулировал аргументы или, будем надеяться, объяснение. С их последней встречи, на которой Харви вёл себя почти как на свидании, не совсем явно флиртуя, Майк был немного потерян. Они по прежнему переписывались каждый день, но ни один из них не звонил другому или делал остальное, что делают нормальные люди, когда встречаются.

      И совсем не помогало то, что каждый раз, когда Майк упоминал имя Харви в разговоре с бабушкой, она смотрела на него понимающим взглядом. Как бы то ни было, то, что происходило между ним и Харви, было... удобным. Он каким-то образом превратился в лучшего друга Майка. И если Майк считывал сигналы Харви правильно, тот хотел перейти на следующий уровень, что Майк был бы более чем счастлив сделать. Честно говоря, он думал о том, чтобы самому сделать движение в эту сторону, если Харви не предпримет что-нибудь в ближайшее время.

      - Я не говорю о своей личной жизни на работе, - сказал, наконец, Харви.

      - Это из-за того, что у тебя её нет, - ответил Майк, прежде чем до него дошёл истинный смысл заявления Харви. - Подожди, я - твоя личная жизнь?

      - Да.

      - Минуточку, я думал, что ты сказал, что Донна управляет твоей жизнью? - Майк, возможно, и сдал Bar, но он никогда не обучался адвокатскому искусству уклончивых речей, и весь этот разговор запутал его сильнее, чем когда-либо.

      Когда Харви собрался сказать что-то ещё, Майк поднял руку, чтобы остановить его:

      - Просто ответь на вопрос, потому что до сих пор твои уклончивые речи и предположения дали мне только головную боль.

      Пришло время перейти к тактике, с которой Майк был более знаком и которую всегда использовали врачи: прямо к источнику проблемы.

      - Мы встречаемся?

      Учитывая короткую вспышку шока, проскользнувшую на лице Харви, Майк пришёл к выводу, что Харви не ожидал, что вопрос будет настолько прямым.

      - Да, - ответил, наконец, Харви, выглядя более серьёзным, чем когда-либо видел его Майк.

      - Ладно, хорошо. Рад, что мы прояснили этот момент, - Майк выпил последний глоток своего латте, прежде чем что-то ещё произошло с ним, и он нахмурился. - Как долго мы встречаемся?

      Смех Харви был неожиданным.

      - Я серьёзно! - запротестовал Майк. - Это не смешно!

      - Майкл Росс, ты - нечто особенное, - было всё, что Харви смог сказать по этому поводу.



***





      Рак вернулся. Майк был на второй неделе первого года своей ординатуры в отделении неотложной помощи, когда его мама начала химиотерапию. То, что лучшее лечение рака молочной железы в Нью-Йорке предоставлялось в том же здании, в котором работал Майк, было одновременно и благословением, и проклятием. С одной стороны, это означало, что ему не нужно было бегать по всему городу для заботы о матери, но с другой, это значило, что все, с кем он работал, знали всё о состоянии его матери. Были дни, когда всё, что Майк хотел делать - это кричать на всех, чтобы они перестали смотреть на него с жалостью.

      В то время, как Майк заботился о маме так сильно, как только мог, когда она была в больнице, все домашние дела упали на плечи Грэмми, так как восьмидесятичасовая рабочая неделя Майка едва давала ему время для сна, и ему редко удавалось приезжать в семейный дом в Квинсе.

      Прошло ещё два месяца, прежде чем они обнаружили, что химия не работает и что рак распространился на кости. Несмотря на заверения доктора Эллиса и обсуждения вариантов лечения с ним Майк знал литературу и статистику. Скорость метастазирования вторичного рака и очевидное начало симптомов означало, что они имели дело с агрессивным проявлением с низким уровнем выживаемости. Майк был напуган больше, чем в одиннадцать лет в ловушке покорёженной машины.

      В течение шести месяцев Майк проводил каждую свободную минуту, исследуя любые новые открытия в лечении рака и, будем честными, фактически преследуя доктора Эллиса. Они попробовали всё, включая экспериментальное лечение, о котором Майк узнал из больничных сплетен, но ничего не получилось.

      - Майк, пожалуйста, - начала умолять его мама после последнего неудачного раунда радиотерапии. Она была похожа на тень своей прежней яркой личности. Женщина потеряла так много веса, что Майк боялся, что она сломается, когда он обнимет её.

      - Мама, ты не можешь сдаться! Я говорил с доктором Эллисом о том…

      - Майкл, достаточно, - сказала она, и Майк заткнулся. Она называла его Майклом только в серьёзных случаях. - Я просто хочу пойти домой, Майкл.

      Майк кивнул, не решаясь заговорить, и подписал все формы, которые должны были быть подписаны, чтобы его мать выписали. Майк не выходил на работу в течение двух дней, прежде чем его мать сказала ему, чтобы он прекратил, вернулся к работе и спас несколько жизней.

      "Ты не можешь спасти меня" осталось невысказанным, но Майк всё равно услышал.

      Когда мать Майка завезли через дверь неотложки ровно две недели спустя с респираторным дистресс-синдромом в сопровождении санитаров и Грэмми, Майк был в разгаре своей смены. Он провёл следующие три дня, разбив лагерь у постели своей матери в отделении интенсивной терапии, и даже Дэвидсон оставил его в покое.

      - У меня нет никаких сожалений, Майкл, - она едва могла говорить на третий день. Её дыхание было свистящим, так как её легкие медленно отказывали. Морфин перестал работать, и она начала испытывать сильные боли. Сердце Майка разбивалось от того, что не было абсолютно ничего, что он мог сделать, чтобы помочь. Какая польза была от того, что он был врачом, если он не мог помочь даже своей собственной матери?

      - Я должна была умереть в тот вечер с твоим отцом, - Майку пришлось наклониться, чтобы услышать её. - Но вместо этого я увидела, как ты повзрослел и стал мужчиной, стал врачом, - она выдохнула и перевела дыхание, слабая улыбка стянула её губы. - Позаботишься о Грэмми вместо меня?

      - Я обещаю, - Майк подавил рыдание, не желая, чтобы его мать увидела, как он плачет. - Я люблю тебя, мама.

      - Люблю тебя, и я так тобой горжусь, - удалось сказать ей, прежде чем она потеряла сознание.

      Лиллиан Росс скончалась два часа спустя, и мир Майка разрушился во второй раз.



***





      Всё еще на утренней смене перед Рождеством? У тебя есть смокинг?

      Майк получил сообщение от Харви в двенадцать часов двадцать семь минут утра, сразу после того, как вернулся домой с вечерней смены, которая превратилась в вечернюю-плюс-половина-ночной смену благодаря хитроумной креветке из центра итальянского местечка, в котором проходил свадебный приём с более чем сотней гостей.

      Да&нет. Зачем?

      С тех пор, как Харви подтвердил их статус парочки четыре дня назад, между ними ничего не изменилось. Харви всё ещё был занят своей работой, а график Майк даже стал ещё безумнее, чем обычно.

      Ежегодный Рождественский ужин Пирсон Хардмана. В пятницу вечером через две недели. Чёрный галстук. Хочу, чтобы ты был там со мной.

      Это отличалось от умопомрачительного поцелуя, который у них случился, прежде чем они расстались у главного входа Улитки.

      Ты говоришь мне или спрашиваешь меня?

      Это мгновенное притяжение и признание было не похоже ни на что испытанное Майком ранее. Как и во всём остальном, они с Харви просто совпали. Это ощущалось не как первый поцелуй, а как что-то, что они делали всю свою жизнь.

      С тобой так сложно. Будешь моим плюс один?

      Когда он посмотрел на Харви после поцелуя, стало ясно, что тот был так же впечатлён неожиданной интенсивностью такого простого действия.

      Но я того стою. ;-) Хорошо, но я всё равно буду на вызове в течение ночи. А теперь скажи мне, куда пойти, чтобы получить смокинг.

      Майк продолжил бы целовать Харви, но он опаздывал на работу, и у них, безусловно, не было достаточно времени, чтобы начать хоть что-то.

      Неужели было настолько необходимо напоминать мне, что тебя могут вызвать на полпути? ;-) Всё ещё заканчиваешь завтра в шесть? Я заеду за тобой после работы.

      Майк переоделся в свою пижаму - старую футболку и боксеры - и бросился на кровать.

      Окей. Ложусь в кровать, засыпаю. Ночи.

      Сладких снов & Увидимся завтра.

      Майк всё ещё улыбался, когда заснул.

      Если кто-нибудь в ОЭП и заметил, насколько весёлым был Майк на следующий день, он не сказал ни слова, по крайней мере, самому Майку. Это было самая близкая к идеалу смена, которая когда-либо была у Майка, с постоянным, но не чрезмерным потоком пациентов с не представляющими угрозу для жизни травмами или заболеваниями. Ему удалось потратить некоторое время на разговоры со своими пациентами, что было роскошью по сравнению с обычными буднями, когда ему приходилось мчаться через них, как конвейеру на заводе. У него даже получилось провести большую преподавательскую сессию с интернами и младшими ординаторами, когда был доставлен пациент с довольно сложным ладьевидным переломом.

      Несмотря на хороший день Майк был всё равно несколько удивлен, когда ему удалось вовремя уйти (было шестнадцать минут седьмого, но всё, что отклонялось от запланированного времени меньше чем на час, считалось "вовремя" в словаре Майка).

      - Доктор Росс? - окликнул его смутно знакомый голос. Майк повернулся и обнаружил шофёра Харви, Рэя, ждущего его у входа посетителей.

      - Рэй, верно? Привет, - поприветствовал другого мужчину Майк. - И, пожалуйста, зови меня Майком.

      - Конечно. Харви застрял на встрече с клиентом, но должен закончить в ближайшее время. Он сказал мне забрать вас в первую очередь, и мы заедем в его офис по пути.

      Вскоре они застряли в пробке на Манхэттенском час-пике, и Рэй включил джазовую мелодию, которую Майк не узнал.

      - Он часто это делает? Поручает вам подобрать людей, с которыми у него свидание? - шутя, спросил Майк, когда они остановились на первый красный свет.

      - Нет, не совсем. Во-первых, Харви не ходит на свидания. По крайней мере, не ходил до сих пор.

      - В самом деле?

      - Я не думаю, что имею право говорить об этом, если он сам об этом не упоминал, - осторожно ответил Рэй.

      - Справедливо, - признал Майк. Он, правда, не собирался заставлять Рэя говорить ему о Харви, и мысленно ударил себя за то, что поставил Рэя в такое положение. - Итак, скажите мне, как проходит обычный день в жизни шофёра в Нью-Йорке?

      К тому времени, когда они приехали в здание Пирсон Хардман двадцать пять минут спустя, Майк от души смеялся над историей Рэя о торговых выходках безымянного пассажира, которого тот когда-то имел удовольствие возить.

      - Что так тебя насмешило? - спросил Харви, сев в машину и запечатлев быстрый поцелуй на губах Майка, прежде чем застегнул ремень безопасности.

      - Попроси Рэя рассказать об этом в следующий раз, когда у тебя будет плохой день. Это гарантированно подбодрит тебя, - ответил Майк, всё ещё пытаясь прекратить хихиканье. - Куда именно мы идём? - спросил Майк, как только Харви устроился.

      - Мы идём на встречу с Рене.

      - Это... не говорит мне абсолютно ничего.

      - Мой портной.

      - Твой… - Майк сделал паузу. - У тебя есть портной, - удалось, наконец, сказать ему, звуча немного как Шон Бин в отсылке на пещерных троллей в первом фильма Властелина Колец. Периферическим зрением он заметил, как Рэй поднял перегородку конфиденциальности, и молча поблагодарил мужчину за предусмотрительность. - Со сколькими месячными зарплатами мне придётся расстаться, чтобы позволить себе этот смокинг?

      - Не беспокойся об этом. Я заплачу.

      - Харви, я могу себе это позволить, - они не говорили об этом, но Майк знал, что Харви, как старший партнёр лучшей юридической фирмы города, делал намного больше денег, чем он, хотя Майку было вполне комфортно в финансовом плане. Отсутствие студенческого кредитного долга и страховой полис жизни его матери сделало это возможным. Идея того, чтобы дать Харви платить за что-то большее, чем за еду время от времени (с чем Майк был более чем способен справиться), не нравилась ему на этом этапе их отношений.

      Харви должно быть понял его неловкость, потому что тут же добавил:

      - Я заставляю тебя составлять мне компанию и отпугивать сексуальных хищников, которые, как правило, появляются после нескольких напитков. Будет справедливо, только если я заплачу за это. Будем считать это ранним рождественским подарком. К тому же, это не совсем альтруистический порыв, я до смерти хочу увидеть тебя в чём-то другом, чем форма или джинсы и футболка, а ещё я люблю тратить деньги на людей, которые мне не безразличны.

      - Итак ... - начал Майк, его беспокойство немного утихло. - Ты хочешь сказать, что не собираешься затащить меня в своё огромное кондо? - поддразнил он Харви, зная, что тот узнает отсылку.

      - Ты только что предположил, что мне нужно платить за секс? - спросил, нахмурившись, Харви, но Майк мог видеть, что улыбка дёргает уголок его губ.

      - Да, конечно. Ведь всё только о тебе, - Майк закатил глаза, но не смог удержать небольшой намёк на нежность в голосе. - Ты же понимаешь, что до сих пор не ответил на мой вопрос.

      - Какой вопрос?

      - Как долго мы встречаемся? Я имею в виду, что если ты собираешься официально представить меня своим коллегам, я хочу иметь возможность ответить на подобный простой вопрос, - объяснил Майк.

      - Хорошо, - любопытство Майка достигло своего пика, когда кое-что подозрительно похожее на смущение пересекло черты Харви. - Э-э... шесть месяцев?

      - Шесть месяцев?! - сказал Майк намного громче, чем намеревался в пределах автомобиля. Затем даты щёлкнули в его голове. - Первый раз, когда ты попросил меня встретиться с тобой в Улитке?! Это было наше первое свидание?!

      Харви, по крайней мере, хватило приличия выглядеть немного робким, что, по мнению Майка, сделало его ещё очаровательнее.

      - Я не могу поверить, что ты тайно встречался со мной в течение шести месяцев, не говоря об этом мне.

      Харви пожал плечами.

      - Я не был уверен в том, как ты отреагируешь, если я позову тебя на свидание. Думаю, что я проверял воду перед тем, как в неё зайти.

      - Никогда не причислял тебя к нерешительному типу.

      - Как правило, нет, но... ты - другой, Майк, - голос Харви смягчился в конце. - И я не хотел рисковать, спугнув тебя.

      Майк потянулся и взял руку Харви в свою. Харви посмотрел вниз на их соединённые руки, прежде чем удивлённо посмотрел на Майка снова.

      - Меня не просто напугать.



***





      Майк был гением; он сдал нью-йоркский экзамен Bar, хотя никогда не ходил в юридическую школу, и он был врачом, даже главным ординатором в одном из лучших отделений неотложной помощи в стране. Он спасает жизни, чёрт побери, бабочка должна быть чем-то, с чем он легко мог справиться.

      - Доктор Майкл Росс не будет побеждён куском ткани, - подумал он.

      - Чёрт! - сдался он, наконец, через полчаса, раздумывая над тем, чтобы пойти в обычном костюме. Или просто отказаться от бабочки, так как, по мнению Майка, смокинг выглядел достаточно хорошо, чтобы его можно было надеть без галстука.

      Звонок в дверь решил прогудеть именно в этот момент, и Майк снова выругался, зная, что это Харви и что он официально опоздал.

      Майк выбежал из ванной к домофону:

      - Харви?

      - Почему ты ещё не внизу?

      - Тебе лучше подняться. Нужна твоя помощь. Верхний этаж, - сказал Майк, нажав на кнопку домофона.

      Через минуту раздался стук в дверь квартиры. Майк открыл дверь и уставился на Харви. Несмотря на то, что Майк мог оценить вид Харви в костюме-тройке, он несколько привык к тому, что данный человек вряд ли носит что-нибудь другое, когда они видятся друг с другом. Тем не менее, Харви в смокинге был воплощённой элегантностью и сексуальностью, и Майк должен был сопротивляться желанию запустить свои руки вниз на лацканы Харви и...

      - Ты не одет, - комментарий Харви вывел Майк из ступора.

      - В основном, я одет, - возразил Майк, отступая в сторону, чтобы пропустить Харви в квартиру.

      - Как ты можешь позволить это место на зарплату ординатора? - спросил Харви, даря Майку быстрый поцелуй, имея в виду камин в гостиной, полированные половицы и со вкусом подобранную современную мебель.

      - Главного ординатора, - поправил Майк. - Никакого студенческого долга. Я думаю, что, возможно, обидел богов бабочек или что-то типа того, потому что я не могу заставить эту вещь оставаться прямой, - Майк удручающе подёргал только на половину завязанную бабочку и пошёл обратно в ванную с Харви, идущим по пятам. - Я бы провёл тур по квартире, но у меня есть ощущение, что мы немного опаздываем.

      - Тур может подождать. Повернись, - сказал Харви. - Как ты прожил до тридцати лет, не узнав, как завязать бабочку? - спросил Харви, быстро исправив беспорядок, сотворённый Майком.

      - Тебе повезло, что я могу завязать Виндзор. И не то чтобы меня постоянно приглашали на такого рода мероприятия.

      Как показалось Майку, меньше чем за минуту Харви удалось сделать идеальную бабочку.

      - Ты должен научить меня, как это делать, - заметил впечатлённый Майк, когда они вышли из ванной.

      - Позже. Возьми своё пальто или мы действительно опоздаем.

      Ежегодный Рождественский ужин Пирсон Хардмана состоялся в этом году в Four Seasons Hotel. Все сотрудники были приглашены вместе с немногими лучшими почасовыми клиентами фирмы. Майк был рад, что не последовал идее надеть обычный костюм, так как тогда он был бы здесь белой вороной. Бальный зал был больше похож на место для проведения церемонии вручения Оскара, чем на место частной вечеринки в честь Рождества.

      - Ничего себе, - Майк знал, что он звучит как какой-то деревенщина, но самой модной вечеринкой, на которой он когда-либо присутствовал, была свадьба дочери начальника отдела два года назад на полуострове, и нормального костюма было достаточно. Жених был единственным в смокинге.

      - Давай, я тебя познакомлю тебя с…

      - Харви, вот ты где!

      - Донной, - Харви закончил как раз тогда, когда ошеломляющая рыжеволосая женщина в поразительном королевском синем вечернем платье подошла к ним с бокалом шампанского в руке.

      - Вы - Донна? - сглотнул Майк. - Харви никогда не говорил, что вы ещё и прекрасны.

      - Обаятельно, а вы? - она послала Майку довольно пугающую улыбку, и Майк наконец-то понял, почему Харви и Рэй не решались перечить ей.

      - Майк Росс.

      Глаза Донны расширились, очевидно, узнавая его имя.

      - Вы - Майк Росс? Это ваше настоящее имя или вы актёр, которого он нанял для вечера, сказав говорить, что вас зовут Майк Росс?

      - Эй! - запротестовал Харви. - Оставь мою пару в покое и иди приставать к Гарольду. Хотя нет, не трогай его. Закончится тем, что он опозорит меня и фирму, в основном меня, если он получит ещё чуть больше приставаний.

      - Вы - его пара?! - голос Донны не был громким, но она явно была шокирована словами Харви. Она вернула своё внимание обратно к Харви. - Меня не волнует, кто вы такой, но что вы сделали с моим боссом?

      - Донна, - Харви схватил её за плечи, глядя ей прямо в глаза. - Майк Росс действительно существует, и это он. Поверь в это, - Донна молча кивнула. - Теперь иди и останови Гарольда от карьерного суицида и увлечения меня вслед за собой.

      - Хорошо, я пойду спасать твоего щенка лабрадора, но не думай, что эта дискуссия закончилась, - предупредила Донна, прежде чем встряхнула волосами и ушла прочь, чтобы предположительно уберечь Гарольда от неприятностей.

      - Ладно, она пугающая, - сказал Майк, когда Донна вышла из предела слышимости.

      - Я же говорил.

      Остальную часть ночи Харви провёл, представляя Майка как: "Моя пара, доктор Майкл Росс, он главный ординатор в NYP*", или в другом варианте. Харви так же держал свою руку на нижней части спины Майка большую часть времени, так что не было никаких сомнений в том, что Майк был с ним. В то время, как Майку, как правило, было не очень удобно щеголять своей квалификацией, он мог сказать, что Харви пытался подчеркнуть, что Майк был успешным человеком, а не просто 'молодой красивой вещью', как предположил каждый, кто был в зале в тот момент, когда они с Харви ступили на его пол. Так что Майк ничего не говорил, просто пожимал руки, участвовал в небольшом разговоре и сопоставлял знакомые имена с лицами.

      - О, ничего себе. Он действительно похож на щенка лабрадора, - сказал Майк после встречи с Гарольдом.

      - Я думаю, что, должно быть, страдал временным помешательством, когда нанимал его.

      - А теперь ты слишком привязан к нему, чтобы уволить? Знал, что ты мягкий внутри, - дразнил его Майк.

      - Прикуси свой язык! У меня есть репутация, которую нужно поддерживать, особенно в этой комнате.

      - Не волнуйся, твой секрет в безопасности со мной.

      Луис Литт был точно таким ослом, как говорил Харви. Мужчина сходу назвал Майка проституткой ещё до того, как они были представлены друг другу, а после того, как узнал, что Майк был врачом, начал расспрашивать о всех своих медицинских проблемах и аллергиях. Майк почувствовал, будто побывал под душем, спустя всего пять минут с Луисом Литтом, и, учитывая его работу, это что-то да говорило.

      Клиенты Харви были надлежаще впечатлены, в то время как остальная часть фирмы казалась больше удивлённой тем, что Майк существует. Майк не был уверен, связано ли это с его полом или с тем, что Харви на самом деле с кем-то встречается. Одно было наверняка: Харви был окружён женщинами, которые были в равной степени красивыми и пугающими. Майк мог бы поклясться, что его беседа с Джессикой Пирсон была больше похожа на перекрёстный допрос враждебного свидетеля, чем на настоящую беседу. Это заставило его захотеть не быть на вызове и иметь тем самым право на несколько бокалов шампанского.

      К тому времени, когда они закончили с основным блюдом и стандартными речами, неизбежными на любом корпоративе, Майк уже порядком устал от внимания. Он чувствовал себя как свежее мясо в баке с акулами. Но чтобы не смущать себя и Харви, ему пришлось смириться с этим. Так что, когда его сотовый телефон испустил громкий и раздражающий звук в середине десерта, сигнализируя о сообщении с работы, Майк был почти рад.

      911. СМП*. ОВП 25.

      - К сожалению, мне нужно позвонить в больницу. Прошу меня извинить, - Майк встал из-за стола и направился в тихий уголок, где набрал на быстром наборе работу. - Это Майк, что происходит?

      - Пассажирский поезд сошёл с рельсов, - ответила Джо. - Несчастный случай с, предположительно, сотнями жертв, и мы получим большую их часть. Неотложка на месте говорит, что всё плохо, Майк.

      - Да, ты знаешь, что делать. Выполни сортировку больных и убедись, что к работе всё готово. Я в Four Seasons и, вероятно, прибуду только через полчаса при таком движении.

      - Пол собирает людей, пока мы разговариваем, - ответил Джо, ссылаясь на его приятеля, Главного Ординатора доктора Пола Лима. - Но я не думаю, что он имел дело с чем-то подобным раньше. Он был за пределами города, когда у нас в последний раз был настолько крупный СМП.

      - Иди помогать ему. Я появлюсь, как только смогу, - Майк сбросил звонок и быстро вернулся к своему столику. - Я должен идти, - сказал Майк, наклонившись, чтобы спокойно поговорить с Харви и не прерывать другие разговоры за столом. - Поезд сошёл с рельсов, ожидаемое количество жертв исчисляется сотнями.

      - Дай Рэю отвезти себя.

      - Да. Я напишу тебе, как только закончу, - сказал Майк, подарив Харви быстрый поцелуй в губы.

      Майк выпрямился и быстро извинился перед Джессикой и остальными гостями за столиком, с которыми он говорил ранее, прежде чем поспешно ушёл.

      - Позвони мне. Даже если будет три часа ночи, - ответил Харви.

      - Вероятно, это будет три часа после полудня, но я оценил твою сентиментальность.



***





      Завещание Лилиан Росс было простым. Дом достался Грэмми, его ипотека была выплачена много лет назад, а выплаты по страхованию жизни пошли Майку; остальная часть её личных активов, включая её пенсионные фонды от Союза Учителей, была оставлена Майку и Грэмми в равной степени. Но Майк не ожидал, сколько именно стоил страховой полис.

      - Сколько? - спросил Майк мистера Эндрюса-младшего, взявшего на себя управление пригородной юридической фирмой отца несколько лет назад.

      - Полтора миллиона долларов, - повторил адвокат. - Ваша мать оформила полис вскоре после смерти вашего отца. Она не хотела рисковать, оставляя вас и вашу бабушку ни с чем в случае, если с ней что-нибудь бы случилось. Вы не знали?

      - Нет, не знал. Грэмми, - Майк повернулся к своей бабушке. - Ты знала?

      - Конечно, - подтвердила Грэмми. - Твоя мама и я обсудили это тогда. Хотя я не ожидала, что она оставит мне дом. Я говорила ей оставить всё тебе. Не думаю, что ты выгнал бы меня после наследования.

      Через неделю после начала второго года ординатуры Майк решил, что обувная коробка, которую он арендовал в трёх кварталах от больницы, слишком удручающая, и купил достаточно большую двухкомнатную квартиру на Верхнем Вест-Сайде за чуть более чем пятьсот пятьдесят тысяч долларов.

      Наличными.

      Просто потому что мог.

      Майк не знал, что делать с оставшимся миллионом, поэтому положил деньги на высокопроцентный сберегательный счет до той поры, когда у него будет время и/или энергия, чтобы понять это.

      - Ну, это определённо лучше, чем твоё последнее место. Там тебе негде было развернуться, - сказала Грэмми, войдя в квартиру. - Камин пригодится зимой. Всё, что тебе нужно, это немного мебели.

      - Здесь есть вторая спальня.

      - Я не переезжаю к тебе, Майк. Ты молодой врач, живущий в одном из самых интересных городов в мире. Тебе не нужна старушка. Для чего я тебе? Для того, чтобы испортить твой стиль жизни?

      - Грэмми, ты не "испортишь мой стиль жизни".

      - Да, для этого ты должен хотя бы заиметь этот стиль, - поддразнила его бабушка. - Я думала о том, чтобы переехать в дом престарелых, к людям моего возраста. Дом немного слишком большой для одной меня.

      - Что ты собираешься сделать тогда с домом? - спросил Майк, морщась и прислоняясь спиной к кухонной стойке.

      - Ты помнишь миссис Куан из продуктового магазина? - Майк кивнул. Миссис Куан и её муж держали продуктовый магазин рядом с местом, где Майк вырос. У них всегда были самые сладкие вишни в течение лета. - Её дочь и зять ждут своего первого ребенка и ищут место, где смогут осесть.

      - Для покупки?

      - В аренду пока что. Они готовы платить справедливую рыночную цену, и это будет достаточно близко к миссис Куан, чтобы она смогла приходить присмотреть за ребёнком. Арендной платы и моей пенсии будет более чем достаточно, чтобы платить за дом престарелых. Этот дом должен был быть домом для семьи, а не для старой дамы.

      - Ты уже всё спланировала, не так ли? - спросил Майк, не зная, почему он вообще удивлён.

      - Я просто ждала подходящую семью, - ухмыльнулась Грэмми. - Теперь, когда ты в моём распоряжении на остаток дня, давай купим тебе мебель. Видит Бог, ты был бы счастлив спать на матрасе на полу, если бы я тебе позволила.

      Майк никогда не был так рад предусмотрительности своей бабушки, когда семь месяцев спустя она перенесла слабый инсульт в доме престарелых. Если бы она по-прежнему жила в одиночестве у себя дома, это заняло бы, наверное, несколько часов, если не дней, прежде чем кто-нибудь понял, что что-то не так. Майк не хотел даже думать об этом.



***





      Пусть было не совсем три часа после полудня, как предсказывал Майк, всё равно было близко к обеду, когда последний из пациентов был передан в соответствующий отдел амбулаторного лечения. Майк рухнул на стул за стойкой регистрации и тупо уставился в потолок, желая, чтобы мозг замедлился.

      - Ты в порядке?

      Майк моргнул и отвёл взгляд от потолка, чтобы найти Пола, сидевшего на краю стола приёмной комиссии.

      - Я так думаю?

      Пол фыркнул.

      - Ты должен пойти домой. Чёрт, я должен пойти домой. Мы оба должны пойти домой. Дом - это хорошо. Не уверен, что смогу сделать это, хотя...

      - Ты знаешь, что в этом нет смысла, не так ли?

      - Боже, я так устал.

      - Я отработал полную утреннюю смену, прежде чем поступил вызов. Ты не можешь жаловаться.

      - Вот почему ты должен пойти домой.

      - Не уверен, что смогу сделать это, - ответил Майк, повторив более ранние слова Пола. - Я бы взял такси, но я могу заснуть в нём и в конечном итоге быть убитым во сне.

      - Тогда позвони кому-нибудь, кто может тебя забрать.

      Майк заморгал.

      - Да. Ты только что напомнил мне. Я должен позвонить кое-кому, - он неохотно встал на ноги, и Пол сразу же украл у него стул и упал на него. - Хорошая работа, кстати, - добавил Майк.

      - Спасибо. Я думаю, что все мы проделали хорошую работу.

      - Иди и скажи это им. Я собираюсь пойти переодеться и постараться не упасть в обморок, прежде чем вернусь домой.

      Получив относительную приватность в раздевалке, он позвонил Харви. Телефон взяли после первого гудка.

      - Майк?

      - Привет. Ты просил меня позвонить, и я позвонил.

      - Ты звучишь измождённым.

      - Ты не имеешь ни малейшего представления о том, как велико искушение просто найти пустой экзаменационный зал и заснуть прямо здесь, в больнице.

      - Если ты сможешь продержаться ещё минут двадцать, пойти принять душ или что-нибудь ещё, я заеду за тобой.

      - Ты не обязан. Я имею в виду, что тебе ехать через весь город и...

      - Эй, - прервал его Харви. - Я хочу.

      И Майк не мог сказать ничего, кроме: "Хорошо".



***





      - Ты уверен, что хочешь пойти? Я имею в виду, что у тебя, вероятно, есть чего поделать на Рождество, и я не хочу… - губы Харви на его эффективно укоротили речь Майка. - Ладно, хорошо. Сообщение получено.

      Было уже позднее Рождественское утро, и они всё ещё были в постели в квартире Майка, прижатые друг к другу под коконом из подушек и тёплого одеяла. Майк должен был встретиться с Грэмми на Рождественском обеде в доме престарелых только в полпервого, что означало, что у них есть, по крайней мере, ещё несколько часов, прежде чем им надо будет выходить. Харви, будучи полностью осведомлённым об этом факте, использовал в своих интересах это время, продолжая оттуда, где они остановились ранее этим утром, и исследуя руками каждый дюйм обнажённого тела Майка, в то же время продолжая целовать Майка и переворачивая его на спину в процессе.

      - Люблю тебя целовать, - пробормотал Харви, как только они оторвались друг от друга, чтобы перевести дыхание.

      - Боже, ты такой отвлекающий, - сказал Майк, вспомнив, что он всё-таки должен отдать Харви свой рождественский подарок. - Я приготовил тебе кое-что на Рождество. Собирался отдать раньше, но кое-кто отвлёк меня.

      - Что я могу сказать, - сказал Харви, наклоняясь, чтобы изучить ключицу Майка губами и языком. - Нужно скомпенсировать шесть месяцев без секса. Плюс проценты.

      Майк не смог сдержать дрожь, побежавшую по всему его телу, когда Харви начал облизывать особенно чувствительное место.

      - Харвииии, перестань отвлекать меня! - Майк засмеялся, сталкивая другого мужчину с себя.

      Харви издал драматичный вздох:

      - Романтика ушла.

      - Оу, но у нас всегда будет Париж.

      Майк повернулся на кровати, потянулся в сторону нижнего ящика тумбочки и вытащил маленькую коробочку, изящно завёрнутую в темно-красную подарочную упаковку и подвязанную изумрудно-зеленой атласной лентой, завершающей сезонный вид. По сравнению с бог-знает-сколько-тысяч-долларовым смокингом, что подарил ему Харви, его дар был далеко не таким экстравагантным, но у него было чувство, что Харви получит больше пользы от них, чем Майк от смокинга, конечно, при условии, что ему понравится.

      - С Рождеством, - сказал Майк, передавая коробку Харви и испытывая внезапный приступ тревоги.

      Харви опёрся на подушку и осторожно снял упаковку, чтобы освободить ювелирную коробочку. Майк не сводил глаз с Харви, желая увидеть его реакцию, и не был разочарован. Сначала было некоторое замешательство, а затем, когда он, наконец, понял, что это было, медленно сформировалась улыбка.

      - Запонки-улитки? - спросил Харви, повернувшись посмотреть на Майка.

      Майк кивнул в подтверждение.

      - Выполнено на заказ. Я знаю, что они немного абстрактны, но подумал, что в этом и есть их красота.

      Харви достал одну запонку из коробки, чтобы рассмотреть её поближе. У неё был простой дизайн, белое золото с небольшим белым алмазом в центре спирали, что заканчивалась на хвосте, как будто кто-то нарисовал спираль вместо O в букве Q.

      - Они прекрасны, - ответил Харви, осторожно положив запонки обратно в коробку и поставив её на ночной столик со своей стороны кровати, прежде чем повернулся к Майку и втянул его в другой плавящий мозги поцелуй. - Спасибо тебе.

      Они почти опоздали на Рождественский обед к Грэмми, которая полюбила Харви с первого взгляда, особенно после открытия Рождественского подарка Харви - тёплого роскошного халата.

      - Ты никогда не говорил мне, что он настолько красивый и рассудительный, - сказала бабушка сразу после того, как представление было сделано, и Майк удостоился редкого зрелища несколько растерянного Харви Спектра.

      Бабушкин подарок Майку и Харви был парой сочетающихся темно-синих шарфов красивой ручной вязки. Подарок Майка бабушке был простым - рамка с их с Харви фотографией на рождественском торжестве Пирсон Хардмана.

      Если у Майка и были какие-либо сомнения насчёт того, знала ли бабушка, что они с Харви делали перед обедом, они были ликвидированы, когда она сказала: "Я же говорила тебе, что у мужчин постарше есть свои преимущества", и подмигнула ему.

      - Грэмми!

      - Что-то, о чём мне нужно знать?- спросил Харви, немного смущённый их диалогом.

      - Нет, ничего, о чём тебе стоит знать. Совсем. Никогда! - быстро сказал Майк, прежде чем бабушка смогла сказать что-то большее по этой теме. - По сути дела этого разговора никогда не было.

      Они провели остаток дня в доме престарелых с бабушкой Майка, старавшейся изо всех сил смутить своего единственного внука перед его партнёром различными рассказами о его детских выходках. Было почти время ужина, когда они, наконец, были готовы уйти.

      - Я пойду поймаю машину, пока вы прощаетесь, - сказал Харви Майку, а затем Грэмми. - Эдит, было очень приятно встретиться с вами.

      - Взаимно, Харви, - ответила Грэмми, притягивая поражённого Харви в объятия. - И я ожидаю видеть вас чаще и в ближайшее время.

      - Да, мэм, - ответил послушно Харви, прежде чем исчез в дверях с финальным "Счастливого Рождества" и оставил Майка наедине с его бабушкой.

      - Итак? - спросил Майк, встав перед бабушкой, до сих пор сидевшей в кресле.

      - Тебе удалось приручить акулу, Майкл.

      - Что за рыбная метафора? - спросил Майк, немного запутавшись.

      - Я дожила до восьмидесяти пяти, не потому что влюблялась в каждого встречного обаяшку. Я хочу сказать, что очевидно, что он сделает всё для тебя, и если всё, что я видела и слышала в течение последних нескольких месяцев, является каким-то показателем, он хорош для тебя. Приятно видеть, что это действительно так.

      - Давай, Грэмми, ты должна дать мне больше, чем это, - Майк сделал паузу, думая над следующим вопросом. Вид Харви с Грэмми удивил его. - Ты думаешь, что мама и папа полюбили бы Харви?

      - Твой отец и Харви, вероятно, поладили бы сразу. Финансовый аналитик и корпоративный юрист - практически одно и то же. Твоя мама, скорее всего, была бы осторожна поначалу, но у Харви не было бы никаких проблем с победой над ней, особенно учитывая то, как он к тебе относится.

      - Спасибо, Грэмми, - Майк нагнулся обнять бабушку.

      - Не за что. Лучше тебе пойти. Ты же не хочешь заставить его ждать ещё шесть месяцев, - Грэмми не удержалась от поддразнивания, возвращая Майку объятие.

      Майк рассмеялся:

      - Я и не собираюсь. Счастливого Рождества, Грэм.

      - Счастливого Рождества, Майкл.

      Вечерний воздух был свежим и пьянящим, когда Майк вышел из дома престарелых, сканируя улицу глазами. Он улыбнулся, когда заметил Харви в его машине, ждущим его через дорогу, и почувствовал, что это перестаёт в нечто до боли знакомое.

      "Счастливого Рождества, Майкл", - пробормотал Майк, повторяя слова бабушки и идя к своему будущему.

Конец

Примечания:
*ОВП - ожидаемое время прибытия
*ОЭП - отделение экстренной помощи
*LSAT (Law School Admission Test) - LSAT предоставляет стандартную проверку вербальных навыков и навыков чтения. Экзамен состоит из вопросов трех типов: чтение, аналитика и логика. Макс. балл - 179.
*Bar - экзамен на получение юридической лицензии
*MCAT (Medical College Admission Test) - система тестирования в медицинских школах. Макс. балл - 45.
*ROTFLMAO - Rolling On The Floor Laughing My Ass/Arse Off (примерный перевод - "Корчусь на полу от смеха")
*NYP - Нью-Йоркский Пресвитерианский Госпиталь
*СМП - случай массового поражения

По желанию автора, комментировать могут только зарегистрированные пользователи.