Идеальный комплекс +62

Гет — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчиной и женщиной
Lovely Complex

Основные персонажи:
Атсуси Отани, Риса Коидзуми
Пэйринг:
Отани/Коизуми
Рейтинг:
R
Жанры:
Романтика, Юмор, Психология, Повседневность, ER (Established Relationship), Первый раз
Размер:
Мини, 7 страниц, 1 часть
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
Этот волнительный период, отделяющий начало отношений от первого раза... затянулся.

Посвящение:
Verliebt-in-traum, вдохновителю :)

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
«На фикатон «Редкое явление», номинация «Восточный ветер. Гет»
http://www.fanfics.me/fic92600

Я до сих пор нежно люблю это аниме. Для меня оно в некотором роде послужило примером, так что пожелаю всем моим читателям такой же решительности, как и Рисе :)
7 июля 2016, 21:27
Каждая девушка мечтает о том, чтобы её первый раз был особенным. Лепестки роз, дорогой номер в отеле, вино (да, ей всего девятнадцать, но дайте помечтать?!), великолепный мужчина в смокинге. Он протягивает ей руку, чтобы мягко и нежно потянуть за собой в сторону широкой постели…

Риса открыла глаза — в них словно песка насыпали. Сон, снившийся ей буквально только что, был до невозможности мокрым: слюней она напускала будь здоров. И пусть Нобу-чан не говорит, что Рисе не хочется… романтики. Хочется, да ещё как! Хочется ощутить себя в крепких объятьях и, желательно, провести так всю ночь.

Да вот только…

Риса выползла из-под одеяла и в полусне начала одеваться. Сегодня снова идти на подработку, а Отани опять в университете, так что увидеться получится только вечером. Не то чтобы она не скучала по своему парню, просто уже слишком влилась в скучный график, чтобы успевать мечтать о новой встрече.

К тому же, с того дня, когда она мечтала о первом разе, прошло довольно много времени. Частенько она чувствовала себя старухой, глядя на обжимающиеся парочки — они с Отани себе такого не позволяли. В конце концов, он собирался стать учителем и уже словно зациклился на правилах поведения в общественных местах. И не в общественных.

Рисе вроде бы не привыкать к тому, что он не особенно к ней пылок, она чувствовала, что её огня хватит на двоих, но в последнее время…

Она закончила собираться и краситься и выскочила на кухню, чтобы по-быстрому хватануть что-нибудь из холодильника.

Просто в последнее время мог бы он предпринимать хоть какие-то шаги, раз они живут вместе?!

* * *


Две первые недели сентября были для Рисы молчаливой битвой. Битвой со сжатыми зубами и стиснутыми кулаками.

Битва называлась «никаких намёков, никаких шагов». Обычно она готовила Отани ужин и воображала себя бабулей, которая живёт со своим внучком. Потому что Ацуси ел, потом они обсуждали то, как прошёл день каждого, а потом расходились по комнатам.

Иногда они резались в игры, слушали Умибозу, подпевая до хрипоты, и вырубались на полу комнатки в три татами.

В некоторые дни они ходили в магазины с подержанной мебелью и техникой, покупали что-то, чтобы обустроить квартиру.

И до сих пор Риса недоумевала, почему у них нет кровати на двоих. В двух спальнях стояло по узкой односпальной, втиснутой между шкафом и окном, и, даже будучи недоростком и тощей каланчой, улечься вдвоём на это недоразумение никак не выйдет. Но всякий раз, оказываясь в мебельном, Отани проходил мимо кроватей, будто те были невидимыми или 2D вместо 3D.

В какой-то момент она осознала, почему кровати нет и не будет. Просто потому, что они не будут спать вместе. Потому что Отани её не хочет. Потому что она ему больше друг и родственная душа, чем девушка, которую ему захочется сжимать в своих объятьях всю ночь напролёт.

И если две недели она ждала от него… чего-то, то после месяца совместного проживания совсем перестала.

* * *


Нобу-чан выглядела совсем взрослой и чертовски стильной в своей новенькой брендовой юбке, а Рисе оставалось только вздыхать и уминать за обе щеки бургер — она давно не покупала себе ничего из одежды. Да и колледж с подработкой изматывали, а чтобы пойти на шоппинг, всё-таки нужны силы.

— Итак, как у вас с Отани-куном дела? — поинтересовалась Нобу, принимаясь за своё мороженое.

Риса даже никак не отреагировала. Никак. Вообще никак. Абсолютно. Беспросветный мрак.

— Ри-и-иса? — переспросила Нобу.

Коизуми промолчала. Отвечать на такие вопросы — ниже её достоинства. Учитывая, что при них глаза начинают наполняться слезами. Она терпит, терпит, но Нобу смотрит с таким ангельским терпением, что плотину прорывает.

— Нобу-ча-а-ан, он меня не хочет! — и потоки слез начинают хлестать по щекам.

— Ты прожуй сначала! — советует подруга, но Риса уже вся ушла в рыдания.

Другие посетители начинают оглядываться на них, и она испуганно добавляет:

— Да быть такого не может. Он бы тогда с тобой не встречался.

— Может, ему просто комфортно снимать со мной квартиру, и я его лучший друг...

— Отани-кун не законченный козёл!

— Но ты сама говорила, что он тупой...

— Это не одно и то же! — зашипела Нобу. — К тому же, он уже в университет поступил! Значит, не тупой!

— Ведь ты говорила, что учёба удаётся даже безмозглым, потому что настоящая мудрость кроется не в зазубривании, а...

На этом моменте милая Нобу-чан приложила лучшую подругу мордой об стол.

Спустя какое-то время она, правда, пересела к Рисе, чтобы обнимать её, пока та не успокоится. А кто знает, может, та зря переживает.

— Риса, если вы где-то неделю не занимались сексом… поверь, это ещё ни о чём не говорит!

Вместо того, чтобы притихнуть и вытереть слёзы, Коизуми разразилась таким рёвом, что одна из официанток, засмотревшись на неё, опустила поднос на лысину посетителю.

— ДА УСПОКОЙСЯ ТЫ! — завопила Нобу, после чего та же официантка подошла к ним (закончив раскланиваться с тем мужчиной) и попросила их покинуть кафе.

Риса пришла в себя уже в парке. Тенистый скверик, Нобу-чан, вернувшаяся и протянувшая ей бутылку холодного чая — всё это помогло ей вернуть себе пошатнувшееся душевное равновесие.

— Что случилось? — тихо спросила Нобу-чан, но Риса помотала головой. Она всецело доверяла подруге, но была абсолютно не готова обсуждать с ней свою половую жизнь. Или… отсутствие таковой.

— Если ты так переживаешь об этом, то я знаю, что тебе поможет, — подруга обняла Рису за плечи и засияла улыбкой. — Идём!

* * *


Ей было очень неловко. Неловко потому, что они с Нобу-чан встречались очень редко, а она буквально потратила их совместное время на свои страдания и прогулки по магазинам. Уж чего там только не предлагала Нобу… Риса кое от чего до сих пор краснела до ушей.

И сейчас она стояла в ванной перед зеркалом и пялилась на своё отражение. Это ужас, ужас, полный кошмар! Как она вообще могла спустить в унитаз тридцать тысяч йен?!

— Коизуми! — в дверь постучали. — Ты там что, утонула?! Я уже полчаса как вернулся, а ты мне до сих пор не даёшь сходить в туалет!

Риса закусила губу, чувствуя, что глаза снова оказались на мокром месте. К чёрту!

Она распахнула дверь.

— Ну и иди в туалет, недоросток!

Воцарилось молчание.

— К… Кои… Коизуми…

Отани смотрел на неё широко раскрытыми глазами.

Боже. Да. Сейчас, когда он увидел её в чёрном кружевном нижнем белье и подвязках… именно сейчас он поймёт…

Перед мысленным взором мелькнуло, как они в порыве страсти кидаются друг на друга прямо здесь.

Отани сглотнул.

— Коизуми.

— Да? — её голос сел.

— Ты не оделась. Я не настолько спешил, прости.

* * *


Этой ночью, после того, как Риса закончила рыдать, её поразила страшная мысль. И сколько бы она ни пыталась отмести её, ничего не получалось. Сначала это были простые самобичевания насчёт того, что у неё нет груди пятого размера, задницы как орех и что вообще она просто убогая уродина.

Страшная мысль заключалась же в том, что она подумала, что Отани, должно быть… импотент.

Это объясняло… всё. Например, то, как неловко ему было, когда они смотрели вместе телевизор, и там вдруг начиналась постельная сцена. Рисе, конечно, тоже было неловко, но обычно она больше наблюдала за реакцией Отани. Может, это его возбуждает. Или нет. Но ни разу она не увидела (даже когда он был в домашних штанах), чтобы он был возбуждён. Не то чтобы она постоянно смотрела на его промежность, но…

Иногда Риса думала о том, какой пошлой стала. Неужели теперь это её участь до конца жизни — жить бок о бок с Отани, смеяться с ним над какой-нибудь игрой, но быть неспособной почувствовать счастье, доступное возлюбленной…

Она выкинула в мусорку очередную скомканную салфетку и твёрдо решила для себя, что не должна расклеиваться. Что Отани тоже нелегко.

* * *


Отани действительно было нелегко. Университет, подработка, домашние задания и проекты, иногда приходилось выбираться на встречи с университетскими друзьями… Коизуми он тоже брал с собой, но она была не в восторге от его однокашников, так что встречи были довольно короткими.

Отани частенько возвращался в свою комнату, падал на узкую кровать и вырубался. Иногда он вспоминал суровые взгляды родителей Коизуми, когда они узнали, что она и Отани собрались снимать квартиру вместе. И вроде бы денег уже накоплено, и вроде бы всё нормально… они сделали это из соображений, что раз у них практически нет времени на встречи, то жить вместе — идеальный вариант. А в итоге в некотором роде это вылилось в вот такие вот приходы домой в убитом состоянии, да ещё и вставали и расходились они иногда в разное время. Да уж, не соответствует его ожиданиям. Совсем нет.

— Отани, ты идёшь? — донёсся крик Рисы. — Уже пора выходить!

Отани в этот момент был в ванной и пытался уложить гелем непослушные рыжие волосы. Услышав голос своей девушки, он внезапно покраснел, вспомнив то, в каком виде застал её недавно. И то, какое долгое время он провёл в душе, чтобы успокоиться. Не без помощи рук, конечно.

Сегодня был выходной, и они решили встретиться с друзьями, решив собрать старую компанию в честь приезда Нобуко с Хоккайдо. Конечно, она вновь уедет обратно, но на пару часов они почувствуют, что со времени школы ничего не изменилось (что, разумеется, неправда).

Отани плюнул на то, чтобы справиться с волосами, и выскочил из ванной. Коизуми уже была готова и накрашена, и в который раз он улыбнулся себе, потому что до того момента, как они начали встречаться, та настолько за собой не следила. Конечно, она нравилась ему как человек и нравилась любой, но в последнее время сдерживаться становилось всё сложнее. Чёртова Коизуми! Неужели ему придётся пожалеть о принятом когда-то решении?

Сегодня ему казалось, что в улыбке Коизуми было больше умиротворённой грусти, чем чего-то ещё, да и глаза она накрасила слишком ярко. Неужели она расстроена?

— Коизуми, — он нежно коснулся её локтя. — Всё в порядке? Мы можем не идти, если ты…

— О чём ты? — она изумлённо посмотрела на него. — Нобу-чан очень редко приезжает! Мы ни в коем случае не должны упустить шанс увидеться! А съездить навестить её… — её плечи опустились, — вряд ли мы в ближайшие пару лет будем зарабатывать столько, чтобы получилось и оплачивать квартиру, и разъезжать, куда нам вздумается.

Отани не мог с ней поспорить и опустил руку. Ему безумно хотелось поцеловать её, но ведь нужно просить её наклониться… и они уже спешат. Ладно, потом успеется.

— Тогда пошли скорей, — улыбнулся он.

* * *


Они идут домой с летних занятий. Солнце нещадно палит, Риса обмахивается тетрадкой, а Отани плетётся следом, высунув язык, словно пёс.

— О-та-ни, — Риса оборачивается. — Давай зависнем в кафешке. Хочу мороженого.

Он соглашается с ней. Действительно, мороженое было бы как нельзя кстати. В конце концов, какому школьнику не хочется отдыхать во время каникул, а из-за чёртовых тестов приходится вкалывать. Вот надо же было им их завалить! Впрочем, он скоро возьмётся за голову. Наверное. Хотя, хочется допройти тот шутер…

— Вот это да! — Риса взглядом провожает прошедшую мимо парочку. Девушка с длинными волосами и высокий мужчина с улыбкой на лице. Сейчас Отани и не помнит, как тот выглядел.

— Он почти как герой из новеллы, в которую я сейчас режусь! — Риса была в восторге. — Охренительно! Вот ей повезло!

— Кто знает, может, он мудак, — предполагает Отани.

Риса стукает его по макушке.

— Мужчина мечты не может быть мудаком! Я бы подарила свою девственность только такому! В дорогущем отеле, в номере, заставленном букетами роз!

— Фу, сейчас блевану! Не нужно мне таких подробностей!

* * *


Сейчас Отани временами жалеет о том воспоминании. Не ляпни Коидзуми тогда такое, он бы так не парился. Не брал бы лишние часы на подработке, чтобы накопить денег на «идеальный первый раз». Вполне возможно, что они даже занялись бы сексом. Но, чёрт побери… он действительно хотел, чтобы их первый раз был особенным. Это тупо, скоро рука будет стёрта до кости, потому что невозможно жить вместе с такой невозможной девушкой и не мечтать о том, когда они наконец станут единым целым.

Наверное, Отани был одним таким придурком из миллионов парней, которые только и ждали возможности залезть в трусики своим девушкам, да и начинали встречаться лишь ради секса. Звучит благородно, но как же он чертовски страдал! А эта зараза только издевалась, щеголяя перед ним то почти голая, то в офигенном белье!

* * *


Риса понятия не имела, как завести с Отани разговор на волнующую её тему. Подойти и спросить, не импотент ли он — это было выше её сил. Но, с другой стороны, она пролила уже столько слёз, а те пару раз, когда она в трусиках выскальзывала из комнаты в ванну прямо перед его носом — и что? Что изменилось-то? Ему было абсолютно фиолетово. А Риса уже не могла жить, чтобы не расставить все точки над «i».

Спустя неделю страданий она выждала, когда Отани вернулся с занятий. Подработки у него не было, так что он был ещё не совсем убит, чтобы вести более-менее осмысленные разговоры.

Он сидел в своей комнате и играл в приставку, а Риса тёрлась у двери, как неприкаянное привидение. Решить-то она решила, но решиться… спросить «а у тебя есть член?» было как-то грубо, наверное, но подтверждений его существованию Риса пока не видела. Она зажмурила глаза, приоткрыла рот и…

— Я БУДУ ЛЮБИТЬ ТЕБЯ, ДАЖЕ ЕСЛИ У ТЕБЯ НЕ СТОИТ!

Отани выронил геймпад. Глаза его округлились неимоверно.

— Пардон?! — заорал он. — Это что нафиг за наезд?!

Риса замерла. Наверное, не стоило так грубо…

— Я… в смысле… просто… ты ведь… — всё тише и тише заплетающимся языком пролепетала Риса.

— Я ведь что?! — Отани вскочил.

— Ты ведь… импотент… — голос её совсем сошёл на нет.

Она покраснела до корней волос, цветом лица став им под стать.

Отани тоже покраснел, уставившись на неё и не веря своим ушам.

Он, понимаете ли, терпел, все соки из себя выжимал, старался как чёртов чернорабочий на этой подработке и в итоге получил… ЭТО?!

Отани шагнул к Рисе вплотную.

— Какого, интересно, ляда ты пришла к таким выводам? — прошипел он, хватая её за руку и дёргая её к своей промежности, чтобы Риса ощутила, что там всё на месте. Она вздрогнула от неожиданности, а когда её ладонь сдвинулась, Отани едва слышно застонал. От этого звука у Рисы по спине побежали мурашки, и она начала сползать спиной по стене, в то время как Отани своими губами смял её рот, горячо дыша в него. Она почувствовала, как он придвинулся ближе, и твёрдость под рукой. Риса не собиралась отодвигаться, они целовали друг друга как никогда раньше, дрожа от желания и с помутневшими от похоти глазами.

— Мы… — начал было Отани.

— Но… почему ты раньше не… — она задохнулась.

— Раньше что?

— Не проявлял… ничего?

Отани уставился на Рису.

— Потому что у меня ещё не было заработано денег на твой идеальный первый раз.

Риса уставилась на Отани.

— Какой-такой идеальный первый раз?

— Помнишь, мы как-то встретили парочку? Ты сказала, что хочешь в дорогом отеле, с розами…

Коизуми заехала Ацуси в ухо.

— ДЕБИЛ! Если это с любимым человеком, какая разница, что будет не идеально! Это ведь…

Она была готова заплакать.

Отани рассмеялся и притянул к себе для поцелуя.

— В любом случае, для первого раза у нас кое-чего не хватает.

— У меня есть презервативы, — заявила Риса. — Нобу-чан подарила коробку.

Он вытаращил глаза. Но потом в его взгляде заиграла решимость.

— Да, только перед этим… — он перевёл дыхание. — Я хочу кое-что сделать.

Когда Риса вернулась с упаковкой, Отани вытащил свою кровать из комнаты и стоял с ней перед входом в комнату Рисы. Намерения его были вполне ясны.

Они сдвинули кровати, а потом на полу оказались одеяла, разорванная фольга с презерватива, одежда... Правда, кровати в конце концов разъехались, из-за чего заканчивать им пришлось уже на одеялах. Хотя, по сравнению с последующими разами… это было очень и очень быстро.