Здесь и сейчас +20

Гет — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчиной и женщиной
Neverwinter Nights

Основные персонажи:
Аарин Генд, Фем.ГГ
Пэйринг:
Аарин Генд/ Иллиан Фэйт
Рейтинг:
R
Жанры:
Фэнтези, PWP
Предупреждения:
ОЖП
Размер:
Драббл, 1 страница, 1 часть
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
«Спасибо за эту ночь!)» от Medb
Описание:
Некоторые ночи растворяют всю боль без остатка.

Посвящение:
Мужу.
Таверне.
Каге.
Моей прекрасной Иллиан, которую я люблю всем сердцем.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Я защитила диплом и пообещала себе, что обзательно что-нибудь напишу.
Если что, я заранее прошу прощения, потому что это возникло в 4 утра и очень под градусом. И да, это моя первая R-ка (или НЦа? да хер ее разберет).

Спасибо за внимание и понимание.

Пы.Сы. Но вообще, я буду очень рада критике.
9 июля 2016, 02:13
- Я - орудие, - говорит Фэйт, вглядываясь во тьму его глаз. - Просто инструмент. И это единственное, что от меня нужно. Посмотри правде в глаза.
- Ты - всё. И я даже не собираюсь объяснять это. Всё равно не поймешь. Мы...
- Мы закончимся, не успев начаться.
- Перестань, Фэйт. Хватит. У меня нет ни сил, ни желания с тобой спорить. Здесь и сейчас я хочу, чтоб ты просто была.

Этой промозглой ночью реки выходят из берегов, рождая глубокую, бездонную тьму, а тела, их тела, сплетаются воедино, растворяются во мраке, создавая свет, безудержный и горячий, настоящий и слишком явный лишь для них двоих.
Генд касается ее лопаток, острых и прохладных, скользит по испещренной рубцами коже, покрытой созвездиями маленьких, едва заметных родинок, крепко сминает округлые ягодицы, наслаждаясь долгожданным, пьянящим ощущением ее гибкого тела в его ладонях. Вдыхает аромат ее кожи, впивается губами в шею; огибая линию ключиц, с жадностью и точностью спускается ниже, лаская языком небольшие бледные соски. Обжигает дыханием; медленно, но настойчиво проникает длинными пальцами в глубь ее естества, ощущая влагу, вынуждая Фэйт терять ее хваленое самообладание и выгибаться сильнее; заставляя впиваться ногтями в его смуглое мускулистое тело. Заставляя в исступлении шептать на ухо одно единственное имя, забывая обо всем разом.

Аарин медленно водит пальцем по ее клитору, дразнит, касаясь его почти невесомо, заставляя ее дышать чаще, изнемогать больше. Сподвигает отречься от боли, раствориться в этой терпкой, прогорклой ночи, в пахнущих полынью кострах, отдающих пеплом и смертью; в бесконечных океанах серебристых трав, сотканных лунной пылью. Пропасть в этих странных, обсидиановых звездах его глаз. Забыть себя. Просто быть. Вопреки всему.

Он снова входит в нее пальцами, наращивая темп, заставляя ее стонать громче; заставляя становиться воплощенным наслаждением; прижиматься сильнее, врастать в самую его суть, перечеркивая все надуманные установки. Ломать внутренние чертоги, поддаваться ему, когда он, почти доводя до пика, переворачивает ее на живот и резко входит в ее горячее, влажное лоно, вколачиваясь в нее с жадностью и неистовством; сминать тонкие льняные простыни, погибая в лавине его ласк, горячих и до остервенения точных.

Позволяет побеждать, когда она, возвращаясь к своей сути, изворачивается и прижимает его спиной к постели, занимая ведущую роль сверху. Когда она берет его властно, выгибаясь и обхватывая бедрами. А потом...

... деревянный потолок, слишком похожий на небо, смыкается над ними, и все становится абсолютно неважным. Потому что здесь и сейчас нет ни мора, ни боли, ни смерти. Только смятая постель, грубо сколоченный стол и огарок дрожащей свечи.





Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.