Да, сэр +10

Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
Хорнблауэр

Основные персонажи:
Горацио Хорнблауэр, Уильям Буш
Пэйринг:
Уильям, Горацио
Рейтинг:
G
Предупреждения:
UST
Размер:
Драббл, 1 страница, 1 часть
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
Таймлайн - самое начало "Отчаянного"

Посвящение:
Дорогому донору интересов, с разрешения которого и вывешиваю на всеобщее обозрение :)

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
12 июля 2016, 21:34
Он действительно порой напоминает птицу. Встопорщенные перья, недоверчивый, нервный взгляд - как бы он ни пытался казаться бесстрастным. Он еще так молод. К счастью, есть спасительное "сэр", за которым можно укрыться, как за щитом, чтобы не... Чтобы не. В слове "Горацио" предательская "и" заставляет улыбаться. Он, конечно, улыбнется в ответ, порадуется, он так старается поменьше напоминать о разнице в звании.

О разнице в звании он думает каждый раз, когда слышит "сэр". Не такой она должна быть. Это не он должен быть командиром, а Уильям, у которого больше опыта, больше рассудка. У которого все ходят по струнке. И самому хочется по этой струнке походить, лишь бы Уильям не говорил "сэр". И слова ему не скажи, он же огорчается и ведет себя еще более сдержанно. Да они едва не висели рядом на одной рее. Что может служить большим основанием для потепления отношений? Возможно, он просто не заслуживает хорошего отношения со стороны Уильяма? Слишком мало логики, слишком много эмоций.

Слишком много эмоций он испытывает, глядя, как Горацио деловито проводит пальцем по карте. задумчиво касается носа пером, хмурится, улыбается, пытается казаться серьезным, оставляет попытки казаться серьезным. Отбрасывает оформление и горячо переходит к сути, прохаживаясь по крохотной каюте, поблескивает глазами. Жаль говорить "да, сэр", это действует как ведро холодной воды. Но что еще ответить? "Хорошо, Горацио"? Устав - соломинка, за которую он привык хвататься в любой непонятной ситуации. Из каюты всегда можно ускользнуть, чтобы отдышаться - под предлогом того, что на палубе требуется присутствие офицера. Вот только в последнее время Горацио повадился ловить его наверху.

Ловить его наверху - единственное, что остается, когда хочется сказать больше трех фраз кряду. Печально, что приходится прибегать к таким мерам. Он старается быть ненавязчивым, и Уильяму вроде как нравится говорить на некоторые темы - про сестер, про Индию.... Он даже иногда забывает добавлять "сэр". Иногда Горацио думает, не оставить ли его в покое с этим "сэром". Но как-то неуютно переходить на формальный стиль общения, и так, чтобы не нарушить авторитет обоих в глазах матросов, приходится называть его "мистер Буш".

"Мистер Буш" - Горацио говорит это как-то торопливо, словно извиняясь. После того разговора он ни разу не сказал "Уильям". А он сам ни разу не сказал "Горацио". Но, черт возьми, как хочется!

Черт возьми, как хочется, чтобы эта странная ситуация как-то разрешилась. Горацио все время опасается упустить что-то важное из-за этих переговоров через забор под названием "устав". Что-то важное... Что поделать, если Уильям (возможно, сам того не желая) стал частью стаи.
Нет, порой он сам себе напоминает птицу.