Смертный грех +3

Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
Ориджиналы

Рейтинг:
NC-17
Жанры:
Романтика, Фэнтези
Размер:
Мини, 4 страницы, 1 часть
Статус:
заморожен

Эта работа была награждена за грамотность

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
Потерявший память ангел и некогда влюбленный в него человек, из-за своей слабости ставший демоном... Что станет, если они встретятся?

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Работа по миру ориджинала "Ангел-хранитель"

Часть 1

15 декабря 2012, 07:43
В маленьком глухом городишке (даже деревеньке), где жили боголюбивые люди, стояла небольшая церковь. Заправлял в ней всем единственный святой отец Лоу, который ухаживал за церквушкой и церковным садом, а жил в пристроенной к церкви небольшой обители. Это был молодой человек лет двадцати трех, невысокого роста, с длинными каштановыми волосами, собранными в небольшой хвостик. Он был по-своему красив, но старался сделать свою внешность как можно более обычной. Для того святой отец носил отвратительные очки с толстыми стеклами, которые фактически уродовали его внешность.
Церковка была маленькой, в ней даже не было исповедальни, и потому чаще всего исповедаться приходили к самому алтарю или же в обитель Лоу - весь световой день и даже часть ночи святой отец проводил в самой церкви или же в саду. Особенно он заботился о двух кустах очень редких фиолетовых роз.
В тот вечер Лоу обрезал засыхающие бутоны, когда увидел на дороге, ведущей к церкви, незнакомого молодого человека. Он был явно не из его прихода, ибо всех своих прихожан Лоу знал в лицо. Но и отказывать в помощи святой отец не стал бы никому - как он любил говорить, перед Его Лицом все едины.
Алекс Крейвен был из тех парней, при виде которых девушки начинают многозначительно улыбаться, а их парни или отцы разыскивать дробовики, и это при том, что парень был на редкость вежлив и никаких двусмысленных намеков не давал. Он был светловолос, голубоглаз, высок, и в целом приятен, хотя побитая жизнью и дорогой косуха явно не могла принадлежать респектабельному юноше. И даже в ней Алекс выглядел притягательно. Он шел по пыльной дороге, за спиной нес такую же побитую сумку. Джинсы и ботинки его изрядно запылились, но он не выказывал усталости. Целенаправленно он шел к церквушке.
Алекс подошел к заборчику церкви и, опершись на него, посмотрел на священника.
- Здравствуйте, святой отец, не поможете усталому путнику? - с добродушной улыбкой обратился он к священнику и поставил сумку на дорогу.
Лоу поднял последнюю обрезанную, почти засохшую розу в тот момент, когда этот самый молодой человек подошел вполне близко и вежливо обратился к священнику. Святой отец улыбнулся:
- Да благословит тебя Господь Бог, заблудшая душа. Двери этой церкви всегда открыты для уставших, голодных и жаждущих, и любая терзающаяся душа найдет здесь успокоение и прощение.
Он жестом пригласил молодого человека в церквушку. Лоу был вежлив и приветлив, к тому же выглядел до неприличия непорочным.
В церкви сухие цветы он положил на одну из скамеек, а сам сел рядом - обрывать с цветов лепестки. Из этих лепестков парень заваривал ароматный чай, расслабляющий разум. Часто терзающие себя грешники легче могли рассказать о том, то мучило их, после того, как хотя бы вдыхали аромат того чая.
Лоу был одет просто - белая рубашка и брюки, поверх них был накинут темный фартук. Форменную одежду он одевал только на проповеди, потому, видимо, и казался людям простым и открытым.
Алекс пожал плечами и пошел следом, прихватив с собой сумку, изрядно намозолившую плечо, пока он шел. В церкви он перекрестился и поставил сумку в сторонку, садиться, однако, не стал.
- Насчет голодных не знаю, но вот от водички я бы не отказался, - почти мечтательно протянул парень, - святой отец, вы не подскажете, есть ли здесь автомастерская и кто-нибудь с грузовиком? Мой мотоцикл сломался в семи милях отсюда, и дорога за последние два часа мне изрядно надоела.
Парень принюхался к цветам, ничего особенного, розы и розы... А вот священник был мил, даже очень, если бы ни эти очки, он был бы даже красивым.
- И нет ли здесь мотеля?
- Увы, юноша, здесь нет ничего. Здесь даже не пользуются деньгами - все построено на обмене, взаимопомощи и доверии. Души, которые не тронула цивилизация.
Лоу улыбнулся, словно его даже устраивала такая жизнь.
- Здесь нет отопления, нет водопровода и электричества. Правда, и настоящих холодов здесь не бывает. Такая вот простая, обыденная жизнь. Автомобилей у нас тут тоже нет - в деревне от силы пятьдесят домов, и все они близко друг к другу, здесь проще пройти пешком. А про мотели никто и не слышал.
Он отложил очередной пустой стебелек в сторону - им неплохо можно было растопить печку. Горели эти стебли долго, как дрова, и хорошо давали тепло.
- Если кто-то случайно заблудился, жители запросто примут человека в дом. Вы можете попроситься к кому-нибудь на ночлег. Или остаться здесь. В домах много детей, а здесь тихо и спокойно. Послезавтра должен проехать грузовик с продуктами, он приезжает раз в месяц. Деревню содержит довольно богатый человек - он привозит предметы необходимости в обмен на добываемую в местной шахте руду.
Алекс тихо застонал. Застрять на пару дней - еще, куда ни шло, на неделю, терпимо, но на месяц! Да еще и в городке, где придется платить за все собственной работой! Было от чего не просто застонать, а взвыть. С другой стороны, маленькая церквушка и один скромный священник, можно было развлечься, а это демон умел делать как никто другой.
- Плохо, - наконец выдал он, как приличный человек. Не ругаться же в церкви.
Солнце уже клонилось к закату, и в церквушке стало темнеть.
- Идемте в мою обитель. Скоро здесь станет совсем темно, а у меня осталось мало свечей.
Алекс, в который раз, поднял сумку и поплелся вслед за священником. Раз уж судьба подбросила такой шанс, надо им пользоваться. Что там говорят приличные люди в таких случаях?
- Надеюсь, я не сильно вас стесню, святой отец, - выдавил, наконец, Алекс.
- Что вы, ничуть, - улыбка у Лоу была красивой. Если бы еще не эти отвратительные очки. Но священник специально стал носить их, чтобы никто не сказал "Священник не должен быть красив".
Алекс моргнул отгоняя наваждение и улыбнулся в ответ. Нестерпимо захотелось снять со священника уродливые очки и разбить их к черту. "Держи себя в руках Алекс!"
Небольшая обитель представляла собой комнатку с большой печкой, кроватью, небольшим комодом, посудным шкафом, столом и парой стульев. Из обители вела еще одна дверь - во внутренний дворик с колодцем и самым обычным сельским туалетом. Кроме того, со внутреннего двора тропка вела вниз к речке.
Парень осмотрел комнатку, небольшую, но уютную. Кровать манила к себе, предлагая уронить бренное тело в ее мягкие объятия. Алексу пришлось себе напомнить, что он скромный человек. А скромный человек ляжет на полу.
- Добро пожаловать в скромное жилище деревенского священника, - Лоу вновь улыбнулся и сложил стебли под печь, туда же, где лежали сухие дрова. - Сказать вам "располагайтесь" толком не могу, расположиться здесь особо негде. Я сейчас вернусь.
Лоу вернулся в церковь, зажег две свечи на подсвечнике, захватил чашу с лепестками роз и вернулся в обитель. Подсвечник он поставил на стол, а чашу - на печку. Темнота сгущалась быстро, но пламя от свечей дарило свет и легкое тепло. Священник растопил печь - ночи уже становились прохладными.
- Как это "негде"? Тут такой прекрасный пол! - воскликнул Алекс и, пока священника не было, с удобством уселся на свободном участке пола, плюхнув рядом свою сумку.
Часто Лоу ощущал себя одиноким, хотя он и любил это одиночество и покой. И все же ему нередко хотелось простого человеческого тепла, как и всем живым людям (да и нелюдям тоже). Однако священник вспоминал в такие моменты, что он сам, добровольно, отдал себя на служение Богу. И смиренно переносил такие вот "приступы одиночества".
На теплую печку он поставил чайник - заварить чая из розовых лепестков. В обители витал легкий запах благовоний и роз. Можно было бы подумать в этой глухой, забытой людьми деревушке, что человек попал в средние века. Боголюбивые люди, открытый и добрый священник...
Темнота накрыла деревню, словно одеялом. Печка отдавала мягкий свет сквозь щель от неплотно стоящей заслонки. Лоу поставил на стол две чашки с чаем.
- Я готов уступить Вам свою кровать, - он улыбнулся. - Негоже гостю спать на полу.
Алекс деловито потрошил свою сумку. На свет божий из нее появилось туго скатанное шерстяное одеяло. Парень запихнул на его место свою косуху, оставшись в полинявшей, но чистой футболке.
- Да ладно вам, я привык ночевать на улице, а тут крыша над головой и хороший деревянный пол вместо земли, - Алекс накрылся одеялом, - лучше поделитесь со мной чаем, пить хочу ужасно.
Парень поставил сумку, треснул по ней кулаком, образовывая вмятину под голову. Устраивался он так спокойно, словно так и надо.
- Спасибо вам.
Глянув на то, как улегся его гость, Лоу только рассмеялся.
- Садитесь пить чай, спать еще рано. И может быть, Вы мне не откажете в небольшой помощи? Мне нужно подготовить церковь к завтрашнему крещению мальчика.
- Я просто показываю Вам, что в этом углу хорошо, - улыбнулся Алекс. Демону показалось это забавным, подготовить церковь к крещению, по личной просьбе священника. - Если вы просите, не могу отказать.
Святой отец подошел к комоду и вытащил из него рабочую одежду. Рубашку он снял, оголяя стройный торс и спину с двумя уродливыми шрамами на лопатках. Лоу не помнил, где и когда их получил, а мать его когда-то говорила, что он уже родился с ними - но священник искренне надеялся, что она шутила.
Алекс с интересом наблюдал за святым отцом. В глубине души он чувствовал, что все не так просто в этом человеке. Ответ нашелся практически сразу, грубые шрамы, какие бывают только у ангелов, вернувшихся на колесо перерождений. Когда-то и у Алекса был ангел... До того как парень стал демоном. Он встал и с хрустом потянулся. Футболка немного задралась, обнажая стройный живот.
Лоу, дабы не смущать гостя, натянул на себя старую футболку и вообще перестал быть похож на священника. Сумку гостя он поставил на комод, а вместо нее положил вытащенную из нижнего ящика подушку, перед этим кинув на пол еще одно одеяло вместо перины.
- Ну вот, так лучше.
Переодевшись и сев за стол, он вдруг спохватился о чем-то.
- А я ведь так и не представился, простите мне мою рассеянность! Святой отец Лоу, к Вашим услугам.
- А я Алекс Крейвен, разгильдяй и грешник, - беспечно ответил гость и плюхнулся на стул рядом со священником.
Священник взял чашку обеими руками, направив ручку от себя. Пил он медленно, каждый раз стирая остающуюся на краю капельку.
- Покаяться в грехах не желаете? - Лоу вновь улыбнулся.
- Покаяться в чем? Я убил бандита, напавшего на беременную девушку. Я ни капли не сожалею об этом, святой отец, - Алекс взял кружку за ручку и отхлебнул чая. Кипяток ошпарил язык и горло, но у демонов все заживает быстро, - я бы поступил так же, будь у меня возможность вернуться. И знаете... Она навещала меня в тюрьме, ее сына зовут Алекс, так что на все остальное мне плевать.
Парень действительно не выглядел удрученным. Похоже, что жизнь того мерзавца находилась у него на одном уровне с мухами или тараканами. Не раскаиваются же люди, прихлопнув их тапкой.
- Любое убийство - это грех, - Лоу оставил чашку и вышел в церковку, оставив дверь открытой. - Даже самого мерзкого человека. На то есть Господь Бог.
В церкви было уже темно. Лоу зажег всюду свечи, и церковка наполнилась запахом тающего воска. Кроме того, часть свечей пахла чем-то легким, невесомым, но кружащим голову.
Священник взял в руки метлу и принялся сметать пыль и мусор, накопившиеся за день. Вполголоса он напевал один из псалмов, улыбаясь чему-то своему. Потом он вдруг опомнился и вновь глянул на гостя.
- Если хочешь мне помочь, набери воды в колодце. Ведро на улице, слева от двери.
- Каждому свое, - пожал плечами Алекс. Его мировоззрение было достаточно хаотичным, чтобы оправдать убийство, спорить со священником он пока не хотел, но это только пока. Допив залпом чай, демон отправился с ведром к колодцу. Подумал - не плюнуть ли, осквернив воду, но почему-то было лень. Куда больше его занимал священник, оставшийся в церкви. Кто он? Ангел, отправленный на землю во имя великой цели? Он неуловимо напоминал кого-то, но кого именно, Алекс не помнил. Он вообще мало что помнил из своего человеческого прошлого, но именно это гнало его вперед по дорогам на мотоцикле. Всегда вперед, не оглядываясь на разбитые по дороге судьбы и души, подаренные как бы походя заправлявшему в аду Шеогору.
Парень набрал воды и вернулся в церковь. Стукнув ведром об пол, он напомнил о своем присутствии. Он подошел к священнику и встал прямо перед ним, мешая подметать. Одной рукой он перехватил метлу, а другой сдернул с лица Лоу очки. Несколько мгновений он пристально изучал симпатичного священника, словно надеясь чудесным образом вспомнить что-то очень важное.
- Простите... На секунду мне показалось... Не важно, в общем, - парень вернул очки и отошел.
Лоу слегка опешил от того, что с него сдернули очки. Видел он прекрасно и в них, и без них, ибо очки просто уродовали симпатичную внешность священника. Он стоял, удивленно глядя на Алекса. И даже слова не вымолвил, просто открывал рот, как рыба, вытащенная на берег.
- Ты память потерял? - наконец, спросил священник, нацепив обратно очки на нос. - Что-то случилось в твоей жизни? Ты ищешь кого-то?
На самом деле у святого отца часто возникало чувство, что он забыл что-то неописуемо важное, произошедшее давно-давно, словно бы еще до собственного рождения. Иногда он просыпался от кошмаров, в которых кто-то насиловал его, или в которых он летел вниз с балкона четырнадцатого этажа.
- Можно и так сказать, - пожал плечами Алекс, - если и случилось, я этого не помню, но вряд ли это было что-то хорошее. Зря вы их носите.
Лоу встряхнул головой, как бы желая вытряхнуть из нее все дурные мысли, и вымел мусор на улицу. Небо было ясным и звездным. Священник улыбнулся звездам и вернулся к уборке церковки.
Алекс плюхнулся на скамью и уставился на алтарь. Он помнил, что совершил нечто ужасное, за что и стал демоном. Иногда он видел сны с одним и тем же парнем. Алекс встряхнулся, отгоняя воспоминания. Он не желал вспоминать, и в то же время хотел все вспомнить. Странное чувство.

Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.