Вырвалось +73

Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
Футбол

Основные персонажи:
Марко Ройс, Роберт Левандовски
Пэйринг:
Роберт Левандовски/Марко Ройс (в основном, закадрово) и их друзья-товарищи
Рейтинг:
PG-13
Жанры:
Юмор, Повседневность, ER (Established Relationship)
Размер:
Драббл, 3 страницы, 1 часть
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
Пять раз, когда Марко случайно говорил по-польски и один, когда у него вырвалось слово на совсем другом языке.

Посвящение:
Зайцу как генератору этой идеи и музе, потому что муза.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Писалось для отвлечения от негативных мыслей *данке, Марко* во время Евро. Заяц, нужно заметить, фонтанирует отличными идеями.

Публикуется не в сборнике, потому что тогда это был бы сборник драбблов в сборнике драбблов *здесь должна быть шуточка, но я её не придумала*.
Таймлайн: примерно 1-ая половина 2015-ого.
И ещё давайте представим, что Марко нашел себе девушку не в декабре 15-ого года, а месяцев этак на пять-шесть пораньше.
20 июля 2016, 23:28
Примечания:
Честно говоря, оно сначала написалось, а потом я уже начала подгонять под временной промежуток. Поэтому прошу прощения за некие временные нестыковки.
1.

Длинными "зимними" вечерами на сборах время тянется очень медленно.
От скуки наиболее активная часть команды организует внутриклубный турнир по фифе, дабы в веселой атмосфере выяснить, кто всё-таки лучше всех играет в виртуальный футбол.

До финала добираются двое – Ройс и Шахин. И если первый легко и непринужденно разделывает попадающихся соперников (сказываются годы упорных тренировок), то Нури, нужно сказать, просто-напросто везёт.
Ему начинает везти и в финале.

– Kurwa-а-а-а! – громко протягивает Марко, видя, как нарисованный Бензема забивает гол в ворота его команды.
– Кто-то перешел на польские ругательства? – посмеиваясь, подмечает Нури, чем ещё сильнее дезориентирует соперника.
– Отвали, – отмахивается Ройс, а рука с контроллером начинает слегка трястись. Бррр. И вот как это могло вообще вырваться...
– Ну-ну.

Нури, в итоге, выигрывает турнир, а Марко продолжает «курвить», только уже тихо бормоча себе под нос.

2.

Делать татуировки совсем не больно, думает Марко, сколько уже себе набивал. Для моральной поддержки он берет с собой в салон Обамеянга – всякое может в тату-салоне случиться, хоть и у проверенного мастера.

– Ай-яй-яй, psjakrew! – скулит Ройс, когда игла подходит близко к кости и боль становится нетерпимой.
– Что? – Обамеянг даже отвлекается от глянцевого журнала, слыша незнакомое слово.
– Что? – невозмутимо реагирует Марко.
– Ты сейчас по-польски сматерился, бро, – Пьер не может сдержать смешок.
– Тебе послышалось, бро, – Ройсу трудно быть спокойным, когда его конечность буквально пронзают острыми ножами.
– Оке-е-е-ей, как скажешь.

– Не, ну это было покруче курвы, – спустя некоторое время в тишине говорит Обамеянг, – научишь?

Не будь его рука под тату-машинкой, Марко обязательно запустил бы в друга чем-нибудь тяжелым.

3.

Музыка в машине Аубы звучит на всю. Марко кайфует так почти каждый день после тренировки – поездка с ветерком под какой-нибудь крутой трек всегда поднимает ему настроение. Даже в напряженные моменты жизни, как, к примеру, сейчас, когда он травмирован.
Сзади сидит ещё и Кевин Кампль, неплохо вписавшийся в их компанию.

– Слушай, а что ты вообще дальше думаешь делать? Ну, с клубом? – поднимает тему Обамеянг.
– Я на днях говорил с паном Ватцке, ещё на год точно останусь.
– Эм, может быть, с герром Ватцке? – поправляет его Кампль.

Пьер начинает в голос смеяться, а Марко прибавляет громкость и отворачивается к окну. Что ж за польское наваждение такое...

4.

– Нет!.. – Марио закрывает ладонью рот. На экране крупным планом показывается крест с надписью «Предатель».
Чёрт Марко дернул пригласить Гётце вместе посмотреть финал сезона «Игры Престолов»...

Звучит это треклятое «За дозор» и бедного лорда-командующего начинают поочередно пронзать кинжалами.

Когда Джона протыкает ножом ещё и десятилетний мальчик Олли, Марко не выдерживает.

– Ну, пожалуйста, prosze...

Марио в один момент забывает про происходящее на экране.

– Прошэ? – недоуменно переспрашивает он.

Гётце не проведешь и не пошлешь куда подальше, если прицепится, то надолго. Марко прикладывает руку к лицу.

– Прошэ. Что такого?
– Всё с тобой понятно, бро, – хихикает Марио, за что получает в лицо диванной подушкой.

Джон Сноу и не думал, наверное, что будет умирать под звонкий смех Марио Гётце.

5.

Скарлетт любит долго разговаривать по телефону, Марко понимает это в первый же месяц их отношений. В какой-то момент одним вечером он уже готовится признать, что его ухо скоро атрофируется.

– Милая, у меня завтра утренняя тренировка, я должен пораньше лечь спать.
– Понимаю-понимаю.

Марко не врёт, с утра действительно стоит тренировка, но закончить звонок он спешит по другой причине. В скайп который раз пытался прорваться баварский поляк – а с ним каждая минута связи была на счету.

«Эй, ты там уснул что ли?», – прилетает сообщение от Роберта в диалог.
«Дай мне минуту», – печатает Марко, прижимая телефон к уху плечом.

– Марко, ты меня слышишь?
– Да-да, дорогая, – Скарлетт сейчас явно сказала что-то важное, но Ройс бесстыдно это прослушал и даже не пожалел об этом, – Dobranoc, – произносит Марко и тут же фэйспалмит с самого себя.
– Что? – непонимающе вопрошает девушка.
– Да это помехи что-то, – быстро реагирует Ройс по ситуации, – спокойной ночи.

«Дьявол, я только что пожелал своей девушке спокойной ночи на польском!» – возмущенно пишет Марко в диалог, прежде чем позвонить поляку.
В ответ ему прилетает три смеющихся смайлика.

...и ещё 1.

Марко и Роберт уже около пяти минут стоят в коридоре дортмундской квартиры Ройса, облокотившись на стену, и не могут попрощаться. Кажется, они разговаривают о какой-то ерунде, по крайней мере, так думает Марко.
Расставание, как обычно, становится проблемой.

– Чёрт, я опаздываю на самолёт, – Левандовски смотрит на часы, время не на его стороне.
– Иди-и-и уже, а то без тебя улетит, ciao, bambino.
– Итальянский поди учишь? – улыбаясь, говорит Роберт, – ваш итальянец же вроде как ушел...
Марко прикусывает губу и на секунду отводит взгляд, но тут же парирует:
– Ой, будто это такие сложные слова! К следующей встрече выучу, как будет «До свидания» по-польски.
– Do widzenia, – медленно и чётко выговаривает Левандовски. Чтоб запомнилось.

Марко потом ещё несколько раз за этот день проговаривает про себя: «До вид-зень-я». У него ещё найдется время, чтобы научиться произносить новое польское слово.

Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.