Подлинная история Найла Хорана и Конора ОДонохью, записанная с их собственных слов. +9

Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
One Direction

Основные персонажи:
Гарри Стайлс, Лиам Пейн, Луи Томлинсон, Найл Хоран
Пэйринг:
Niall Horan/Conor O'Donohoe (Найл Хоран/Конор О'Донохью), Луи/Гарри, Лиам/Найл, Гарри+Найл(ТОЛЬКО ДРУЖЕСКИЕ ОТНОШЕНИЯ!)
Рейтинг:
NC-17
Жанры:
Ангст, Любовь/Ненависть
Предупреждения:
Нецензурная лексика, Нехронологическое повествование
Размер:
планируется Миди, написано 98 страниц, 15 частей
Статус:
в процессе

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
Это не интервью, это скрипт приватных неформальных разговоров, происходивших главным образом по пьяни и укурке, так что там много нецензурной лексики и рассказы довольно сбивчивы и непоследовательны. Вдобавок, они всё время прерываются поцелуями и бульканьем вина в бутылке. Извините уж, я сделала всё, что могла, чтобы перепечатать это в более-менее удобочитаемом виде... Зато люди в таком состоянии обычно не врут! ;)

Посвящение:
группе Ванд Эрекшн (Wand Erection)

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
История является продолжением фика "Временное решение" (https://ficbook.net/readfic/3816240). Он пока еще не закончен, но это только пока. Рано или поздно все пазлы встанут на место.
----------------------------------------------
ПОЖАЛУЙСТА! НЕ ПИШИТЕ НИЧЕГО ОБ ОТНОШЕНИЯХ КОНОРА И НАЙЛА У НИХ НА ИГ, ТВИТТЕРЕ И ДРУГИХ СОЦ.СЕТЯХ! ПОДРОБНЕЕ ЗДЕСЬ: http://l-wild.diary.ru/p212344092.htm

Глава 10. В которой Лиам рассказывает Луи про свой первый и последний раз.

23 августа 2016, 07:03

***



- Чему ты улыбаешься? - спросил Луи.

- Хммм... - Улыбка Лиама стала шире. - Я просто вспомнил кое-что, - он опустил взгляд, продолжая улыбаться сам себе.

Луи молчал, но так внимательно смотрел на Лиама, что тот даже сквозь опущенные веки чувствовал, как выжидательный взгляд Луи сверлит его. Он вскинул ресницы:
- Это был не последний раз, это был, скорее первый раз. Мой первый раз.

- М? - только и сказал Луи, вытянув вперед подбородок и чуть прищурив глаза, в ожидании дальнейших объяснений.

Щеки Лиама покрылись румянцем, он нервно достал из пачки сигарету и стал разминать её в своих тонких трепещущих пальцах.

Глаза Луи широко раскрылись и блеснули пронзительной голубизной, а ноздри расширились, как у кота, почуявшего мышь. Он словно старался уловить запах, чуть склонил голову: был ли это запах невинности, утерянной Лиамом?

Лиам медлил, не прикуривая сигарету и не начиная рассказ.

- Подожди, брось сигарету, у меня есть кое-что получше для тебя, - он решил, что сейчас момент требует того, и достал из своей пачки затаившийся там до поры до времени косяк с марихуаной.

- О... у тебя, похоже, всегда есть "что получше" в запасе, - усмехнулся Лиам.

- Да, это для критических ситуаций, - сказал Луи, прикуривая сигарету и затягиваясь.

Лиам принял сигарету из рук Луи и тоже затянулся:
- Ты, значит, считаешь, что это критическая ситуация? - сказал Лиам, выдыхая дым. После пары затяжек его поза стала гораздо более расслабленной, черты лица смягчились и разгладились, а пальцы перестали дрожать. Он посмотрел на Луи томным взглядом, сверкая глазами сквозь наполовину опущенные ресницы и загадочно улыбаясь.

- Ох... Похоже, вся наша жизнь в какой-то момент превратилась в одну сплошную критическую ситуацию... – сказал Луи.

- Тогда мы никогда не перестанем курить траву, - сделал вывод Лиам. Луи кивнул, соглашаясь. Еще через пару-тройку затяжек Лиам вернул Луи сигарету, отхлебнул виски из своего стакана и заговорил тягучим томным голосом. И пока он говорил, Луи затягивался и молчал, наслаждаясь переливами полутонов его голоса и мимикой Лиама, на лице которого играли эмоции, говорящие больше, чем могли бы сказать все слова мира.

***



- Это были прекрасные несколько дней, - мечтательно сказал Лиам. - Грустные, но прекрасные... Я до сих пор чувствую горько-сладкий вкус тех трех дней на языке... - как бы подтверждая, Лиам причмокнул языком и облизал губы.

- Это виски, приятель... И марихуана.

Лиам с досадой поморщился, ему не понравилось, что Луи стебается над ним в тот момент, когда он пытается излить ему душу, но... такой он уж и есть, этот Луи, его самый близкий друг…

Он улыбнулся и продолжил:
- Мы любили друг друга как сумасшедшие. Мы перепробовали все возможные позы. И даже несколько таких, которые на первый взгляд мне казались невозможными… Кроме одного… Я помнил, что Найл вынудил меня пообещать ему… Он не напоминал об этом больше, с тех пор, как приехал, но я сам помнил об этом. И я хотел этого... Я хотел быть снизу. Я хотел почувствовать его во мне. И запомнить его. Запомнить навсегда, что я принадлежу ему, весь, с потрохами. Я хотел принести себя в жертву…

- Хм... – Луи усмехнулся, - странно, что ты называешь это жертвой…

- Почему?! - не понял Лиам.

- Ну, знаешь ли, не все люди так к этому относятся. Вот, например, тот же Найл… Ему нравится принимать в себя чей-нибудь член. Ты что, думаешь, что…

- А ты то откуда знаешь?! - вскинулся Лиам, но Луи только рассмеялся.

- Ну, знаешь, Ли, это не бином Ньютона и не надо быть охуенно умным ракетчиком, чтобы это понять.

- Кхм.. Да.. – Лиам замялся… - Сейчас мне кажется, я вообще не знаю, что нравится Найлу... Точно не я! - сказал он с горечью в голосе, - но в те дни всё было иначе, - Лиам замолчал, вспоминая подробности, а потом начал свой рассказ, бормоча, словно в трансе, порой совсем неразборчиво, как будто он не столько рассказывал это для Луи, сколько, забывшись, вспоминал вслух:

- Мы совсем недавно закончили наш очередной «подход», если ты понимаешь, о чем я, и всё ещё были в постели. Мы, честно говоря, почти не вылазили из неё в эти дни, разве что в туалет или за тем, чтобы поесть, но ели мы только тогда, когда голод становился помехой для секса.

Зато мы много пили. Найл в очередной раз вышел за водой, а когда он вернулся, я уже лежал, приподняв бедра вверх и выставив задницу: "Я готов", - сказал я, и я действительно был готов отдаться ему, как и обещал.

И Найл, без сомнения, был не против воспользоваться моей доступностью. При виде такой картины его член пришел в боевую готовность и, практически, сам собой выпрыгнул их под свободной резинки шортов.

Торопливо отхлебнув воды, он поставил бутылку на тумбочку, скинул шорты и забрался на кровать. Потом он взял нехилую порцию смазки и щедро смазал ею всё пространство между моих ягодиц. Смазка была с охлаждающим и слегка обезболивающим эффектом, так как я всё предусмотрел заранее.

Стараясь быть как можно более аккуратным, он вошел в меня, но я всё же напрягся и зашипел, но затем расслабился. Найл понял, что теперь можно двигаться. Он сделал несколько медленных аккуратных движений входя на полную глубину, затем выходя почти до конца, чтобы мои мышцы запомнили форму и размер его члена. Когда он почувствовал, что проникновение даётся без труда, он стал плавно раскачиваться в среднем ритме, входя до половины и потом немного выходя, трахая не глубоко.

Я уверен, ему хотелось ускорить ритм и вогнать свой член в меня по самые яйца и жестко и глубоко трахать меня снова и снова, чтобы я как следует запомнил эту ночь. Он сделал пару более резких и глубоких движений, а когда я всхлипнул, сказал, - "терпи", - он знал, что мне больно, но мы оба понимали, что я заслуживаю немного боли. Господи, Луи! - воскликнул Лиам, - да я согласен снова и снова переживать эту боль, она намного приятнее лучше, чем та боль, которую я чувствую, засыпая каждый раз без него в своей холодной постели, в своём одиноком доме, зная, что он сейчас не со мной, а с кем-то другим... и, скорее всего, даже не думает обо мне! Но тогда Найлу хотелось подразнить меня, поэтому он снова перешел на легкие поверхностные толчки и выдерживал этот режим до тех пор, пока не почувствовал, как я толкаюсь задницей всё дальше и дальше навстречу ему и стараюсь захватить всё больше и больше Найла внутрь себя.

Да, Луи, я делал это, я хотел его внутри себя, всего. Почувствовав, что я подмахиваю ему, он чуть наклонился, перехватив меня поперек живота, заставив приподняться и встать на колени, упершись на вытянутые руки, и притянул меня ближе к себе, стал трахать более глубоко.

Я застонал, но Найл расслышал в этом стоне лишь удовольствие, которое перекрыло первоначальную боль, он раз за разом стал размашистыми движениями входить в меня и медленно выходить почти до самой головки. Похоже, звуки, которые он заставлял меня издавать ласкали его слух и нравились ему гораздо больше, чем моё пение. Намного больше.

Я почувствовал, как все нервные окончания в обострили свою чувствительность десятикратно и в этот момент я чувствовал каждое движение, каждый дюйм Найла входящий в меня. Я чувствовало ребристость его члена и закатанную в рубчик в районе головки кожу, каждую неровность кожи и каждый бугорок вздувшихся сосудов на нем. И это мне, черт возьми, нравилось, я хотел бы чувствовать это вечно. Но через некоторое время каждое отдельное ощущение слилось в общий поток и это были уже не простые и осязаемые касания: мой мозг преобразовал сигналы нервных окончаний в нечто иное, это была другая палитра чувств. Я словно дрейфовал в невесомости, я плотно зажмурил глаза, перед ними плыли разноцветные круги и лопались радужные пузыри. Цвета были такие яркие, что это было похоже на кислотный приход. Трип. И моё сознание, в паре с подсознанием играло со мной в неведомые мне прежде игры. Я полностью растворился в этом моменте и не ощущал себя как такового, я был некой сущностью, сгустком энергии, летевшим сквозь время и пространство на построенном Найлом лично для меня космическом корабле. Я потерялся в дебрях сверкающей всеми красками Вселенной и не собирался оттуда возвращаться по своей воле.

- Да, первый раз бывает только раз в жизни, - пробормотал Луи, улыбаясь, но Лиам, не обращая внимания на его комментарии, продолжил свой монолог.

- Я настолько забылся, погрузившись в свои ощущения, что даже не понял, в какой именно момент Найл кончил и вышел из меня, я немного начал осознавать реальность только тогда, когда почувствовал, как рука Найла двигается вверх-вниз по моему пенису, а его язык проникает в мой анус, вылизывая оттуда его собственную сперму. Я бы удивился, если бы способен был удивляться в тот момент, но ощущения были сверхъестественными, и я думал, что у меня взорвётся мозг, когда стал кончать. Крепко обхватив мой член кулаком и уткнувшись лицом мне в ягодицы, Найл дождался, пока конвульсии перестали сотрясать моё тело и я не рухнул плашмя на кровать. Затем он перегруппировался и лег рядом со мной, запрокинув руки за голову и закрыв глаза. Мы оба лежали плотно закрыв глаза и почти не дыша. Казалось, тишина в комнате звенит туго натянутой серебряной струной. Даже придя в себя мы не шевелились и молчали, боясь разрушить магию момента.

Наконец, я открыл глаза и, казалось, Найл услышал звук взмаха моих ресниц, так как он открыл глаза, практически, одновременно со мной и мы встретились взглядами. Его небесно-голубые глаза вопросительно смотрели на меня.

Я хотел дотронуться до него, но, казалось, мои мышцы превратились в кисель, и каждое движение давалось с огромным трудом. Всё, что я смог, это легонько коснуться кончиками пальцев волос на его виске. "Это была фантастика", - сказала я Найлу, это было единственное, что я смог выдавить из себя, чтобы как-то передать свои чувства, но он ничего не ответил, просто улыбнулся и снова закрыл глаза. Видимо, и у него тоже на большее не осталось сил. Мы оба просто провалились в сон одновременно, и Космос принял нас в свои объятия, Вселенная баюкала и охраняла нас до утра. Чтобы утром мы снова столкнулись с той жесткой реальностью, которая не является частью нашей настоящей жизни, частью которой мы сами не хотим быть. Словно младенцам, вытолкнутым из безопасной материнской утробы, утром нам пришлось выйти из этого безопасного пузыря и как-то выживать, приспосабливаясь к этой враждебной среде. Причем, каждый - сам по себе, каждый - сам за себя...

Лиам замолчал, задумчиво, и Луи понял, что он закончил свой рассказ, и теперь можно комментировать.

- Судя по тому, как ты это описываешь, ты мог бы стать неплохим принимающим, если ты понимаешь о чем я, - сказал он.

Лиам немного помолчал, а потом сказал:
- Я никогда не думал, что Найл может быть таким хорошим подающим и так уверенно чувствовать себя в этой позиции.

- А он может, - подтвердил Луи, - и вполне успешно, если... - Луи осекся, смущенно усмехнувшись и даже невольно прикрыв ладонью рот, чтобы не сказать лишнего.

- Если что? - спросил Лиам.

- Ничего, - ответил Луи, но Лиам молчал и смотрел на него в напряженном ожидании, поэтому он сломался и продолжил, - если судить по тому, как сегодня утром хромал Конор.

- Хмм... Так у них Конор снизу? - удивился Лиам. - Вот уж не думал...

- Ммм... я думаю... они того... меняются... - сказал Луи.

Лиам покачал головой и нахмурил брови, он задумался, закусив губу почти до крови, переваривая информацию. Ему было неприятно слышать про Найла и Конора, он не хотел бы узнавать подробности о их сексуальной жизни, но, с другой стороны, ему просто необходимо было знать, почему Найл именно с ним, что привлекает его в нем. Потому, что Лиам был уверен, что ничего у них с Найлом еще не кончено и он твердо решил, что рано или поздно он вернет Найла себе. А для этого он должен изучить все сильные и слабые места «противника», которым был для него Конор.

***



- Проснувшись на следующее утро, я вспомнил всё, что было накануне и понял, что могу отдать всё что угодно, чтобы повторить такой момент хотя бы еще один раз в своей жизни. И я точно знал, что никто кроме Найла никогда не сможет дать мне это. Найл - мой наркотик, Найл - источник все этих восхитительных ощущений, Найл - эпицентр взрыва и Найл - средоточие магии моей жизни. И я ни за что и никогда об этом не забуду и никому не дам разрушить это. – Сказал Лиам, выйдя, наконец, из задумчивости.

- Послушай, но ведь, как ты сказал, это был не последний ваш с Найлом раз? – уточнил Луи.

- Нет, не последний, мы встречались еще раз в середине февраля, а потом… - Лиам улыбнулся, - мы жили вместе целый месяц с мая по июнь.

- Вот как? И вы больше это не практиковали? В смысле, чтобы Найл был сверху?

- Нет, - ответил Лиам.

- Почему? – спросил Луи, - тебе же ведь понравилось!

- Ну… - Лиам пожал плечами, - видимо быть сверху мне всё же нравилось больше.

- А с кем-то другим? Были же у тебя какие-то любовники после Найла?

- Что?! – голос Лиама прервался так, словно у него внезапно пересохло во рту. Он отхлебнул виски из своего стакана, поперхнулся, слегка закашлялся, но потом прочистил горло и ответил, – Как ты себе это представляешь? Я бы ни за что не стал практиковать это с другими. Можешь считать, что у меня проблемы с доверием или что-то еще но… у меня вообще не было никого с тех пор, как я расстался с Найлом, - признался он наконец.

- Подожди… - Луи нахмурился, - вы же ведь окончательно расстались с Найлом в июне прошлого года? – переспросил Луи. Он сосредоточился и, казалось, он мысленно загибает пальцы, считая месяцы, – это же больше чем полгода, почти уже год! – Он с сочувствием посмотрел на друга, - теперь ясно, почему ты такой напряженный и нервный. И как ты обходишься без секса? Как ты справляешься?

Лиам рассмеялся, запрокидывая голову и показывая кадык:
- У меня есть моя правая рука, да и левая вполне рабочая, - ответил он.

Луи тоже рассмеялся, но потом сказал:
- Тебе срочно нужно завести кого-нибудь.

- Ты хочешь быть моим «кем-нибудь»? – спросил Лиам, смеясь.

- О нет, Лиам! Я, конечно, твой друг и на многое ради тебя готов, но это было бы уже слишком…

- Ну вот видишь! Тогда я останусь верен своим двоим подружкам, если уж не Найлу, - Лиам поднял в воздух свои руки и по очереди, с громким чмоканьем поцеловал сначала одну, потом другую ладонь. – Мммм! Дорогие мои!

- Ты ебанутый, Лиам! - Луи смеялся, как больной, от смеха он даже чуть съехал с кресла, но когда Лиам перестал смеяться и сделал серьёзное лицо, он тоже принял первоначальное положение в кресле и стал серьёзным.

- Но ведь секс, это же ведь еще не самое главное, Луи? Согласись!? Ведь не всё в жизни начинается и кончается сексом?

- Ну.. для кого как… - уклончиво ответил Луи.

Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.