The Tide (Прибой) +9

Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
One Direction

Основные персонажи:
Гарри Стайлс, Лиам Пейн, Луи Томлинсон, Найл Хоран
Пэйринг:
Niall Horan/Conor O'Donohoe (Найл Хоран/Конор О'Донохью), Луи/Гарри, Лиам/Найл, Гарри+Найл(ТОЛЬКО ДРУЖЕСКИЕ ОТНОШЕНИЯ!)
Рейтинг:
NC-17
Жанры:
Ангст, Любовь/Ненависть
Предупреждения:
Нецензурная лексика, Нехронологическое повествование
Размер:
планируется Миди, написано 98 страниц, 15 частей
Статус:
в процессе

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
Don't let the tide come and wash us away
Don't let the tide come and take me
Just want a safe place to hide us away
Don't let the tide come and take me
(с) Niall Horan (Flicker, 2017)

Посвящение:
Найлу Хорану, Конору о'Донохью, Гарри Стайлсу. // Группе Ванд Эрекшн (Wand Erection)

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Подлинная история Найла Хорана и Конора ОДонохью, записанная с их собственных слов.
Однако, это не интервью, это скрипт приватных неформальных разговоров, происходивших главным образом по пьяни и укурке, так что там много нецензурной лексики и рассказы довольно сбивчивы и непоследовательны. Вдобавок, они всё время прерываются поцелуями и бульканьем вина в бутылке. Извините уж, я сделала всё, что могла, чтобы перепечатать это в более-менее удобочитаемом виде... Зато люди в таком состоянии обычно не врут! ;)
------------------------
История является продолжением фика "Временное решение" (https://ficbook.net/readfic/3816240). Он пока еще не закончен, но это только пока. Рано или поздно все пазлы встанут на место.
----------------------------------------------
ПОЖАЛУЙСТА! НЕ ПИШИТЕ НИЧЕГО ОБ ОТНОШЕНИЯХ КОНОРА И НАЙЛА У НИХ НА ИГ, ТВИТТЕРЕ И ДРУГИХ СОЦ.СЕТЯХ! ПОДРОБНЕЕ ЗДЕСЬ: http://l-wild.diary.ru/p212344092.htm

Глава 14. В которой всем очень тяжко.

20 сентября 2016, 18:38

***



Луи и Лиам накануне засиделись допоздна и слишком много выпили, поэтому утром Лиам чувствовал себя разбитым.
Разбитым и немного злым. Да что там немного, очень даже много! Он помнил, что вчера сказал ему Луи - "тебе лучше отпустить его".
"Ну, уж нет!" - упрямо твердил про себя Лиам, стоя в душе под струями воды, - "этого вы от меня не дождетесь!"

Ему бы надо было как следует намылить себя и растереть губкой, чтобы взбодриться и смыть с себя следы попойки, запах дорогого виски, выпитого накануне, казалось, сочился сейчас их каждой его поры, но вместо этого он лишь слегка натер себя гелем для душа и теперь лениво переключал горячую и холодную воду, пытаясь сделать душ контрастным. Однако, добиться настоящего контраста у него тоже не получилось: то ему было страшно обвариться, то он боялся замерзнуть. Помучившись так минут 15 он вышел из душа, разбудил Луи и пошел на кухню. Ему очень не хотелось делать завтрак, но положение хозяина обязывало. Себе он бы еще мог просто залить мюсли молоком, как он обычно и делал по утрам, следя за фигурой, но для Луи он решил всё же сделать настоящий английский завтрак, с беконом, яичницей и тому подобным.

Луи чувствовал себя немного получше Лиама, так как не пил виски вчера вечером, но зато он плохо спал вторую ночь подряд:
- Да... старость не радость, - сказал он, входя в кухню, на ходу вытирая полотенцем мокрые после душа волосы и оставляя на полу влажные следы босых ног, - вот, помнишь, в две тысячи двенадцатом мы могли почти не спать ночами хоть неделю подряд, а днем еще и скакать на сцене, как заведенные...

- Ага... На вот, ешь, старичок, - Лиам с легкой улыбкой поставил перед ним тарелку с завтраком.

- О, Ли, ты меня балуешь! - воскликнул Луи, - кормишь прямо по-королевски!

- Я бы не стал, если бы не боялся, что Гарри меня кастрирует за то, что я морю тебя голодом, Ваш Высочество! - отпарировал Лиам.

Сам Лиам тоже сел напротив Луи и стал молча, есть. На его задумчивом лице играла загадочная улыбка.

- Ли! - окликнул Луи, - о чем ты думаешь?! - ему показалось, что он прямо физически ощущает, как в мозгу Лиама зреет какой-то коварный план... Он был ощутим, как нарыв, как готовый лопнуть пузырь, - Лиам?!

- А? - вышел из задумчивости Лиам.

- О чем ты думаешь? - с тревогой спросил Луи.

-Да так... ни о чем особенном, - уклонился от ответа Лиам, - я не выспался, вот и торможу, - он поспешно опустил глаза к своей тарелке, но Луи успел заметить в них лукавую искру, которая ничего хорошего не предвещала. По прошлому опыту Луи знал, что вот такая невинная искорка в глазах его друга может вызвать целый пожар, который потом целая пожарная бригада не сможет погасить.

- Ли? - спросил Луи, подвигая ближе к себе чашку с кофе, - а как ты относишься к пожарникам?

- В смысле?

- Ну, в смысле, ты считаешь их сексуальными?

- Ааа... в таком смысле... - Лиам задумался, - если бы нам пришлось косплеить Village People, то я, пожалуй, нарядился бы в строителя, а не в пожарного.

- То есть, ты предпочитаешь созидать, а не разрушать, - Луи прищурил глаза, стараясь проникнуть в сознание Лиама.

- Однозначно, - ответил Лиам, - но иногда, прежде чем что-то построить, нужно что-то снести и расчистить место, - сказал он после паузы и его лицо стало очень серьёзным и сосредоточенным.

Внутри у Луи похолодело, и он еще более напряженным взглядом впился в лицо Лиама.

- "Please don't read my mind I tell the truth to me" (*) - пропел Лиам, от которого не укрылся сверлящий его череп взгляд Луи. - А пожарные, вообще-то, тушат пламя, чтобы спасти людей, а не разрушают что-то просто ради забавы, - он улыбнулся, глянув Луи прямо в глаза и по этому взгляду Луи понял, что их ждут очень трудные времена и вряд ли с этим что-то можно сделать. Лиам настроен очень решительно.

Закончив завтрак, одевшись и собравшись, они отправились в студию. На душе у Луи было тяжко и тревожно. Он волновался сейчас, перед встречей с остальной частью группы, даже больше, чем в первый день репетиций.

***



Найл проснулся от того, что ему было жарко: он был зажат с двух сторон двумя горячими телами, с одной стороны сопел Гарри, а с другой - Конор.
"Не, ну просто, прекрасное утро, не правда ли?!" - подумал Найл, - "жаль, что уже пора вставать..." - он решил, что очень даже не против потерпеть жару ради возможности еще немного понежиться в постели в такой прекрасной компании, но, как назло, как только он закрыл глаза и хотел продолжить наслаждаться, запиликал будильник на телефоне Гарри.

- Негодяй! - вслух выругался Найл. - Гарри! Зачем ты притащил ко мне в дом свою адскую машину!

- Не "негодяй", а ответственный, и не "адскую машину", а телефон, - ответил Гарри, хриплым после сна голосом.

- Ну, если ты такой ответственный, то и завтрак будешь готовить сам, - сказал на это Найл.

- Фу, только ты, Найл, способен заставить гостя в твоём собственном доме готовить тебе завтрак.

- Ты не гость, а бомжара, которого я приютил вчера ночью, - пошутил Найл, - да еще и пригрел у себя на груди.

- Бля... - пробормотал Конор, - вы с самого утра начинаете... - но он не уточнил, что они начинают, так как он еще на девяносто процентов был в стране снов.

Тем не менее, когда Гарри встал и потопал в сторону кухни, Найл тоже нехотя поковылял за ним, сонно натыкаясь на углы.

- Да ладно, Гарри, я же пошутил, иди досыпай, я займусь завтраком, - сказал он. - А может просто разогреем пиццу? - он открыл холодильник и его вмиг осенила эта идея.

- Пиццу? На завтрак? - с сомнением протянул Гарри, но, так как готовить никому не хотелось, они всё ж решили остановиться на пицце и вытащили замороженный полуфабрикат из холодильника.

- Иди в душ, я разогрею пока, - сказал Найл. И разбуди по пути Конора, - попросил он, - только как следует, пожалуйста, а то он еще большая соня, чем я.

- Ммм.. А он на меня не набросится? - Гарри поиграл бровями, - ну, если ты понимаешь, о чем я...

Найл фыркнул и ответил:
- Давай, давай, помечтай!
- Ну да, я, может, боюсь твоего цепного Конора, - игриво сказал Гарри.
- Не бойся, пока сонный он не опасен, - ответил Найл. - Только слишком близко не подходи.
- Укусит?
- Может быть и что похуже, - улыбнулся Найл.

На самом деле, как только Гарри ушел, улыбка исчезла с его лица: он до сих пор гадал, какую же часть их вчерашнего ночного разговора слышал Конор. Ему казалось, что вчера он погорячился и наговорил Гарри много из того, что не нужно было рассказывать. И он переживал, что, возможно, Конор услышал лишнего и теперь будет дуться на него. Поэтому он сам и не пошел его будить. Если честно, то он немного трусил и не хотел сейчас оставаться с Конором наедине.
Найл поставил пиццу разогреваться в печь и стал варить кофе, прислушиваясь к звукам в доме и мысленно моля небеса, чтобы Гарри вернулся на кухню раньше Конора.

К счастью, так и случилось, Гарри вернулся чистый и умытый, и сообщил, что Конор благополучно разбужен и направлен на водные процедуры. Найл вздохнул с облегчением и стал накрывать на стол. Когда же появился Конор, он сам ушел мыться.

- Эй! Еда же остынет! - крикнул ему вслед Гарри.
- Я быстренько! - ответил тот.

Когда он уходил, Конор молчал и, кажется, он даже не взглянул на Найла ни разу с того момента как вошел на кухню. Или, может быть, Найлу так показалось, потому, что они все были сонные и от того немного раздраженные.
К тому времени, как он принял душ и освежил свои мысли, он уверил себя в том, что всё нормально и поэтому, когда он вернулся на кухню, он немного воспрянул духом. И тут он сделал ошибку, которую не совершил бы, если бы не расслабился раньше времени.

- Конор, почему ты не убрал за собой посуду? - спросил любитель чистоты, увидев, что Конор не поставил свою тарелку и чашку в мойку.

Конор, собравшийся уже было выйти из кухни, вернулся, взял посуду со стола, стремительно приблизился к окну, и, открыв его, выкинул посуду на улицу. Черепки жалобно звякнули, разбиваясь о камни, которыми был замощено пространство вокруг дома.

- Так лучше?! - спросил Конор, агрессивно сверкнув глазами.

Найл подошел к нему вплотную и спросил:
- Может и меня тоже выбросишь?

- Нет, это ты меня выбросишь, как только к тебе вернется Лиам. Правда же?!

- Нет, перестань говорить глупости, - сказал Найл, - если бы я хотел, я бы уже давно вернул Лиама, - пояснил он и потянулся, чтобы поцеловать Конора, тот сначала попытался увернуться, потом всё же позволил себя поцеловать в щеку, но не ответил на поцелуй.

Теперь Найл понял, что Конор точно слышал лишнее и теперь психует. Он не знал, что ему с этим делать и как разрулить эту ситуацию. Нехотя и без аппетита он пожевал пиццу и выпил кофе, думая о том, как же ему теперь загладить вину и восстановить расположение Конора.

Когда они вышли из дома и отправились на студию на машине Гарри, он хмурился всю дорогу, думая, что теперь и с Конором всё стало не просто, и что он будет теперь дуться по любому мелкому поводу и при любом упоминании Лиама. И куда только улетучилась эта былая легкость и простота, которая так ему нравилась в отношениях с Конором...

***



Когда они прибыли на студию и припарковали машину, то увидели Лиама и Луи, стоящих неподалеку от входа и затягивающихся сигаретами. Они подошли и поздоровались, но Лиам только кивнул, окинув их не слишком приветливым взглядом из под нахмуренных бровей, поэтому Найл не стал задерживаться и стремительно скользнул в двери, проходя внутрь. Гарри и Конор поспешили за ним.
Однако, когда они входили в лифт, то увидели, что их догоняют Луи и Лиам. Заметив своего бойфренда, спешащего к лифту, Гарри инстинктивно придержал створки, так что эти двое успели вскочить в уже закрывающиеся двери, и теперь они пятеро стояли зажатые в этом движущемся наверх шкафу.

"Большое спасибо, Гарри", - подумал Найл, бросив на друга недовольный взгляд. Нет, не то, чтобы лифт был слишком тесным, иногда Найл даже любил тесноту, но в других местах и в других обстоятельствах, теперь же ему казалось, что Лиам стоит слишком близко к нему и от этого он почувствовал, как жар растекается по всему его телу. Он издал судорожный вздох и беспокойно переступил с ноги на ногу, потом он бросил взгляд на Конора, ожидая поддержки, но Конор всё еще был обижен, поэтому он делал вид, что ничего не замечает и, отвернувшись в сторону, с большим пристрастием изучал отделку ближайшей стены лифта.
Найлу казалось, что Лиам заполнил собой всё пространство лифта. Этот коктейль ароматов, изливающийся от него: запах только что выкуренной сигареты, остаточный шлейф выпитого накануне виски и флер дорогого парфюма, всё то, что делало Лиама тем самым Лиамом, которого он любил и помнил... возможно, никто другой не обращал на это внимания, но Найл не мог выносить это. Это амбре опускалось на плечи Найла, давило, кружило голову.
Лиам, как бы невзначай, переместился, и, оперевшись на поручень, тянущийся вдоль стены лифта, стал еще ближе к Найлу.

Гари заметил, что Найл не знает, куда себя деть, и что его щеки покрылись нездоровым румянцем, а глаза заблестели.

- Ты в порядке, Найлер? - Гарри протиснулся в пространство между ним и Лиамом и встал там, как живой барьер, немного блокируя запах и ощущение близости Лиама.

- Голова кружится, - честно сказал Найл, позволяя ему обнять себя, наконец найдя, на кого можно опереться, - наверно от недосыпания, - сделал он попытку объяснить своё состояние.

- Ах, бедный Найлер, - саркастично заметил Лиам, - не выспался, заинька... - в его голосе был слышен сарказм, но сквозь него, как цветы сквозь асфальт, пробивались нотки нежности.

Найл поднял глаза, и, взглянув через плечо Гарри, встретился глазами с Лиамом. Лиам чуть двинул бровями. Его глаза улыбались. Найл почувствовал, что его словно окатили раскаленной лавой. Он спрятал лицо на шее Гарри.

Гарри обнял его, в отличие от Конора, ему можно было делать это в присутствии Лиама, и пробормотал ему в ухо:
- Найлер, ты такой горячий, и у тебя румянец на лице, ты не заболел? - Гарри потрогал лоб Найла, в тоже время немного отодвигая его от Лиама, в сторону Конора. На самом деле, он понимал, в чем дело. Когда они вышли из лифта, он потянул Найла за собой в уборную и, как только они оказались там одни, и Найл подставил разгоряченное лицо под струи холодной воды, сказал ему, - возьми себе на заметку, что ты никогда больше не должен ездить с Лиамом в одном лифте.

- Угу, - пробормотал Найл, плеща себе в лицо водой и отфыркиваясь как маленькая выдра в реке, - будь моя воля, я бы вообще никогда в лифтах не ездил. Ни с кем.

- Не угукай тут мне, в следующий раз меня может не быть рядом, чтобы тебя спасти, - проворчал Гарри и ободряюще похлопал друга по спине, направляя к двери, - если ты конечно не хочешь... - добавил Гарри, - снова быть с ним...

***



Когда Гарри и Найл вошли в студию, музыканты уже настраивали инструменты, а Лиам пробовал микрофон, тихонько что-то напевая. Его голос звучал грустно и нежно, как ангельское пение. Найл распознал слова, - "And you...are the oil that dissolves... My frustration..." - с этой песней у него были связаны не самые приятные, но общие с Лиамом на двоих воспоминания... (**)

***



Они начали репетицию: размялись, как обычно, спев пару-тройку своих любимых хитов от других музыкантов, потом стали репетировать новые песни для своего будущего тура. Но все они были дерганые и невыспавшиеся. И все четверо, даже Лиам, были не в голосе. То и дело им приходилось прерываться, то на кофе, то на перекур... А то и просто, выйти из студии, остыть, чтобы не перегрызть друг другу глотки из-за того, что они не сходились во мнении, как надо исполнять тот или иной кусок, и как расставить акценты.
Вообще-то и раньше у них бывали разногласия в процессе записи и репетиций, но никогда раньше они не сопровождались такими злобными вспышками раздражения, как сегодня. Джулиан и музыканты никак не могли взять в толк, что же происходит, то ли это просто ребята так сильно отвыкли друг от друга за время хиатуса, либо они настолько выросли и возмужали и эта взрослость так изменила их, что сделала несовместимыми.

Если так, то у них в наличии большие проблемы, подумал про себя Джулиан:
- Слушайте, ребята, что с вами? - спросил наконец продюсер, - может вам надо сходить вместе куда-нибудь выпить, чтобы снова сблизиться? - предложил он. - Или может быть просто зависнуть у кого-нибудь дома, и поговорить по душам?

Гарри скривил губы и издал характерный шипящий звук, сигнализирующий о том, что он чувствует вину:
- Дело в том, что мы уже сходили и выпили, - признался он.
- Мы поговорили, - добавил Луи.
- Мы "зависали" последние две ночи, - пояснил Гарри.
- Даже слишком много всего сказали, - сказал Найл.
- Да, мы просто не выспались, - подвёл итог Лиам, - давайте, закончим на сегодня, - предложил он.

Лиам видел, что Найл буквально валится с ног, и он ничего не мог с собой поделать, ему было жалко смотреть на него в таком состоянии, и это еще больше портило его собственный настрой. Он хотел бы как-то помочь, просто подойти обнять и приободрить, как он делал это раньше, или может быть, принести кофе, но он не мог. Всё, что он мог, это предложить разойтись по домам.

- Да, давайте, - поддержал Лиама Гарри, - мы обещаем, что завтра выспимся и будем работать в полную силу.

- Не в полную силу, а в двойном объеме, - сказал Джулиан, - вы должны будете отработать за сегодняшнее. - Музыканты, надеюсь, спали? - спросил он. - Конор? - он знал, что Конор живет с Найлом, так что, предполагал, что тот тоже не выспался.

- Я в порядке, - произнес Конор, - он понимал, что ему, как новенькому, нельзя сейчас оказаться слабым звеном.

- Значит так: певцы уходят, а инструментальщики, так он обозвал музыкантов, остаются. Будем пока репетировать минусовку.

В принципе, этот компромисс устроил всех, даже Найла, теперь он может пойти домой один и спокойно отоспаться, а потом, возможно, они выяснят отношения с Конором.

- Конни, - обратился он к партнеру, - когда придешь домой, разбуди меня, если я буду спать, нам нужно поговорить.

- Хорошо, - кивнул Конор, задержав тревожный взгляд на лице Найла.

Найл улыбнулся, направившись к выходу вслед за Гарри и Луи, по крайней мере, Конор уже не отвернулся, отметил он про себя.

Выйдя в холл, Найл задержал Гарри:
- Постой, - сказал он.

- Что? - удивился Гарри, - передумал ехать домой?

- Нет, - Найл кивнул на Лиама, стоящего у дверей лифта, - ты же сам сказал, не входить с ним в один лифт.

- А... - понял Гарри, - Луи, спускайтесь вниз, мы вас догоним на стоянке, - крикнул он Луи вслед, - нам нужно еще зайти кое-куда...

***



Гарри и Луи завезли Найла к нему домой. А Лиам направился домой в одиночестве.

- Гарри, так тебя, оказывается, нельзя без присмотра даже на одну ночь оставить, ты сразу начинаешь разъезжать по ночи на машине, что не безопасно! - решил отчитать любовника Луи.

- Пффф... - фыркнул Гарри, - я вел осторожно!
- И, всё равно, ты не должен был.
- Зато я спал с Конором, - заявил Гарри, с хулиганским видом. И скосил глаза на Луи, немного отвлекаясь от дороги.
- Да, верю, - Луи иронично покивал головой, всеми силами подтверждая свои слова, - верю...
- Да не ври ты! - воскликнул Найл. - Спал он! Он всю ночь не давал заснуть ни мне, ни Конору... - Луи удивленно приподнял брови, - разговорами, Луи! Он работал на этот раз только языком! - пояснил Найл, улыбнувшись он прикрыл глаза, начиная задремывать уже в машине...

Приехав домой, Найл быстро разделся и тут же улегся спать. Он был так измотан, что, не смотря на то, что тревога по поводу поведения Конора беспокоила его, он практически сразу провалился в крепкий и глубокий сон.

***


Когда Конор вернулся домой, был уже поздний вечер, он увидел, что Найл крепко спит, а его одежда бесформенной кучей валяется рядом с кроватью. У него! У этого любителя порядка! Конор понял, насколько всё плохо. Он решил, вопреки просьбе Найла, не будить его. Поговорить они еще успеют, пусть Найл сначала отоспится.

Стараясь не шуметь, он собрал одежду, отнес её в гардеробную и повесил джинсы на вешалку, а футболку решил бросить в корзину с грязным бельём: вряд ли Найл станет завтра надевать её снова.
Плотно закрыв дверь спальни, он пошел на кухню и разогрел остатки утренней пиццы. Он съел её, уютно расположившись в гостиной перед телевизором: поскольку Найл этого не видит, он, по крайней мере, не сможет ворчать по поводу жирных пятен на стеклянном столике. Однако, закончив ужинать, он тщательно протер столешницу и, на этот раз, помыл за собой посуду, чтобы у них с Найлом утром было как можно меньше причин для взаимного раздражения.

Конор уже чувствовал себя виноватым за свою утреннюю выходку, и за то, что почти не уделял Найлу внимания весь день. Пока они репетировали, у него было время, чтобы остыть и обдумать ситуацию, и он взглянул на всё с несколько другого ракурса. В конце концов, понял он, у всех у них есть своё прошлое, и это прошлое не сразу отпускает. И было бы очень наивно полагать, что Найл полностью забудет Лиама за такой короткий срок.

Со вздохом Конор забрался в постель и некоторое время просто лежал и смотрел, как Найл спит, слушая его дыхание, но потом провел, едва касаясь, пальцами по коже на его плече, слишком уж велико было желание притронуться к нему.

Найл беспокойно завозился и пробормотал нечто вроде:
- Конор?

Конор убрал руку и, испугавшись, что разбудил Найла, прошептал:
- Тсс... спи, все хорошо.

- Обними... - пробормотал Найл сквозь сон, не закончив фразу.

Конор, обрадовавшись, что его попросили как раз о том, чего он и сам сейчас больше всего хотел, придвинулся к Найлу ближе, нежно обвил его руками, прижавшись к спине. Он поцеловал завитки волос на его макушке, втянул ноздрями запах, ставший уже родным, и стал постепенно засыпать.

"Это было очень трудный день, и, возможно, он не последний такой... но он закончился, а Найл всё еще с ним, всё еще сопит у него под боком. Им всем нужен отдых. И немного нежности... и понимания". - так думал Конор, засыпая.

-------------------
* - строчка из песни Робби Уильямса "Sin sin sin"// она просто случайно пришла Лиаму на ум.
** - строчка из песни гр. Hooverphonic - Vinegar & Salt //(об этой песне будет сказано во "временном решении"// когда-нибудь...

Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.