My heart is disturbed by you 5

Зеронька автор
Albi - san соавтор
Реклама:
Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
SCREW, Born (кроссовер)

Пэйринг и персонажи:
Манабу Ошио, Рёга .
Рейтинг:
R
Размер:
Мини, 13 страниц, 1 часть
Статус:
закончен
Метки: Романтика

Награды от читателей:
 
Описание:
Все когда-нибудь случается, даже если кажется, что это невозможно...

Посвящение:
Ну конечно же самому дорогому Персичку)

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
И снова совместная работа, надеемся, вам понравится)
2 августа 2016, 21:31
- Кажется, это было здорово! - устало выдохнул вокалист группы Screw, упав в кресло в общей гримерке. Буквально только что закончится совместный лайв Screw и Born, и сейчас выжатые, но довольные удачным выступлением музыканты, собрались в гримерке, чтобы решить, куда поедут отдыхать дальше. Все-таки, это было их последнее совместное выступление. - Тебе не кажется, - усмехнулся Рега, садясь на пол и подпирая спиной дверь. Вокалист слишком устал, чтобы искать какое-то другое место для отдыха. - Выступили великолепно, и отметить надо тоже великолепно! - весело изрек Казуки, потрепав по голове уставшего Манабу. - Казу, ты два часа, как ужаленный, скакал по сцене, но энергии в тебе как в заряженном аккумуляторе... Как ты это делаешь? - тихо спросил ритм-гитарист, отклоняясь от руки своего друга, который так и норовил испортить его прическу, точнее, остатки от нее. - Я просто предвкушаю большую пьянку, - подмигнул шатен, переводя взгляд на других музыкантов. От осознания того, что это было последнее их совместное выступление, на душе у всех было тоскливо. Они видели слезы фанатов, когда прощались и чувствовали атмосферу грусти, но тем не менее, постарались вселить в их сердца радостные эмоции. Концерт действительно прошел на высшем уровне. - Ну что, в любимый бар? Или в клуб? - задал интересующий всех вопрос Джин. Сойдясь во мнении, что в баре будет скучно, музыканты всей толпой направились в один из самых дорогих клубов Токио. Кажется, в эту ночь грустные мысли накрывали только этих музыкантов. Пока они добирались до клуба, замечали счастливых людей, которые куда-то шли, многие из них смеялись, улыбались, о чем-то говорили. Быть может, и им стоило хоть на минутку улыбнуться, забыться, тогда, возможно, было бы не так тяжело осознавать, что это был последний концерт, последние аплодисменты, которые они слышали, стоя все вместе на одной сцене. Уже в клубе, когда все заняли места и сделали заказ, мужчины все же решили поговорить. И если сначала разговор состоял практически из ничего, обрываясь буквально после нескольких фраз, то потом он начал набирать обороты и на лицах музыкантов начала проскальзывать улыбка. Только Манабу вел себя как-то странно. Когда все поднимали бокалы с криком «Канпай!», он поднимал голову, улыбался и поднимал свой бокал с соком, после чего лишь немного отпивал и ставил его на стол, вновь опуская голову и, кажется, погружаясь в свои мысли. И только Казуки заметил, что парень искоса смотрит на Регу, который сидел совсем рядом. Мужчина перевел взгляд на вокалиста и вдруг вспомнил, что совсем недавно с губ Манабу сорвалась фраза, что ему нравится Рега. Тогда интересоваться о смысле этой фразы Казуки не стал. У Реги, действительно, был хороший голос, он был талантлив во всех смыслах, поэтому мужчина воспринял это лишь как дружеское влечение, не более. И только сейчас ему стало казаться, что смысл у той фразы был совсем иной. Манабу действительно чувствовал к Реге далеко не дружеские чувства. Этот человек нравился ему. Безумно нравился. Ему очень хотелось, чтобы тот обратил на него внимание, но парню было хорошо известно о том, что сердце Реги занято. Он любит Тсузуку, а тот любит его, не хотелось Манабу лезть в эти уже устоявшиеся отношения, он считал, что лучше будет просто скрывать свою любовь к этому человеку, пусть и будет больно. Но вдруг Манабу услышал то, от чего сердце его забилось в быстром ритме. - Куда теперь подадитесь? – спросил Бё, цепляя палочками якисобу. - Может, новую группу соорудить? – задумчиво проговорил Томо, смотря в уже пустой бокал. - Было бы не плохо… А ты, Рега, куда? Уйдешь к своему ненаглядному Тсузуку? - Ушел бы… - с грустью произнес он. – Но там…Ситуация такая… - Неужто расстались? – от неожиданности Томо аж вскрикнул. Но на это Рега ничего не ответил, лишь опустил голову и, немного закусив нижнюю губу, стал гонять одинокую капельку алкоголя по дну бокала. Манабу внимательно посмотрел в его сторону. Его взгляд был невероятно мягким и, кажется, любящим. Музыканты решили не продолжать эту тему, видя, что Рега не очень настроен на разговор, поэтому быстро наполнили свои бокалы, осушив их одним глотком. - Манабу-кун, а ты чего не пьешь? - обратился к гитаристу подвыпивший Кей. Второй же вздохнул и только собирался ответить, как услышал над ухом голос Казуки: - А он у нас сегодня в роли водителя! - парень пьяно рассмеялся, кладя руку на плечи Манабу. Тот не стал отстраняться, а лишь ответил, что не очень дружит с алкоголем. - А у вас двоих какие отношения? - вновь пьяно и заигрывающе спросил Кей, указывая взглядом на руку Казуки, которая так и лежала на плечах Манабу. - А тебе все скажи, - усмехнулся шатен, совершенно по-детски показывая язык. Рега посмотрел на хохочущего Кея, мысленно отмечая, что другу с выпивкой на сегодня пора завязывать, а сам же решил не отказываться от предложения Бё выпить еще по стопке. Краем глаза он заметил смущенного Манабу, который закусывал губу, о чем-то размышляя, и, судя по всему, даже не замечал рассказывающего что-то Казуки. Убедившись, что Бё увлекся разговором, брюнет подвинулся ближе к гитаристу, немного склоняясь к его уху. - О чем задумался, Манабу-кун? - достаточно громко спросил он, выводя брюнета из размышлений. Тот несколько раз моргнул, перевел взгляд на вокалиста и постарался ответить так, чтобы быть услышанным: - Да так, ерунда. Казуки, заметив, что тело под рукой зашевелились, посмотрел влево и увидел, что его друг общается со своим объектом обожания. Гитарист убрал руку и немного отодвинулся, еще раз хмуро посмотрев на Регу. Он беспокоился за Манабу, ибо тот был наивен до мозга костей. Казуки переживал, что Рега, при большом желании, мог с легкостью воспользоваться его другом и провести с ним ночь, наутро просто забыв обо всем. Тяжело вздохнув, Казуки решил присоединиться к Джину, который разливал янтарную жидкость по бокалам. Однако Манабу, наконец, улыбнулся, что было редкостью в этот вечер. Делал он это неосознанно. Уголки его губ сами собой нарисовали милую улыбку просто потому, что Рега, наконец, заговорил с ним, обратил внимание. Эту улыбку вокалист заметил и, приближаясь ближе, проговорил: - А тебе идет улыбка, ты знал? - Ну… Как бы… - замялся Манабу, стараясь спрятать смущенное личико. - Да ладно, здесь все свои, - по-дружески похлопав паренька по спине, проговорил Рега и отвернулся, дабы взять свой бокал и снова выпить. Но он тогда даже и подозревать не мог, что эти сказанные без задней мысли, возможно даже из-за того, что разум его уже давно окутал алкоголь, слова могут вызвать бурную внутреннюю, подобную химической, реакцию Манабу. Парень был не просто рад услышать такие простые слова, он был даже счастлив. Он настолько ушел в свои мысли, что не сразу заметил, что Казуки за чем-то тянется через весь стол и, возможно случайно, а может и нарочно, задевает стоящий на краю стола стакан сока. Напиток вылился прямо на ногу Реге и немного попало и на Манабу. - Ой! – вскрикнул только он, не сразу понимая, что же все-таки случилось. - Какой ты неловкий, Казуки… - протянул Бё, подав Реге салфетки, которые сразу же перехватил Манабу. - Я сейчас… Это, наверное, я.. задел, - запинаясь начал он и стал вытирать коленку парня. - Да успокойся, - поймав его руку, проговорил Рега, - ничего страшного. Подумаешь. В химчистку отнесу, делов-то. - Но… - продолжить гитарист не смог от того, что был буквально покорен милой улыбкой Реги. Посиделка продолжилась. Манабу чувствовал какое-то тепло, ему было просто приятно, что наконец удалось хоть немного поговорить с тем, кто давно ему нравился и казался таким недосягаемым. От мимолетных прикосновений, таких неуклюжих и, порой, случайных, по телу гитариста пробегала приятная дрожь. Мечтал ли он о таком? Хотел ли? Даже сам Манабу не ответит на эти вопросы сейчас. В данный момент ему было просто хорошо от того, что он рядом. - Ну что, кто идет танцевать? - игриво поманил всех Кей, хватая за руку слабо сопротивляющегося Бё, а тот, в свою очередь, потянул следом и Регу. Когда желающие отдаться в музыкальный плен ушли, Казуки вновь подсел к Манабу, в упор смотря на него. Гитарист не выдержал долго такого взгляда и тоже перевел взгляд на друга. - Ман, ты плавишься, - протянул Казуки, вновь устраивая свою руку на плече брюнета. - Не мечтай о многом. Рега - птица свободная. Я удивляюсь тому, что Тсузуку держал его такое долгое время. - Ты его совсем не знаешь, - резко зашипел Манабу, скидывая чужую руку с плеч и хватая со стола пачку сигарет. - Ты тоже... - тихо выдохнул шатен, смотря вслед удаляющемуся другу. Ночь сегодня выдалась холодной. Это Манабу смог понять только когда пальцы, державшие тлеющую сигарету, стали заметно подрагивать. Парень не понимал, что так сильно раздражало его. Или странное поведение Реги, который раньше не обращал на него особого внимания, или до безумия собственническое поведение Казуки, за которым раньше тоже не замечалось таких странностей. А может, все дело в том, что Манабу был единственным трезвым человеком из всей их компании? Гитарист тяжело вздохнул, закуривая еще одну сигарету. В душный клуб возвращаться пока не хотелось, а здесь глупые мысли покидали его голову. Но, как оказалось, ненадолго, потому что в следующую же минуту на плечи брюнета легла кожаная куртка. Манабу резко повернул голову и увидел перед собой объект своих размышлений, который затягивался сигаретой, опираясь локтями на перила перегородки, отделяющей клуб от улицы. - На улице заметно похолодало, а ты стоишь тут в одной рубашке, - протянул Рега, выдыхая никотиновый дым. - То тоже, - рефлекторно бросил в ответ гитарист, смотря на объект своей любви. На того, кто последние два месяца упорно не желал уходить из его головы. - Я комплекцией побольше, не замерзну, - усмехнулся вокалист, переводя свой взгляд на парня. Манабу нравился ему как человек, но иногда казался слишком добрым, несмотря на то, что был достаточно молчаливым. - Замерзнешь, - упрямо изрек брюнет, но куртку снимать не спешил. Он старался не выдавать того, как наслаждается запахом одеколона и сигарет, исходящим от нее. Рега лишь тихо рассмеялся, развернувшись к собеседнику и полностью его осматривая. Сигарета, зажатая между тонкими пальцами Манабу, казалась чем-то сверхъестественным и до умопомрачения странным. Она будто портила общую картину милого парня, поэтому Рега медленно забрал никотиновую палочку из рук брюнета, медленно поднося её к своим губам и делая затяжку, после чего выбросив ее в урну. Это зрелище заставило Манабу раскрыть рот сначала от возмущения, а потом от накатившей волны возбуждения от действий вокалиста. Рега же медленно провел языком по своим губам, будто пытаясь распробовать вкус губ гитариста, оставленный на сигарете. Это действие Реги заставило Манабу сначала опустить чуть смущенный взгляд, а потом исподлобья посмотреть на вокалиста. В мыслях упорно рисовались картины, смущавшие парня. Но на это Рега лишь улыбнулся с некой хитринкой и, проведя подушечками пальцев по лицу Манабу, немного приподнял его личико, проговорив, смотря в темные глаза: - Неужели ты стесняешься меня? - Нет, но… - не успел Манабу и договорить, как вдруг Рега приблизился к нему и провел кончиком языка по нижней губе гитариста, что у того даже сперло дыхание, а разум его затуманился. Тепло разлилось по телу гитариста и он даже на секунду прикрыл глаза, но когда почувствовал горячее дыхание и то, что вокалист упрямо хочет украсть у него поцелуй, уперся руками ему в плечи и проговорил: - Рега-сан, вы же пьяны. - Да, я пьян… Твоей красотой… - улыбаясь, проговорил мужчина, кладя свою руку на руку парня, которая упорно, хотя и нехотя, отталкивала его. - Я так думаю, пора ехать домой… - проговорил тот и полез в карман, дабы найти там ключи от своей машины. - Ой, да перестань, - вокалист отшатнулся от парня, вновь облокачиваясь на перила. Он опустил голову. В этот момент от чего-то он показался Манабу таким одиноким. Мужчина почувствовав, что его просто тянет к нему, подошел ближе и, положив руку ему на плечо, тихо сказал: - Поедешь? Сейчас я только предупрежу… - он уже хотел зайти обратно в клуб, дабы сказать всем о том, что они с Регой уезжают, как вдруг мужчина резко обхватил своими пальцами его тонкое запястье и произнес: - Да ну их, давай исчезнем молча, им все равно не до нас. Пальцы вокалиста были холодными, но их прикосновение было невероятно приятным. Манабу посмотрел на его лицо и невольно взглянул ему в глаза. Пусть взгляд его сейчас был немного затуманен алкоголем, все равно гитаристу очень хотелось ему верить, хотелось верить и утонуть в его глазах. Ему казалось, что эти блестящие глаза излучают невероятное тепло, хотя, может быть, это было совсем не так, а Манабу просто влюбился в этого человека. И пусть слова Казуки остались следом в его голове, верить совсем не хотелось, не хотелось верить этим словам, но очень хотелось верить этим глазам, хотелось слушать свое сердце, которое отбивало ритмы и тянулось, будто бы магнитом, к вокалисту. Может… Может и надо было послушать Казуки, но ужасно не хотелось. Да, Рега действительно мог просто поиграться этим ребенком в душе, а потом исчезнуть, тем более, музыкальная карьера подошла к концу и вероятность того, что им вновь повезет пересечься, ужасно мала. Кто знает, куда он пропадет? Может, он вообще решит покинуть Японию, а Манабу останется и будет каждый вечер лишь вспоминать, как однажды больно, но в то же время приятно обжегся любовью. Возможно, все так и будет. Он потряс головой, будто бы выкидывая навязчивые мысли и опустил взгляд. - Манабу-кун, раз уж предложил, поехали, - усмехнулся Рега, приподнимая лицо брюнета за подбородок. Тот, улыбнувшись, отстранился и направился на стоянку. Вокалист молча последовал за ним. Уже в машине Манабу спросил адрес своего спутника, на что тот усмехнулся, в упор посмотрев на него и проговорил: - Вроде не пил, а адреса своего не помнишь... Гитарист смущенно улыбнулся, понимая, что все только начинается, и дальше будет интереснее. Оставшийся путь до дома Манабу они переговаривались о чем-то незначительном, но когда стали заезжать в подземный гараж, Рега затих, будто погрузившись в свои воспоминания. Такой же подземный гараж, но другой человек... Развязные поцелуи в машине, жаркие объятья, чертов замок, который не хотел открываться, и страсть, окутавшая с головой. Все это, казалось, было совсем недавно. А сейчас бесследно испарилось, оставив после себя лишь воспоминания, которые день за днем терзали сердце Реги. - Рега-сан? - донесся до него чистый тихий голос. В нем не было привычной хрипотцы, и поэтому брюнет, будто опомнившись, резко повернул голову вправо. Через несколько секунд до него дошло, что они приехали и пора выходить из машины, что он и поспешил сделать. Мужчины молча поднялись на нужный этаж и вошли в квартиру. - Не устаешь так долго подниматься на лифте каждый день? - усмехнулся Рега, вешая куртку на вешалку в прихожей. Ему не впервые приходилось бывать дома у Манабу, поэтому он был спокоен, чего не скажешь о самом хозяине квартиры. Гитарист нервно убрал выпавшую прядь волос за ухо, быстро ответив: - Нет, но знаешь.... Хорошо помогает быстро приходить в форму, если пользоваться лестницей. Рега тихо усмехнулся, глядя на брюнета. Ему то и в форму приходить? Да он и без того похож на хрупкую фарфоровую статуэтку. - Чай или кофе? - задумчиво произнес Манабу, посмотрев на вокалиста. Тот, поняв, что слишком долго пялится, спросил: - А покрепче? Сегодня он позволял себе проявлять наглость. Манабу понял, что и сам бы сейчас не отказался выпить, поэтому достал из шкафчика бутылку виски и два бокала. Мужчины решили, что на кухне делать особо нечего, поэтому переместились в уютную гостиную. - Знаешь, Ман... - начал было Рега, но, поймав взгляд гитариста, резко замолчал, смотря ему в глаза. - Они у тебя такие красивые... - проведя пальцем около глаза брюнета, вокалист судорожно выдохнул и убрал руку. - Линзы, остатки макияжа... А так ничего особенного, - смущенно ответил Манабу, закусывая губу. - Ты сам по себе особенный, - улыбнулся Рега, допив остатки виски в своем бокале. - Да нет во мне ничего такого… - тихо, почти не слышно, произнес Манабу, опустив голову и смотря в пол. - Есть… - так же тихо, словно не желая, чтобы мужчина услышал, проговорил Рега и налил себе еще немного виски. Осушив бокал, мужчина ударил себя по коленям и сказал: - Ладно… Я воспользуюсь твоим душем? Ты же не против? - Конечно, - Манабу подскочил к шкафу, дабы достать полотенце и дать его своему гостю. Он и не заметил, что Рега подошел сзади, положил свои руки на хрупкие плечи парня и ласково провел по ним. Гитарист вздрогнул от неожиданности, резко повернувшись. Губы Реги были сложены в милую и теплую улыбку, газа были немного опущены. Он еще раз провел по плечам парня и проговорил: - Ты вообще хоть иногда ешь? Такой худющий… - Не волнуйся, я нормально питаюсь, я просто такой… - он нехотя смахнул руку Реги со своего плеча, дав ему полотенце. - Не хочешь составить мне компанию? – взяв полотенце, предложил вокалист, хитро посмотрев на мужчину. - Я? – Манабу смутился. Конечно, он бы не отказался, будь они с ним намного ближе, вот только сейчас было как-то не по себе. - Да ладно, ладно, шучу я, - рассмеялся Рега, дружески постучав паренька по плечу и, закинув полотенце себе на плечо, направился в душ. Вздохнув, Манабу сел на диван и, налив себе почти полный бокал, одним глотком осушил его. Его накрывали странные и противоречивые чувства. С одной стороны, предмет его воздыхания сейчас у него дома, прилично под градусом, моется у него в душе, можно просто взять и воспользоваться моментом, но с другой стороны, как-то это все не правильно. Известие о недавнем расставании Реги с Тсузуку все не покидало мыслей мужчины, вокалист сейчас свободен, что давало еще один повод начать флиртовать, но возможно Рега все еще любит Тсузуку. Это не первый раз, когда они расходятся, такое как-то было, но они вновь вернулись друг к другу, быть может, и сейчас будет так же. Манабу не знал, что ему делать, как лучше поступить, он сидел, опустив голову, держа в руках пустой бокал. Мысли различного рода терзали его. Из раздумий его вывели горячие руки, опустившиеся на его плечи. Резкий контраст температур заставил мужчину поднять голову и посмотреть на улыбающегося Регу, который стоял перед ним в одних джинсах. - Спасибо, - проговорил он, обходя диван и садясь на него рядом с гитаристом. - Да не за что... - тихо ответил гитарист, гоняя одинокую каплю алкоголя по дну бокала. - Рега-кун... - начал было Манабу, но осекся на полуслове, закусив губу. - Спрашивай, Ман, - выдохнул Рега, примерно понимая, на какой вопрос ему сейчас придется отвечать. - Почему... Почему вы расстались с Тсузуку-саном? - зажмурившись, протараторил гитарист, сжимая в руках бокал. Рега лишь тяжело выдохнул, откидываясь на спинку дивана. - Он нашел другого... Прошла любовь и все такое... - было видно, что эти слова давались ему тяжело. Помолчав минуту, вокалист продолжил: - Он не стал скрывать, что у него есть чувства к другому мужчине, просто поставил перед фактом. Я не стал держать... - мужчина подошел к окну и закурил. - Прости, это не мое дело... Не стоило мне спрашивать.. - расстроенно произнес брюнет, наблюдая за судорожно курящим вокалистом. - Все хорошо, не переживай. Прошлое - в прошлом, - грустно улыбнулся Рега, выдыхая дым и туша окурок. Он подошел к опустившему голову Манабу и вновь опустил горячие руки на его ледяные плечи. - Ты такой холодный... Не продрог? - тихо спросил вокалист, заставив тем самым Манабу поднять голову. - Нет вроде... - улыбнулся гитарист, скользя взглядом по телу своего собеседника. Подтянутое, красивое тело, на котором изредка виднелись капельки воды, стекающие с волос, сводило с ума и заставляло глубоко вдыхать каждый раз, как в голову придет неприличная мысль. Рега же медленно водил руками по плечам брюнета, смотря ему в глаза. Было в них что-то, что не давало мужчине оторваться от них. Ему, внезапно, очень захотелось, чтобы гитарист снял линзы, о чем он его и попросил. Манабу вернулся через пару минут, вставая рядом с Регой и заглядывая тому в глаза. Вокалист же был будто околдован. Ему действительно казались красивыми глаза этого парня. Когда он смотрел в них, из головы вылетали все ненужные мысли и приходилось просто забываться и отдаваться чувствам. Вот и сейчас, забыв о реальности, Рега потянулся к гитаристу, слегка коснувшись его губ своими. Брюнет, в свою очередь, забылся не меньше, и не сразу почувствовал, как его губ коснулись чужие. Секунда. Ему захотелось оттолкнуть Регу, упершись руками в его плечи, но вдруг что-то будто бы щелкнуло в его голове и он нежно провел руками от груди, по плечам и по спине вокалиста, робко заключая того в кольцо своих рук. Почувствовав, что парень стал смелее, Рега положил руки тому на талию и осторожно провел по спине, прижимая паренька к себе, при этом углубляя поцелуй, глубже проникая своим языком в его рот. Чувствуя это, Манабу вдруг невольно вспомнил слова Казуки и резко открыл чуть прикрытые глаза, но, понимая, что все его тело поглощает приятная дрожь, тепло разливается по его телу, он лишь сильнее прижался к Реге и проговорил про себя: «Ну и ладно, будь что будет…». Он, наконец, смог прикоснуться к человеку, который давно жил в его сердце. Ему было невероятно хорошо, так, наверное, никогда еще и не было. Когда воздуха стало не хватать, мужчины отстранились друг от друга. Манабу сразу же опустил смущенный взгляд, сжимая пальцами плечи вокалиста. - Прости… Я не знаю, что нашло на меня, - Рега уже хотел отпустить его, но тот остановил его, подняв свои глаза и сказав: - Все нормально, Рега… Ты… Ты мне нравишься, - он положил голову на плечо Реге и вновь провел руками по спине парня. Сказать, что Рега был удивлен – не сказать ничего. Да, Манабу тоже нравился ему, но услышать такое признание от паренька он не ожидал. Он приподнял лицо Манабу, вновь смотря в такие красивые глаза и вдруг увидел, что гитарист сам тянется за новым поцелуем. Рега не стал сопротивляться и поддался навстречу. В этот раз инициатива была в руках Манабу. Он прикусывал пухлые губы Реги, оттягивал их, немного посасывал, прижимаясь все сильнее и сильнее, дабы чувствовать тепло его тела. Когда парень отстранился, Рега провел рукой по его щеке и вновь положил ее на спину, крепко прижимая к себе хрупкое тельце. Щекой он прижался к виску гитариста, опаляя его ухо горячим дыханием. Ему не давали покоя слова, сказанные брюнетом. Рега не знал, сможет ли он ответить взаимностью хоть на половину тех чувств, которые теплятся в сердце Манабу. Парень ему, несомненно, нравился, и целовать его, держать в своих объятиях, отдавая свое тепло, было до безумия приятно. Но осколки прошлого слишком сильно впиваются в сердце, не давая мысли о новых отношениях взять верх. Почувствовав, что тело в его руках зашевелилось, Рега немного отстранился, но все так же прижимал гитариста к себе. - Прости... - тихо сорвалось с губ брюнета и он опустил взгляд, убирая руки с шеи вокалиста. Тот не позволил ему отойти, вновь поднимая его лицо за подбородок. - Не делай того, о чем будешь жалеть, - тихо выдохнул вокалист. - Разве наша жизнь - не череда ошибок? - Я не хочу быть твоей ошибкой. Услышав эти слова, Манабу поднял взгляд и посмотрел Реге в глаза. Постояв так с минуту, и будто что-то обдумав, гитарист отстранился от мужчины и пошел на кухню. - Чай налить? - донесся его голос с кухни. - Нет, не стоит... Я пойду, наверное, - выдохнул Рега, останавливаясь в дверном проеме на кухне. - Иди... Комната справа по коридору твоя, - улыбнулся гитарист, поворачиваясь к нему лицом. Рега лишь усмехнулся, посмотрев в окно. Этой фразой Манабу ясно дал понять, что вокалист домой сегодня не уйдет. Мужчина улыбнулся своим мыслям, вновь переводя взгляд на парня. - Что ты собираешься делать, когда все закончится? - спросил Рега, подходя к гитаристу и вновь кладя свои руки ему на талию. Манабу не стал отстраняться, а только опустил голову и ответил: - Не знаю... Я не представляю свою жизнь без музыки. Рега не стал ничего больше спрашивать, и прижался губами ко лбу парня. Манабу же не стал задавать ответного вопроса, зная, что эта тема для вокалиста даже больнее темы расставания с бывшим парнем. Он решил набраться смелости и отбросить свои сомнения, подняв голову и быстро коснувшись губ Реги своими. Они целовались медленно, нежно, не стараясь доминировать. Рега не спеша поглаживал руками талию гитариста, а тот, в свою очередь, водил руками по его спине, изредка поднимаясь и зарываясь в волосы. Незаметно Рега переключился с губ парня на его скулу, потом щеку, а после стал спускаться по шее к плечам. Он делал это не спеша, осторожно, будто бы боясь сделать что-то не так, напугать парня. Обычно вокалист действовал быстро и страстно, дабы быстрее насладиться желаемым сексом, но не в этот раз. Сейчас он целовал каждый сантиметр тела Манабу, пытаясь лучше узнать его, распробовать на вкус, ловя и вдыхая терпкий запах. Такой, который ему никогда еще не удавалось почувствовать. Гитарист же в свою очередь не пытался отстраниться, а даже наоборот подставлял свое тело под сладкие и нежные поцелуи, закрывая глаза от удовольствия. Только когда они переместились в спальню и Рега повалил Манабу на кровать, дыхание у него сперло, и он резко открыл большие и блестящие глаза. Посмотрев на Регу, который навис над ним, он провел подушечками пальцев по его лицу и, запустив их в волосы, тихонечко притянул голову мужчины к своему лицу, вновь утягивая его в поцелуй. - Ты не боишься? – почти неслышно шепнул Рега в губы парня, на что тот лишь помотал головой и вновь закрыл глаза. А на лице его вдруг блеснула улыбка. Такая нежная, искренняя и милая, какая бывает только у детей. И вновь на кожу посыпались прикосновения мягких, пухлых губ. Кажется, так приятно Манабу еще никогда не было. Сейчас его мысли, его раздумья о распаде группы улетучились, он практически обо всем забыл, утопая в нежных ласках. Рега же увлекся телом парня не на шутку. Он продолжал его целовать, оставляя яркие засосы, после чего лизал их кончиком языка. Это сводило его с ума, заставляя целовать парня снова и снова, вновь оставлять красноватый след и наблюдать за реакцией гитариста. Манабу же тяжело дышал, цепляясь пальцами за покрывало, позволяя Реге терзать его тело поцелуями. Вокалист же быстро избавил парня от лишней одежды и избавился от нее сам, мысленно понимая, что смазки у Манабу дома точно нет. Нащупав какой-то крем, мужчина решил использовать его. - Ты уверен? Я не смогу уже остановиться...- хрипло спросил Рега, проводя рукой по внутренней стороне бедра брюнета и целуя его в уголок губ. - Уверен, - выдохнул тот, ловя губы мужчины и утягивая того в поцелуй. Этой ночью он совершил то, о чем мечтал несколько месяцев. Он отдался во власть любимого человека, доверился ему. Страх, боль... Эти чувства, несомненно, имели место быть, но они мгновенно улетучивались, когда из уст вокалиста доносились фразы вроде: "Какой же ты у меня красивый". Манабу понимал, что с огромной вероятностью, в Реге говорит алкоголь и страсть, но все же от фраз: "У меня" и "Мой" сердце сжималось, а потом возобновляло свой ритм с большей скоростью. Волна удовольствия накатила на мужчин практически одновременно. Нависнув над гитаристом, Рега медленно и глубоко поцеловал его, после чего лег рядом, утягивая в свои объятия. - Не жалеешь? - тихо спросил он, водя пальцами по спине брюнета. Тот же, вырисовывая что-то на груди вокалиста, отрицательно покачал головой, улыбнувшись и посмотрев тому в глаза. Рега широко улыбнулся, поцеловав парня в нос и накрывая их обоих одеялом. Эта ночь, определенно, запомнится надолго.

***

Утром, открыв глаза, Рега заметил на своей груди тихо посапывающего Манабу. С лица того не сходила наивная легкая улыбка. Смотря на нее, вокалист сам невольно улыбнулся и провел пальцами по растрепанным волосам гитариста. Тот слегка наморщил носик, утыкаясь им в грудь мужчины. Совершенно не хотелось вставать, Рега был готов пролежать так сколько угодно времени. Пусть жутко болела голова, но рядом был тот человек, который, казалось, излучает невероятное тепло, и находиться рядом с ним было безумно приятно. Проведя пальцами еще раз по голове мужчины, Рега повернул голову и посмотрел на часы. Вдруг он почувствовал, что мужчина зашевелился и перевернулся на другой бок, укрывшись одеялом с головой, стащив его с Реги. На это мужчина лишь улыбнулся и, поцеловав паренька в висок, слез с кровати, накинул на себя одежду и направился на кухню. Поставив чайник, он стал искать в холодильнике что-нибудь, из чего можно приготовить завтрак. Но вскоре до его слуха донеслось шарканье, а потом он услышал шум воды. Выключив закипающий чайник, Рега подошел к двери ванной комнаты и уже хотел войти внутрь, как дверь сама открылась и из ванной, вытирая волосы, вышел Манабу. - Доброе утро, - улыбнулся Рега, касаясь губами влажной шеи парня и вдыхая приятный запах геля для душа. - Доброе, - закидывая руки на шею Реге, улыбнулся гитарист. Мужчина посмотрел в красивые сонные глаза Манабу. Они были по-настоящему прекрасны. Смотреть в них было невероятно приятно. Убирая локон влажных волос с круглого личика, Рега поцеловал его в губы и тихо шепнул: - Пойдем, позавтракаем. Гитарист кивнул, улыбнувшись и слегка затянув поцелуй. Завтрак проходил практически в тишине, но эта тишина не была напряженной. Изредка музыканты перекидывались фразами, улыбались, и вновь погружались в свои мысли. - У нас лайв послезавтра... Буду рад видеть тебя, - улыбнувшись и застегивая рубашку, произнес Рега. - Я обязательно приду, - смущенно сказал гитарист, закусив нижнюю губу. Его смущали засосы на теле вокалиста, а точнее, тот факт, что оставил их сам Манабу. Когда Рега ушел, брюнет, наконец, смог полностью погрузиться в свои мысли. Прошедшая ночь, разумеется, останется в его памяти навсегда. Но если вчера он был уверен, что утром Рега тихо уйдет, то сегодняшнее начало дня выбило парня из колеи. Нежные объятья, поцелуи, совместный завтрак... Все это не укладывалось в голове и было до безумия непривычно и неожиданно. Он обязательно пойдет на концерт. Раз уж Рега сказал, что будет рад его видеть, он не упустит этот шанс. Звонок телефона заставил вынырнуть парня из раздумий и быстро начать метаться по спальне, ища аппарат. Найдя его под кроватью, Манабу сильно закусил губу, увидев, кто звонил. Ему стало стыдно за то, что вчера он уехал от друзей, ничего им не сказав и даже не отправив сообщение. Парень перезвонил, и, выслушав гневную тираду от Казуки, постарался извиниться и объясниться. Услышав причину, по которой другу пришлось уехать из клуба, гитарист, кажется, разозлился еще больше, но отдышавшись и успокоившись, выдал тихое "Я тебя предупреждал" и отключился. Постояв несколько минут в оцепенении с сжатым в руке телефоном, брюнет решил для себя, что ничего криминального он не сделал. В конце концов это его жизнь. И сейчас ему лучше придумать, в чем пойти на концерт Born.

***

В назначенный день и час Манабу пришел на концерт Born. В зал идти он не захотел, поэтому ждал Регу в гримерной, внимательно вслушиваясь в чуть слышный голос. Он, конечно же, и раньше слышал песни этой группы, но только сейчас смысл слов, казалось, был другой. Он воспринимал их как-то по-новому, нежели всего месяц назад. Сейчас в гримерке никого не было. Манабу сидел один. Он достал сигарету и уже хотел закурить, как вдруг дверь открылась и вошел Тсузуку. Появления мужчины гитарист никак не мог ожидать. Его мысли в секунду затуманились, сердце забилось так сильно, как не билось никогда. Он, почти с замершим дыханием, смотрел на брюнета, который в свою очередь заметил парня и поприветствовал его. Что почувствовал в этот момент Манабу, было невозможно описать и вдруг с его губ сорвалось то, что говорить он совершенно не хотел, так как боялся получить положительный ответ: - Ты пришел к Реге? - Да, к нему. А ты чего тут? – осмотрев паренька, проговорил Тсузуку. - Да я так… Забыл кое-что, уже собирался уходить, - осмотревшись, будто бы что-то ища, проговорил Манабу и уже действительно хотел уйти, как вдруг услышал сзади голос Реги: - О, ты пришел. Манабу не сразу понял, что слова были сказаны в его адрес, поэтому так и продолжил уходить, но вдруг его запястье обхватили горячие пальцы и подтянули к себе. - Ну и куда ты? – Рега смотрел прямо в глаза Манабу. - Рега, я тут, - словно ничего не замечая, начал Тсузуку, - хотел поговорить… - Прости, Тсу, - перебил его вокалист, - Я знаю о чем ты хотел поговорить, но... Но ты остался для меня в прошлом. Ты выбрал другого, поэтому, забудь о том, что было между нами. Я не хочу жить прошлым, я хочу жить настоящим, а мое настоящее вот... Милейшее существо с невероятно красивыми глазами, - он вновь посмотрел в глаза Манабу и, коснувшись его губ, утянул в страстный и глубокий поцелуй. Тсузуку был немало удивлен увиденным, но, вздохнув, лишь грустно улыбнулся. Когда Регу на минуту позвал менеджер, Тсузуку посмотрел на явно смущенного гитариста и тихо сказал: - Можешь не сомневаться... Он влюбился в тебя как мальчишка. Гитарист поднял на мужчину удивленный взгляд, но ничего говорить не стал. Брюнет же, усмехнувшись, подмигнул ему, и вышел из гримерки. Рега вернулся буквально через минуту, обнимая Мана со спину и утыкаясь носом в его макушку. - Поедем ко мне? Я устал... И хочу побыть с тобой. - Поедем, - улыбнулся брюнет, разворачиваясь и целуя того в щеку. Этим вечером они оба поняли, что сегодняшний день через год они будут праздновать как годовщину их любви. И гитарист всегда будет помнить, что иногда нужно отбросить все свои сомнения и опасения в самый дальний угол.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.
Реклама: