Возьми себя в руки +68

Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
Форс-мажоры

Основные персонажи:
Майкл Джеймс Росс (Майк), Харви Реджинальд Спектер
Рейтинг:
R
Размер:
Мини, 7 страниц, 1 часть
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
Самое главное – не выходить за рамки и держать себя в руках.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Timeline: 2 сезон 11 серия.

Sound: The xx – Fiction
2 августа 2016, 07:19
      Майк чувствовал, что больше так не протянет. Эмоции давно взяли верх над разумом, уже у лифтов он резко разворачивается и уверенным шагом возвращается к знакомому кабинету. Открывает стеклянную дверь и влетает внутрь. Он понятия не имеет, что именно хочет сказать. Это дело добило его. Харви добил его в очередной раз. Он знал, но все равно позволил работать над тем, к чему Майк не сможет относиться беспристрастно. Черт возьми, он все знал с самого начала!

      – Ты знал!

      – Что ты от меня без ума? Это ни для кого не секрет, – Харви копался в документах, когда на стол упала папка, которую Майк швырнул ему.

      – Ты обманул меня! Этот пацан был под кайфом.

      – Не имеет значения.

      – Харви, человек умер! Это имеет значение!

      – Сделка завершена, дело закрыто. Успокойся.

      – Ты действительно не понимаешь? У него могли быть дети! – Майк повышает голос.

      Харви смотрит на него и понимает, что тот чувствует. Он знает, что все мысли Майка только о его родителях, о том злополучном вечере. Майк никогда не сможет отпустить ситуацию или смириться, он всю жизнь будет чувствовать эту чудовищную боль. Харви понимал все, но сделать ничего не мог.

      – Я предлагал тебе отказаться. Я знал, что так и будет, Майк, – равнодушно произносит Харви и поднимает взгляд.

      Майк быстро, в несколько шагов, подходит к Харви и кладет руку ему на грудь, от чего тот не в восторге, после чего произносит: – А я думал, что у тебя его нет. Но, смотри-ка, бьется!

      Росс уже собрался красиво покинуть кабинет, но Харви перехватил его руку и попытался заглянуть тому в глаза, Майк старательно избегал этого. Тогда Харви положил руки на его шею так, чтобы Майк не смог отвернуться.

      – Да ты накурен, мать твою!

      – Да, накурен. Это ведь не имеет значения, да?

      – Пошел вон, – грозно говорит Харви и отступает, усаживаясь на свое место.

      Вопреки указанию, Майк решает не уходить так просто, потому что отчаянно хотелось вывести Харви, убедиться в том, что он не машина, что он человек, у которого есть эмоции, есть сердце, есть чувства.

      – Заставь меня! Давай! – Майка было уже не остановить, – как ты спишь по ночам вообще? Я уже очень сомневаюсь в том, что быть тобой – это дар. Ты играешь не просто грязно, ты играешь без правил!

      – Все сказал? – спокойно спрашивает Харви, сидя в своем шикарном кресле.

      – Да пошел ты!

      – Может быть уже научишься брать ответственность за свои решения?

      – Как ты...

      – Заткнись и послушай меня! Сядь! – строго произносит Харви и поднимается из кресла, – долго ты будешь меня винить за все, что идет не по твоему плану? Тебе есть дело до мертвого парня? Это правда так? Ты все время пытаешься играть в хорошего мальчика. Но чувство твоей гребанной справедливости не стоит ровным счетом ничего! Ты прикрывал своего друга, сдавал экзамены за деньги, прикрывал меня, ты даже сейчас под кайфом! Так отчего захотелось грехи замолить? – теперь Харви действительно разозлился, он смотрел на Майка, будто на свидетеля в суде со стороны противника. – Для того, чтобы трясти яйцами их сначала отрастить нужно, Майки.

      Майку нестерпимо захотелось закрыть уши руками и не слышать того, что говорит Харви, мать его, Спектер.

      – Свободен, – говорит Харви и снова садится за стол.

      Но ничего не происходит. Майк все еще стоит на месте и пытается прийти в себя. Ему удается собраться только потому, что он это отлично умеет.

      – Ты превосходный адвокат, а вот человек – дерьмовый, – раздается тихий голос Майка.

      – И это, скорее, плюс, – быстро находится с ответом Харви.

      – Ты совершил подкуп, ты разве не понимаешь? – уже спокойно произнес Росс, у него не осталось сил на крики, но и отступить он не мог.

      – Да чтобы тебя спасти, мистер правильное-поведение-когда-дело-идет-не-обо-мне!

      – Теперь я виноват?

      – Последнее время – слишком часто, – совершенно спокойным тоном отвечает Харви.

      Майк не отводит взгляда от своего босса и молчит.

      – Харви, я все время чувствую себя в грязи...

      – Вот опять эта песня! Ты сам выбрал то, что выбрал. Если ты еще раз заставишь меня в тебе усомниться, то вряд ли со своим липовым дипломом сможешь найти себе место в любой другой фирме, – договорив, Харви отворачивается, ожидая услышать за собой звук закрывающейся двери. Вместо этого Майк хватает фирменный лист бумаги со стола и торопливыми движениями заполняет его неровными буквами.

      Харви поворачивается и наблюдает за ним изогнув бровь и губы. Когда Майк поднимает глаза, Харви видит, что тот уже на грани истерики.

      – Подпиши, – требует Майк, протягивая лист.

      Харви берет документ и понимает, что это заявление об увольнении. Он смотрит поверх бумаги в лицо Майку, который выглядит потерянным и очень злым. Что-то внутри Харви ломается – все его нерушимое безразличие.

      – Работа – единственное, что у меня осталось, но ты неустанно напоминаешь мне, что я фейк, мошенник, пустое место. Просто подпиши, и это все, наконец, закончится. Я чертовски устал притворяться.

      – А ныть ты не устал? – задал вопрос Харви.

      – Просто подпиши.

      Харви положил заявление на стол, наклонился и занес над ним ручку, а Майк, кажется, перестал дышать и закрыл глаза. Послышался хруст бумаги. Харви проделал несколько симметричных дырок ручкой и вернул листок Майку.

      – Возьми себя в руки, – серьезно произнес Харви, смотря на ошарашенного Майка.
Росс автоматически сжал испорченный документ в руках, развернулся и вышел из кабинета. Он очень хотел перестать думать или сожалеть, но ничего не выходило.

      Харви, как и всегда, был прав. Майка это бесило и в то же время до одури нравилось. Как и сам Харви. Это несправедливо. Майк очень хотел просто вычеркнуть Харви из своей жизни. Достаточно ему уже ошибок.

***



      Спустя час Майк докуривал косяк, упершись взглядом в стену. Все тело было приятно расслаблено, будто после отличного массажа. До жути хотелось секса, еды на вынос и набить морду Спектеру. Недолго думая Майк вышел из дома, чтобы купить лапшу, но каким-то образом оказался перед дверью квартиры самого лучшего юриста в городе, тогда Майку казалось, что во всем мире. Около получаса он просто сидел под дверью и не мог понять, как нужно поступить и зачем он вообще приехал.

      Наконец, Майк постучал. Харви открыл дверь и протяжно выдохнул. Майк покачивался с пятки на носок, засунув руки в карманы светлых джинсов, и смотрел себе под ноги.

      – Извинения приняты, – проговорил Харви и открыл дверь шире.

      После этих слов Майка окатила волна ярости. Харви даже не думал о том, что мог быть не прав, он был лишь самоуверен и равнодушен, как и всегда. Майку хотелось больно ударить его. Так, чтобы тот почувствовал, как костяшки проходятся по губам, рассекая их в кровь, даже если это будет единственным, что непревзойденный Спектер вообще может почувствовать. Майку очень хотелось выбить из того дух, коротким, но сильным ударом в живот, хотелось слышать то, как сбивается его дыхание, видеть, как выбиваются пряди из идеальной укладки, а лицо покрывается испариной... Стоп.
Майк ловит себя на мысли, что уже давно закончил думать о том, как Харви получает удары и стонет от боли. Теперь в его голове яркими всполохами возникали совсем другие картинки.

      Харви был немного взволнован, так долго Майк еще никогда не молчал в его присутствии. Когда Росс вдруг нахмурился, изменился в лице и собрался уйти, у Харви не оставалось вариантов. Он не мог отпустить этого идиота в таком неадекватном состоянии. Спектер схватил подчиненного за руку и втянул в квартиру, захлопнув за ними дверь.
– Что случилось? – уже достаточно обеспокоено спросил Харви.

      Майк выглядит растерянным и напряженным. По щекам разошелся румянец, он все время облизывает губы. Харви начал подозревать что-то очень плохое, но не успел сделать и шага, как Майк сам приблизился к нему так близко, как это принято для неправильных решений.

      – Хаарви… – полушепотом на ухо говорит Майк, – я ненавижу тебя.
Дыхание обжигало. Происходило что-то ужасно неправильное. Харви предпринял попытку отойти, но за его спиной оказалась стена. Харви Спектер пойман в ловушку. Он бы посмеялся, но было не смешно. Майк сделал еще шаг и продолжал смотреть на него, не отводя взгляда. Харви прекрасно знал, что происходит. После всех этих двусмысленных взглядов он очень не хотел продолжения. Он никогда не смешивал личную жизнь и работу. И ничего не собирался менять. Это было для него важным правилом, таким и останется.
Так Харви думал.

      Майк уже не думал. За все время работы с Харви, он не переставал им восхищаться, но не мог допустить и мысли о том, какой же Харви в постели. Под травой все иначе. Под травой Майк не может перестать думать о том, как это - быть с Харви. У Росса было немало любовников, но таких, как Харви, он не встречал. К тому же, Донна рассказала уже так много, что Майк даже не надеялся на что-то большее, чем рукопожатие.
Но сейчас Майк видит, что загнал Харви в угол, что тот действительно растерян. Как же Майк мечтал о победе. А это было именно она.

      Харви, наконец, приходит в себя и выставляет руки вперед так, чтобы не позволить Майку лишнего. Этот жест заставляет того остыть, он вдруг осознает, что на самом деле Харви никогда не захочет быть с ним. Он пятится назад, но Харви не становится легче, он видит, что Майк разбит. Лед внутри него трещит, самообладание на исходе. Он пытался держать себя в руках. Но держит в руках Майка. Он обнимает его и хочет, чтобы этот маленький засранец перестал уже изводить себя, перестал творить какую-то ерунду.
Через секунду Харви чувствует, как Майк поворачивает голову и проходится губами по шее, пытаясь что-то сказать. Харви пробирает дрожь.

      – Отпусти меня… Подпиши заявление, – проговаривает Майк, касаясь губами его кожи несколько раз, – я так устал… Это все… Я - не ты.

      Харви чувствует, как горит шея. Он не хочет слушать Майка, он не хочет его обнимать, но вопреки своим рациональным мыслям, проводит рукой по его спине так, что Майк вздрагивает.

      – Отпусти меня, – тихо просит Майк и уже специально проводит губами по шее. Харви глубоко дышит и откидывает голову. Он хочет ответить дебильной шуткой, но вместо этого говорит дебильную правду.

      – Не могу, – произносит Харви также тихо.

      Он не может отпустить Майка, потому что не хочет, потому что он лучшее, что произошло в его жизни, потому что он чертов умник, потому что он нужен, потому что…

      – Жестоко, – произносит Майк и поднимает взгляд на Харви.

      – Именно поэтому ты в меня и влюб…– Харви не успевает договорить фразу, Майк резко накрывает его губы своей ладонью.

      – Даже не думай, – произносит Майк очень тихо.

      Харви кивает, будто Майк пистолет поднес к его виску, а не ладонь к губам. Майк медленно отводит руку в сторону. Харви больше не обнимает его. Все страшное позади. Майк приходит в себя и осторожно отступает. Никаких ошибок…

      Но теперь Харви на это не согласен. Он толкает Майка в грудь и загоняет в такую же ловушку, в которой только что побывал сам. Теперь Майк стоит впритык к стене и испуганно смотрит на своего босса.

      – Прости меня, – говорит Харви, – я не должен был давать тебе это дело.

      Майк не хочет этого слышать, не хочет снова думать об этом. Не хочет вспоминать о том, что спас виноватого парня, не хочет думать, как сильно подвел родителей опять.
Харви все еще продолжает что-то говорить, но Майк видит только то, как шевелятся его губы, чувствует, как Харви сжимает его плечи. Во рту сухо, в голове пусто, а в груди колет. Он подается вперед к Харви и целует, отчаянно водит губами, прижимается, сам цепляется за его шею. А Харви держится из последних сил, меньше всего он бы хотел, чтобы сейчас Майк чувствовал себя одиноким и брошенным. Меньше всего он бы хотел его бросать. Меньше всего он хотел останавливать. Кажется, он принял заведомо неправильную тактику.
Теперь Харви сам прижимает к стене Майка, который еле держится на ногах, хватается за футболку, тянет до треска ткани, до треска нервной системы Харви. Проводит рукой под одеждой, оставляя холодные следы на горячей коже.

      Мысли мечутся, словно крупные бусины, которые только что слетели с нитки. Невозможно ухватить хоть одну, самообладание нет, решения нет.
Если бы только Харви не был собой, он бы смог помочь Майку все забыть, смог быть с ним по-настоящему. Но Харви не мог. Он сам нуждался в помощи, защите и одиночестве. Потому что только так он мог не изводить близких своим поведением. Харви цепляется за эту мысль и отстраняется от Майка, который был к этому не готов.

      Майк понимает, с ним все не так. До него, наконец, начало доходить, почему он никому не нужен. Он совершал ошибку за ошибкой каждый день, даже не пытаясь признать то, что в его поступках нет ни капли благородности. Интрижка с замужней Тессой сразу после смерти бабушки была капризом и ничего кроме боли после себя не оставила, Рэйчел, которая была готова попробовать быть с ним теперь не захочет даже разговорить примерно тысячу лет. Что уж говорить о Харви, который знает его намного лучше, чем он сам. Майк опустил руки и зажмурился, ему просто нужно уйти, заказать в баре несколько шотов и вернуться домой мертвецки пьяным, так, чтобы не видеть снов и хоть на время перестать чувствовать.

      Майк медленно отталкивается от стены и пытается проскользнуть мимо Харви, но тот не отступает и не дает пройти. На уверенный взгляд и твердый тон в разговоре уже не хватает сил. Поэтому он просто молчит и смотрит на Харви, словно ищет ответы, подсказки, хоть что-нибудь. Харви молча указывает рукой на коридор, ведущий в гостиную, Майк без слов подчиняется и проходит в комнату, садится на диван и устало трет глаза.
Харви же давно смирился с тем, что его профессия требует слишком многого, но, также, как и Майк, время от времени чувствует чудовищную усталость.

      – Харви, я не должен был… – начинает Майк, но не получается говорить спокойно, – не должен был брать это дело. Я снова подвел тебя. Ты прав.

      Майк замолкает и уже не может поднять взгляд на Харви.

      – Как же я устал от твоего нытья, – говорит тот и потирает переносицу.
Харви раздражен тем, насколько сильно ему хочется сочувствовать Майку, попытаться успокоить и просто быть рядом.

      – Тогда просто уволь меня, – все также вполголоса говорит Майк.

      – Закажи такую футболку! – огрызается Харви и хочет уже выйти из комнаты.

      А Майк просто по-человечески не хочет оставаться один. Он поднимается и идет к Харви. Останавливается напротив и больше не отводит взгляд. Он знает, что Харви все уже понял. Есть ошибки, которых избежать невозможно.

      Харви вдруг понимает, что ему порядочно надоело думать о последствиях. Майк сам напросился, может быть ему нравится страдать. И кто такой Харви, чтобы отказать ему в этом? Харви притягивает этого мальчишку за край рубашки, сжимая ткань в кулаке, и целует его по-настоящему. Ничего кроме страсти и желания Майк не чувствует. И он не знает, как описать свою благодарность. Он лишь теснее прижимается. Тот освобождает Майка от рубашки с какой-то нечитаемой яростью, да так, что ту больше не представится надеть. Он толкает Майка на диван и продолжает целовать. Майк вскрикивает, когда Харви сильно кусает его.

      Во время секса или любой другой близости люди не должны думать о том, что они падают, о том, что это конец, катастрофа. А Харви и Майк думают.
Когда Харви видит, как Майк стоит перед ним на коленях, когда он стягивает с него джинсы, он может поклясться, что его трясет так, будто он в горящем самолете и столкновение с землей неизбежно.

      Когда Майк чувствует ворс ковра спиной, а руки Харви на своих бедрах, он уверен, что попал под поезд, который по нему уже проехал ни один раз.

      Майк отключается, а Харви ложится рядом и до смешного неуверенно притягивает его ближе, накрывая пледом.

      Майк будет ругать себя за это, и Харви тоже будет, конечно, ругать Майка... Самое главное – не выходить за рамки и держать себя в руках.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.