Веская причина +33

Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
Близкие друзья

Основные персонажи:
Брайан Кинни, Джастин Тейлор
Рейтинг:
NC-17
Жанры:
Юмор, Флафф, ER (Established Relationship)
Предупреждения:
OOC, Нецензурная лексика
Размер:
Мини, 12 страниц, 1 часть
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
Чем хороши дни рождения, так это пополнением фикбука новыми работами. Вчера было столько замечательных историй, что мы решили не перегружать ничьё сознание и выложить этот только сегодня:)

Посвящение:
Дорогая наша Леди! Мы поздравляем тебя с днём рождения и без лишних слов дарим тебе этот совершенно ни к чему не обязывающий, лёгкий фик. Надеемся, что мы смогли уместить в него хотя бы малую долю того, что ты любишь :)

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
1. Фик не несёт никакой смысловой нагрузки.
2. Никого не хотим обидеть и все выпады в сторону американцев и русских, просто для прикола.
3. Кто узнает фик, который читал Джастин, тому пряник)
15 августа 2016, 20:37
«— Ты должен взять его себе! — заявил Зефир и вытащил из-за пазухи маленького рыженького котенка. 

— Ебать, сюда его приволок?! — Гнев быстро соскочил с дивана и отошел на пару шагов. Затем он резко обхватил за талию ДжейТи, который уже собрался было побежать навстречу шерстяному. 
 
 — Не приближайся, — прошептал он ему на ухо, — он может быть заразным!» 

 
Джастин откинулся на спинку компьютерного стула и, схватившись за живот, расхохотался. Просмеявшись и стерев из уголка глаза очередную слезу, он принялся читать дальше. Голубые глаза забегали по строчкам, не обращая внимания на недовольное бормотание в другом конце лофта. 

«— Возьми его к себе ненадолго, пока всё не пройдет, тогда его и кастрировать не нужно будет! Пожалуйста! Мы не можем сдать его в приют, потому что его могут забрать. А мама целыми днями на работе, так что Барсику будет скучно! 

— Барсику? — недоуменно переспросил Гнев, разглядывая кота.» 


Джастин захихикал. 

— Барсик! — громко простонал он, запрокидывая вверх голову, и принялся ржать. 

— Блядь, Тейлор! Ты заебал! Что ты там читаешь?  — послышался сзади недовольный голос Брайана.

— Фанфики!  — крикнул через плечо Джастин как само собой разумеющееся и, быстро облизав губы, снова прилип глазами к экрану.

— А это, что ещё за хуйня?  — сморщившись, буркнул Брайан.

— Фанфикшн — это фанатская выдумка. Ну от слов «фан» и «фикшн». Вот я сейчас читаю про Гнева и ДжейТи.  

Подумалось вдруг, что всего этого ведь могло и не быть.  

Как долго можно любить человека? Как долго можно ждать ответных чувств? Как долго можно ждать признания, если уже знаешь, что чувства ответны? Джастин ждал пять лет. А когда это произошло, и они даже решили пожениться, он быстренько собрал все шмотки и свинтил покорять что-то большее чем сердце Брайана Кинни — Питтсбург  и самореализовываться.  

Насколько хватило его? Три года.

Бретт Келлер позвонил внезапно. У Джастина конечно же остался его номер телефона, гревший слабый огонёк надежды, что… «Гнев» всё-таки выйдет на большой экран. К тому времени в Нью-Йорке он жил всего четыре месяца и это были целых четыре месяца без Брайана.  

— У меня для тебя хорошие новости, чувак.  

— Знаешь, это чертовски ахуительные новости! — ответил Джастин после того, как Бретт сообщил ему, что съёмки «Гнева» возобновляются, и на этот раз всё непременно дойдёт до финальной точки.  
 
— Твоя квартира определённо не стоит тех денег, которые ты за неё отдаешь, — произнёс Брайан, и в телефонной трубке Джастин услышал, как тот выдохнул сигаретный дым.  

— Она мне нравится, — Джастин прикрыл глаза и глубоко вдохнул, словно ловя белый смог с того конца провода. — К тому же, я не собираюсь жить в ней вечно. Через два месяца премьерный показ «Гнева», надеюсь, после этого у меня будет возможность оправдать твои… 

— Мне кажется… — перебил его Брайан, — в смысле, тебе совсем не обязательно всё делать самому. Я мог бы помогать  хотя бы вот в таких мелочах. Ты уже достаточно оправдал «мои». 

— Лучше помоги мне не кончить прямо сейчас от таких милостей, — горько усмехнулся Джастин. — Лучше бы послал нахуй. 

— Иди нахуй.  

— Спасибо, мне стало легче. Правда.  

Джастин завернулся в одеяло слово в кокон и уткнулся носом в дорогую ткань пододеяльника. Пожалуй, постельное бельё было самым дорогим, что находилось в его квартире. Брайан привёз его с собой месяц назад, в свой всего лишь пятый приезд за все три года, аргументируя это тем, что не собирается трахать его на голой синтетике. В итоге до кровати они добрались от силы два раза, в те моменты, когда правда ложились спать. Зачем, когда есть много других вертикально-горизонтальных поверхностей, к которым можно прижать, наклонить, завалить и даже просто подхватить, когда вещь оказывалась недостаточно стойкой под резкими толчками.  

Но дело не в сексе, — он правда это сейчас думает? долбоёб, честное слово, — дело в самом постельном белье. Брайан мог не говорить этого, но он привёз его, чтобы Джастин каждый раз засыпая чувствовал его. Глупо, до невозможности романтично и не про Брайана. Но он это сделал. В своей обычной манере, конечно же.  

— Только не говори мне, что ты его ещё не стирал, — словно читая его мысли, спросил Брайан. Джастин всем телом почувствовал, как тот сейчас закатил глаза.   

— Не-а… а зачем? Если на нём и будет сперма, то только моя, после того, как ты мне приснишься.  

— Хоть где-то я остаюсь самим собой, — и тут же поправил сам себя, — трахаю тебя.  

— Я скучаю…  

Брайан молчал пару секунд, а потом как обычно тихо произнёс: 

— Береги себя. 

Джастин сглотнул и уже хотел убрать телефон, но… не было привычных гудков. Там, в недрах маленьких металлических проводков и железячек, должна была поступить команда о завершении вызова и подавать через динамик в ухо Джастина короткие «пип-пип-пип» — «я тоже скучаю, но не скажу тебе этого, потому что один раз уже сказал намного больше». Но Джастин не слышал их, вместо этого в трубке прозвучал очередной выдох.  

— Брайан?  

— Возвращайся.  


Джастин вернулся на следующий же день. За какие-то два месяца до премьеры фильма. Правда на премьеру он всё-таки поехал. Они вместе прилетели в Лос-Анджелес. А с ними и всё семейство.  

А потом он окончательно перебрался в Питтс. Точнее сказать, вернулся, потому что все те вещи, что остались тогда в лофте… там и остались. Правда аккуратно сваленные в одну коробку.  

Премьера фильма была оглушительной. Джастин даже еле сдерживал слёзы, смотря своё детище на большом экране. Их с Майклом детище. Кстати, Майкл слёз сдержать вовсе не пытался и, не стесняясь, периодически смачивал рубашку Бена, но буквально на пару секунд. Потом он снова безотрывно смотрел на экран, а по его щекам беспрерывно текли слёзы.  

Он же и завалил потом Джастина миллионами сиквелов и различных вариаций продвижения этой космической истории. А в дальнейшем, в попытках разработать что-то большее, это всё вылилось в открытие «корпорации Гнева» — их второе совместное детище. Ещё совсем молодое, на днях ему исполнился год, но что из этого выросло! Джастин даже сейчас не мог поверить. И вот, теперь он уже битый час читал фанфики про Гнева и ДжейТи, которые, кстати говоря, обнаружил Бен, решивший провести ещё одну лекцию по комиксам. 

— Неужели там что-то более интересное, чем мой член? — мягкий шёпот вывел его из воспоминаний.  

Джастин только сейчас заметил, что, не отрываясь, пялился в экран, совершенно не замечая возникшего рядом Брайана. Он стоял у него за спиной, низко склонив голову, и тёрся виском о его волосы. А рука уже направляла его же собственную ладонь под резинку чёрных трусов.  

Джастин мягко отобрал свою руку и чмокнул Брайана в щёку: 

— Ещё немножечко?  — взмолился он, не отрывая взгляда от компьютера.

Брайан уткнул язык в щёку и выпрямился. На его лице не отразилось ни недовольства, ни ещё чего-нибудь, показывающего его негативное отношение к происходящему. А в том, что оно было негативное, Джастин не сомневался. Хотя бы потому, что направился Кинни прямиком к полке с порнухой. Почему бы не посмотреть порно на компьютере, там есть хоть что-нибудь новенькое. Ах да! Джастин же оккупировал единственный нормальный выход в интернет и не сдавал позиций с тех пор, как познакомился с фанфикшеном.  

Джастин бросил быстрый заинтересованный взгляд на напряжённые плечи Брайана, и снова развернулся к экрану.

Ничего, пусть пока разогреется. Разогретый Брайан Кинни — хорошо. Разогретый и злой — ещё лучше.  

Джастин снова уткнулся в текст, но стоило ему прочитать пару абзацев, как звук, доносящийся из колонок домашнего кинотеатра, отвлёк его. Джастин закрыл уши руками, но спустя минут пятнадцать не выдержал и обернулся на слишком уж громкие стоны. На экране смазливого блондинчика держал у себя на коленях «коп», заведя его руки за спину, а второй уже сбросил рубашку, обнажая татуированные плечи, грудь и спину, и стоял перед ним на коленях, медленно, дразняще облизывая истекающий смазкой член.

«Будешь говорить?» — спросил тот, на чьих коленях уже вовсю ёрзал блондин, томным, низким голосом и когда «преступник» отрицательно замотал головой, тут же вскрикнув от увеличивающего темп «полицейского» внизу. Даже на видео было видно, как тот сильнее обхватил его член губами и стал сосать яростней, а когда блондин вскрикнул, второй грубо повернул его голову к себе за подбородок и буквально заткнул своим языком его рот.

Джастин хмыкнул — он прекрасно знал, что будет дальше. Подойдут ещё двое «представителей закона», и вся эта дружная компания пустит беднягу по кругу.  

Брайан же пялился на сей пиздец с непринуждённым видом, и Джастин понимал, почему — они смотрели это видео уже раза три уж точно.  

Джастин не поленился озвучить это вслух. Брайан обернулся к нему с самым скучающим лицом. 

— Мне нравится вон тот брюнет. 

Джастин изогнул бровь. 

— Топ? Я думал…  — начал было он.

— Нет, я бы трахнул «топа», — последнее слово Брайан произнёс особенно выразительно и таким тоном, будто Джастин сморозил самую большую и невероятную глупость на всём белом свете.

— Я бы тоже трахнул «топа», — округлив глаза, коротко ухмыльнулся Джастин. 

Брайан как-то неопределённо хмыкнул и отвернулся, снова уткнувшись в телевизор.   

На экране как раз подошли ещё двое, пока блондин уже восседал на коленях перед двумя «копами» и смачно облизывал их члены по очереди.

«Не признаётся?» — спросил один из только что прибывших и погладил «преступника» по голове, оттягивая светлые взмокшие пряди.

«Нет. Нужно ужесточить наказание» — отозвался тот, чей член сейчас буквально разрывал рот парнишки, и в подтверждение своих слов толкнулся глубже.

Естественно, профессиональный актёр и не думал давиться, а только с готовностью принял в себя здоровенный член и заглотил его по самые гланды.

Джастин облизал пересохшие губы, — всё-таки хорошее порно сколько не смотри, каждый раз как первый, — и произнёс как можно спокойней:

— Ты пиздецки ёбнутый, Кинни. Явно секретный русский агент. 

Брайан снова обернулся, но уже с озадаченным видом, и приподнял бровь. 

— То есть? — Ему показалось, что нанесено какое-то страшное оскорбление, которого он вообще не понял. Дураком себя Брайан чувствовать не любил совершенно, и от этого решил держать равнодушно-скучающее лицо, но получалось явно с трудом. Точнее, не получалось вообще. 

— Ну, знаешь, в большей части американских фанфиков Гнев и ДжейТи без всяких проблем меняются местами. А у русских почему-то всё сложно, и чтобы Гнев позволил ДжейТи взять верх над своей задницей, вечно нужен какой-то очень веский повод. Вот я тебе и говорю. Русский шпион. Тебя заслали.

— И с каких это пор ты читаешь по-русски?  — скептически-ласково поинтересовался Брайан, приподнимая брови в показном изумлении и притворяясь, будто не услышал откровенного выпада в сторону собственной задницы. 

— О! Не, на сайте есть переводчики, и они переводят особо интересные истории на свои языки.  

В это время Брайан поднялся с дивана и снова подошёл к Джастину.  

— Закрой уже эту ебатню. Сколько ты там историй прочитал? — он снова склонился за его спиной, положив подбородок на светлую макушку, и заглянул в экран компьютера.  — Готов поспорить, они будут пищать от радости если узнают, что их читает сам создатель Гнева.  

— Они меня не узнают, — фыркнул Джастин, закатив глаза.

— Только не говори, что ты ещё и зарегистрировался на этом ёбаном сайте, — недовольно скосился вниз Брайан.

— Ага! — гордо кивнул Джастин, отчего подбородок Брайана подпрыгнул вверх. — Я «Изумрудный пони», — полная конфиденциальность. 

Кинни напряжённо заморгал, скривив губы, и снова улёгся на блондинистую голову. Глаза у него забегали по экрану, стараясь разобрать яркие строчки на ярком фоне. И кто подбирал цветовую гамму? Это же полный пиздец! Куда Джастин смотрит? 

— Ебать, Тейлор. Да ты мог быть хоть похотливой землеройкой, это же интернет.  

Джастин только отмахнулся, и щёлкнул мышкой, возвращаясь на главную страницу.

— Вот, например, есть тут один фанфик русского фикрайтера, — не обращая внимания на замечание, продолжил Джастин. — Ты знаешь сколько попыток предпринял ДжейТи, чтобы заполучить задницу Гнева? — он стряхнул голову Брайана со своей и обернулся.  

— Готов поспорить, что не меньше, чем ты, — криво усмехнулся Брайан, сверкнув на Джастина глазами. А потом выпрямился в попытке уйти.  

— Двенадцать! — чуть ли не прокричал он в спину, которая отошла всего на один шаг от него и замерла. — И это за короткий период! — сложил на груди руки Джастин и поднял глаза на обернувшегося через плечо Брайана, надувшись. — А самое обидное, что Гнев так и не дался!  

— И как оправдывался? — Брайан наконец потянул Джастина на себя.  

Джастин заговорщически улыбнулся: 

— Жениться обещал.  

— Идиоты, — буркнул Брайан. — Я никогда не оправдываюсь. Наивный малыш ДжейТи… — протянул Брайан, прикусив мочку уха Джастина, и тут же выпустил его, но не отпустил, подтягивая за руку к дивану.  

Джастин сначала хотел подыграть ему и сделать вид, что его это сильно обидело, но устоявшееся в сознании чувство правильности того, что они без колец одно целое, давным-давно укоренилось в его голове как самое естественно, что у них было. Как ежедневный секс, как ужины у Дебби по пятницам, как Джим Бим, Брайтин и кольца, которые так и остались с ними. Последней точкой стало это — возвращайся.  И дело никогда не было в том, что Брайан отказывался быть снизу. Потому что это глупо, обижаться на это было бы делом самым детским и незрелым, а Джастин знал, что Брайан и без этого его любил.

Тем не менее, мышечная память словно по рефлексу выдала на его лице некую детскую гримасу, когда щёки сами по себе раздувались, а нижняя губа немного выезжала вперёд. Брайана всегда забавляло это его выражение лица, и он давно уже знал, что это всего лишь секундный бунт блондинистой головы, который не понесёт за собой ничего больше, чем пару особо заметных царапин на его спине, алых и горящих.  

Брайан притянул Джастина к себе, усаживая на диванные подушки и цепляясь за пояс указательными пальцами. Не успел Джастин податься вверх, как губы Брайана уже опустились на его, ладони скользнули под футболку, проехавшись прохладой по затвердевшим соскам, укусив щипками. Ткань, направляемая Брайаном, поползла наверх, от пояса — к рёбрам, к плечам, а потом с мягким звуком приземлилась на деревянном полу.

По лофту, из колонок, прошёлся громкий вскрик, а на экране блондин навис над «копом», тем, в татуировках, образовывая позу «шестьдесят девять». Рыжий, — Джастину он совершенно не нравился (и Брайану, кстати, тоже), но у него была самая классная задница, — стоял на коленях перед его лицом, медленно поглаживая свой член одной рукой, а второй держал за волосы, насаживая его рот на член «коллеги». Двое других щипали и кусали до синяков нежную светлую кожу блондина, целовали и облизывали сзади.

Брайан окинул Джастина медленным взглядом: порозовевшую бледную кожу, спелую мякоть губ, почти неуловимый намёк на прорезающуюся соломенную щетину на подбородке, прорисовывающиеся на руках и торсе мышцы, и глаза, серовато-голубые, словно вода, и сверкающие точно так же, как и в их первую встречу девять лет назад.

Джастин чуть улыбнулся, склонив голову, и потянулся вперёд, ловя его рот зубами, втягивая в себя влажный язык, приподнимая пальцами ткань чёрной майки. Брайан перехватил инициативу, быстро снимая её через голову и отбрасывая куда-то в сторону.

Джастин откинул голову, когда тёплые губы проехались вниз по шее, прижались к сонной артерии, ловя сбивчивый пульс, а потом ниже — мазнув тёплыми выдохами на соски и рёбра. Чувствовал он, как грубый деним шуршит от бёдер к коленям и щиколоткам, уже в какой-то сладкой полудрёме.

Брайан не спешил, медленно целуя Джастина. А Джастин и хотел бы не считать, но, казалось, что целовались они уже целую вечность. Такие мягкие тёплые прикосновения привычны были только после секса, или если, например, они просто нежились в кровати и даже не собирались им заниматься. Конечно же, подобной решимости хватало ненадолго и в конечном итоге они всё-таки им занимались, но изначальным желанием было просто ощутить эту крайнюю степень близости. Ближе, чем проникновения, жар и стоны.

Они были уже полностью раздеты, губы Джастина горели даже от таких вот медленных ласк, а Брайан и не думал заканчивать с его ртом. Но что-то не вязалось. Неужели только он сильно возбудился от разносящихся по лофту громких стонов, криков, рычания и шлепков? На заднем фоне четверо вовсю драли одного, и дело возможно уже даже подошло к двойному проникновению, причём что с одной стороны, что со второй, а они тут и не думали переходить к активным действиям. В какой-то момент Джастин приоткрыл глаза и заметил маленькую складочку между бровями Брайана. А это означало только одно — Брайан думает.  

— Что-то случилось? 

Брайан как-то неопределённо повёл головой и поднялся с дивана.  

— Пойдём, — просто сказал он и продефилировал в спальню, оставив Джастина пялиться на его задницу и всё ещё сидеть на диване. Джастин был бы и рад думать, что мешало Брайану трахнуть его прямо на этом диване, но зрелище удаляющейся задницы Кинни, отпечатавшееся у него перед глазами, было определённо лучше чем какие-то там размышления.

— Ну? Ты идёшь?

Глаза Брайана — открытая книга. Тёмные, горячие, глубокие.

Он то ли брёл, то ли бежал. И сразу попал в плен горячих рук, пальцев, губ, снова втянувших его в поцелуй. Джастина затопил до самых краёв этот детский восторг, появлявшийся каждый раз. Каждый раз, когда позволялось…

А потом Брайан отстранился и прищурился. Джастин что-то сделал не так? Да он вообще ещё ничего, кроме как растёкся от радости лужей, не сделал! Он мягко, слишком медленно, снова приблизился к губам Брайана, словно, сделай он одно резкое движение, и тот, будто горная лань от выстрела, сиганёт с места, но Брайан нарочно задрал лицо, отчего рот Джастина припал к его подбородку, а не к губам. Джастин нахмурился и предпринял вторую попытку поцеловать, но Брайан снова вывернулся, отвернув голову, и его губы дрогнули в дразнящей ухмылке.

Джастина взяла даже не злость, а именно интерес. Раз Брайан решил поиграть в неприступность, значит, он сам должен был взять своё, если уж не силой, то решительными действиями.

Он обхватил Брайана за шею и, притянув к себе, требовательно впился в его губы. Страстно и в то же время нежно. Никаких укусов, кровавых засосов и неприятностей в виде треснутых губ. Только нежность ртов и твёрдость рук (и не только рук, потому что Брайан без сопротивления вжался в его бедро уже горячим твёрдым членом).

Брайан обхватил его ягодицы, мягко сминая их и поглаживая между. Джастина окатило возбуждение, волнами прокатываясь по телу, пульсируя и щекоча в паху. Как мало ему всегда было нужно для того, чтобы отдаться Брайану без остатка. Ещё немного, и он бы сдался первым, начав умолять.

Но вот руки скользнули вдоль горячего тела, а его собственный язык уже исследовал каждый миллиметр кожи, медленно пробираясь вниз. Глаза были прикрыты, ресницы трепетали, а губы не позволяли оторваться, заставляя впиваться в кожу снова и снова, вдыхая запах желанного тела и впитывая каждую капельку влаги.

Джастин сглотнул, оказавшись на коленях, и мягко обхватил желанный член всей ладонью, а потом обвел большим пальцем головку, медленно заглотил его настолько, насколько смог. Губы онемели, а сердце ухнуло, когда Брайан подался вперёд, ласково запустив пальцы в светлые пряди.

Джастин отстранился тогда, когда Брайан уже дрожал всем телом, готовый получить разрядку в любую секунду. Но этого в планах не было, поэтому, игнорируя стоны возмущения, он отстранился, с пошлым звуком выпустив член из рта, и поднялся, сразу же впившись в горячие влажные губы жадным поцелуем.

Джастин внял мольбам и подтолкнул Брайана на кровать.

Брайан без сопротивления опустился на коленях, прижимаясь спиной к влажной груди Джастина. Руки Джастина медленно оглаживали торс Брайана, спускаясь ниже, проехались по выпирающим косточкам таза, очертили бедра с внешней стороны, огладили с внутренней и надавили, заставляя Брайана шире раздвинуть колени. Джастин поймал губами тонкую кожу шеи, чувствуя, как Брайан невесомо выдохнул, прикрыл глаза и наклонил в сторону голову.

Джастин чуть нажал ладонью в скульптурный позвоночник, и Брайан согнулся, уперевшись локтями в кровать, так было удобней выполнить непроизнесенную вслух просьбу, а Джастина такое положение устроило куда больше, чем то на которое он рассчитывал. Он сглотнул, смачивая вмиг пересохшее горло, и, не думая, скользнул рукой вдоль его напряжённой спины, прогнувшейся под светлыми пальцами.

Сделав глубокий вздох, и вжавшись грудью в широкую тёплую спину, Джастин провел рукой вдоль его ягодиц, поглаживая и раздвигая их, а затем коснулся истекающей головкой члена его задницы.

Он видел, как сильнее напряглись плечи Брайана в этот момент, он всего лишь погладил головкой члена горячее отверстие, тут же заменив его пальцами. Брайан дёрнул бёдрами, отстраняясь и выпустил из груди звук недовольства и открытого сопротивления.

— Не дури, Брайан.

Конечно, Джастин знал, что Брайану нравился член в заднице. Ему нравилось выгибаться, стонать и кончать с ним внутри себя. Но он не переносил… нет. Он категорически не принимал унизительный, по его словам, этап подготовки. Поэтому Джастину пришлось прибегнуть к маленькой хитрости. Он наклонился к его уху.

— Ты меня трахаешь каждую свободную минуту, ни мне ли знать, как важно быть растянутым? — он не ждал ответа, сразу же прикусил мочку уха, скользнул кончиком языка по шее, собирая тёплую испарину, и, прочертив влажную дорожку вдоль его спины, приник губами к напряжённому отверстию.

Брайана сотрясла крупная дрожь и из груди непроизвольно, — Джастин был готов поклясться, что Брайан просто не смог вовремя заткнуться, — вырвался резкий всхлип. Джастин целовал, лизал и смачивал слюной, постепенно расслабляя Брайана, и когда тот уронил лицо в подушку, заглушая собственный стон, Джастин дал волю пальцам, медленно заменяя ими язык.

— Прекрати… — донеслось до ушей Джастина, так приглушённо, что из-за шума собственного сердца в ушах, он подумал, что ему показалось, потому что Брайан, противореча себе, подался назад, насаживаясь.

Джастину хотелось выть. Но он замер, в оцепенении наблюдая за картиной, от которой хотелось умереть и вновь воскреснуть. Брайан снова всхлипнул, и Джастин скорее услышал, чем почувствовал, как он закусил губу, пытаясь проглотить стоны, и скомкал пальцами наволочку.

Брайан никогда не даст любить его спокойно. Даже спустя столько лет, любовь к нему была острая, настоящая, болезненная.

Джастин снова, ещё отчаяннее, припал губами туда, где уже скользили пальцы, а второй рукой неторопливо погладил его член, касаясь мошонки, сжал её, перекатывая в пальцах, провёл ниже, нажимая на основание члена, подушечками легонько обвёл головку, и назад, вниз по стволу.

— Джастин… — прохрипел Брайан, безвольно опустив голову. — Давай уже.

Джастин мягко (нет, торопливо. быстро. молниеносно) заменил язык и пальцы на член.

— Брайан, пр… — он не успел закончить, потому что Брайан перебил его чуть ли не рыча сквозь зубы.

— Просто, блядь, трахни меня!

Он плавно вошёл, член скользил внутри от слюны, но Джастину казалось, что это его сейчас пронзает насквозь. Ещё одна причина, помимо того, что Джастин просто обожал Брайана, это то, что Брайан так бывал редко снизу, что хотелось орать от удивительной тесноты мышц, плотно сжимающей его член — только член и никакого латекса!

Джастин сдавленно выдохнул и замер, когда член вошёл до конца. А Брайан словно досчитав до десяти, шумно выпустил воздух через ноздри и разогнулся прижимаясь спиной к груди Джастина.
Джастин всё ещё находясь глубоко внутри него, обнял Брайана поперёк торса, будто то, что он лихорадочно вжимал его в себя было вопросом жизни и смерти.

Они все ещё не двигались. Брайан откинул голову назад и повернул обхватив руками шею Джастина.

— Давай уже, я хочу этого.

Джастин хотел заорать, чтобы Брайан немедленно заткнулся. Иначе он позорно кончил бы в ту же секунду, произнеси Брайан хоть ещё одно слово своим развратным вкрадчивым голосом.

Но он обхватил его подбородок целуя глубоко и жадно, и начал двигаться. Брайан прошипел ему в губы, прикусил нижнюю, но сам же нетерпеливо дернулся и прогнувшись в пояснице снова насадился не медля. Так ощущения куда острее.

Джастин отталкивал и рывками впечатывал Брайана в себя сжимая пальцами кожу на бёдрах до красных отметин. Его сводящие с ума стоны, хриплые, негромкие, каждый языком пламени внизу живота и оглушительным фейерверком в голове.
Его было слишком мало и много одновременно. Джастин с жадностью вырывал куски удовольствия и его самого разрывало на части. Он обхватил плотно прижатый и марающий смазкой живот член Брайана, чувствуя под пальцами его пульсацию. Грань отделяющая их от высшей точки наслаждения таяла на глазах, становясь всё тоньше и тоньше, пока не испарилась совсем.

Джастин открыл глаза и поцеловал шею Брайана у кромки волос. Медленно перекатился на спину и облизал слипшиеся губы. Брайан дышал хрипло. Воздух вырывался из лёгких со свистом, будто это он только что вколачивался в Джастина как одержимый. С маниакальным чувством собственничества, кусал плечи и шею. Втягивал, чуть ли не до потери сознания, носом запах любимых волос и ласкал член — сильно, несдержанно.

Брайан наконец перевернулся на спину, его кадык дёрнулся, одна рука легла на грудь, вторая безвольно упала в сторону.

— Что это было? — спросил Джастин, потому что Брайан кончиками пальцев задевал его кожу, невесомо, так, что невольно щекоча его и выкидывая в реальность. Брайан не пошевелил не единой частью тела, только лениво повернул голову и сосредоточенно взглянул на Джастина.

Блядь! Он не должен был это спрашивать. Он вообще не должен был хоть что-то говорить. Он только что получил Брайана всего без остатка и тут же решил всё испоганить своим дурацким языком!

На удивление Брайан выдал смешок, не какой-нибудь там, а самый добрый смешок, такой, типа — ооо! это очень занимательная история, устраивайся поудобнее, сейчас расскажу. Нет, он правда хохотнул, провёл пальцами по влажным волосам и притянул Джастина к себе, укладывая на грудь. Было липко, всё ещё жарко и громко тарабанило сердце, расположившееся как раз где-то под ухом.

— Я должен признаться.

И таким обречённым, тихим, грустным голосом. У Джастина аж в груди ёкнуло. Брайану, что, плохо? Он умирает?! Снова рак?! Он ему что, поэтому дал??? БЛЯДЬ!

— Через пятьдесят лет корпорация «Тейлор Электроникс» во главе с твоим сыном, Александром Тейлором, полностью захватит мировой рынок, — сообщил он с самым серьёзным видом. — Я — секретный русский агент, и я был отправлен в прошлое, чтобы спасти тебя от ущербной судьбы натурала или, в крайнем случае, убить… Ау!

Брайан поморщился, когда ему по голове со шлепком прилетел подзатыльник.

— Придурок, — фыркнул Джастин, отводя глаза.

— Ладно, ладно, — вздохнул Брайан. — Вообще, если убрать всю ту хуйню, что ты нёс про эти ёбаные фанфики и сраные веские причины, то я вполне себе с позицией Гнева согласен.

Джастин отлепился от груди Брайана и вскинул голову, взглянув на него счастливыми глазами.

— То есть?

— Ой, ладно, Тейлор. Возможно фраза про вескую причину — не такая уж чушь.

— Брайан!

— Но у меня всегда есть хорошее оправдание.

У Джастина снова ёкнуло. У Гнева оправдание было одним-единственным… Он просиял.

— Я тоже тебя люблю, Брайан Кинни.

В лофте воцарилась тишина, нарушаемая только их размеренным дыханием и потрескиванием колонок, из которой давно прекратились звуки закончившейся оргии.

Джастин сопел на груди Брайана. Его тело было расслабленным, дыхание ровным, веки слипались, и он уже парил на грани, почти что провалившись в тёплый, окутавший его сон, как вдруг почувствовал, что его макушки невесомо коснулись губы Брайана. И ещё дальше, уже где-то на периферии сознания, он услышал тихий шёпот туда же, в волосы:

— И я тебя. Очень.

По желанию автора, этот фанфик могут комментировать только зарегистрированные пользователи