А соседи опять мешают спать +10

Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
Ориджиналы

Пэйринг или персонажи:
м/м
Рейтинг:
NC-17
Жанры:
Юмор, Повседневность, PWP
Предупреждения:
Нецензурная лексика
Размер:
Мини, 5 страниц, 1 часть
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
Ночь. Лавочка возле подъезда пятиэтажки.
- Это ты мое пиво выпил?
- Нет... Ик... И ваще...
- Тогда я пойду в магазин схожу, а ты тут пока посиди.
- Хоррошо... Ик...

Посвящение:
Всем не спящим по ночам из-за буйных соседей.
Ну и тем соседям, что мешают спать (вы тааакие забавные, когда полагаете, что вас никто ночью не слышит). ^_^

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Соседи навеяли.

Зарисовка без особого сюжета.

В ночи не поет сверчок, зато пьет...

21 августа 2016, 06:43
Ночь. Тусклый свет фонаря освещает двор, заставленный машинами. Возле первого подъезда пятиэтажки лавочка вечерами всегда занята и вовсе не старушками. Даже не знаю откуда пошла байка про старушек на лавочке, в нашем дворе такого не бывало. Или это наша компашка разгоняла всех старушек в округе и даже соседи помалкивали, не решаясь выдавать гневные тирады со своих балконов.

Будь то будний день или выходной, не важно, мы всегда с Васькой выходили во двор с парой бутылок пива, садились на лавочку и начинались разговоры ни о чем. Иногда к нам присоединялись наши жены — пушки заряжены. И тогда во дворе стоял разговорный мат-перемат, ведь чем компания больше, тем эмоции ярче и высказаться каждому хочется. А если погромче не крикнешь и бранным словцом не подкрепишь сказанное, то свои не поймут, а на чужих похрен.

Моя Светка пивасик не уважает, ей бы беленькой грамм сто, хорошая деваха в полном расцвете красы, пухленькая, есть за что ухватить. Я всегда таких любил. Да и Васька, мой друг детства, мы с ним с детского сада дружим, себе выбрал Нинку по тому же типу. Теперь и контрастируем. Мы с Васькой жилистые и худые, а жены наши полногрудые и полнобедрые — загляденье, а не бабы.

Да только решили они себе отпуск устроить, или от нас отдохнуть, хрен знает. Смылись в Сочи ещё вчера, намарафетились и усвистали в аэропорт. Мы с Васькой теперь на целых две недели самим себе предоставлены, две квартиры, одна двушка, вторая однушка, обе на первом этаже и окнами к нашей любимой лавке выходят. Удобно. Один раз я чуть по пьяни через окно в квартиру попытался залезть и долго понять не мог почему не выходит, пока про решетку на окне не вспомнил.

Меня Серегой зовут, но все в основном Серым кличут. Светка говорит, что хорош я, высокий, поджарый, глаза зеленые, да и волосы черные до плеч… были… Я их после свадьбы сбрил и с тех пор с ёжиком хожу, так удобнее. Да и Васька посмотрев на меня, свои каштановые лохмы сбрил. Теперь мы почти как два брата близнеца. Сидим на лавке, пиво глушим. Весь день парило не по-детски, даже носа на улицу показывать не хотелось. К вечеру жара чуть спала, посвежело, вот мы и выползли в два рыла. А чтоб соседи, гады, не расслаблялись! Нефиг спать по ночам в выхи. Вот!

— Серый…

— Чё?

— А пиво кто выпил? — поймал на себе взгляд уже осоловелых глаз друга и икнул.

— А я ебу?

— Вот и я не ебу… — грустно так вздохнув, он высосал последнее из своей бутылки, и ещё печальнее добавил: — А хотелось бы кого-нить поебать.

— Ага, — блаженно растянувшись на лавочке, и раскинув руки в обе стороны, я запрокинул голову вверх, рассматривая пьяным взглядом листья на дереве, что раскинуло свои ветви над нашей лавкой, — И я бы кому-нибудь вдул. Светка с Нинкой небось там уже мужиков себе нашли. А мы чё тупим?

— А пойдем кому-нить… Ик… Въебем!!! — последнее он проорал на весь двор, чем явно переполошил всех соседей. Ну и пофиг. Пусть знают, что мы не абы что, а МУЖИКИ.

В тот вечер мы дошли до круглосуточного магазина, въебали бутыль беленькой и пошли спать.

***



Солнечные лучи, проникшие через не зашторенное окно, заставили меня поморщиться и через силу открыть глаза. Голова гудела, во рту стоял жуткий сушняк. Опохмелиться б не помешало. Попытка встать не увенчалась успехом, на мне возлежал Васька, обхватив меня всеми конечностями. Выругавшись, я упал обратно на подушку. Эта «звезда» всегда спал со мной, когда наши бабы уезжали. Причем неважно, у меня или у него. После пьянки мы всегда заваливались в кровать в чем были, только скинув кроссовки и погружались в глубокий пьяный сон. А на утро всё как обычно, стояк что у меня, что у него. По очереди в ванну и в туалет, потом на кухню выпить холодного пивка и наспех приготовить яичницу.

День проходил смазано, то телек смотрели, то рубились в танчики, а на кухне росла гора грязной посуды в ожидании наших жен. Не нам же убирать?

На первую неделю в холодильниках ещё была еда, а потом пришлось переться в магаз. Что я, что Васька терпеть этого не могли, ну только если за пивасиком. Поэтому загрузив тележки съестным, мы не забыли и про родимое темное.

Вечер настиг нас уже дома в благодатном расположении духа. Очередные выходные надо было отметить, а потому, как только стемнело, мы вывалились во двор и засели на нашей любимой лавке, поставив четыре бутылки пива посередке. Настроения на беседы не было, потому мы тихо пили пиво и созерцали окружающий… кхм… ландшафт. Внизу живота как-то потяжелело, я кинул взгляд на ещё одну мою бутылку и пошел отлить в ближайшие кусты.

Оросив траву, ощутил прилив бодрости, стало так хорошо, что я мечтал о той последней бутылке пива. И каково же было мое удивление, когда я вернулся и на лавке кроме Васьки ничего не было, если не считать почти опустевшую бутылку в его руках.

— Это ты мое пиво выпил? — уже раздражаясь, спросил я.

— Нет… Ик… И ваще… — что «ваще» он так и не договорил, присосавшись к последней бутылке с таким энтузиазмом, словно боясь, что я отбирать стану.

— Тогда я пойду в магазин схожу, а ты тут пока посиди.

— Хоррошо… Ик…

И как его одного в таком состоянии оставишь? А вдруг вернусь, и его уже в ментуру забрали по «доброй» наводке соседей, которым мы уже какую ночь мешаем спать. С неспокойным сердцем я двинулся к нашему родному круглосуточному, расположенному в соседнем длинном доме.

На кассе сидел киргиз или узбек, в упор не разбираю их. Поставив пару бутылок пива и беленькую, я попросил ещё пачку сигарет. Честно говоря, уже давно бросил курить, а сегодня отчего-то захотелось.

— Что-нибудь ещё? — на ломанном русском с сильным акцентом уточнил кассир.

— Нет, это всё.

— Наличные или карта?

— Наличные.

Ссыпав сдачу в карман спортивных штанов, я поплелся в наш двор. Васька к тому времени разлегся на лавке, подложив под голову руки, и оглашал храпом всю округу. Вот долбоеб!

— Вставай давай, спящая красавица! — сгрузив покупки на асфальт перед лавкой, я начал расталкивать друга.

— Нинка… Уйди, Нинка… Хотя нет, погодиии, — не открывая глаз, Васька схватил меня за ворот футболки и с силой притянул к себе, впиваясь в мои губы поцелуем. Ёптыть! Вашу налево через колодец ебать! Мои попытки оттолкнуть или вырваться из захвата не увенчались успехом, меня лишь сильнее прижали, обхватив за шею. Мать вашу! Язык Васьки прошелся по моим губам, настойчиво пытаясь проникнуть в рот. Я с усилием сжал зубы. Находчивости моего друга можно было позавидовать, он не стушевался, слегка прикусил мою нижнюю губу, чуть оттянул и когда я разжал зубы, ловко скользнул в мой рот. Хотелось материться на чем свет стоит, а этот гад продолжал исследовать мой рот своим языком, старательно вылизывая, задевая мой язык. Что-то во мне перещелкнуло. То ли когда наши языки наконец встретились, то ли когда его рука скользнула под мою футболку и болезненно-сладко сжала сосок. Я поплыл под его навязчивыми ласками, отдаваясь новым ощущениям.

— Ебать! — выдохнул я, как только Васька дал мне хоть немного свободы, но ненадолго.

А как известно, «свежий воздух, онанизм — укрепляет организм». Только в нашем случае это звучало несколько иначе и мне сейчас не хотелось даже думать об этом.

Выругавшись сквозь зубы, я с трудом оторвал друга от лавки. Тяжелый заррраза! Он продолжал лизаться, теперь опустился на мою шею, оставляя там яркие засосы. Вот поганец! Я же нес его к себе, на руках будто бабу, на потеху всем соседям, что решились выглянуть в окно в такой час ночи. Бутылки так и остались возле лавки. Ну и хуй с ними!

Ввалившись в квартиру, я ногой захлопнул дверь. В штанах уже был нехилый такой стояк, а этот зарраза своими ручками снова забрался под футболку, то пощипывая меня, то поглаживая. Я, конечно, не из этих. Ну, не пидор я, да и на мужиков никогда под таким ракурсом не смотрел. Но Васька своей настойчивостью и святого выведет из равновесия. А уж я далеко не святой и совсем не железный. Ёптыть!

Сгрузив на разобранную кровать это сладострастное тело в вытянутых на коленях трениках, мятой футболке с надписью КиШ, я потянулся к тумбочке за презиками. Ох, ёптыть через коромысло! Тело извивалось подо мной, тянуло руки к разным местам, и вытягивало губки в трубочку. Особо не церемонясь, я сдернул с него треники вместе с семейниками и с интересом воззрился на его стояк. Ничего нового я там не увидел, ибо голого Васька лицезрел ни раз, и со стояком в том числе. Возбужденный друг до сих пор не желая размыкать своих голубых глаз, принялся оглаживать мой торс и неловко стянул футболку.

— Не могу больше… — на выдохе произнес я, чуть ли не выпрыгнул из собственных штанов и закинул их вместе с труселями и носками куда-то в угол.

Как ебуться геи я представлял с трудом, знал только, что засаживают хуй в жопу. Ну, с этим мы как-нибудь справимся. Разорвав упаковку с презиком, я раскатал по своему члену защиту и, раздвинув ноги Васьки, попытался пихнуться в его жопу. Ничего не вышло. Колечко ануса было настолько зажато, что даже клизма вошла бы с трудом и только со смазкой. Точно! Озарила меня мысль — нужна смазка!

Припомнив, где у Светки лежат её дорогостоящие крема, метнулся опять к тумбочке в поисках чего-нибудь такого. А Васька продолжал елозить на кровати, подминая под себя простынь с покрывалом, и звал Нинку. Вот какая я ему, ёптыть, Нинка?!

Под руку попался какой-то крем с пафосными витиеватыми надписями на не-нашенском, и, плюнув на дальнейшие поиски, я схватил его и вернулся к изнывающему от похоти Ваське. Надо же было так допиться до «зеленых чёртиков»?

Мазнув пальцами по крему, я принялся оглаживать сжатое колечко Васькиного ануса, при этом другой рукой надрачивал его член. Эта паскуда начала выгибаться, дергать бедрами навстречу моей руке и постанывать. Ебать твою налево! Закусив губу от нетерпения, я толкнулся указательным пальцев в его зад, вошел, тесновато там. Поерзав одним пальцем, с трудом втиснул второй. Васька вскрикнул и зажался весь, пришлось склониться к нему и начать выцеловывать его соски, покусывая и вылизывая. Расслабился. Мне удалось протиснуть третий палец. Очередной стон сорвавшийся с приоткрытых губ друга, заставил меня вконец потерять терпение. Вынув пальцы, я уверенно толкнулся в него членом, пошло тяжело, но я смог войти на несколько сантиметров. Болезненный вскрик Васьки заставил меня остановиться. Его руки сами потянулись ко мне, притягивая ближе и захватывая мои губы в поцелуй. В этот раз я первым протиснулся в его горячий рот своим языком. А приятно, ёптыть! Медленно толкнувшись в него, я снова замер, продолжая ласкать его член рукой и жестко целовать губы. Какой же он узкий! Ебааать! Было так хорошо, что я потерялся в ощущениях. Васька сам подмахнул задом, насаживаясь на меня плотнее.

Было жарко, и это не смотря на распахнутые окна. С нас ручьями стекал пот, а я не переставал вбиваться размашистыми движениями в послушное тело друга. И в отличие от моей жены, Васька активно подмахивал, ни разу не сбившись с ритма. Ебать в рот! Эта фантазия у меня возникла на шестнадцатой минуте нашего бурного траха. Мне безумно захотелось, чтобы Васька у меня отсосал. Ведь кто как не мужик мужика может понять что и как правильно нужно делать.

Сжимая у самого основания его член, я не позволил кончить ему раньше меня, а потому оргазм захватил нас одновременно. Это было непередаваемо. Такого за всю жизнь я не испытывал. Хотя и мужика ни разу не трахал. И, ебать етить через коромысло, мне понравилось!

***



Утро началось как обычно. Только за окном стучал дождь, а «звезда» раскинула на мне свои конечности и упиралась утренним стояком в мой бок.

Интересно, вспомнит он хоть что-то или будет задаваться вопросом отчего ж так задница болит после вчерашней пьянки? Я буду молчать, как могила. Хотя теперь, всматриваясь в спящего Василия мне захотелось большего, чем неосознанного перепиха по пьяни. Кто знает…
Примечания:
Если кто решится на бетинг сего, буду благодарна. Публичная бета так же включена.

Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.