Альфа-самцы и их рубахи +87

Джен — в центре истории действие или сюжет, без упора на романтическую линию
Описание:
Классика без прикрас: о рваных рубашках, женщинах “Энтерпрайза” и коронных фразах доктора МакКоя.

Посвящение:
Да здравствуют веселые клише, которые в 60-х таковыми не являлись!=)

Публикация на других ресурсах:
Разрешено только в виде ссылки

Примечания автора:
Работа в Популярном 01.09.2016 №26 в жанре «Пародия».

Давно заметила: чем больше мне нравится фильм, тем ярче полыхает желание его высмеять. И в этой иронии нет ничего злого, она пропитана нежностью к каждой сцене, потрясающей или нелепой, и благодарностью к создателям, чье творение неизменно поднимает мне настроение=)

P.S. Буду чрезвычайно рада отзывам=)
26 августа 2016, 13:17
      - Пять минут. Полет нормальный! – отрапортовал Чехов, и Кирк едва удержался, чтобы не кинуть в него сапогом.
      И это был бы не первый раз, когда член экипажа получал сапогом, надетым на капитанскую ногу или снятым с нее. И далеко не первый раз, когда Чехов произносил эту вымораживающую внутренности фразу. Каждый на корабле сходил с ума по-своему. Спок, например, считал, сколько уже минут, по мнению Чехова, продолжался “нормальный полет”.
      - Одна тысяча триста тридцать минут, - вскользь доложил вулканец, не отвлекаясь от сенсоров. – То есть двадцать два целых и сто шестьдесят шесть тысячных часа, капитан. Разумеется, в грубом приближении.
      В Спока тоже хотелось запустить сапогом. Но первая проблема заключалась в том, что старпом мог запросто поймать снаряд и отправить его обратно с утроенной силой. Не из злобы или раздражения, а просто из научного интереса. А потом в ведущих изданиях Федерации появилась бы сенсационная статья “Зависимость скорости и характера реакции офицера Звездного Флота от ускорения брошенного в него объекта”, и горе репутации Кирка, если он не успеет уклониться! Но этот гипотетический эксперимент стал бы всего лишь следствием скуки, коей подвержены и земляне, и вулканцы.
      Скука – именно она была второй и главной по значимости проблемой на “Энтерпрайзе”. Строго говоря, чеховские пятиминутки, которые скрупулёзно отсчитывал Спок, отражали вовсе не реальное время полета корабля, а число раз, которое была произнесена эта бесящая фраза.
      А в действительности они уже месяц неслись в просторах космоса, спеша на очередную мутную церемонию, на коей были не нужны, но на которую их в обязательном порядке выдернули с другого конца галактики. Месяц без исследовательских миссий, порванных рубашек и нелепых смертей краснорубашечников! Кирк мечтал лишь о том, как бы поскорее прибыть к пункту назначения, покрасоваться пару часов в парадной форме и умчаться туда, куда не ступала нога человека. Тем более что командование оказало ему «великую честь» и пообещало не начинать мероприятие без “Энтерпрайза”.
      Стоит ли говорить, что ни о каких проволочках не могло быть и речи. Но у проволочек были другие планы.
      - Пять минут. Полет… ненормальный, капитан! – воскликнул Чехов и сам обалдел от такого вопиющего сбоя в системе.
      Кирк вскочил на ноги, ликуя и досадуя одновременно.
      - Прямо по курсу НЛО, капитан! – воодушевился Сулу и вывел изображение на экран.
      - Это не НЛО, мистер Сулу, это полуголый светящийся гуманоид, - равнодушно констатировал Спок, быстро потеряв интерес к происходящему.
      - Мое имя Завирах, - прозвучал на мостике глубокий, мелодичный голос. Незнакомец был божественно красив и прямо-таки излучал потрясность. – Ваш звездолет вторгся…
      - Анализ, мистер Спок? – поленившись дослушивать, осведомился Кирк.
      - Ничего занятного, - пожал плечами вулканец. – Очередной альфа-самец, в намерения которого входит бахвальство невиданной доселе мощью и соблазнение наших охочих до экзотики женщин. Зачем мы вообще набрали их на корабль, капитан?
      - Для красоты, мистер Спок, - отозвался Кирк, спокойно усаживаясь обратно в кресло. – И чтобы не обвинили в сексизме. Мистер Сулу, летим дальше. Некогда нам с голыми мужиками лясы точить.
      - Мое имя Завирах, - вновь представился инопланетянин, решив, очевидно, что с первого раза его не расслышали. – Ваш звездолет…
      - Он мертв, Джим! - с радостным ревом на мостик ворвался МакКой.
      Он был взъерошен, держал между пальцами правой руки сразу три шприца и маниакально скалил зубы.
      - Еще нет, Боунс, - огорчил его Кирк. – Но мы обязательно вызовем вас, как только он склеит ласты.
      - Я доктор, а не девушка по вызову! Сам приду! – энергично огрызнулся МакКой, довольный тем, что сумел ввернуть к месту хотя бы эту свою любимую фразу, и гордо удалился с мостика.
      Зато медсестра Чэпел зачем-то задержалась.
      - Мое имя… - опять раздалось на мостике, и в звучном голосе отчетливо послышалась угрожающая нотка.
      - Слышь, болезный, свали с курса! – нетерпеливо перебил Кирк. - Не до тебя нам сейчас!
      - Джим, - позвал вдруг Спок с явным намерением обратить внимание капитана на происходящее.
      Весь женский персонал мостика не спускал с парящего красавца завороженных взглядов, в них читались обожание и покорность, и Кирк, наблюдая на ними, внезапно приуныл. Спок опять оказался прав: они наткнулись на заурядного космического ловеласа. Скучно, аж зевать захотелось.
      Распознав апатию на лице капитана, Спок укоризненно вскинул бровь.
      - Ну ладно, ладно! – помолчав для порядка, отмахнулся Кирк и торжественно встал.
      Он размял шею, вызывающе посмотрел на светящегося пришельца и вдруг рванул на себе рубашку, обнажая загорелое плечо и накаченную грудь.
      - Анализ, мистер Спок? – спросил он, не отрывая от экрана горящего взора.
      - Противник обескуражен, но цель не достигнута, - незамедлительно отрапортовал вулканец.
       - Чего?! – в негодовании вскинулся Кирк и крутанулся на каблуках. – Что за херня!
      Женщины по-прежнему таращились на Завираха с мольбой и вожделением, нисколько не замечая оголившегося ради них капитана. По чувственным губам незнакомца скользнула надменная улыбка.
      - Я Завирах, - еще мягче и мелодичнее, чем прежде, пропел он. – Ваш корабль вт…
      - Спок, план “Б”! – скомандовал Кирк, начисто проигнорировав четвертую попытку объяснить, куда там вторгся его корабль. – На вас Кристина, я беру всех остальных!
      Первый помощник помрачнел. Тяжело вздохнув, он приблизился к зачарованной медсестре и провел пальцами по ее щеке и шее, едва касаясь нежной кожи. Кристина встрепенулась, бросила на Завираха уничижающий взгляд, мол, надоел, дурак, и хищно заозиралась по сторонам. Впрочем, предусмотрительный Спок уже стоял на другом конце мостика, делая вид, что он тут вообще ни при чем.
      Кирк же своей альфа-самцовости не стеснялся. Он по очереди подскакивал к каждой девушке и дарил долгий, пылкий поцелуй, лапая для верности все соблазнительные округлости, до которых мог дотянуться. Напоследок он заключил в объятия Ухуру, всерьез опасаясь, что от нее-то как раз схлопочет по самому сокровенному, и страстно рыкнул ей на ухо.
      - Ну, знаете, капитан! – возмутилась связистка, когда Кирк отстранился, и поправила прическу несколько смущенным жестом. – Это было лишним. Я и так в вашем авторитете ни капли не сомневалась!
      Кирк ухмыльнулся, а настороженное напряжение, сковывавшее его нутро, ослабло. Ухура, к счастью, не собиралась его бить, и это необыкновенно воодушевляло. Он вновь повернулся к экрану и дерзко уставился на ошалевшего от представления инопланетянина.
      Кирк стоял посреди мостика в разодранной рубахе, окруженный довольными женщинами и гордыми мужчинами, воспринявшими личные успехи своего командира, как победу всей человеческой расы.
      - Я Завирах! – срываясь на визг, обиженно вскричал пришелец. – Вы должны… Вы обязаны…
      - Накуся выкуси! – отрезал Чехов, отправляя несчастного космического мужика на новый виток истерики.
      - Это древний земной посыл, - вежливо пояснил Спок, рассудив, что неизученной форме жизни вполне простительно не знать смысла этого выражения. – В данном случае он подразумевает наше несомненное превосходство.
      - Да я! Да вы! Да ну вас! – страшно размахивая руками, заорал Завирах и исчез, оскорбленно растворившись в пространстве.
      На мгновение на мостике повисла гробовая тишина.
      - Он мертв, Джим! – драматично изрек МакКой, неожиданно оказавшийся за спиной Кирка. – Зря вы так, мистер Спок, - поцокал он языком. – Бедному парню и так пришлось туго, а вы его просто уничтожили.
      - Уничтожил, доктор? – Спок недоуменно выгнул бровь. – Едва ли…
      - Уничтожили, да, - не слушая аргументов, веселился Боунс. – Раздавили. Размазали.
      - Напрасно вы подарили ему словарь синонимов на день рождения, - улыбнулся Кирк первому помощнику. – Теперь он так может до бесконечности…
      - Угробили. Растоптали.
      - Мистер Сулу, варп шесть. И принесите мне кто-нибудь новую рубашку! – приказал капитан по внутренней связи, подумал немного и добавил: - Хотя нет, полетаю пока так. А то мало ли.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.