Побочный эффект +299

Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
Shingeki no Kyojin

Основные персонажи:
Ривай Аккерман (Леви), Эрен Йегер
Пэйринг:
Леви/Эрен
Рейтинг:
NC-17
Жанры:
Романтика, Юмор, AU, Учебные заведения
Размер:
Драббл, 9 страниц, 1 часть
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
Убийца, маньяк-насильник или вор? А может, всё и сразу?
Уже несколько месяцев Эрен пытается понять, что же за человек его учитель.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Когда-то давно в далёком 2012 во время апокалипсиса фикбука этот драбблик исчез. И вот, спустя пять лет, я решила подарить ему вторую жизнь в этом фэндоме.
Ага, Леви/Эрен, хотя я чистый Эреринщик, а точнее Эруринщик))
Но в голову же всякое взбредет.
29 апреля 2017, 19:50
      Последний год в школе был по-особенному весёлым. Хотя всё время, что Эрен Йегер провёл в школе, нельзя было назвать скучным. Уроки, друзья, перепалки, дополнительные занятия, фестивали, соревнования… Вся жизнь была наполнена яркими событиями и впечатлениями. Как вдруг всё рухнуло, когда его отец объявил, что на некоторое время он переезжает в сельскую местность и берёт Эрена с собой.
      — Но почему только меня? — возмущался парень. Его мать и сводная сестра оставались дома. Отец мотивировал это тем, что ему нужен помощник. По хозяйственной части. К тому же мальчишке не мешало научиться самостоятельности и ответственности за свои поступки.
      И вот по семейным обстоятельствам Эрену пришлось переехать из города в деревню, и теперь он пытался приспособиться жить в богом забытом уголке страны. Так-то ничего — здесь было тихо и спокойно: связь ловила через раз, машины не ездили, людей — полтора человека на квадратный километр. До школы тоже километра два — прекрасная утренняя зарядка. Отец подарил парню велосипед, и теперь тот с утра до ночи колесил по сельским дорогам. Дома всё равно было нечего делать — папа целыми сутками пропадал в местной больнице, и ничего удивительного, что через два месяца физические данные Эрена значительно улучшились, а свежий воздух укрепил его здоровье.

      С природой и домом повезло, а вот с людьми — не особо. Мало того, что школа располагалась за тридевять земель от дома, так ещё и ученики с учителями напоминали какой-то бандитский клан. Эрен всегда считал себя активной и целеустремленной личностью, из-за чего постоянно привлекал внимание и испытывал от этого, порой, некоторые неудобства. В городской школе у него было много друзей, и он ощущал себя «своим человеком», а здесь пришлось постараться, чтобы не вляпаться в неприятности, ибо все ученики его класса оказались ядром местной банды. Как только он их увидел, то сразу понял, что не хочет иметь проблем. А чтобы их не иметь, нужно слиться с этой толпой и стать подобным. Но раствориться в толпе, не значит стать таким же, как они. Эрен всё равно отличался ото всех. Своей тягой к справедливости, непокорностью, добротой и даже наивностью. Лишь в одном он походил на эту «банду» — учёба ему так же не давалась, как и им. Может быть поэтому они всё же нашли общий язык.

      Однако ученики были лишь цветочками. Другой, гораздо большей проблемой, являлись учителя. Естественно, чтобы держать всю эту банду старшеклассников на коротком поводке, требовались не менее устрашающие учителя. Их было всего трое. Директор, который преподавал языки и все гуманитарные предметы, старший преподаватель — вёл точные и естественные науки, и физрук, который следил за дисциплиной во всех классах. Эрен даже не знал, кого бояться больше — то ли директора, со своими горящими голубыми глазами и светлыми волосами похожего на ангела смерти, готового утащить любого в преисподнюю, то ли физрука, который скорее походил на живого мертвеца и мог рявкнуть так, что забудешь собственное имя. А уж уроки физкультуры были похожи на игру на выживание, особенно, когда их подвешивали вниз головой, за какую-либо провинность. То ли невысокого преподавателя, который мог лишить разом всех зубов одним взмахом ноги, и о котором ходили ужасающие слухи.
      Однако вскоре Эрен всё же понял, кого следует по-настоящему остерегаться.

      А всё начиналось весьма невинно. Кто-то из учеников принёс в школу петарды. И все решили устроить фейерверк на школьном дворе (просто банде хотелось испытать новые петарды, и лучшего полигона, чем двор они не нашли. К тому же, они получали какое-то изощренное удовольствие от того, что делали это под носом у учителей). Эрен долго сидел и думал — присоединиться к ним (ему тоже хотелось посмотреть фейерверк), или рассказать учителям (как-никак, это нарушение школьных правил). Однако в итоге понял, что идти к преподавателям гораздо страшнее, нежели огребать вместе со всеми.
      Однако праздник не удался. Прямо перед самым пуском петард всех спалили. Как только Эрен увидел эти стальные глаза, то сразу понял, что ему припомнят этот поступок на всю жизнь.

      Леви Аккерман. Несмотря на свой невысокий рост и телосложение (он и сам походил на школьника), его боялись даже больше, чем зомби-физрука. Всегда собранный и опрятный, абсолютно спокойный и хладнокровный в любых ситуациях, он мог одним лишь взглядом заставить неметь и задыхаться. Этот учитель тоже работал не так давно, но шепотки о нём ходили по всей школе.
      Говорят, его сослали в эту школу за какой-то проступок в городе. Одни утверждали, что он убил кого-то. Другие уверяли, что обокрал сотню банков, а теперь прячется в этой глуши с кучей денег. Третьи убеждали, что он маньяк-насильник и после того, как насладится своей жертвой (неважно кто это — женщина или мужчина), рубит её на куски топором. Четвёртые были уверены, что он вампир из-за бледной кожи, чёрных коротких волос и утонченной внешности. В общем, кто что ни говорил, а о жизни этого человека не знал никто.
      Эрену становилось не по себе, когда их взгляды сталкивались на уроках. Казалось, что Леви смотрит прямо внутрь или читает мысли. С ним никто старался не говорить. Даже местная банда как-то смирела на его занятиях.

       Вот и на этот раз — как только он засёк школьников на заднем дворе вокруг дырявого ведра, где были петарды, все замерли, и Эрен в том числе. На бледных губах Аккермана мелькнуло подобие призрачной ухмылки, когда одна из петард взорвалась прямо перед его носом, а он даже не дрогнул.
      — Значит, решили из школы свинарник устроить, сборище недоносков? — тихим и убийственно ледяным голосом произнёс он. Потом обвёл каждого своим пронизывающим взглядом. — Что ж, я не буду говорить об этом директору и вашим родителям. Но знайте — если кто-то из вас по воле случая окажется в моей власти, то ему придётся расплатиться за всех, — его змеиные глаза остановились на долю секунды на Эрене. И юноша чуть не поперхнулся, когда в них полыхнул огонь.
      Не считая этих пророчащих слов, они отделались достаточно легко — просто всю последующую неделю драили школу, ощущая на себе пожирающий взгляд Леви, который сидел в учительской, пил чай и наблюдал за своими учениками из окна.
      С тех пор прошло больше трёх месяцев. Наступила зима, все встретили новый год. Учитель вёл себя как ни в чём не бывало, и школьники постепенно забывали о том случае, радуясь, что отделались так легко. И Эрен в том числе.

      Эта зима выдалась снежной и холодной. Велосипед пришлось на несколько месяцев запереть в сарае, ибо проехать по такому снегу было невозможно. Дорога в школу (и из школы) лежала через реку, однако чтобы сократить путь, Эрен ходил не по мосту (который был ещё в четырёхстах метрах), а напрямик, прямо по льду. И вот, однажды возвращаясь домой, он как обычно пошёл знакомой дорогой, совершенно забыв о том, что банда где-то сделала ловушку, прорубив лёд. И первой их жертвой, к своему несчастью, оказался именно Йегер.
      Провалившись в прорубь и почувствовав невыносимый холод, от которого можно было потерять сознание, он попытался запрятать панику поглубже и выбраться из всего этого. Но не тут-то было — сколько бы юноша ни пытался ухватиться за гладкий лёд, ничего не выходило. Пальцы просто соскальзывали и быстро коченели. Все силы уходили только на то, чтобы не пойти ко дну.
      В округе никого. Рук он уже не чувствовал, ног тем более. Паника, словно яд завладела всем разумом. Глаза начали слезиться от беспомощности и такой жалкой смерти. Неужели ему так и придётся умереть в этом месте, когда он толком-то и жить не начал?
      Внезапно в поле зрения попала невысокая фигура. Какой-то человек неподвижно стоял всего в нескольких метрах и смотрел на барахтающегося в проруби парня. Эрен в недоумении пытался разглядеть его и понять — почему он бездействует?

      — Помогите… — севшим голосом, который напоминал хрип, прошептал Йегер. Человек сдвинулся с места и подошёл к нему. Но снова не помог. Он опустился на корточки, и тут Эрен почувствовал, что сам начал покрываться льдом. Пронзительные серые глаза с усмешкой смотрели на него. Учитель любовался зрелищем, даже не пытаясь что-то предпринять.
      — Пожалуйста, помогите… — сквозь стучащие зубы снова прохрипел школьник. — Я… уже ног… не ч-ч-чувствую…
      — Почему я должен спасать какого-то бездельника, который потом не принесёт никакой пользы обществу? Ты ведь из той банды? В конце концов, твоя жизнь закончится за решёткой. В ней не будет смысла, — абсолютно бесстрастно, как обычно, произнёс Леви.
      — Н-нет! Я н-не так-кой! Я…
      — Я знаю, что ты другой, — внезапно прервал его Аккерман, а тон голоса стал грубее. Кажется, в нём начали проскальзывать эмоции, которые Эрен услышал впервые. — Так же как и я не по своей воле оказался в этой школе. Но почему-то следуешь её правилам, — с отвращением сказал он. Йегер не осознавал его слов, единственное, что его волновало: неужели этот человек не понимает, что школьник может умереть?
      — В-вы же учитель… Неужели Вам совсем всё равн-но? — в отчаянии прошептал Эрен. Глаза Леви внезапно сверкнули и, запустив руку в воду, он зачерпнул из проруби ледяной воды и вылил её на голову Йегеру. Тот чуть не умер, но на этот раз не от холода, а от его жестокости. В этот момент он поверил во все те слухи, что ходили о нём по школе.
      — Власть… — с наслаждением протянул Леви. — Такое потрясающее чувство. Особенно власть над человеком. Сейчас только от меня и моей воли зависит, выживешь ты или нет. Кто бы мог подумать, что в эту ловушку угодишь ты — тот, кто меньше всего виноват в том бедламе, что произошёл пару месяцев назад.
      Внутри Эрена всё перевернулось, когда учитель напомнил об этом. Неужели это и есть его месть?
      — За ту шутку готовы убить человека? — у парня не укладывалось такое в голове. Чтобы учитель мог так поступить со своим учеником…
      — Нет. Я всего лишь наслаждаюсь твоей беспомощностью. Плата вышла довольно интересной. Я бы хотел, чтобы ты извинился за тот поступок, — мягко произнёс Леви, ещё раз окатив Йегера ледяной водой.
      — Вы — садист! — не выдержал тот, а его сорвавшийся голос прозвучал очень отчаянно. — Неужели м-можно говорить о каких-то из-звинениях, когда жизнь человека в опасности? — по его щекам уже текли слёзы от злости. Эрен почувствовал, что всё — ещё секунда, и он идёт ко дну.
      — Мне всё равно. Если хочешь жить — будешь делать всё, что тебе скажут, — холодно ответил Аккерман.
      — Простите… — закрыв глаза, прошептал Эрен, расслабляя своё тело и чувствуя, как вода наполняет его.
      — Давно пора. И это самый «правильный» ученик школы, — услышал юноша разочарованный голос, а потом почувствовал, как его резко выдернули из воды. Но от этого легче не стало — он совершенно не ощущал своего тела, и даже говорить не мог. Если парень заболеет из-за него…
      — Какими жалкими созданиями становятся люди, когда чувствуют свою беспомощность. И как порой приятна бывает месть… — Леви ещё раз усмехнулся, а потом легко поднял парнишку и куда-то понёс.

      Как ни странно сознания Эрен не терял, хотя и был на грани. Он не чувствовал ничего вокруг, мечтая только об одном — согреться. Этот изверг притащил его в какой-то дом и, свалив на пол и стянув с себя верхнюю одежду, начал быстро снимать мокрые вещи и со школьника. Эрен не сопротивлялся и не пытался перечить, потому что сам хотел избавиться от мокрых тряпок.
      — Не чувствую… ничего… — вконец пропавшим голосом прошелестел Йегер, когда Леви полностью раздел его и перенёс на кровать. — Если я останусь из-за вас инвалидом…
      — Инвалидом? Ты ещё порезвишься у меня, не сомневайся, — усмехнулся Аккерман, доставая что-то из шкафа. Эрену стало слегка неловко, потому что он лежал голым перед чужим человеком. Парень вроде был не особо стеснительным и вообще ему всё равно, голый он, или одетый. Но сейчас… Неужели этот стыд из-за Леви? Пошевелиться школьник мог, а пререкаться сил не было. Воздух внезапно наполнил резкий запах. Эрен не мог сказать — был он приятным или отвратительным. Просто сильным.
      — Нужен врач… мой отец, он… — попытался сказать парень, когда Леви вновь подошёл к нему. В его руках была какая-то баночка с вязкой субстанцией, которой он смазал руки. И прикоснулся к онемевшему телу своего ученика.
      — Врач не нужен. Ты думаешь, что я действительно оставил бы тебя в том состоянии, если бы не был уверен, что смогу помочь? — его ладони заскользили по телу школьника, но поначалу тот не чувствовал прикосновений.
      — Что это? — постепенно тепло начало оживлять его окоченевшее тело.
      — Поможет тебе не стать инвалидом, — ухмыльнулся Леви. Йегер скосил глаза и посмотрел на него. Странно, но отвращения к учителю он сейчас не испытывал. В его глазах не было привычного холода и высокомерия. Лицо посветлело, а на губах то и дело мелькала улыбка, будто он играл с котёнком. Эрен хотел что-то сказать, но вдруг начал ощущать его прикосновения. Парню снова стало неловко. На этот раз совсем. Потому что Леви не только обмазывал, но и трогал его. В самом нехорошем смысле этого слова.
      — Нравится? — насмешливо спросил Аккерман, переворачивая школьника на живот и натирая спину этим странным бальзамом с непонятным запахом.
      — А обязательно мазать всё тело? — пробурчал Эрен, всё больше и больше приходя в себя.
      — Обязательно. Всё и везде, — его ладони скользнули между бёдер, и Йегера передёрнуло. Версия про маньяка-насильника выдвинулась на первый план.
      Однако ничего непристойного учитель с ним не сотворил. Измазав всего парня этой субстанцией, Леви как следует завернул его несчастное тело в несколько одеял и влил в рот что-то горячее и сладкое. После этого Йегер моментально уснул.

      А проснулся сразу же чувствуя себя невероятно здоровым. Нигде ничего не болело, голос вернулся, тело было нормальной температуры. Прямо чудо, не иначе.
      — Неужели это так мазь подействовала? — пробормотал Йегер, поднимаясь с кровати и думая, что бы надеть. Этот незнакомый дом вероятней всего принадлежал Леви, а идеальная чистота лишний раз доказывала это.
      — Иногда старые знания приносят больший эффект, чем современная химия.
      Эрен чуть не подскочил, когда услышал этот голос слева от себя. Оказывается, учитель всё время сидел здесь, а он даже не заметил его! И расхаживает тут во всей красе. Смутившись, Эрен быстро присел обратно на кровать.
      — Да, это чудодейственная мазь, — с привычным хладнокровием продолжил Леви. Он как обычно был в светлой рубашке и тёмном костюме, который подчеркивал его весьма стройную фигуру. — Всё бы хорошо, только у неё есть побочный эффект.
      — И какой? — по спине парня пробежал холодок.
      — Довольно интересный. Но здоровью не повредит, не беспокойся.
      Леви внезапно поднялся с кресла, в котором сидел, и подошёл к своему ученику. Эрен с настороженным любопытством заглянул в его глаза, которые как-то по-особому светились. Положив руки парню на плечи, Леви уперся коленом в кровать и опрокинул Йегера на неё. Сердце бешено заколотилось, когда учитель склонился над ним.
      — Какой эффект? — пролепетал юноша, смотря Аккерману прямо в глаза и внезапно чувствуя прилив жара в теле.
      — Который сделает из тебя плохого мальчика, — прошептал Леви на ухо, а другим коленом толкнулся юноше между ног. Тихо вскрикнув, Эрен тут же почувствовал и понял, что это. Сильное возбуждение, которое было вызвано одним лишь грубым касанием.
      Моментально покраснев, он попытался отодвинуться от учителя и спрятаться под одеяло, но тихая усмешка пригвоздила его к месту.
      — Мне понравилось твоё тело, мелкий засранец, — будто комплимент, произнёс Леви, отстраняясь от парня и садясь обратно в кресло, заодно захватив с собой покрывало и оставив его ни с чем. Сжав ноги, Эрен во все глаза смотрел на учителя, чувствуя, как кровь стучит в ушах. Это что же, получается…
      — Ну, и куда подевалась вся твоя смелость? Не ожидал, что окажешься в такой щекотливой ситуации? — хищно произнёс Аккерман, не отводя взгляда от своей жертвы. Похоже, он надеялся на шоу, но Эрен не спешил его развлекать.
      — Верните мою одежду, — грозно произнёс Йегер, нахмурив брови.
      — Нет. Я не выпущу тебя из комнаты, пока не сочту нужным, — бесстрастно ответил тот.
      — Но… — попытался возразить юноша, понимая, что возбуждение не спадает, а лишь усиливается. От этого тело напрягается лишь больше и уже мелко дрожит.
      — Делай дела здесь. Долго терпеть тоже вредно, — в предвкушении зрелища произнёс учитель.
      — Что? — Эрен снова вытаращил на него глаза, залившись краской. — Вы издеваетесь?
      — Отнюдь. Я считаю, что в твоём исполнении это будет красиво, — спокойно ответил он.
      — Полюбоваться решили? — у парня не хватало слов, чтобы выразить всё, что кипело внутри. — Это же просто…
      Ему нестерпимо хотелось встать и убежать отсюда, но ноги не слушались, да и в таком состоянии это точно невозможно было сделать.
      — Ну же, — с садистским упоением протянул Аккерман. — Подумаешь, разок унизишься передо мной. Ты же вроде хвастался тем, что можешь приспособиться к любой ситуации. Так вот тебе подвернулся удобный случай показать свою способность.
      — Не буду я ничего перед Вами делать, — не зная, куда деть своё странное тело, пробормотал Йегер.
      — Тогда это с тобой сделаю я, — плотоядно оскалился он.
      Эрен колко посмотрел на него, а его взгляд так и полыхал яростью, смешанной со стыдом.
      — Так что выбирай — либо ты это делаешь сам, либо тебя трогает какой-то левый мужик, — великодушно предоставил выбор учитель. У парня уже начало сводить ноги от сдерживаемого напряжения. Терпеть становилось всё невыносимее. Леви уже приготовился подниматься с кресла, как школьник бросил на него отчаянный взгляд.
      — Если я сделаю это, Вы отпустите меня? — угрюмо пробормотал он.
      — Посмотрим, насколько зрелищно это будет выглядеть, — ухмыльнулся Аккерман, а по спине Эрена побежали мурашки.
      Он сидел на кровати, поджав ноги под себя. Глядя на простынь, приблизил руки к паху и, зажмурив глаза, чтобы не видеть весь этот срам, коснулся себя. Тело сразу же вздрогнуло и потребовало большего. Сильных, резких и быстрых прикосновений. Пальцы сами собой сжали плоть, тут же становясь влажными. Неровное дыхание начало вырываться изо рта. Он смотрел. Эрен чувствовал этот пристальный взгляд и заводился ещё больше.
      — Полминуты. Быстрее, чем я думал, — тихо прошелестел учитель и подошёл к парню. Тот шарахнулся от него в сторону, пытаясь прикрыть свой позор руками.
      — Не подходите, — в его голосе прозвучала явная угроза, когда школьник увидел, что у Аккермана практически такое же состояние, как и у него. И вдруг поймал себя на мысли, что сейчас Леви невероятно красив. Глаза загадочно сверкали из-под тёмных, растрёпанных волос. На губах блуждала притягательная улыбка. Эрену захотелось коснуться его, провести пальцами по его волосам и прижаться губами к его губам. Поняв это неожиданное желания, он вновь почувствовал возбуждение.
      — Вы… Вы любите мужчин? — выдавил юноша из себя, сжавшись, будто от холода. Хотя тело горело, как в аду.
      — Нет. Мне нравится вправлять мозги балбесам вроде тебя, — облизнув губы, Леви присел на кровать. — Вроде бы снаружи простых и наивных, внутри которых оказывается невероятная страсть.
      — Это ещё хуже… — пробормотал Эрен, окончательно убедившись в том, что Аккерман — что ни на есть маньяк-насильник, и он попал, так попал.
      — Это моя расплата? За тот случай. Вы сказали, что если хоть один, кто был тогда в классе, окажется в Вашей власти, то расплатится за всех, — Эрен старался тянуть время пустой болтовнёй, одновременно чувствуя животное желание и человеческий страх.
      — Если бы это оказался оболтус из той банды, то так и было бы. Но… попался именно тот, кого я хотел, — Леви склонил голову и прикоснулся губами к колену парня. Того передёрнуло, но не от отвращения. Это короткое и мягкое прикосновение послало что-то невероятное по всему возбуждённому телу.
      — А ты так спокоен, — смотря на него снизу вверх, сказал учитель. — Думал, будешь кричать, звать на помощь и хоть как-то пытаться освободиться. Тем более, что я тебя не связал, и ты практически свободен.
      Теперь пришла очередь улыбаться Эрену.
      — Не на того напали, — широко ухмыляясь, гордо произнёс он. Глаза Аккермана ещё ярче сверкнули, и он внезапно набросился на Эрена, вновь опрокидывая его на кровать. Их тела оказались в нескольких сантиметрах друг от друга. Эрену стало очень трудно себя контролировать. Это ощущение было сродни наркотическому веществу — так завораживало и давало почувствовать необыкновенное.
      — Ты ведь на что-то надеешься? Выпутаться из ситуации, как обычно это делаешь, — страстным шепотом произнёс Леви. Йегер решил во что бы то ни стало не терять достоинства перед ним. Даже если тот сейчас принесёт топор — не закричит.
      — Чуть не убили ученика, опоили и намазали его неизвестно чем. А теперь собираетесь совратить. Что ж за учитель такой? — попытался он прочитать мораль.
      — Не кричит и не сопротивляется. Спокойно лежит возбуждённый и доступный. Да ещё обхватывает меня ногами. Что за ученик такой? — таким же тоном ответил Леви. Взглянув на свои ноги, Эрен действительно увидел, что сжимает его поясницу. И чувствовал, как багровеет от этого. Ведь совсем не заметил, когда сделал так!
      — А Вам так нужен повод, чтобы остановиться? — юноша сузил глаза. А вот ноги никуда убрать не мог, поэтому так и пришлось лежать.
      — Да. Дай мне его, — Леви склонился и коротко поцеловал школьника в шею. Парень непроизвольно откинул голову и сильнее сжал ногами его тело. Его возбуждённый орган коснулся живота любовника, и Эрен чуть не закричал от этой пытки.
      — Если Вас возбуждает сопротивление жертвы, то ни за что не буду… — ему не хватило дыхания, чтобы произнести все слова, и под конец из Йегера вырвался судорожный звук, который прозвучал невероятно пошло. Учитель снова замер, а школьник в очередной раз убедился, что ему конец.
      — Вы изнасилуете меня, а потом изрубите топором на куски? — когда Леви схватил его тело и начал прикасаться к нему губами, трогать и ласкать руками, прерывисто спросил Эрен, вспомнив о байке, которая ходила по школе. Под его прикосновениями школьник начал двигаться, соприкасаясь с его телом.
      — Кто тебе сказал такую чушь? — обведя кончиком языка его сосок, Леви прикусил его зубами, всё-таки заставляя парня вскрикнуть. Эрену это показалось крайне необыкновенным. Он ухватился за плечи учителя и выгнул спину. Как ему жарко…
      — В школе говорят… что Вы маньяк-насильник. Пьёте кровь своих жертв… поэтому такой красивый, а ещё, что убиваете их, когда полностью насладитесь телом… ммм… Как жарко… — от этой неги Эрен закрыл глаза и уже не мог спокойно лежать под ним, плавно извиваясь всем телом. Как же горячо… просто невыносимо когда он прикасается, где хочет…
      — Да? И куда я потом прячу расчленённые трупы? Закапываю в огороде? А после сажаю там морковь, потому что грунт прекрасный, — сквозь усмешку произнёс учитель, проводя языком по бёдрам парня.
      — Своими действиями Вы только подтверждаете те слухи… — Эрен чувствовал, как дрожат ноги, а внутри всё сжимается и просит чего-то. Неужели…
      — Тогда должно быть, ты любишь экстремальные ситуации, раз не сопротивляешься даже словами. Или просто хочешь меня?
      — Можно подумать, что слова остановят Вас, — извиваясь, как змея от его прикосновений, пролепетал Эрен.
      — Одно слово — и я перестану, — неожиданно серьёзно сказал Аккерман. Это немного привело в чувство истомленного школьника. Он даже шевелиться перестал.
      — Неужели? Вы же собрались насиловать меня, — озадаченно сказал он.
      — Ну, если бы ты вёл себя соответственно, я бы так и сделал. Но теперь… это слишком скучно. Скажи мне «нет», — Леви медленно провёл языком по его плоти, исподлобья смотря прямо в глаза. Слова застряли у парня посередине горла. Сжав пальцами простынь, он начал глотать ртом воздух. Какое там «нет»! Он просто готов был сгореть в собственном пламени, только бы Леви дошёл до конца.
      — Ну же. Это такое короткое слово, — ещё одно невыносимо пьянящее прикосновение, сжигающее всё у него внутри. Эрен забился на кровати, толкая учителя ногами. Грубо схватив его за бёдра, Леви полностью забрал его член в рот.
      — Да… — громко простонал Йегер, поддаваясь экстазу. Сладкая истома на несколько секунд затмила его разум, поэтому парень осознал, что именно выкрикнул, только когда его уже взяли.
      — Нет… — тут же судорожно выдохнул он, пытаясь выбраться из-под Леви, который придавливал его сверху к кровати. Несмотря на то, что учитель был ниже ростом, силы у него было в два раза больше, чем у школьника.
      — Ты уже сказал «да», — напряженно проговорил Леви, давя на его спину рукой и прогибая её. Эрен хотел что-то крикнуть, но короткий толчок вырвал из него длинный стон.
      — Почему… не больно? — унизительно-приятный жар тут же начал разливаться по телу, уничтожая остатки стыда и контроля.
      — Побочный эффект. Ну… и я слегка позаботился о тебе, пока ты спал, — насмешливо ответил тот, снова погружаясь в него.
      — Моё тело… нет… — только успел простонать Эрен, как снова кончил буквально на третьем толчке.
      — С каждым разом требует большего. Какой похотливый зверёк. Не думал, что в этой глуши найду такого, — быстро произнёс Леви, на этот раз склонившись и прикусив кончик уха. От каждого прикосновения зубов Эрен сжимался всё сильнее и издавал какой-нибудь звук. Ну почему даже зубы приятны, как поцелуи?
      — Расскажу в школе… Заявлю в полицию… Вас уволят… посадят… — как в бреду бормотал он, принимая любовника всё с большим удовольствием. Леви, перевернув его на спину, вышел на несколько мгновений, а потом, раздвинув ноги, снова овладел парнем. Эрен, стиснув зубы, с трудом подавил свой стон, а когда учитель начал прикасаться губами к груди, школьником вновь завладело лёгкое безумие. Неужели всё из-за наркотика? Он не верил. Не верил, что может быть таким с этим человеком.
      — Сделай это. Я не буду отрицать… — неожиданно грустно сказал Леви, убирая челку с его лица и прижимая ладонь ко лбу.
      — Но… зачем же так рисковать? — Эрен совсем перестал понимать этого человека.
      — Я не знаю… — тихо произнёс он и тут же поцеловал юношу прямо в губы.

***


      — И… что теперь будет? — медленно проговорил Эрен, когда спустя пару часов они лежали друг на друге. В комнате стояла тишина, витал странный, но приятный запах, а тело до сих пор горело. Правда, уже не от возбуждения. А, скорее, от такой внезапной физической нагрузки.
      — Тебе стало легче? — Леви, приподняв голову (он лежал прямо на животе парня), заглянул ему в глаза. По-прежнему отстраненный и слегка угрюмый, как будто не занимался любовью два часа подряд!
      — Хотите услышать благодарность за удовлетворение? Спасибо, учитель, что изнасиловали меня! — Йегер неожиданно засмеялся от такой противоречивой ситуации. Его только что совратили и изнасиловали, а ему смешно.
      — Ты расплатился за всё, и теперь у меня нет повода затащить тебя в постель, — удручённо произнёс Аккерман, убирая растрепанные волосы с лица парня. А потом мягко поцеловал в лоб, отчего Эрена аж перекосило.
      — Не надо проявлять нежность после того, что Вы сделали со мной, — гордо заявил он.
      — Не хочешь нежности? Тебя больше заводят байки с топором?
      — Что теперь будет? — повторил свой вопрос Эрен. — Вы бросите меня? Или будете пользоваться до конца выпуска?
      — Знаешь, что я хочу с тобой сделать? — тон Леви так изменился, а глаза заблестели, что он действительно стал похож на маньяка. — Я хочу запереть тебя в своём доме, привязать к кровати. Посадить на цепь и не выпускать никуда. Хочу, чтобы ты был только моим, — на ухо прошептал он.
      — Тогда заведите себе собаку, — буркнул Эрен, содрогнувшись от его слов. — И делайте с ней, что хотите.
      — Я хочу этого глупого дикого зверька, — он куснул школьника за ухо, а потом лизнул. Ну кот. Настоящий кот. Только поурчать осталось от удовольствия.
      — Сами себя ведёте, как зверёк. Будто два разных человека — в школе и здесь. Или настроение так улучшилось после того, как сделали своё грязное дело? — грозно произнёс Эрен.
      — Может быть, — хитро ответил тот, продолжая играть с мочкой уха. — Что замолчал? — спросил Леви, когда в комнате повисла тишина.
      — Да вот думаю, как пустить в оборот то, что Вы со мной сделали. Шантажировать Вас или придумать что-нибудь эдакое, что принесёт мне пользу.
      — О, решил извлечь выгоду из этой ситуации? Кажется, я тебя недооценил. Значит, я не ошибся в тебе? — Леви отчего-то был рад такому поведению.
      — Извлеку, не волнуйтесь. Только скажите мне кое-что. Если ответите на вопрос, я приду к Вам ещё раз. Сам, — тихо и серьёзно сказал Эрен. Аккерман спокойно посмотрел на него, позволяя спрашивать.
      — Почему переехали сюда? Такой человек, как Вы, точно создан не для подобной жизни…
      Леви немного помедлил, но потом, всё же, ответил.
      — Я сбежал. Из города. Потому что когда достиг цели, то понял, что она не стоила ничего. Связался не с тем человеком, а когда понял свою ошибку, было уже поздно. Я потерял всякий смысл в жизни. Да и до этого его тоже не было… — опустившись рядом с парнем на постель, задумчиво рассказал Леви.
      — Значит, решили стать кем-то вроде отшельника? — ухмыльнулся Йегер, поворачиваясь к нему. Сейчас он совсем не страшный, этот брошенный кот… — Хотя это всё равно не оправдывает Вашего поступка, — тут же нахмурился школьник. И вдруг его осенило. Он даже чуть не запрыгнул на него от этой мысли.
      — А прорубь не Вы случаем прорубили, чтобы поймать меня? — закричал Эрен. Леви погладил его по бедру и лукаво улыбнулся.
      — Да? Проследили, что я хожу той дорогой, а потом… сидели в кустах в засаде? — задохнулся парень, когда учитель перекрыл поток слов поцелуем.
      — Теперь ты будешь ходить другой дорогой. Потому что мой дом в противоположной стороне от твоего, — на мгновение оторвавшись от его губ, быстро произнёс Леви, а потом снова заставил Йегера издавать непонятное мычание вместо слов.

***


       — А вы слышали, в соседней деревне куры начали пропадать?
       — И?
       — Говорят, что учитель занялся чёрной магией и теперь ворует кур для своих обрядов. И что он собирается продать душу дьяволу. А для этого нужна человеческая жертва. Так что от его дома лучше держаться подальше. Особенно по выходным…
       — Да, да…
      Эрен ухмыльнулся, слушая очередную байку. Хотя… есть в ней доля правды. Обряды каждую неделю Леви действительно проводит. И человеческая жертва у него тоже есть. Значит, эта история почти правдива.
      Выходя из школы, Эрен посмотрел вдаль на деревья, которые едва покрылись зелёной дымкой. Завтра выходные, а значит, сегодня он снова идёт другой дорогой.
      «Потому что его дом в противоположной стороне от моего».