Не очень-то романтично +151

Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
Bungou Stray Dogs

Основные персонажи:
Доппо Куникида, Осаму Дазай
Пэйринг:
Куникида/Дазай
Рейтинг:
PG-13
Жанры:
Ангст, Повседневность, Пропущенная сцена
Размер:
Драббл, 3 страницы, 1 часть
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
По мотивам 46 главы
https://vk.com/nekogitsune?w=wall-117226051_1701

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
3 сентября 2016, 17:07
У Куникиды тряслись руки. Он смотрел на мертвенно бледное лицо Дазая, на то, как тот зажимает рукой бок, на кровь, сочащуюся сквозь пальцы, и чувство реальности покидало его.

Куникида подумал, что это все сон, дурной сон, да, должно быть, он спит и видит нелепую картинку, в которой Дазай, неубиваемый, живучий Дазай ранен. Ранен серьезно и еле держится на ногах.

— Враг, — прохрипел он, прежде чем упасть на землю.

— Дазай-сан!

Голос Ацуши — обеспокоенный, с ноткой истерики, доносился словно с другой планеты. Куникида сам не понял, как оказался рядом с Дазаем и как подхватил его на руки. Тот почти не шевелился, только дышал слишком часто, опустив голову.

— Эй, — позвал его Куникида. — Эй, ублюдок, ты слышишь меня?

— Звучит не очень-то романтично, Куникида-кун, — Дазай говорил слабо, еле слышно, свободной рукой он схватился за жилет, комкая ткань пальцами. — Так глупо, я даже не ожидал, что у меня сегодня получится…

— Заткнись.

— Я ведь… так давно… хотел....

— Заткнись.

— Ты жесток… Знаешь, несчастливый плащ.

— Заткнись!

— Куникида-сан, - закричал Ацуши. — Позаботьтесь о Дазай-сане! Я разберусь с врагом сам!

Куникида развернулся. Надо было что-то делать, куда-то бежать. Бежать к Ёсано! Если он продолжит спорить с Дазаем и беспокоиться за Ацуши, то долго Дазай не продержится и правда помрет. Что тогда делать? Что тогда будет?

Что будет с агентством?

Что будет с Ацуши, который так привязан к Дазаю?

А остальными!

Что будет с тобой, с самим тобой, Куникида? Ты подумал об этом?

Куникиду прошиб холодный пот. Нет-нет-нет, он не даст этому ублюдку умереть, он его вытащит, вытащит на руках. Главное не слушать бред про то, как он хочет умереть, и все будет хорошо. Не смей умирать, только не сейчас! Господи, ведь это совсем не похоже, не похоже на обычные выходки Дазая. Его и раньше на задании, бывало, ранили, и не один раз.

Сначала босс, теперь Дазай.

— Я должен закончить миссию, куда ты меня несешь?

Подальше отсюда! — так и не ответил ему Куникида.

В место, где есть доктор! Где тебя спасут! — промолчал Куникида.

Не смей умирать! Я сам тебя убью! Потом, когда поправишься, — решил Куникида.

Убьет-убьет, еще как убьет. Сколько раз он говорил Дазаю не совать голову в самое пекло, не своевольничать, не брать все на себя, довериться, разделить ответственность. Сколько было уговоров, фраз, бессонных ночей, когда Куникида объяснял, орал, умолял, заклинал не делать и получал один и тот же ответ:

— Лучше я один, чем мы оба.

Для кого лучше? Вопрос, на который Куникида так и не получил ответа. Он лишь сильнее прижал Дазая к себе и ускорил шаг.

Поймать машину, и в агентство!

— Куникида-кун, враг.

— Плевать.

— Ацуши-кун остался с ним один!

— Он справится!

— Я должен…

— Ты должен заткнуться и не раскрывать рта, пока мы не приедем к Ёсано. Сколько крови ты уже потерял?

Дазай замолчал. Как назло, ни одна машина не останавливалась, тогда Куникида решил пойти на хитрость. Точнее на захват. Он подошел к стоящей на светофоре машине и навел на водителя пистолет.

— Эй, мне надо конфисковать ваше имущество, ненадолго. Обещаю вернуть в целостности и сохранности.

Оружие всегда действует на людей устрашающе. Куникида усадил Дазая на пассажирское сиденье, аккуратно пристегивая. Он был почти без сознания и покорно молчал. Куникида вдавил педаль газа, оставив рассеянного водителя на тротуаре сжимать в руке бумажку с адресом агентства.

— Вот теперь можешь разговаривать, — Куникида поправил зеркало дальнего вида.

— О, чем? — Дазай закрыл глаза.

— Открой глаза, гаденыш! О, чем угодно, можешь даже рассказывать как хочешь сдохнуть, только не вырубайся. Говори!

Дазай судорожно вздохнул, и Куникида покрепче сжал зубы.

— Хочу, чтобы Куникида-кун поцеловал меня… Ты не похож на красивую девушку, но перед смертью, было бы так символично…

— Ты поцелуешься с ближайшим столбом, когда поправишься. Это я тебе гарантирую, — пообещал Куникида. — Не буду я тебя целовать. Я не дам тебе умереть, придурок! Не смей оставлять меня одного! Только не ты!

Дазай издал звук, очень похожий на веселое фырканье.

— Все-таки ни черта не романтично. Ты такой эгоист, Куникида-кун.

Куникида не ответил, он только что проехал на красный и гнал по дороге к агентству, наплевав на правила и устои. Если бы сейчас ради спасения Дазая пришлось сбить пару-тройку человек, Куникида, наверное, бы так и сделал.

Он просто не даст ему умереть.

Не так.

Не сейчас.