Наваждение. 279

Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
EXO - K/M

Пэйринг и персонажи:
Сухо, Бэкхён, Чанёль, ЧанБеки
Рейтинг:
NC-17
Жанры:
Романтика, Ангст, Повседневность, Hurt/comfort, AU, Омегаверс, Первый раз, Дружба, Любовь/Ненависть
Предупреждения:
OOC, Нецензурная лексика
Размер:
Мини, 22 страницы, 1 часть
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
Навождение..
Бэкхен думал, что он "бракованный омега" до встречи с Паком.
Чанёль жил с омегой, которая не являлась его парой, но он не хотел не чего менять. Пока не встретил малыша Бёна.
Все закрутилось слишком быстро. Но они бы не встретились, если бы Бэк не нашел приключения на свой аппетитный зад. И если бы лучший друг Бэка Чунмён не пришел ему на помощь.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Читать под EXO - Promise~

10 сентября 2016, 22:24
Сеул 18:40
Темно, чертовски темно, и на кой черт я свернул в этот переулок… Ведь прекрасно знал, что не стоило… Но нет же, надо было найти на свой зад приключение. Корил себя Бэкхён. Прибавляя шаг. Тяжелый рюкзак с учебниками давил на спину и не давал ускориться еще сильнее. Дыхание сбилось, кровь била по вискам, то ли от быстрой ходьбы, то ли от страха.

- Эй, детка, да постой же ты, мы ничего плохого тебе не сделаем, разве что чутка развлечемся! - неслись вслед пьяные выкрики, и Бэк прибавил шаг, насколько смог, но компания из четырех пьяных парней-альф не отставала.

- Сучечка убегает айгу, Ну-ка, вернись, догоним, мало не покажется!

Обернувшись, Бэкхён с ужасом увидел, что они бегут за ним, стремительно сокращая расстояние, и бросился вперед, почти не разбирая дороги. Слева была дорога, справа — парк, не лучшее место для встречи с группой пьяных, ничего не соображающих альф. Ну вот какого хрена происходит. Что блять, за день сегодня такой идиотский? С самого утра происходит какая-то фигня. С утра проспал на учебу, подорвавшись с постели, запутался в одеяле и рухнул на пол. С горем пополам собрался, обжёгся кофе, забыл выпить блокираторы, прибежал на остановку, а мой автобус уже ушел, пришлось ждать следующий, и того я просрал первую пару. Приехал в универ, на меня наорал куратор. Завалился в аудиторию ко второй паре. Узнал, что лучший друг заболел, а мне сообщить не соизволил, скотина. Просидел 4 пары и понял всю бренность бытия… пошел домой, и тут за мной увязались эти уебки… Отличное, блять, завершение ебанутого дня.
Жизнь Бён Бэкхёна вообще не задалась с самого рождения.

Как только у Бэкхёна начался период созревания, родители Бэка были готовы к обычным для омег проблемам — исчезновения на 3-4 дня, частую смену партнеров, жалобы на непрекращающееся в течение недели сексуальное возбуждение... Но столкнулись с совсем иным — Бэк вообще не интересовался альфами. Родители стали беспокоиться о сыне. Нет, разумеется, у него бывали течки и все прочее — но желания оказаться в этот момент в компании альфы не возникало совершенно. Потом последовала другая проблема — все близ находящиеся альфы теперь считали своим долгом затащить бедного Бэка в свою постель, хотя из чего происходило такое желание, для парня оставалось непонятным. Бён нашел из этого положения единственный выход — он пил специальные блокираторы, понижающие гормональный фон, и отсиживался дома. Течка заканчивалась, и с окружающими вновь можно было общаться спокойно. Врач, к которому обеспокоенные родители без конца водили сына, ничего путного не сказал — мямлил нечто о задержке в гормональном развитии. Бэк пришел к неутешительному выводу, что он «Ошибка природы». Родители как могли успокаивали сына, говоря, что все со время придет. Но Бэк в это не верил.

Уже больше года Бэкхён жил один, и теперь его беспокоили лишь косые взгляды одногруппников вместо унылого ворчания родителей. Однако в отдельном проживании был и минус — тебя никто не встретит у дома, когда за тобой гонятся озабоченные мужики!
Бэк наконец-то выбежал из парка и бросился к домам через дорогу — он едва не попал под колеса машины, но ждать сигнала светофора в данном случае было чистым самоубийством, он перебежал дорогу и рванул вдоль дома, надеясь, что движение транспорта хоть немного задержит преследователей. Однако те оказались весьма проворными. Чувствуя, что впадает в отчаяние и не может бежать дальше, Бэк повернул, дергая на себя дверь какого-то кафе, попавшегося по пути.
Обычное кафе — для людей среднего достатка, и главный минус таких кафе — в них нет охраны. Бэкхён сумел беспрепятственно проскочить мимо барной стойки и запереться в туалете, радуясь, что задвижка выглядит вполне серьезно. Бэкки, тяжело дыша, сполз по стене на пол, и дрожащими руками достал из сумки мобильный телефон, судорожно нажимая на кнопки девайса, с дрожью слыша за дверью те же пьяные, громкие голоса и возмущенный голос девушки-официантки, а потом дверь со всей силы дернули. Бэкки вжался спиной в стену, но задвижка выдержала такой рывок. А Бэку наконец-то ответили — заспанный голос его лучшего друга Сухо недовольно осведомился, что ему надо.
- Сухо! - Бэк лихорадочно зашептал в трубку, вздрагивая всем телом при очередном рывке двери с той стороны. - Приезжай сюда, вытащи меня отсюда! Я в кафе «Свет» в Инсадоне, а в дверь ломятся четверо, пьяных парней!

- Альфы, что ли? – обеспокоенно воскликнул Сухо, видимо просыпаясь окончательно. Счастливая бета. - Блин, Бэк, ты как всегда! Сколько у тебя дней до этих дел?

- Три, - чуть не плача, признался Бэкхён.

- Ты ёбанулся, Бэк, - вздохнул Сухо. - Только ты мог найти где-то компанию из четырех альф сразу! А я чем тебе помогу? Чувак, ты забыл, я вообще-то за город уехал!

- Что мне делать? - в ужасе трясся парень. - Ты хоть представляешь, что они могут со мной сделать?
Парни как раз замолотили в дверь кулаками, требуя, чтобы Бэк перестал ломаться, и вышел.

- Да, хуевенькая ситуация, - цокнув согласился Сухо. - Я, конечно, советовал тебе начать соглашаться с природой, однако это явно неудачное начало...

- Хён!!!

- Не торопи ты меня, я же думаю! О, у меня есть отличная идея!

- Слушай сюда, кончай трястись, и подожди еще чуть-чуть. Есть у меня один приятель, он где-то в той стороне живет, я ему сейчас позвоню, он на машине, быстро приедет. Он с этими твоими алкашами одной левой управится, ты только не паникуй, держи дверь! Ну, я за помощью! - и Сухо повесил трубку, оставляя Бэка в компании пьяных альф, ломящихся в дверь и отпускавших пошлые шуточки. Телефон завибрировал снова минуты через три.

- Все, он едет, не трясись! - бодро сообщил Сухо. – Бля бро, с тобой одни проблемы, если еще окажется, что я его из постели поднял... Ты там как, живой еще?

- Уже не очень, - дрожащим голосом ответил зареванный Бэк, обеими руками вцепившись в телефон. Щеколда на двери уже начала потихоньку выходить из пазов. - Когда он приедет?!

- Скоро, - размыто пообещал Сухо. - Не трясись, Бэк, успокойся, морально — я с тобой!

- Сухо, дверь не выдержит, - всхлипнул Бён, из глаз которого неуправляемым потоком лились слезы.

- Да ты ее держи, чудик!

В борьбе за собственную честь незаметно прошли минут десять, и, когда щеколда начала отходить от косяка, вырванная почти с корнем, дверь дергать перестали. Бэкхён замер, вслушиваясь в происходящее за дверью. Незнакомый мужской голос настойчиво посоветовал парням отвалить, за что его обладатель был обруган последними словами, а потом из-за двери донеслись звуки жестокой потасовки, и высокий визг официантки, топот ног и негромкие ругательства, а после в дверь тихонько постучали.

- Бэкхён? - басистый мужской голос, не похожий на голоса пьяных альф, чуточку успокаивал, однако Бэк так и не выпустил из рук ручку двери.
- Бэкхён, ты в порядке? Я приятель Сухо, меня зовут Чанёль, открой дверь, я заберу тебя отсюда. Если он один сумел справиться с четырьмя не слабыми на вид парнями, то Бэк сопротивление точно не светит!

- Бэкхён, - голосом, преисполненным сочувственного терпения, вновь позвал его мужчина. - Все хорошо. Я понимаю, ты сильно напуган... Слушай, я сейчас подложу под дверь свои водительские права, а ты позвони Чунмёну и спроси его, знает ли он меня.
Под дверь действительно проскользнул прямоугольник удостоверения, и Бэк, кое-как оторвав пальцы от дверной ручки, поднял его, снова набирая номер друга.

- Ну, как ты там, живой? - немедленно поднял трубку Сухо, которому вмиг расхотелось спать.

- Вроде, - выдохнул Бэк. - Тут приехал... мужчина... Чанёль – Бэк сморгнул, пытаясь сквозь слезы разобрать фамилию своего спасителя на его же удостоверении.

- Пак, - подсказал ему Сухо. - Да, отличный парень, будь послушным мальчиком и открой ему дверь.

- Ты с ума сошел? - всхлипнул Бэкхён. - Он же тоже!..

- Альфа, да, - устало отозвался Чунмён. - Блин, Бэк, кончай ныть! Он тебя спас, будь благодарен уже! И выйди из туалета — у него самообладания выше крыши, выдержка — стальная просто, у меня старший брат с ним в одной группе учился, я сам давно его знаю. Вылезай, я плохого не посоветую.
Утерев заплаканное лицо рукавом, Бэк с трудом открыл перекошенную щеколду и выглянул из кабинки туалета, тут же утыкаясь носом в грудь своего спасителя. Разница в росте была очевидной — Бён для своих девятнадцати лет был очень невысокого роста, и вообще больше смахивал на шестнадцатилетнего, а мужчина наоборот, был очень высоким.

- Ну вот и ты. Как ты себя чувствуешь? - Мужчина аккуратно забрал свои права у растерянного парня, пребывавшего в шоке, и попробовал куда-то его повести, забрав у него еще и рюкзак, а то Бэк так и оставил бы его валяться на полу в туалете. Ноги у парня подгибались и заплетались, и мужчина очень скоро понял, что быстрее и удобнее будет просто самому отнести Бэка в более приятное место. Тащить Бэкхёна сразу в машину мужчина не стал — отнес его на диван в зал кафе, куда к ним подбежала испуганная официантка со стопкой бумажных платков — она видела, как мальчик спрятался в туалет и попыталась преградить парням путь, однако безрезультатно, и едва не пострадала сама, но ее спас вовремя выбежавший из-за стойки бармен. Тот же бармен принес парню стакан, воды. Бэкхён сидел словно в прострации, силясь наконец прийти в себя. Но все внутри до сих пор тряслось, и было тяжело дышать.

- Все хорошо? - снова постарался достучаться до него мужчина, как только бармен ушел.

- Относительно, - Бэк глубоко вздохнул, и, пользуясь тем, что его спаситель теперь сидел рядом, поднял глаза, чтобы увидеть его лицо.
Пак Чанёль был мужчиной гораздо старше его самого — лет на пять, как минимум. У него были короткие, темно-пепельные волосы, чуть смуглая кожа, большие, добрые шоколадные глаза на пол лица. Было ясно, что он часто улыбается, а взгляд у него был прямым, честным и открытым.
Черты лица мягкими тоже не назвать — но вообще лицо у Пака было приятное, и даже располагающее. Бэк захлопал мокрыми ресницами, чувствуя, что сердце вновь бьется чересчур часто, и вообще это не к добру….

- Поедем? - мягко напомнил о заключительной части своей миссии Пак. - Я довезу тебя до дома. Идет? - мужчина ласково погладил Бэка по темным волосам, отчего тот против воли покраснел.

- Хорошо... - Бэк позволил Чанёлю забросить на плечо свой рюгзак и вывести его из кафе.
Чёрный «Hyundai Tucson» — стояла прямо у входа в кафе, очевидно, Чанёль действительно очень торопился ему на помощь.

- Спасибо, - наконец вспомнил о том, что еще не поблагодарил за свое спасение, Бэк. - Если бы не вы, то...

- Не думай об этом, - Пак посмотрел на него очень сочувствующе.

- И давай на ты, ты ведь ровесник Сухо, правильно?

- Нет, он на год меня старше. – Вздохнул Бэк.

Вроде бы Пак не собирается приставать к нему — словно он вообще не чувствует исходящего от него запаха омеги. Зато Бэк чувствовал исходящий от Чанёля запах — запах альфы, немного резковатый, но приятный, как вся его внешность. Чувствовать этот запах действительно было восхитительно, альфа пах терпким красным виноградным вином. Как и сам напиток, запах оставлял приятное послевкусие на языке. Столь благородный запах.

- Извини, - несколько смущенно произнес Пак, заметив на себе пристальный взгляд парня. - Но ты и правда...хм... то есть, я тоже чувствую твой запах... Но не волнуйся, я не собираюсь на тебя набрасываться.

- Чунмён говорил, что ты очень... сдержанный, - наконец подобрал более-менее правильное слово Бэкхён.

- Он мне льстит, - хмыкнул Пак, останавливаясь на светофоре. - От природы альфы никуда не денешься, увы... Но контролировать я себя умею. Назови свой адрес пожалуйста, а то я не экстрасенс. – Улыбнулся Пак.

- Сансадонг 136/7. 3 подьезд пожалуйста – улыбнулся в ответ альфе Бэк.
Машина тронулась с места. Всю дорогу они ехали молча. Чанёль, внимательно смотрел на дорогу, а Бэкхён ушел в свои мысли. Доехали они довольно быстро. Пак припарковал машину возле подъезда. Чанёль решил проводить Бэка до квартиры, а то мало ли к нему пристанут в подъезде или в лифте.

- Ты тут один живешь? - Пак окинул взглядом маленькое помещение за дверью взглядом, явно сомневаясь, что тут вообще вдвоем жить можно.

- Да, родители и сестра живут отдельно, - согласился Бэк, смотря, как Чанёль пишет что-то на бумажке. - Что это?

- Мой номер, - объяснил ему альфа, вручая ему его рюкзак и бумажку с номером телефона. - Если вдруг снова понадоблюсь — звони, не раздумывая.

- Спасибо, - удивленно проговорил Бэк. Он хотел было предложить Чанёлю чай или кофе, но тот уже спускался по ступенькам вниз, оставив Бэка наедине со своими мыслями. А Бён смотрел на бумажку с номером и ему становилось страшно — что, если он сегодня встретил-таки свою пару?..

***
- Я не уверен, что нам стоит идти туда вместе, - пробормотал Бэк, когда Сухо уже миновал холл и нажал на кнопку вызова лифта.

- А, не трусь ты, - отмахнулся от друга-омеги Сухо. - У тебя же эти дела закончились? Закончились. Да и Чанёлю будет приятно увидеть, что ты в порядке, так что не ломайся, пошли!

После спасения Бэка из лап пьяных альф прошло две недели, и Бэк почти что успокоился. Уже начал спокойно спать, перестал вздрагивать на улицах от каждого шороха. Перетерпел очередную течку, которая в этот раз отчего-то была сильнее прочих - и таблетки, которые Бэкхён старательно принимал, дали неожиданно слабый эффект. Омега пытался убедить себя, что это в большей степени связано со стрессом из-за той пьяной четверки, чем из-за встречи с очаровательным Пак Чанёлем.
Пак, кстати, ему звонил. За последнюю неделю - целых пять раз. Бэк каждый раз удивлялся этому звонку, а потом и вовсе сообразил, что Чанёлю он своего номера не давал, значит, альфа узнал его у Сухо. Но Бёну от чегото нравилась забота Чанёля, ему она была приятна, и он не имел ничего против его звонков. Может быть, из этого в последствии выйдет нечто большее?

- Чанёль, между прочим, звонил. Он знает, что со мной все в порядке, - выложил последний козырь Бэкхён, когда лифт уже приехал. Нет, он хотел увидеть Чанни, но лучше бы без Чунмёна - иначе друг мог бы что-то понять, а шуточек на эту тему Бэк не перенес бы. Его отношение к своему спасителю действительно было... особенным. И его не хотелось опошлять и низводить до простых реакций между альфами и омегами - это здесь было абсолютно не при чем. Хотя, все-таки, если бы Бэк был достаточно честным с самим собой, то он признал бы, что ни один альфа не производил на него такого сногсшибательно эффекта, как Чанёль.

- Не трусь, - повторил Сухо, когда они вышли из лифта. - Между прочим, он часто спрашивал меня о тебе. - Пак действительно упоминал Бёна довольно часто - и Сухо, беспокоящийся за друга-омегу, уже чуть ли не уверовал в то, что пара Бэка наконец-то нашлась. Будучи бетой, Сухо таких проблем не знал, за что был очень благодарен природе.

- И телефон мой он у тебя узнал? - насупился омега, но друг только отмахнулся.

- Что в этом такого? - недоуменно пожал плечами Чунмён, уже нажимая на звонок. - Пойми, дубина, он же о тебе беспокоился.

- Да, я понял, - вздохнул омега, приготовившись к новой встрече со своим спасителем. Он надеялся, что Чанёль не расценит внезапное появление Бэка как что-то, связанное с навязчивостью - больше всего Бён боялся именно этого.

Пак Чанёль - взрослый, состоявшийся альфа, у которого наверняка есть своя пара, своя омега, и у них, может статься, уже давно есть дети, так куда же лезет он, Бён Бэкхён? Неопытный, не в ладах с самим собой, омега, которого не привлекают альфы? Не должны привлекать. Не привлекали...

- Привет, Сухо, - Пак, открывший дверь, выглядел не очень довольным, но, увидев Бэкхёна, мигом изменился в лице. – О Бэкхён!.. - Ёль одним движением пригладил встрепанные пепельные волосы, широко улыбаясь. - Как я рад тебя видеть! Ты как, в порядке? Я слегка... беспокоился, надеюсь, мои звонки тебя не потревожили?

- Вовсе нет, - промямлил красный от стыда и счастья Бэк. О, Пак рад ему, Чанёль сам говорит, что беспокоился о нем, Ёль улыбается ему так, что все страхи и проблемы становятся неважными и мелкими. И Бэкхёну уже все равно, что подумает и что заметит Сухо, лишь бы этот потрясающий мужчина продолжал так улыбаться ему, так смотреть на него.

- Эй, я рад за тебя, конечно, но уйми свои феромоны, - проворчал Чунмён, пихая замечтавшегося омежку в бок. - Кажется, наши задницы сейчас порвут на британский флаг.

- Чанёль, кто это? Твои знакомые? - из коридора квартиры альфы выглянула миловидная блондинка, на ходу вдевающая в ухо сережку. - Что-то мелковаты они для твоих знакомых, - с неким подозрением в голосе произнесла она, и тут ее взгляд остановился на Бэке. - Ты, может, не знаешь, но пускать слюни на занятых альф - жутко вульгарно?

- Миён! - как бы не отстаивала девушка свои территории, но от предупреждения, которое ясно прозвучало в голосе Пака, она предпочла исчезнуть в коридоре, бросив на Бэка презрительный взгляд поверх плеча. - Простите, Миён любит нести чушь и думает, что при этом выглядит очень умной, - несмотря на то, что извинялся Пак перед обоими парнями, он не сводил тревожного взгляда с Бэкки. А тот с трудом заставлял себя улыбаться и твердить, что все в порядке.

Внутри Бэкхёна зародилась паника и отчаяние. Все его страхи одним махом оправдались, и что теперь ему делать с этим, он совершенно не представлял. У Чанёля была пара.. Да и как мог подумать Бён, что этот статный, красивый мужчина будет одинок. Ну глупо же? А сердце так надеялось. Глупый Бён Бэкхён.
Сухо, как настоящий друг, без всяких слов и знаков понял состояние Бэка, и, завершив разговор с другом брата быстрее, чем собирался, увел Бэка вниз по лестнице, даже не став дожидаться лифта, потому что глаза у юного омежки уже были на мокром месте. Ну почему, ну за что так с ним?

- Извини, - тяжело вздохнул Сухо, когда они уже вышли на улицу.

- Прости, чувак, клянусь всем святым, я не знал, что он занят... когда он у меня твой номер попросил, я еще обрадовался, решил, что уж ему ты сразу не откажешь, хоть немножко в обществе альфы побудешь... прости, Бэкки, прости. – Тараторил Сухо.
Винить в случившемся друга у Бэка не было ни сил, ни желания. Забота Чанёля действительно была лишь заботой, симпатия - симпатией, и не более того… Это он, дурак, на воображал себе невесть что. Что после слов этой Миён Чанёль о нем подумает?
Чанёль подумал о нем уже вечером, когда Бэкхён, уже выпив по настоянию преданного друга успокоительное, пытался уснуть. Но сон не шел, звонящий телефон мешал, и Бён снял трубку.

- Бэкки? - о, этот хрипловатый, глубокий голос он узнал бы даже через десяток лет. - Это Чанёль. Послушай, я хотел... забудь все, что сказала Миён, она ревнива до безобразия. Ты выглядел таким расстроенным, что я... я решил позвонить. Я ничем тебя не обидел?

- Конечно нет.- Мигом заверил его Бэк, стараясь не захныкать в трубку.

- Прекрасно, - с огромным облегчением отозвался Чанни. - Ты действительно мне очень нравишься, Бэкки, я... я хотел бы... стать для тебя хорошим знакомым, другом, если позволишь...

Бэкхену было и радостно, и обидно это слышать. Ёль будет рядом, они смогут видеться, разговаривать, ходить куда-нибудь вместе... но Чанёль наверняка и о Миён будет с ним говорить, и делиться планами на жизнь, как это делает Сухо, а в этих планах нету места для него, для Бэка...

- С удовольствием, - услышал Бэкхён собственный голос, как будто со стороны.

Между Бэком и Паком завязалась дружба. Бэк всегда мог положиться на Чанёля. Но был один большой минус в их дружбе. Ложь. Они врали сами себе. Называя их отношения дружбой. Каждого из них, тянуло друг к другу. Делая их несчастными. Они молчали, боясь разрушить то, что между ними зарождалось.

- Знаешь, Чанёль, мне кажется, ты слишком много уделяешь внимания этому парню, как там его, Бэкхён, по-моему,. - заявила Миён, расчесывая волосы. – Бэкхён. Только и слышу от тебя это имя! Откуда он вообще взялся, этот Бэкхён? Ты хоть что-нибудь о нем знаешь? О его родных, к примеру?

- Замолкни, идиотка, - бесился Пак. – Одна и та же шарманка каждый раз. Он не рассказывал мне о них, а я не спрашивал, - чуть спокойнее отозвался Пак, предусмотрительно поворачивая телефон так, чтобы Миён не смогла заметить отправляемую им sns - как раз Бёну. Чанёль собирался встретиться с парнем, когда у того закончатся занятия, и помочь ему довезти продукты из магазина домой. Миён о таком знать совершенно не нужно, как и Чанёлю совсем не обязательно было знать о том, что она так и не порвала кое с кем из своего прошлого. Но Пак об этом все же знал.

Пак Чанёль был не из тех, кто строит себе иллюзии и сам же в них верит. Ему вообще не доставляли удовольствия, так называемые, розовые очки - ни у других людей, ни у себя. И если в работе и профессии он смог с легкостью себя реализовать, то с отношениями все обстояло сложнее - здесь ведь всегда замешаны, как минимум, двое.
Миён не была его истиной парой во всех смыслах этого слова - влечение к ней, как к омеге, начиналось и заканчивалось с ее течкой, и Пак всегда думал, что это выражается как-то иначе. По крайней мере, так было у всех его знакомых альф, но Ёль не очень любил заморачиваться по этому поводу. Он прекрасно знал, что они с Миён могли бы образовать нормальную семью - но именно про такие браки говорилось, что они заключены по расчету. Пак был куда более расчетлив, чем казался на первый взгляд. В последнее время она начала жутко бесить мужчину. Да так, что пелена злости застилала глаза. Но он терпел.
Миён, омега из приличной семьи, почему-то ничего приличного от родителей не взяла. Чанёль не занимался самообманом, но все же с неохотой признавал, что Бэкхён все больше и больше привлекает его - как человек, как омега. Будущее с Бёном явно было бы совсем иным, чем с истеричной Миён, но нужно ли ему такое будущее? Нужно ли оно самому Бэкхёну?

Чунмён говорил, что Бэкхён с большим предубеждением относится ко всем альфам, но все поведение омеги говорило о том, что Пак стал из всего этого неблагополучного списка счастливым исключением. Возможно, прояви он больше настойчивости, и Бэкки бы согласился стать его парой...
Чану нравились такие мысли, и одновременно он осуждал себя за них. У них большая разница в жизненном опыте, мировоззрении, да даже в возрасте, хотя 5 лет, наверное, не катастрофично много. Но Бэкхён может все понимать совсем иначе, и хотеть тоже совершенно иного...

- Я не понимаю, что он хочет от тебя, - оказывается, Миён уже довольно продолжительное время разговаривала с Паком, а тот ее даже не слышал, погруженный в свои мысли. - Я не говорю уже о том, что ему не на что надеяться, ты ведь не такой дурак, чтобы тратить на эти детские игры свое время!
Телефон едва уловимо завибрировал, сообщая о доставленной sns, и Пак поспешно забрал телефон со стола, пока Миён не успела бросить взгляд на дисплей.

- Ты просто слишком избалована вниманием, Миён, - Пак убрал телефон в карман джинс и поднялся на ноги. - У меня дела, позвоню вечером.

- Может, мне к тебе приехать...- начала Миён, но Чанёль довольно резко возразил.

- В этом нет необходимости Миён.

Ёль терпеть не мог приводить кого-то в свою квартиру. Чужие запахи на своей территории мешали ему сосредотачиваться и вообще чувствовать себя свободно. Возможно, дело было в том, что он еще не встретил человека, чей запах ему бы понравился.


***
Чанель увидел Бёна, как только припарковал свой автомобиль на парковке около университета. Лил дождь, и омега сжался под ветвями дерева, растущего около выезда с территории университета.

- Бэкхён!- крикнул Пак, открывая дверь, и омежка, перепрыгивая через лужи, подбежал к машине.

- Привет хен, это точно ничего, что я отвлекаю тебя? - спросил Бэк, краснея и автоматически разглаживая подол куртки. Чан находил его смущение очень милым. Особенно потому, что оно было искренним.

- Ты меня не отвлекаешь, - возразил ему альфа, снова выезжая на дорогу. - Как дела с учебой?..

К тому моменту, как Бэкхён закончил рассказывать про какую-то очень интересную статью, они уже вышли из магазина и Пак положил сумки в багажник. Из-за дождя он не стал открывать окно в машине, и, стоило Бэку сесть рядом, внезапно остро почувствовал исходящий от мальчика запах спелого винограда. Следовало бы открыть дверь и подождать, пока выветрится запах, но вместо этого Чанёль глубоко вдохнул. Но тут же пожалел о содеянном. Обычный запах феромонов и начавшейся выделяться смазки, ведь течка у Бёна должна была начаться со дня на день - поэтому и пришлось покупать продукты в таком количестве, он ведь не выходил из дома в это время. Но к этому стандартному запаху примешивались новые ноты, полностью меняющие его. Чанелю пришлось в очередной раз сдерживать себя.

- Бэкки, - предупреждающе произнес он, стиснув в пальцах ручку двери. - Запах!

- Снова? - всполошился омежка, роясь в сумке. Это "снова" очень не понравилось Паку - подобное случалось и в институте Бёна? Другие альфы тоже чувствуют этот прекрасный запах? Или кто-то, может, уже набрался наглости и приставал к Бёну?! Пак почувствовал слепую, почти первобытную ярость от такого предположения. К Бэкки никто не смеет прикасаться!
Омега, тем временем, нашел баночку с таблетками и, к ужасу Пака, засунул себе в рот сразу штук восемь.

- Ты уверен, что их нужно пить так? - пробормотал, с горем пополам взявший себя в руки, Чанёль.

- Нет, - отозвался омега, и в его голосе альфе почудилось тщательно подавляемое беспокойство.

Решив, что с места не сдвинется, пока Бэкхён не придет в себя, Чанёль принялся ждать, говоря о какой-то, не имеющей значения ерунде, чтобы как-то отвлечь парня от этой неловкой ситуации, но Бэкхёну, казалось, становился все нервознее. И Пак сам уже готов был занервничать - запах даже не собирался выветриваться или исчезать, а то, как Бэк ерзал на сидении..

- Когда, говоришь, у тебя течка? - пробормотал Ёль, отцепляя от руля побледневшие от напряжения пальцы и рывком открывая дверь. Кажется, сейчас он знал, как чувствуют себя альфы, почуявшие течную омегу! И его не то что бы это радовало - этой омегой был Бэкхён.

- Через три дня! - с каким-то надрывным отчаяньем в голосе вскрикнул омега, окончательно утвердив Пака в мысли, что с омежкой происходит что-то неладное. - Через целых три дня, а я уже сейчас пахну, как в разгар течки! Что это такое?!

- А таблетки? - Чанёль рывком распахнул дверь сильнее - от сладковато-нежного запаха Бэка начинала опасно кружиться голова. Чанёль совершенно не хотел обнаружить себя на заднем сидении собственной машины, без устали трахающим Бэка - а это было именно то, на что он был сейчас способен. По-настоящему способен. - Ты же выпил их уже минут пятнадцать назад, так почему...

- Они не подействовали, - упавшим голосом произнес Бэкки. - Эти были не первые - я пил их и в университете, и дома... они перестали действовать.

- Почему? - Пак все еще цеплялся за остатки своей выдержки. Инстинктам поддаваться нельзя - иначе он потеряет Бэка, а сама мысль об этом нестерпима. Все те несколько месяцев, что они были знакомы, ему приходилось сдерживаться не раз и не два - сумеет он это сделать и сейчас.

- Я не знаю… - всхлипнул парень, готовый расплакаться. Внезапно вспомнив, что сидящий рядом с ним человек - стопроцентный альфа, Бён испуганно пискнул и, пробормотав "Я лучше на метро!", попытался выскочить из машины, но Пак успел поймать его за куртку и втянуть обратно. Не с целью поиметь его тут же - Чанёль вдруг с ужасом подумал, сколько в метро может быть альф, а запах Бэкхёна по-прежнему такой волнующий…

- Куда тебе в метро?! Уже забыл, как в туалете от четырех мужиков прятался, а меня в метро не будет!

Тихо ревущий омега прижался к его плечу, и Ёль крепко обнял его, не заботясь о том, что тонкий свитер насквозь пропахнет соблазнительным запахом, и это может почувствовать Миён. О ней Пак вообще не подумал.
Когда Бён чуточку успокоился, Пак помог ему привести себя в порядок, бережно вытирая слезы на его лице ладонью, задерживая дыхание от того, как мило краснел при этом омега. Альфа сам не заметил, как наклонился к нему - наверное, чтобы еще раз почувствовать его запах, хоть это и было небезопасно делать, и Бэехён, повернувший к нему голову, оказался с Чанёлем нос к носу.
Шоколадные глаза Ёля стали черными, а зрачки расширились, заполняю радужку, и в этих темных зрачках Бэк видел самого себя - заплаканного, встрепанного, часто дышащего, но вовсе не из-за душивших его ранее рыданий... Бён замер, словно разучившись двигаться, чувствуя сладкую истому внизу живота, ломкую слабость во всем теле, и горячее дыхание альфы на своих губах. Бэкхён отдал бы все на свете, не задумываясь, за один только поцелуй с Ёлем, но тот внезапно пришел в себя.

- Нет! - Пак отпрянул от него так, что приложился спиной о раму двери машины. - Нет, проклятье, что это... - Пак с силой потер ладонями лицо, отчаянно пытаясь взять себя в руки, а Бён вдруг с испугом подумал о том, что его почти поцеловали, а он не был против.

- Если... - дрожащим голосом начал Бэкхён, стараясь разрядить обстановку. Если Чанёль из-за мимолетного влечения к нему поссорится со своей парой, то Бён никогда себе этого не простит!

- Если принять большую дозу лекарства, то, может...

- Нет! - почти рыкнул Пак, опуская руки. Может, он и держится едва-едва, но гробить из-за этого здоровье Бэка он не позволит. - Слушай, я знаю, что делать. У моих родителей был знакомый - прекрасный врач, и вроде специализируется на гормональном фоностроении омег, я позвоню ему, и он тебя проконсультирует.

- Врач, - с неприязнью пробормотал Бэкхён, не замечая ставшего задумчивым взгляда Пака.

- Не волнуйся, - ласково произнес Чанёль, поглаживая Бёна по растрепанным волосам. - Он действительно знающий специалист. Нельзя так бездумно принимать гормональные препараты, это может плохо кончиться. Я позвоню ему сегодня же, а ты - дай мне слово, что начнешь пить таблетки, если уж они так необходимы, в нормальных дозировках!

Ёль не оставил Бэка в покое, пока тот не пообещал ему перестать есть таблетки, как леденцы, довез его до дома и помог занести сумки в квартиру.
Им предстояло долгое расставание - до того момента, как у Бэкхёна не закончится течка. Оба знали, что это значит - смертельная скука без общества друг друга и долгие телефонные разговоры по вечерам. И теперь к заботам Бэка прибавилась еще одна - встреча с доктором.

***
- Итак, Бён Бэкхен, я ознакомился с результатами ваших анализов, но вы, надеюсь, не будите возражать, если мы с вами просто поговорим немного?
Бёкхён уже минут пятнадцать сидел в кабинете врача, к которому его каким-то образом записал на прием Чанёль. То, что добиться консультации этого врача непросто, Бён понял с первых же минут, проведенных в клинике, очевидно, частного характера. Все вокруг словно говорило о том, что сюда приходят исключительно преуспевающие в финансовом плане люди - знай об этом Бэк раньше, черта с два Паку удалось бы уговорить его на эту консультацию. Сколько Пак за это денег отдал?..

- Нет, не против, - нехотя ответил Бэкки, не видя особого смысла в разговоре с доктором.

- Прекрасно, - доктор Хван, пожилой, представительный бета с приятными манерами, снял с носа большие очки и протер их носовым платком.

- Когда, скажите пожалуйста, вы почувствовали изменения в своем состоянии?

- Несколько месяцев назад, - неохотно ответил Бён.
Доктор, видя его нежелание общаться, помолчал, но потом понимающе улыбнулся и откинулся на спинку кресла.

- Тогда давайте начистоту, мистер Бён, согласны? Я думаю, что вполне уверенно могу сказать, в чем причина вашего состояния.

- Неужели? - Бён, уже имевший дело со врачами такого рода, недоверчиво взглянул на него.

- Именно так. Но я, как и вы, хочу быть уверенным в том, что не ошибусь. Поэтому я действительно хочу поговорить с вами, мистер Бён, и я прошу пойти мне навстречу.

- Я понимаю, - вздохнул омега, смиряясь с неизбежным.

- Давайте я поделюсь с вами кое-какими моими догадками, - доктор сцепил пальцы в замок и начал. - Начнем, пожалуй, с позднего полового созревания. Сколько лет вам было?

- Пятнадцать, - отозвался Бэк.

- Поздновато, не находите? Ведь омеги, в среднем, достигают начала течки в возрасте четырнадцати лет. Казалось бы, один год разницы не играет, но за это время у омеги происходит более десяти течек! Переходим к следующему пункту - ваше нежелание общаться с альфами. Почему?

- Не знаю, - хмуро отозвался Бён. - Я... мне неприятно с ними.

- Но с бетами или другими омегами такого нет?

- Нет.

- Зато все альфы в период вашей течки уделяют вам особое внимание, так ведь?

- Мне кажется, да. Хотя, может, это просто навязчивая идея.

- Похвально, - развеселился доктор Хван, однако тут же снова стал серьезным.

- Вот уж не знаю, обрадует это вас или разочарует, но ничего надуманного в этом нет. Вот, взгляните сюда, пожалуйста, это результат ваших анализов, и посмотрите вот сюда, я подчеркнул нужное...
Бэкхён встал со своего стула и подошел к столу доктора, забирая бланк анализа у него из рук. Самые обычные наименования, нормальные показатели, но доктор подчеркнул для него строчку с неизвестным ему словом, цифра напротив этого показателя равнялась 7,50 мельком глянул в показатели нормы и нервно сглотнул: там количество колебалось от 0,15 до 1,89.

- Это опасно? - только и выдохнул он, но доктор Хван покачал головой.

- Сядьте, пожалуйста, - мягко попросил его доктор Хван, забирая назад бланк.

- То, что я подчеркнул - это всего лишь название гормона. А такая норма указана лишь оттого, что он довольно редкий - и встречается он только у омег. И, честно признаюсь, я раньше не видел таких высоких показателей.

- И чем мне это грозит? - пробормотал Бэкхён. Интересно, почему другие врачи не находили ничего странного в его анализах?

- Повышенным вниманием со стороны альф, мистер Бён. Но это так, побочный эффект. Вы говорили, что альфы вам неприятны. А как же тот молодой человек, мистер Пак, который и уговорил меня обследовать вас?

- Чанёль, - пробормотал Бэкхён, не зная, что и ответить на это.

- Я знаком с Чанёлем прямо с его рождения, - усмехнулся доктор Хван. - Он не говорил вам, что мы немного родственники?

- Нет, - покачал головой Бэк.

- Он мне вроде как племянник, поэтому я и не смог ему отказать, хотя, признаюсь честно, мне было любопытно посмотреть на омегу, которого он ко мне приведет. Однако мне совершенно ясно, почему вы стали парой, и я...

- Нет, нет, постойте! - всполошился Бэк. Да с чего доктор Хван взял, что они пара?.. - Мы вовсе не... мы просто друзья! У Чанёля есть пара, она...

- Девушка, Миён, - подсказал ему доктор, Хван хмурясь. - Не в моих правилах обсуждать родственников с клиентами, мистер Бён, но тут случай особый. Видите ли, Миён - не пара Чанёля.

- Не понимаю, - честно признался омежка.

- Понятие "пара" подразумевает под собой обоюдное влечение друг к другу, - пояснил доктор Хван. - И целый комплекс психологических эффектов. Омега чувствует необходимость в постоянном присутствии альфы, в его защите, а альфа, соответственно, рвется защищать свою омегу, и становится крайне агрессивным по отношению к другим альфам... про продолжение рода можно даже не говорить, это само собой разумеется... Миён и Чанёль - просто омега и просто альфа, они не пара, они вместе, но по отдельности. Чанёль думал, что сможет так жить, создать семью и все такое прочее.

- Если вы знаете Миён, то почему подумали, что мы пара?

- Подумал, что вы мимо друг друга пройти просто не сможете, - снова развеселился доктор Хван. - Видите ли, мистер Бён, тот гормон, что есть у вас в организме, перекликается с гормоном, который столь же редко проявляется у альф, как ваш - у омег. Вы ведь знаете, что баланс гормонов определяет интенсивность и специфичность запаха, выделяемого и альфами, и омегами? - Бэк быстро кивнул, весь превратившись в слух. - Так вот у тех, у кого в организме есть эти гормоны, запах особый... чаще всего - друг для друга. Поэтому есть такие альфа и омега встречаются, они очень быстро находят друг друга по запаху. Про таких обычно говорят, что они - истинные. Запах Чанёля кажется вам особенным?

- Да, - помолчав, признался Бэкхён. Да, правда - запах Пака был лишен той неприятной нотки, присущей запаху всех встречающихся Бэку альф. Если бы у него хватило смелости признаться, что Ёль нравится ему, то он мог бы так же сказать, что ему нравится его запах.

- И течки стали неконтролируемыми с того момента, как вы встретили его?

- Да...наверное. Да.

- У Чанёля - а его я тоже наблюдал некоторое время, есть необходимый для связи с вами гормон, - пояснил доктор Хван, а у Бэка по спине пробежали мурашки. – Вы ему расскажите, мистер Бён?

- А вы?

- Я - нет.

- Тогда и я - нет, - отозвался Бэк. Пусть Миён и не пара Чанёля в прямом смысле этого слова, но их же наверняка многое связывает. Можно ли вот так рушить все, только лишь из-за пары взаимодействующих гормонов? Вполне возможно, что Чанёлю парни не нравятся, пусть они и омеги. Может, ему не нравится он сам. Чанёль же сам сказал, что хочет быть ему просто другом...

- Дело ваше, - совершенно спокойно кивнул доктор Хван и потянулся за рецептом. - Я выпишу вам таблетки, с учетом ваших особенностей... но, знаете что, мистер Бён?

- Что? - уже забирая листок с названием лекарства, спросил Бэкхён.

- Чанёль позвонил мне не потому, что вы горстями пьете таблетки, а они не помогают, - доктор снова надел очки и внимательно посмотрел на Бэкхёна. - Вы взрослый молодой человек, и должны сами понимать, что это безрассудно. А мой племянник - не из тех, кто лезет в чужую жизнь, даже с самыми благими побуждениями. То, что он не сумел оставить вас после вашей встречи - уже тревожный звонок. Но я скажу вам так, Бэкхён. Чанель попросил меня помочь, потому что испугался.

- Не может быть, - фыркнул Бэк, на секунду забыв, с кем разговаривает. - Не надо говорить про Чанёля такие вещи, ничего он не боится!

- Любопытно, - с добродушной улыбкой кивнул самому себе доктор, нисколько не обидевшись на парня. - Но в нашем споре я буду прав, мистер Бён. Чанёль испугался, что рядом с вами он однажды просто не сдержится. Он все-таки альфа, и никуда от этого ему не деться. До встречи с вами он считал, что сумел справиться со своей природой, а теперь не знает, как подавить возникшее, как ему кажется, беспричинное влечение к вам. Но тут дело не столько в гормонах, - продолжил доктор, повторяя мысли Бэкхёна. - сколько в том, что он больше всего страшится навредить вам. Он хочет защищать вас, понимаете?
И Бэкхён понимал. Но даже это, в сущности, ничего не меняло. Ничего Чанёлю он не скажет.

***
Припарковавшись в положенном месте, Чанни вышел из машины, застегнул пальто и поспешил по тротуару вверх по улице, к выходу из института Бэкхёна. Пар, вырывавшийся изо рта при каждом выдохе, потрескивал на морозе, и очень скоро воротник пальто мужчины оказался покрыт налетом инея.
Зима в Сеуле выдалась жутко холодной, замерзло все, что только могло замерзнуть и Пак, несмотря на робкие протесты Бэка, каждый день исправно сперва подвозил его к университету, а потом отвозил домой в обеденный перерыв, который у него совпадал с окончанием пар у омежки. Правда, теперь припарковаться прямо около института не получалось, и Ёлю приходилось оставлять автомобиль на ближайшей парковке. В принципе, он мог бы дожидаться Бэкхёна в машине, но если доходить до института и встречать омегу там, то они и увидятся быстрее, и назад будет не так скучно идти, и заодно Чанёль проследит, чтобы за Бэкки никто больше не увязался.
У Чанёля это было словно навязчивая идея - запах Бэка в прямом смысле этого слова сводил его с ума, и он ни за что не поверил бы, что найдется альфа, который будет равнодушен к омеге с таким восхитительным запахом.
После посещения Бэкхёна врача прошли два месяца, а Бэкки так и не сказал ему ничего определенного, и Чанёлю это очень, очень не нравилось. Ему не хотелось, чтобы у Бэка были от него секреты. В минуты умственного просветления Чанёль понимал, что это слишком уж походит на отношение альфы к своей омеге и надо бы с этим завязывать, но такие моменты случались все реже и реже. А иногда - Ёля так и подмывало сообщить Миён, что они расстаются по идейным соображениям, не сошлись характерами и прочее. Пока до этого, правда, не дошло.
Площадка перед университетом была пуста, только около скамейки стаяла парочка студентов, составляющих компанию Бёну. Уже на подходе к скамейке Чанёль почувствовал неладное, а бледное лицо Бёна и нервная жестикуляция Сухо его в этом окончательно убедили.

- Что случилось? - Резковато спросил подошедший Чанёль, смотря на Бэка. Омежка без конца шмыгал носом, жмуря глаза, из которых ручьями текли слезы, и закусывал губу, отказываясь что-либо объяснять. Чан уже настроился на худшее, когда Чунмён, наконец-то, объяснил ситуацию.

- Бэкхён упал, - Сухо махнул куда-то рукой. - поскользнулся, и... - тут студенты и Чанёль стали свидетелями живой демонстрации - зазевавшийся студент, не заметив скрытого под рыхлым снегом льда, нелепо взмахнув руками, приземлился на пятую точку прямо посередине площадки. - Просто локтем сильно ударился, - подвел итог Сухо, не отводя взгляда от матерившегося студента. - А может, и не просто. Он говорит, очень больно, да, Бэкки? Бэк судорожно кивнул, шумно вздыхая.

- Черте что, - заявил Чан минутой позже, вынося Бэка с территории универа на руках, и быстрым шагом пересекая улицу, направляясь к стоянке. - Тебя ни на минуту оставить нельзя!

- Прости, - простонал Бэкхён, пряча зареванное лицо в воротнике пальто мужчины, и сердце Пака сжалось от острой жалости. А вдруг что-то серьезное?

Бэкхён мужественно терпел поездку на машине - ближайшая больница с травм пунктом была лишь через два квартала, но, благодаря тому, что Чанёль втащил его в здание на руках, Бэка взяли на осмотр и рентген без очереди.
В кабинет Чанёля не пустили, как тот ни рвался. Ему невыносима была мысль, что кто-то будет прикасаться к омеге, что ему там перед кем-то, возможно, придется раздеваться…
Однако вышедшая из кабинета медсестра вполне убедительно и все еще вежливо попросила Пака не ломиться в кабинет, взять себя в руки и посидеть рядом с дверью на стульчике.
Время тянулось отвратительно медленно. Светло-голубые стены, большие окна и плакаты на медицинскую тематику наводили на Чана угрюмость и холод, и заставляли тревожиться еще больше. Иногда из кабинета доносились голоса персонала и шум работы рентген-аппарата, но голоса Бэкки Чанёль ни разу не услышал.
Прочие пациенты, ожидающие своей очереди в коридоре, смотрели на нервничавшего Пака с недоумением, а кто-то - с сочувствием. Кто-то угадывал в нем альфу и вполне резонно полагал, что тот беспокоится за свою омегу. По крайней мере, никто не отваживался делать ему замечания - и это пока помогало Чану держать себя в руках.
Бэк вышел из кабинета минут через двадцать, слегка покачиваясь и пытаясь застегнуть пуговицы на воротнике рубашки непослушными пальцами.

- Бэкхён, наконец-то! - Чанёль подскочил на месте, ловя омежку, у которого заплетались ноги, и усаживая его рядом с собой, опасаясь хвататься за его ушибленную руку. - Как ты?

- Нормально, - немного невнятно произнес Бэкхён, борющийся с сонливостью. - Что-то я плохо соображаю...

- Мы вкололи ему обезболивающее, - слегка извиняющимся тоном объяснила вышедшая следом за Бёном медсестра. - Он был таким бледным и так трясся, что доктор заподозрил у него перелом, и обезболил сразу же, не дожидаясь рентгеновского снимка.

- У него перелом? - поднял брови Пак, который теперь, когда Бён снова находился в пределах видимости, мог трезво смотреть на вещи.

- К счастью, нет, доктор ошибся. Рентген ничего не показал, - отозвалась медсестра. - Мы сделали его еще раз, чтобы выявить возможные трещины в кости, но их тоже нет. Но у него действительно сильный ушиб, локоть может отекать пару дней, поэтому я наложила компресс - его необходимо менять. Если боли в ушибленном суставе будут его беспокоить, достаточно будет просто принять таблетку какого-нибудь действенного обезболивающего, вот, врач все записал, - женщина отдала Паку листок с рецептом и рекомендациями.

- А то, что он... - Пак и медсестра посмотрели на Бэка, клюющего носом.

- Это бывает, - подумав, произнесла медсестра. - Обезболивающее действительно было неслабым, а он еще и нервничал... однако у омег, у которых подходит срок течки, это довольно частое явление - недаром же их предупреждают отменить прием иных, кроме гормональных, лекарств.

- Ясно, спасибо, - кашлянул Чанёль. Действительно, сегодня восемнадцатое число, а течка Бэкхёна всегда начиналась в двадцатых числах, еще дней пять, и им снова придется не видеться неделю - неделя, которая стала для Чанёля почти пыткой. Впрочем, измученный голос Бёна, звучащий в трубке каждый вечер их недельной разлуки убеждал в том, что страдает от нее не только Пак. И это наводило на размышления.

- Все хорошо, - заплетающимся языком заверил его Бэк, когда Пак сел рядом, осторожно обнимая омежку за плечи. - Извини, я тебя зря побеспокоил...

- Не неси чушь, - фыркнул Ёль, поглаживая омежку по мягким темным волосам и целуя его в макушку.
Бэкхён засопел и положил голову на плечо Паку, доверчиво прижавшись к нему и затихнув. Паку даже показалось, что омега задремал, но дыхание Бёна глубже и спокойнее не становилось, а еще спустя какое-то время, Бэк открыл глаза.

- Как твои дела? - тихонько спросил он. - Как Миён?

Бэкхён редко задавал подобные вопросы. Ему казалось, что стоит ему только набраться смелости и хоть как-то намекнуть Чанёлю о своем чувстве - сильном и причиняющем ему только страдания своей неразделенностью, как его тут же пригласят на свадьбу Чанёля с Миён, и тогда уже Бэкхён окажется в действительно отвратном положении.

- Миён? - Ёль, казалось, поставлен в тупик этим вопросом. А правда, как там Миён? Они не общались уже неделю, и она никак не дала о себе знать - раньше хоть истерики закатывала. В принципе, будучи взрослым, прагматичным человеком, Пак мог бы со стопроцентной уверенностью предположить, что она сейчас весело проводит время в приятном обществе какого-нибудь альфы, но Чана это совершенно не трогало, он не был привязан к Миён так, как к Бэку. - М... Неплохо, я полагаю.

Омега снова умолк, боясь неосторожным словом или взглядом выдать свое отношение к Чанёлю, а тот внезапно почувствовал себя героем романов Джейн Остин. Действительно, они словно запутавшиеся в обстоятельствах влюбленные, испытывающие на счет друг друга сильнейшее предубеждение! Чан встряхнул головой, пытаясь не думать о подобной чуши. Если бы Бён что-то к нему испытывал, кроме тяги, обусловленной гормонами, он бы уже заметил. Паку еще не встречалась омега, столь хорошо держащая себя в руках.

Но, может, заблуждается сам Чанёль? С чего он решил, что не может ошибиться?
Чан глубоко вздохнул и вздрогнул, вновь уловив запах омеги - очевидно, обезболивающее немного притупило бдительность омежки и он не принял лекарство вовремя. Чанёль обнял его крепче, словно этим мог оградить Бёна от внимания других альф, нашедшихся в коридоре травм пункта. Бэкки часто и тихо дышал, уткнувшись носом в его плечо, а Чанёль зарылся носом в его растрепавшиеся и слегка наэлектризовавшиеся волосы. Больше всего Чану хотелось сейчас перестать делать вид, что ничего не происходит и поцеловать омегу - так, как он хотел уже очень давно, но Бэкки вел себя так тихо - вдруг он напуган?..

- Мужчина! Мужчина! - какая-то рассерженная девица требовательно постучала Пака по спине, привлекая к себе внимание, и уперла руки в бока, когда обалдевший от такого обращения Ёль обернулся. - Вы не обнаглели ли? Хватит тут феромоны распускать, свалите куда подальше и там обнимайтесь со своей омегой! А тут посторонние люди сидят, между прочим!
Посетители в очереди смотрели кто куда, не желая участвовать в разборках из-за девицы, так нервно реагирующей на смену гормонального фона, но Пак довольно рассеянно извинился и встал, уводя Бэка к выходу. Дело было не в воспитании и не в признании собственной вины – до Ёля вдруг дошел мысли, которую упорно пытался растолковать ему дядя Хван.
Все было так просто! Все было невозможно просто с самого начала!

- Бэкки, - Ёль подождал, пока омега сядет и пристегнется, Пак открыл было рот, чтобы одним махом положить всему этому фарсу конец, но действия Бёна его отвлекли - омежка вспомнил о таблетках и полез за ними в рюкзак. Подождав, пока пачка таблеток будет извлечена, Чанни отнял ее у парня.

- Ты чего? - возмутился Бёк. - Отдай! Ты сам знаешь, мне надо их выпить, иначе мы...

- Вот! Об этом я и хочу с тобой поговорить! - Чанёль сжал упаковку в кулаке, не давая парню ее забрать. - малыш, я очень долго делал вид, что ничего не происходит, но дальше поступать таким образом я не вижу смысла. Давай выясним все здесь и сейчас, - Ёль успокаивающе сжал в ладони похолодевшие пальцы мигом побледневшего омеги, говоря с ним настолько ласково, насколько мог. - Если я ошибся, то, пожалуйста, прости меня. Но если нет... понимаешь, я больше не могу игнорировать то, что я к тебе чувствую - прошу тебя, будь моим!
Бэкхён дважды открывал рот, собираясь сказать что-то умное и по делу, но каждый раз закрывал его обратно, понимая, что ничего умного не скажет. Это было какое-то безумие, наверняка он ударился об лед еще и головой!

- Как же... как же Миён? - кое-как совладал с языком он, быстро-быстро моргая, чтобы не заплакать от облегчения. Неужели все?

- Я с этим разберусь. Это все, что тебя беспокоит? - Пак выкинул коробку с лекарством на заднее сидение и оперся освободившейся рукой о дверь рядом с Бёном, зажимая того в угол. Тот хотел было привести еще пару причин, но, почувствовав внезапно ставший ощутимым и ярким запах Чанёля, омега в буквальном смысле потерял голову и мгновенно подался вперед, первым целуя его. Бэкхён едва успевал переводить дыхание - Чанёль целовал его так, словно от этого зависела его жизнь. Целовать Бэка было ни с чем не сравнимым удовольствием. Запускать пальцы в его волосы, расстегивать на нем одежду, чувствовать дрожь его тела при самых легких прикосновениях - и при этом иметь на эти прикосновения полное право. Его омега, его пара - как он мог не понять этого раньше?..

- Я кретин, - признал Ёль, жадно целуя шею тихо стонущего от удовольствия Бёна. - Полный.

- Я никому не скажу, - заверил его Бэк, гладя широкие плечи склонившегося над ним мужчины.
Если Бэкхён и боялся, что Чанёль воспользуется моментом прямо здесь, то он плохо изучил его натуру. Путем неимоверных усилий Чанёль все-таки взял себя в руки и довез омегу до дома.

- Я позвоню тебе завтра? - Чанёль поймал Бэкхёна за руку, когда тот уже собрался вылезти из машины.
- Почему не сегодня? - удивился тот.

- Миён, - усмехнулся альфа. - она явно не удовлетворится гневным сообщением. А вообще - знаешь, что? Завтра я просто за тобой заеду. Собирай вещи.

- И куда ты меня отвезешь? - непонимающе нахмурился омежка.

- К себе, конечно.

- К себе... - Бэк мгновенно залился краской. Если уж Ёль предлагает ему переехать в свою квартиру, то его намерения действительно серьезны! - Но ты говорил, что терпеть не можешь, когда кто-то находится в твоей квартире!

- Я очень хочу, чтобы там находился ты, - когда Пак начинал говорить таким тоном, Бэкхён был готов, бежать с ним на край света. Омежка молча кивнул, смущенно опустив глаза и, получив на прощание еще один до безумия горячий поцелуй, Чанёль уехал освобождать личное пространство, а омежка вернулся домой с полным ощущением того, что наконец-то нашел место, которое для него приготовила жизнь с самого его рождения.

3 дня спустя.
- Я сделаю тебе кофе? - поинтересовался Бэк, снимая куртку. Чанёль кивнул, мимоходом поцеловав встрепанного омежку в висок.
Бэк жил в квартире Чанёля уже три дня, и почти освоился. Пространства в ней было гораздо больше, чем в той, где он жил один, и это поначалу сбивало мальчика с толку. Однако возможность не разлучаться со своим альфой дольше, чем на время занятий, готовить ему завтрак и кормить ужином, валяться с ним на диване, не гадая, когда Чанёль вспомнит, что ему пора уезжать, и спать с ним в одной кровати значили для юного омежки несравнимо больше привязанности к прошлому месту обитания.
Миён, поскандалив, исчезла из жизни альфы навсегда, без следа и даже не надоедала ему, что сперва показалось Бэкхёну странным. Но потом он понял, что за все свое время, проведенное в квартире Чанни, он не увидел ни единой вещи или фотографии, напоминающей о её присутствии, и он нигде не сумел уловить ее запаха. Можно было бы, конечно, предположить, что Ёль избавился от всех вещей, прежде чем привезти сюда свою пару, и запах мог выветриться, но Бэк догадывался, что Миён здесь никогда не жила и вообще нечасто тут бывала. Жизнь Бёна теперь можно было бы назвать вполне счастливой, если бы не два обстоятельства.
Первое - родители. Бэкхён позвонил им предупредить их о переезде, но мать даже не спросила у него ни адреса, ни номера телефона, и не поинтересовалась тем, что за альфа мог заинтересовать ее "неудачного" сына-омегу. Бэкхён готовил себя к подобному равнодушию, но все равно оказался им подавлен, а Чанёль только приподнял брови, думая о том, что у него есть вторая причина для знакомства с родней своего омежки.
А вторая..

- Чанни, я... - омега посмотрел, как любимый пьет кофе и осторожно присел на краешек соседнего стула. - может, мне стоит уехать..ну, знаешь, на пару дней...может, чуть больше, но...

- Нет, - спокойно произнес Чан, отставив в сторону опустевшую наполовину чашку. Он повернулся и взял холодные ладошки любимого в свои - большие и горячие. - Я знаю, о чем ты, я все помню, малыш. И я хочу, чтобы в эти дни ты оставался со мной.

- Но... - покраснев до ушей, попытался возразить Бэк, но его альфа был крайне упрямым и своевольным.

- Это значит, милый, что я хочу тебя. Здесь, именно здесь, в своей постели, много-много раз. Снова и снова, я буду делать это с тобой, пока ты не признаешься, что ты без ума от этого.

- Чанёль! - смущенно вскрикнул отшатнувшийся Бэкхён, зажимая себе рот рукой и задыхаясь от стыда и одновременно от возбуждения, которое охватило его от слов альфы.

- Да, любимый, именно так! - глаза Ёля снова стали темными и глубокими, он сжал пальчики Бэка в своей ладони и ловко дернул его на себя, усадив на свои колени. - Я безумно хочу тебя, Бэкки, невероятно желаю всем своим естеством. Я едва себя в руках держу! Хочу тебя на кровати... потом на диване, на кресле, в ванной, на этом столе, черт побери! - Чанёль хлопнул свободной рукой по кухонному столу, заставив Бэка закрыть лицо ладонями и возбужденно заерзать у альфы на коленях. Чан от этого тяжело задышал, сглатывая. - Ты.... ты готов? Когда у тебя начнется течка, я не смогу сдерживаться. Ты готов изнемогать подо мной от удовольствия? Готов выкрикивать мое имя? – альфа, шептал это омеге на ушко, обдавая его горячим дыханием и прикусывая мочку уха. Бэкхен медленно убрал ладони от лица.

- О да, - медленно протянул он, чувствуя легкую дрожь в коленях. - Я готов. И еще... знаешь, что?

- Нет, просвети меня! - рыкнул Чан, жадно обнюхивая шею омежки. Как же сладко и волнующе пах его омега!

- Я хочу этого не меньше, чем ты! Но... - Бэк тихо вздохнул, кладя руки на плечи Ёлю. - Но...если это произойдет во время течки, то я...я непременно...

- Да, - медленно согласился Ёль. - И однажды мы обязательно провернем это. Надеюсь, у наших детей будет твой очаровательный носик!

- Это будет не сейчас, - прошептал чуточку успокоенный омега.

- Конечно, нет. Я хочу сполна насладиться тобой, котенок, а это исключает рождение детей, - Чанёль заколебался.
Подходила самая ответственная фаза разговора. Если бы он говорил об этом с Миён, он просто вручил бы ей требуемое со словами "ты знаешь, что с этим делать". Но перед ним его омегой, перед его Бэкки! Его славный, нежный, чувствительный Бэкки, который раньше никогда с подобным не сталкивался. Как сказать об этом так, чтобы не поставить его в неловкое положение? Чтобы не смутить его снова?

- Я недавно говорил с дядей, - медленно начал Чан. - он, похоже, был уверен, что все получится именно так с того момента, как впервые увидел тебя. Так вот, он кое-что передал мне, с учетом твоих особенностей... - Ёль запустил руку в карман джемпера и извлек оттуда небольшую плоскую коробочку. - Знаешь, что это?..

- Противозачаточное, - пробормотал Бэк. Да, определенно, Ёль настроен очень серьезно. От предвкушения чего-то, волнующего и неизведанного Бэкки заерзал на коленях у Чанёля, облизывая пересохшие губы. Он уже был сильно возбужден, и Пак тоже - выпуклость на его брюках была хорошо заметна.

- Тогда... пластинку следует положить под язык до полного растворения. Оно действует очень быстро, почти мгновенно, но нужно принять до... в общем, когда будешь готов, то... - объяснения Чанёля прервал хруст тонкой упаковки, и тонкая белая пластинка исчезла в ротике Бэка. На пару минут на кухне повисла полная тишина. Омега смотрел на своего альфу, а тот, беспрестанно облизываясь, ласкал взглядом млеющего от этого Бэкки.

- Все, - шепотом произнес Бэкки, ломая тишину.

- Давно пора, - выдохнул Чанёль, подхватывая омежку на руки и унося в спальню - все же первый, возможно, не самый легкий, раз следовало провести в месте поудобнее. - Бэкки, черт подери, ты заставил меня чувствовать себя слепым идиотом! Сколько времени мы бы уже могли подарить друг другу!

- Не ты один сомневался, - мягко напомнил Бэкхён, помогая Чанни раздеться. Он уже сейчас чувствовал странно-возбуждающее чувство влаги между бедер, а при мысли о том, что Чанёль хотя бы прикоснется к нему там, не говоря уже о том, что он введет туда свой член... свой горячий, большой и твердый член - именно его сейчас робко гладил рукой Бён, рот которого был занят языком Чана. Пак действовал совершенно по-хозяйски. Бэкки его, принадлежит ему, и он готов отстаивать права на этого, все еще такого невинного, омежку... Впрочем, этой ночью, он сделает его совсем своим... Эта пара, была так увлечена друг другом, что, если спроси их как они разделись, не кто бы даже не вспомнил. От настойчивых и жарких ласк языка, губ и умелых рук любимого Бэкки сладко стонал, не выпуская из ладони член Пака и двигая бедрами - в нем сейчас глубоко и размеренно двигался палец мужчины, растягивая его. Первые, не слишком приятные, ощущения сошли на нет, и смазка теперь выделялась куда обильнее, стекая по дрожащим бедрам омеги прозрачными каплями. Пак наконец-то разорвал поцелуй, переводя дыхание и любуясь лицом любимого - покрасневший, с заалевшими, влажными от поцелуев губами и затуманенным от возбуждения взглядом орехово-карих глаз, Бэкхён был невообразимо прекрасен.

- Чанни, пожалуйста, - застонал Бэкки, хватаясь свободной рукой за плечи альфы. Он сам не знал, о чем просит - ему хотелось наклониться и дотронуться губами до истекающей смазкой головки члена Пака, и так же сильно он хотел ощутить его в себе. В нем уже с легкостью двигались три пальца, и он чувствовал, что может принять и больше.

- Иди сюда малыш, - Чанни лег на кровать, заставив омежку опуститься на него сверху, но развернул его к себе спиной, мягко поглаживая языком растянутую и влажную от смазки дырочку Бёна. Тот всхлипнул, широко раскрытыми глазами смотря на член мужчины, оказавшийся прямо у него перед лицом, помедлил, но сжал его в ладони, прижимаясь губами к гладкой головке. Пара минут потребовалась, чтобы понять, что все его бывшее равнодушие к альфам уже не имеет никакого веса - он жадно ласкал член альфы губами, пытаясь брать его поглубже в рот, и постанывая от удовольствия, чувствуя, как язык его мужчины медленно толкается в него, растягивая края хорошо смазанной дырочки. Если с ним творится такое сейчас, только за пару дней до течки, то что будет, когда его желание отдаться Паку станет невыносимым и постоянным?

- Иди ко мне, - Бэкки не узнал голоса Чанни - настолько его меняло желание.

- Я не могу ждать дольше, ты должен стать моим немедленно!

- Да, - простонал омега, с трудом заставив себя выпрямиться. Вдруг тело Чанёля под ним напряглось, и Ёль, вывернувшись, одним рывком сел, поймав Бёна поперек груди и перехватив его под согнутые в коленях ноги. - Чанни!..-
вскрикнул Бэкки и задохнулся, запрокинув голову и смотря в потолок широко раскрытыми глазами. - а.... это.... - Чан резко двинул бедрами, и его член вошел в омегу до самого конца, почти не встречая сопротивления. Он тихо зарычал, целуя и проводя языком по выступающим позвонкам на напряженной спине любимого.

– Ах он такой большой и твердый… - простонал Бэк.

- Именно так, - ухмыльнулся мужчина, двигая бедрами, трахая своего омегу, извивающегося и вскрикивающего при каждом движении. - Кажется, мне стоит забыть о самоконтроле - он бесполезен рядом с тобой. Ох, ты многого обо мне не знаешь, малыш!
Альфа двигался в нем быстро, с каждой секундой наращивая темп. Первые толчки, немного болезненные, остались позади, и сейчас омега чувствовал только возрастающее с каждым движением возбуждение и пьянящий восторг - наконец-то между ним и Чанёлем нет никаких недомолвок и недопонимании, и они вместе, именно так, как и должны были быть с самой первой встречи.
С ума сойти, они встретились больше полугода назад!

- Бэкки, - тихо позвал его Ёль, отрываясь от его шеи, и на светлой коже омежки медленно проявилось яркое пятно засоса.

- Да, ох... Чанни,..это то? - впервые Бэк почувствовал, что член Пака стал двигаться более затрудненно, и Ёль, путем невероятных волевых усилий, начал двигать бедрами медленнее. Если раньше Бэкки чувствовал гладкую головку, раздвигающую мышцы и раз за разом задевающую
что-то внутри - что-то, отчего становилось невероятно приятно и жарко, то сейчас он чувствовал нечто иное. И даже большее, чем головка члена...

- Да, - шепнул Ёль, понимая, о чем спрашивает Бэк. - Потерпи немного, родной, это почти конец!
Бэкки тихо всхлипнул, опираясь спиной о грудь Чанёля. Узел двигался в нем с большим трудом, но боли пока что не причинял, а Бэк чувствовал от этих движений в себе явное и постыдное удовольствие. Член Чанни входил в него весь, заполнял его до упора, и омега стонал от восторга, сам двигаясь на нем.

- Как же хорошо, - почти без голоса стонал Бэк, трогая сам себя и извиваясь на бедрах своего мужчины, стараясь протолкнуть узел глубже в себя. - Как же это хорошо!..
Омега уже не услышал, как за его спиной выдохнул Пак, и выгнулся, заходясь в крике и чувствуя, как внутри него выплескивается из члена мужчины горячая сперма. И в этот самый момент Ёль укусил его за в основании шеи, ставя свою метку. Он жуткий собственник, и никто не смеет больше не то что трогать, а даже смотреть на его омегу. Да, до этой ночи Бэкхён не знал, что такое настоящий оргазм. Выйти из любимого Ёль смог только через пару минут, отстранено думая о том, что, случись такое в разгар течки, и Бэкки точно забеременел бы.

- Я уже готов признать, - заплетающимся языком произнес Бэкки, как только пришел в себя. - Что я без ума от этого.

- Ну, я же говорил, - развел руками язвительный альфа, укрывая свою омегу одеялом. По-настоящему свою омегу.

Прошло три года, как пара узаконила свой брак. Они сыграли скромную свадьбу. Родители Бэкхёна приняли Чанёля в семью и признали всю неправоту своего отношения к сыну. Им было настолько стыдно, что они оплатили им свадебное путешествие в Винецию. Где всегда хотел побывать Бэкхён. Они уже 3 года были вместе и по-настоящему счастливы. Ровно через год после свадьбы Бэк забеременел, а через 9 месяцев у них с Ёлем родился прекрасный сынишка альфа, Сехун.

Что касаемо друга Бэкхёна Сухо. То парень оказался совсем не бэтой, как все думали, включая чету Пак. А таким же омегой, как и Бэк. Он раскрылся только тогда, когда встретил своего истинного альфу Исина. Паренька из Китая, приехавшего на работу Мёна по обмену персоналом. Очаровательный Китаец вскружил голову Чунмёну. Бэк узнав, что его лучший друг омега, а не бэта долго дулся на него. Но быстро простил Сухо. У Мёна с Исином тоже было все прекрасно. Но это уже совсем другая история…
По желанию автора, комментировать могут только зарегистрированные пользователи.