Зависимость 75

Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
Katekyo Hitman Reborn!

Пэйринг и персонажи:
1827
Рейтинг:
PG-13
Размер:
Драббл, 2 страницы, 1 часть
Статус:
закончен
Метки: AU Ангст Нецензурная лексика ООС Учебные заведения

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
- Физическое тело, вещество, материя, - говорит он младшеклассникам. - Вы должны выучить определения этих понятий наизусть, - Кея улыбается. - К понедельнику чтобы знали.
- Судьба, - говорит он старшеклассникам. - та еще дрянь. От нее ничего не дождешься, - Кея улыбается. - ...хоть здесь кто-нибудь знает, что такое вещество?

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Я поступила логично и по-идиотски. И поэтому работа, связанная с ''(не)зависимостью'' называется ''зависимостью''. Это взгляд с двух сторон, и все сложно.
Работа связана с https://ficbook.net/readfic/4725900.
XIII.
20 сентября 2016, 14:17
Жизнь легче, чем кажется. Кто-то останется, кто-то проиграет, даже если он сильнее. У кого-то больше навыка и опыта, а кто-то победит в Голодных играх. Кто-то всегда умрет, потому что так надо. Кто-то всегда умрет. Но что, если этот кто-то уже умер? И что, если он был кому-то нужен, необходим, как воздух? Что, если это был тот, кого нельзя убить? Кого нужно вернуть? Кея, как капризный ребенок, дергающий за рукава своих родителей, прося купить ему игрушку, шепчет слова молитвы. Обычной молитвы, слишком правильной для того, кто не верит в бога. Это даже не столько к богу, сколько к мирозданию. К Смерти, которая забирает самых близких, к Судьбе, которая может все исправить, но не исправляет ровным счетом ничего. Кея шепчет чуждые ему слова и скрещивает за спиной пальцы. Все идет неправильно, не так, как надо. Кея сбивается, потому что молитва переходит в мольбу. ''Верни мне его''. ''Верни-мне-его''. ''Вернимнеего''. Потому что речь становится почти бессвязной. ''Детка, у нас тут перенаселение вообще-то, прийди попозже'' - хрипло смеется Судьба. (Детка, у меня тут Саваданехватание вообще-то, иди со своим перенаселением нахуй, люди мрут каждые три секунды). Судьба насмешливо щурит глаза-полумесяцы, опираясь на трон из человеческой кости. У Судьбы кружевные черные чулки на подтяжках, она бесстыже смеется. Кея говорит: ''Ты красивая''. ''Классно выглядишь''. ''А теперь верни мне его''. И, кажется, говорит это так часто, что Судьба устает отвечать ''пошел нахуй''. Тсунаеши мертв, позволяет себе быть мертвым. Он вообще много чего себе позволяет. Кея сидит перед гробом и шепчет слова молитвы (откуда они только берутся в его голове), и шепчет, и шепчет, и шепчет, путаясь и переходя с итальянского на японский. Кея приходит домой (сначала несколько часов на самолете, потом на такси от аэропорта, и вот ты снова там, где тебя не ждут), в Японии уже вечер. Он убирает пистолет подальше (тонфа уже давно черт знает где), засовывает в шкаф свой дорогой костюм и избавляется от надоевшей фиолетовой рубашки, под цвет его пламени. Завтра его ждет новое место и новая жизнь. Постоянная работа, стабильная зарплата - это когда скучно жить, но умереть тоже не получается. - Физическое тело, вещество, материя, - говорит он младшеклассникам. - Вы должны выучить определения этих понятий наизусть, - Кея улыбается. - К понедельнику чтобы знали. - Судьба, - говорит он старшеклассникам. - та еще дрянь. От нее ничего не дождешься, - Кея улыбается. - ...хоть здесь кто-нибудь знает, что такое вещество? Физика - тот предмет, который он ненавидел больше всего на свете. Тот предмет, который в школе почти не посещал. Тот предмет, который всегда понимал Савада Тсунаеши, хоть и не показывал этого на уроках. Тот предмет, который ему теперь предстоит преподавать. Мафия, хранители и обязанности остаются позади, где-то вместе с трупом Тсунаеши, вместе с погибшей Киоко и прочими. Его личное проклятие улыбается ему с первой парты. У его проклятия карамельные глаза с рыжеватыми отблесками. Его проклятию нужно подтянуть физику. Дома Кея опускается на колени перед невесть откуда взявшейся там иконой и шепчет слова молитв. И шепчет ''спасибоспасибоспасибоспасибоспасибо''. И думает, что это просто не может быть по-настоящему. Тсунаеши Савада завлекает его в цикличность, постоянный замкнутый круг. Тсунаеши Савада везде. И, Кея, пожалуй, действительно счастлив этому.
Отношение автора к критике:
Не приветствую критику, не стоит писать о недостатках моей работы.