Золотой рассвет. Часть 1. Закат Нуменора +24

Гет — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчиной и женщиной
Толкин Джон Р.Р. «Сильмариллион», Толкин Джон Р.Р. «Властелин колец», Васильева Наталья, Некрасова Наталия «Чёрная книга Арды», Толкин Джон Р.Р. «Арда и Средиземье» (кроссовер)

Основные персонажи:
Амандил, Ар-Фаразон (Тар-Калион, Фаразон), Варда (Элберет, Элентари, Гилтониэль, Тинталле), Гил-Галад (Эрейнион), Келебримбор (Тьелперинквар), Манвэ (Сулимо, Аран Эиниор, Таимо, Вальтур), Маэглин (Ломион), Саурон (Гортхаур Жестокий, Аннатар, Майрон, Зигур, Аулендил, Артано), Тар-Мириэль (Ар-Зимрафель), Элронд, Эру Илуватар, Исилдур, Назгулы, Элендил, Эленхел (Элхэ)
Пэйринг:
Ар-Фаразон/Тар-Мириэль, Элендил/Алдамирэ, Исилдур/Фириэль, Манвэ/Варда, Мелькор/Варда, Гил-Галад/Эрилиндэ, Саурон/Зимрабет
Рейтинг:
NC-21
Жанры:
Романтика, Ангст, Юмор, Драма, Фэнтези, Экшн (action), Психология, Философия, Повседневность, Даркфик, Ужасы, Hurt/comfort, AU, Мифические существа, Эксперимент, Стёб, Антиутопия, Первый раз, Дружба, Пропущенная сцена
Предупреждения:
Смерть основного персонажа, OOC, Насилие, Изнасилование, Инцест, Нецензурная лексика, ОМП, ОЖП, Гуро, Беременность, Смерть второстепенного персонажа
Размер:
Макси, 300 страниц, 48 частей
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
Вторая Эпоха постепенно подходит к концу. Долгие века Нуменор был самым могучим и процветающим государством в Арде, но сейчас его мощи угрожают не только внутренние противоречия и разлад в рядах самих граждан, но и Черный Властелин Саурон на материке. Вскоре старый король Тар-Палантир умирает, и новыми правителями страны становятся его дочь Мириэль и племянник Фаразон. Решив раз и навсегда устранить угрозу извне, молодой король Нуменора объявляет войну Саурону и его приспешникам...

Посвящение:
Большое спасибо всем моим читателям за советы в плане редактирования текста! Отдельная благодарность DarkLordEsti.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Это не просто отредактированная, а принципиально новая, исправленная и дополненная версия моего старого фанфика, хорошо знакомого всем по прежнему профилю. Поначалу я думала, надо ли менять название, но читатели практически единогласно высказались против, поэтому версия 2.0 остается с прежним названием "Золотой рассвет".

Версия 1.0 висит здесь:
http://samlib.ru/editors/l/laar_m/zr-1.shtml

Что изменилось в версии 2.0:
- текст отредактирован и отформатирован;
- несколько персонажей поменяли имена и биографии (см. в комментариях к соответствующим главам);
- глав от первого лица героев здесь нет, все повествование идет от третьего лица;
- есть несколько дополнительных глав, некоторые главы сменили название;
- в качестве действующих лиц появляются Эру Илуватар, Манвэ, Варда и другие герои, отсутствовавшие в старой версии;
- проясняются некоторые события, о которых не было упомянуто в версии 1.0;
- хронология дается прямо в тексте или примечаниях, а не отдельными частями.

Осторожно: АУ, ООС, полный неканон, в тексте присутствуют сцены насилия и запредельной жестокости. Образ Эру Илуватара не имеет ничего общего не только с каноном, но и вообще с какими-либо божествами из общеизвестных мировых религий. Всего планируется три части. Сюжетно текст связан с другими произведениями моего средиземского цикла, за исключением рассказа "Разбитые иллюзии".

Иллюстрации к тексту можно посмотреть здесь:
https://vk.com/album83548914_159235158

47. Жестокая правда

25 ноября 2016, 20:26
Примечания:
Дополнительная глава, ее не было в старой версии.
Амандил и его слуги добрались до Валинора без особых трудностей: того небольшого количества припасов, которое они взяли с собой, им хватило на дорогу и даже немного осталось, погода была вполне хорошей, дул попутный ветер, и они ни разу не попали в шторм. Лорд Андуниэ решил, что это добрый знак, может быть, Эру и Валар действительно услышали его молитвы?

Вскоре на горизонте появились очертания большого зеленого острова или даже скорее материка, окруженного более мелкими; подплыв ближе, нуменорцы смогли разглядеть вдали какие-то города, крепости и более мелкие поселения.

— Где мы высадимся на берег? — спросил Амандила один из его слуг. — Может быть, в гавани Альквалондэ? Или где-то еще?

— Пусть будет Альквалондэ, — ответил тот, — в конце концов, мы же пришли с миром, а не с войной, и нам нечего скрывать. Бросим там якорь, поговорим с тэлери и попросим их отвести нас к Манвэ.

Амандил и его спутники беспрепятственно причалили к берегу и сошли на пристань. Город, о котором они столько читали и слышали, оказался действительно неописуемо прекрасным — ажурные арки, высокие белые башни, выложенные мрамором мостовые, но вот эльфы отнеслись к путникам и вообще вели себя совсем не так, как те ожидали: все смотрели на них исподлобья и настороженно, на лицах тэлери не было видно ни одной улыбки, а когда лорд Андуниэ попытался заговорить с некоторыми из них, вокруг нуменорцев быстро образовалось пустое пространство.

— Но мы пришли с миром, — удивился он, тем более что оружие они благоразумно решили оставить на корабле. Несмотря на это, эльфы шарахались от гостей, словно от больных моровой язвой. Амандил стоял в растерянности, пока наконец к нему не подошел один тэлеро со светло-пепельными волосами.

— Я хочу говорить с Манвэ, — сказал ему нуменорец, предварительно объяснив, кто он такой и зачем приплыл в Валинор. — Вы не проводите нас к нему?

— Ждите здесь, — коротко бросил эльф, при этом настороженно озираясь по сторонам; у Амандила возникло странное ощущение, что он ведет себя так, словно чего-то боится или опасается, что за ним следят. — Вообще-то мне нельзя с вами разговаривать. Извините.

— Не нравится мне все это, — пробормотал себе под нос один из слуг Амандила. — Что-то тут нехорошее творится.

У самого лорда Андуниэ, говоря по правде, тоже возникло какое-то неприятное ощущение, если не сказать что вообще нехорошее предчувствие, но он тут же попытался найти для этого разумное объяснение на основании того, чему его учили с раннего детства.

— Ну, а чего ты хочешь, — сердито фыркнул он. — Думаешь, ни у кого ушей и глаз нет? Все знают, чем занимается наш король и кого он приволок в Нуменор. Вот эльфы небось тоже понимают, что происходит, и просто нас пока что боятся. Они же не могут наши мысли читать и не уверены в том, что мы не шпионы Саурона.

— Не произносите здесь этого имени! — его спутник втянул голову в плечи.

— Не бойся, — невозмутимо успокоил его Амандил. — Ты думаешь, у Манвэ и Валар нет сил справиться с этим наглым выродком?

Довольно долгое время нуменорцы в полном одиночестве стояли на причале, пока к ним наконец не приблизились посланцы Манвэ — трое высоких воинов в белых плащах и золотых доспехах, ярко сверкающих в лучах заходящего солнца. Их предводитель приветственно поднял руку и снял перед Амандилом шлем; тот прижал ладонь к груди и поклонился в ответ.

— Благородный господин, прошу простить мою неучтивость, но я не имею чести знать ваше имя, — начал лорд Андуниэ, — величайшая нужда привела меня к повелителю Манвэ и заставила нарушить запрет, изначально наложенный могущественными Валар.

— Вы расскажете это самому повелителю Манвэ, — холодным, безжизненным голосом ответил золотоволосый, — следуйте за мной.

Нуменорец мельком подумал, что неприятное ощущение, возникшее у него сразу по прибытии в Валинор, стало еще острее, но промолчал и лишь кивнул в знак согласия.

— Следуйте за мной, — продолжал посланник Манвэ, — и поторопитесь, мой повелитель ждет вас в своих чертогах.

На его прекрасном, идеально правильном лице при этом не отразилось ровным счетом никаких эмоций, словно он не разговаривал с живыми людьми, а выполнял какую-то нудную монотонную работу. Амандила это несколько покоробило: мог бы хоть улыбнуться, сказать пару приятных слов, спросить, как они добрались! Хотя… это же, наверное, знатный эльф или майа из свиты самого Манвэ, а он кто такой, чтобы судить о его манерах? Да никто, простой смертный.

Нуменорцы быстро шли за своими провожатыми, по дороге вовсю любуясь красотами благословенного Валинора. Вокруг раскинулись зеленые луга и сады, среди пышной листвы то здесь, то там виднелись темно-коричневые и беловато-серые стволы деревьев незнакомых пород, из зарослей доносился несмолкающий шум бесчисленных ручьев и фонтанов. Амандил подумал, что это место воистину прекрасно, и ему захотелось задержаться здесь на несколько дней, чтобы успеть рассмотреть эти восхитительные пейзажи при ярком дневном свете. Однако сейчас он торопился к Манвэ, и это дело не терпело отлагательств — для него на первом месте была любовь к своим близким, к родине, к своему многострадальному народу, и он знал, что если сейчас он не попросит Валар о помощи, погибнут все — и его сын, и внуки, и правнуки, и, возможно, даже все жители Нуменора.

Кровавый закат предвещал ветреный день. Когда Амандил и его спутники наконец добрались до нужного места, уже совсем стемнело, и они не могли толком рассмотреть очертания дворца Манвэ, но смогли понять, что он огромен. Высокие врата отворились, и нуменорцы вошли внутрь. Посланники Манвэ провели их по длинному коридору ко входу в просторный зал, где в свете факелов и сияющих камней, закрепленных в высоких подставках, на вычурном золотом троне восседал сам Король Мира. Рядом стоял другой трон, сделанный из прозрачно-беловатого камня; на нем сидела прекрасная темноволосая женщина с холодным бесстрастным лицом, облаченная в облегающее серебристое платье — судя по всему, это была Варда. Амандил случайно встретился с ней глазами, и его передернуло — в этот момент валиэ показалась ему почему-то еще более неприятной, чем Саурон; взгляд у нее был откровенно холодный, жесткий и безжалостный. Он тряхнул головой, отгоняя видение. Нет, показалось, такого не может быть.

Пару мгновений нуменорец молчал — он не знал, как следует разговаривать с особами столь высокого ранга, но потом все же решился нарушить тишину.

— Повелитель Манвэ, — начал он, — прошу простить меня за то, что я, будучи смертным, осмелился нарушить запрет и без вашего приглашения ступить на землю Благословенного Края, но у меня не было иного выхода. Я пришел молить Валар о помощи. Я хочу просить вас, как безгранично милостивого владыку, о милосердии народу Нуменора и об избавлении от нашего заклятого врага Саурона, который втерся в доверие к королю, и теперь по его приказу ежедневно гибнут десятки невинных. По его наущению король Ар-Фаразон хочет совершить неслыханное злодеяние и отправиться на войну с Валинором. Если же мне придется ответить перед вами за нарушение запрета, пусть ответственность падет лишь на мою голову, потому что никто из моего народа, в том числе и те, кто пришел со мной сюда, не повинен в этом. Наша единственная наде…

— Можешь дальше не продолжать, — холодно оборвал его младший брат Мелькора. — Мне все известно. Вы подвели меня, я жестоко обманулся в потомках Трех Племен. Я ожидал, что вы расправитесь с Майроном.

Амандил понятия не имел о том, что у дядюшки Саурона с похмелья чудовищно болела голова, а своим непрошеным визитом он его только еще сильнее разозлил, поэтому слегка опешил. Манвэ тем временем продолжал:

— Поэтому мы не станем вам помогать. Ваш остров на грани гибели, и вы сами об этом догадываетесь. Если бы вы разделались с Майроном, мы бы, возможно, и предупредили вас о грядущей катастрофе, чтобы вы успели уплыть в Средиземье, а так… — он неопределенно пожал плечами, глядя на гостя безо всякого выражения на лице.

— Какой катастрофе?! — воскликнул Амандил, но в следующее мгновение подумал, что зря задал этот вопрос, потому что действительно уже обо всем догадался. Саурон не зря спровадил своих детей и Аглахада, который надел одно из Колец Власти, на материк — наверняка он тоже предвидел эту катастрофу. Лорду Андуниэ довелось читать в одной из старинных книг о том, как в результате страшного землетрясения целый остров на востоке Средиземья погрузился на дно моря, но он никогда не думал, что это может произойти с его собственной страной. От страшной догадки по его телу пробежал озноб: все сходилось, в последнее время в Нуменоре участились землетрясения, которые, видимо, были предвестниками куда более жутких событий, а Саурон, судя по всему, все-таки не солгал ему в письме. Сердце его сжалось от страха за сына, за внуков — надо скорее вернуться домой и их предупредить, хорошо еще, хоть Аглахад сейчас в безопасности…

— Я уже все сказал, — проронил Манвэ, поправляя золотую прядь.

— В таком случае прошу простить меня за то, что нарушил ваш покой, — извинился Амандил. — Теперь позвольте мне поблагодарить вас за радушный прием и покинуть…

— Никуда ты не пойдешь, — все тем же ровным тоном проговорил братец Мелькора.

— Отпустите нас, пожалуйста, — вежливо, но твердо потребовал нуменорец. — Возможно, мой троюродный брат и наш король и нарушил вашу волю, но Верные ни в чем не виноваты. У меня есть семья, и она мне очень дорога. Позвольте мне предупредить моих родных и близких о грядущей беде. Они не заслуживают смерти.

— Вы все заслуживаете, — Манвэ не шевелился и напоминал Амандилу каменную статую, — все равно вы умрете. Ты смертен. Днем раньше, днем позже. Забудь о своей семье, ты их больше никогда не увидишь. Они тоже нарушили мою волю, не убив Майрона. Если им повезет и они выживут, на то будет воля отца моего Эру. Если нет, то нет.

Он поднял руку и сделал знак своим воинам.

— Этих троих, — Король Мира указал на спутников Амандила, — сегодня же на Таникветил, мои орлы голодны. Смертные, прибывшие в Валинор, не имеют права жить, ибо вопреки моей воле нарушили запрет. Что же до него, — он бесстрастно посмотрел на самого лорда Андуниэ, — отведите его в левое крыло и там посадите под замок. Когда его троюродный брат и король Нуменора Ар-Фаразон доберется сюда, то узнает, что бывает с ослушниками, на примере своего родича, а потом умрет и сам вместе со своими людьми.

Амандил замер на месте, холодея от ужаса и все более ясно осознавая, что Саурон был прав и действительно хотел спасти его от Манвэ. Лучше бы Элендил согласился на предложение старшего советника и позволил тому помочь Исилдуру… лучше бы они все послушались Гил-Галада и уехали на материк… лучше бы он не был столь доверчив и не оставил оружие на корабле, понадеявшись на лучшее, сейчас бы они, по крайней мере, попробовали подороже продать свою жизнь… лучше бы… лучше бы…

Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.