Верный поступок +46

Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
Шерлок (BBC)

Основные персонажи:
Майкрофт Холмс, Шерлок Холмс
Пэйринг:
Майкрофт Холмс/(|)Шерлок Холмс, Майкрофт Холмс/ОМП
Рейтинг:
NC-17
Предупреждения:
Инцест, ОМП
Размер:
Мини, 7 страниц, 1 часть
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
на заявку(сокращено): А напишите/нарисуйте/смонтируйте про юность Шерлока и Майкрофта в стилистике Ивлина Во, "Мориса" и проч. похожего! :)
У студента-Майкрофта роман, и он привозит домой на несколько летних недель своего парня (представляет как друга). Шерлок же, до которого почти никому нет дела, вдруг заинтересовывается происходящим - и начинает следить за братом и его другом. Ну, и естественно, видит то, что не предназначено для его глаз. За этим следует пробуждение юношеских желаний.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
1. Собираю все свои фанфики в одном месте, поэтому некоторые работы могут быть довольно давними. 2. Написано на зфб-2016. 3. ШЕРЛОК не совершеннолетний. НО! Со стороны Майкрофта нет никаких сексуальных действий по отношению к Шерлоку.
25 сентября 2016, 15:56
Клайв был очень высоким и белокожим. Рядом с Майкрофтом он смотрелся немного неуклюже, будто чего–то стеснялся. В таких же белых и длинных, как и он сам, пальцах, он держал потрепанный саквояж. И не нужно было быть гением логики, чтобы понять, что Майкрофт пригласил друга составить ему компанию этим летом.
– О, Майк раньше не привозил гостей, – удивленно приподняла брови миссис Холмс, увидев на пороге Майкрофта в компании незнакомого ей молодого человека. На мгновение она растерялась, но расплылась в улыбке и обняла сына. – Надолго вы к нам?
– Думаю, на пару недель точно, – ответил за обоих Майкрофт. – Клайв любезно согласился составить мне компанию, и я хотел бы, – он закончил с нажимом, – чтобы так и было и чтобы никто нам в этом не помешал.
– Делать мне больше нечего, – фыркнул Шерлок и под настаивающим взглядом матери приобнял брата и пожал руку его другу.
– Я не хотел навязываться, но Майкрофт сказал, что я никого не обременю и что здесь у меня будет возможность попрактиковаться.
– Клайв – художник, – пояснил Майкрофт. – У нас действительно очень красиво, и он сможет рисовать в свое удовольствие.
– Как интересно, – миссис Холмс подхватила Клайва под локоть и тому ничего не осталось, как оставить саквояж и пойти с ней. – У нас как раз подоспели очень вкусные булочки, выпьете с нами чаю?
Майкрофт и Шерлок остались вдвоем. Стало тихо, только старый дворецкий подхватил багаж и понес в сторону лестницы.
– Клайв остановится в комнате рядом с моей, – бросил ему вслед Майкрофт. – Спасибо!
– И как это понимать? – немного потерянно спросил Шерлок.
– Ты о чем? – не двинув и бровью уточнил Майкрофт.
– Будто ты не понимаешь, – прошипел Шерлок. – Он же моя копия, только что кареглазый. Уверен – под слоем геля у него волнистые волосы.
– Ты слишком много о себе думаешь, у тебя просто распространенный архетип. И, если на то пошло, он старше тебя на семь лет, так что не он, а ты – его копия.
– То есть ты это признаешь?
– Что, я права не имею заводить дружбу с теми, кто на тебя хоть немного похож? Мне общаться только с рыжими толстяками? – резко ответил Майкрофт, встряхнув головой.
– Нет, нам одного тебя хватит, – в запале выпалил Шерлок и осекся. – Майкрофт, я не хотел…
– И не хоти дальше, а я лучше пообщаюсь с теми, кто не набрасывается на меня сразу, как я переступлю порог. Да и Клайв там уже, наверное, с ума сошел от мамулиных вопросов, – Майкрофт отряхнул пиджак и, сделав глубокий вдох перед дверью, мягко потянул на себя ручку, что демонстрировало степень его недовольства.
Шерлок закатил глаза и поплелся вслед за братом. Мамины булочки стоили того, чтобы потерпеть все эти человеческие условности.
***
Шерлок наблюдал за Майкрофтом и Клайвом из–за шторы, стараясь делать это так, чтобы его не заметили. Было жарко, солнце палило и светило в глаза, отражаясь в небольшом пруду во дворе, на берегу которого Майкрофт делал вид, что читает, а Клайв – что рисует. На самом деле они больше говорили, чем занимались своими делами, и Шерлок потихоньку злорадствовал: такие белокожие люди, как его брат с другом, не должны так долго находится на солнце. Майкрофт это быстро понял, переместился в тень деревьев и похлопал по земле возле себя, приглашая присесть рядом. Клайв собрал разбросанные листы бумаги и опустился на указанное место. Майкрофт ему что–то сказал, и они на несколько десятков секунд переплели пальцы в явно более интимном жесте, чем могли позволить себе друзья. Шерлок ошарашенно моргнул несколько раз: конечно, он предполагал, что Майкрофт может быть геем, но что тот так открыто позовет с собой любовника в родной дом, он и думать не мог.
– Шерлок, подглядывать за людьми некрасиво, – пожурила его подошедшая мать. – Если тебе интересно, пойди к ним, не думаю, что ты помешаешь.
– Что–то я сомневаюсь, – с сарказмом ответил ей Шерлок, отходя от окна.
– Тебе не нравится Клайв? – поинтересовалась миссис Холмс, похлопав сына по плечу. – Вы у меня не сильно общительные, а он милый мальчик, ты слишком к нему строг.
– Мама, хватит, – стряхнул ее руку Шерлок и ушел в свою комнату, где завалился на кровать, пялясь в потолок. Ему нужно было подумать.
***
– Шерлок, – Майкрофт заглянул в комнату и улыбнулся. Пребывание на солнце добавило ему веснушек, и, видимо, это его волновало, судя по тому, как он скривился, мельком увидев себя в зеркале. – Хватит дуться.
– Я и не «дуюсь», – протянул Шерлок, отворачиваясь.
– Я понимаю, что ты ждал меня и что Клайв немного… не к месту. Но Шерлок, мы достаточно взрослые, чтобы иметь еще и других приятелей, кроме друг друга.
– Что–то я не вижу толп людей, которые хотят со мной общаться.
– Правда? А я вижу симпатичного парня, который не приложит даже малейшего усилия, чтобы кому–то понравиться. Я тоже таким был, поверь мне, это не выход.
– Ты так говоришь, будто мы ведем речь о… – Шерлок запнулся и замолчал.
– О чем же? – старший брат пристально на него посмотрел.
– О девушках.
Майкрофт рассмеялся и взъерошил кудри Шерлока, задержав пальцы в волосах чуть дольше, чем нужно было для такого простого действия:
– Если хочешь, мы можем поговорить о девушках. Тебе кто–то нравится?
Шерлок помотал головой, упершись взглядом в стену.
– А не девушки? – тон Майкрофта был спокойным, даже излишне спокойным. Шерлок знал, что это спокойствие обманчиво – брат старался скрывать за невозмутимостью то, что его действительно волновало.
Шерлок даже не стал отвечать, просто покачал головой.
– Я бы сказал, что у тебя все впереди, но ты так себя ведешь, что я начинаю сомневаться, – усмехнулся Майкрофт и пошел к выходу. – Мы с Клайвом хотим искупаться вечером в реке, что у мельницы. Хочешь с нами? Вода должна быть теплой, жара уже долго стоит.
– Нет, идите без меня, – ответил Шерлок, моментально придумывая план.
***
Майкрофт с Клайвом забрались в такую глушь, что даже излазивший окрестности вдоль и поперек Шерлок еле их нашел. Кусты скрывали небольшую поляну, на которой они расположились, от любопытных взглядов, и именно там Шерлок организовал наблюдательный пункт. Майкрофт с Клайвом организовали что–то наподобие пикника: прихватили с собой бутерброды, остатки булочек и открытую, но заткнутую пробкой бутылку вина. Вино, видимо, было взято без спроса, так как стаканов или бокалов у парней с собой не было и они пили поочередно из бутылки.
– У тебя тут… – начал Клайв и не закончил, решив самостоятельно убрать капли вина с подбородка Майкрофта подушечками пальцев. – Рубашку испачкаешь же.
Майкрофт мягко обхватил фалангу губами и немного прикусил, вызывая у своего спутника яркий румянец.
– Я, наверное, искупаюсь, – пробормотал Клайв, выдергивая руку.
Он поднялся и, аккуратно сняв одежду, сложил ее на покрывале, оставшись в одних плавках.
– Снимай и их, кто тебя тут увидит? – предложил Майкрофт с хитрой ухмылкой.
– И правда, – расплылся в улыбке Клайв, отправляя последнюю деталь туалета ко всем остальным. До воды было рукой подать, но Шерлок успел разглядеть узкую спину и более бледную, чем на других частях тела, кожу на неожиданно округлых ягодицах.
Клайв медленно вошел в воду и, предварительно окунувшись, поплыл. Майкрофт глотнул вина и тоже стал раздеваться, так же аккуратно складывая брюки и рубашку на покрывало. Подумав, стянул с себя плавки и потянулся, совершенно обнаженный. Из своего укрытия Шерлок видел, что солнце «любит» не только лицо, но и всего Майкрофта: веснушки были будто рассыпаны по плечам, спине и даже ногам. И, хотя Шерлок частенько шутил насчет лишнего веса брата, ощущения грузности тот не создавал. Наоборот, без одежды он казался изящнее и моложе: Майкрофт надеялся сделать карьеру и уже сейчас подбирал гардероб таким образом, чтобы казаться внушительнее.
– Иди ко мне, – позвал его из воды Клайв, – тут, наверное, где–то родник, так хорошо!
Майкрофт молча побрел к реке, на полпути, будто почувствовав, что за ним наблюдают, обернулся и внимательно осмотрел кусты, в которых затаился, не позволяя себе даже вдоха, Шерлок. Видимо ничего не заметив, он присоединился к Клайву. Остановившись на мелководье – вода едва достигала пояса – он притянул того к себе и поцеловал, запустив пальцы в мокрые пряди. Несмотря на жару Клайв приник к нему и закинул руки ему на плечи. Майкрофт тихо рассмеялся и что–то негромко сказал на ухо любовнику, от чего тот залился краской и закинул голову, чтобы Майкрофту было удобнее целовать его шею. Буквально пары минут им хватило, чтобы, обменявшись несколькими жаркими поцелуями, окончательно увлечься процессом и начать тереться друг о друга.
Шерлок хотел, но не мог заставить себя перестать смотреть. Майкрофт, его зажатый старший братец, вечно застегнутый на все пуговицы и серьезный, в этот момент представлял собой полную свою противоположность: раскрасневшись, он обнимал Клайва, гладил его по спине и, похоже, по ягодицам – под водой не было видно с такого расстояния. Шерлок облизал пересохшие губы и обнаружил, что увиденная картина не оставила неравнодушным его тело. Это ошарашило, такого раньше с ним почти никогда не было. Шерлок знал, что при желании можно получить некоторое удовольствие путем обычного трения, что доказывали мокрые простыни, на которых он иногда просыпался, но целенаправленно заниматься подобным он находил бесполезным потаканием собственным гормонам. Конечно, он как–то провел эксперимент, но не нашел в этом чего–то особенного. Этот раз был другим: в нескольких десятках метров член его брата гладила более старшая копия самого Шерлока. И зрелище было, вопреки всему, невероятно эротичным.
Шерлок легонько погладил себя поверх одежды, не отрывая взгляда от закусившего нижнюю губу, чтобы сдержать стон, брата. Ощущение было на удивление приятным, но этого недостаточно. Поколебавшись, Шерлок потянул вниз шорты вместе с бельем.
Майкрофт тем временем вывел любовника на берег и, толкнув того к стволу дерева, опустился коленями на траву перед ним, будто позируя. Теперь оба молодых человека были как на ладони, и Шерлок мог разглядеть в подробностях как Клайва, так и Майкрофта, который в этот момент взял член Клайва – не особенно крупный, к злорадству Шерлока – в рот. Немного повращав головой, он взял глубже, а потом отодвинулся. Когда Майкрофт повторил это в третий или четвертый раз, Шерлок обнаружил, что гладит себя, причем придерживается ритма, задаваемого братом. И это было его последней мыслью перед оргазмом. На пару мгновений Шерлок отвлекся, глубоко дыша, оперся на дерево и с изумлением осмотрел свою руку, покрытую полупрозрачной белесой жидкостью. Вытерев ладонь о траву, он проверил, не заметили ли его. Любовникам было не до него: Клайв, чьи подсохшие волосы, как и предполагал Шерлок, кудрями рассыпались по плечам, еле держался на ногах, зажмурившись и впившись пальцами в ствол дерева. Рыжая голова все чаще склонялась над его пахом и было даже невооруженным взглядом заметно, каких усилий ему стоит не вцепиться Майкрофту в шевелюру, направляя и задавая ритм. В этот момент они бы не заметили даже мамонта, пробежавшего рядом с ними – настолько были увлечены процессом.
***
С речки друзья вернулись сияющими и отдохнувшими.
– Надо было Шерлока взять, сидит тут в четырех стенах, – проворчала миссис Холмс, замешивая тесто для очередного кулинарного шедевра. К вечеру посвежело, и Майкрофт, оставив Клайва отдыхать, спустился выпить чаю. Шерлок же затаился в соседней комнате, зная, что через два распахнутых настежь окна все слышно, особенно если беседу не пытаются скрыть.
– Шерлок отказался, – пожал Майкрофт плечами.
– Да он просто не хочет вас стеснять, – выдвинула предложение миссис Холмс. – Он тебя ждал. У него в ящике стола под тетрадями маленький календарик, я видела, когда пыталась навести порядок в его бардаке. Он зачеркивал дни до твоего приезда.
– Вот я тут, а где он? – в тоне Майкрофта стали проскальзывать недовольные нотки. – Я не обязан подстраивать свою жизнь под взбалмошного младшего братца.
– Не говори так, я знаю, ты его тоже любишь.
Шерлок затаил дыхание в ожидании ответа.
– Конечно, он все–таки мой брат, – в голосе Майкрофта была слышна улыбка. – И, вообще, Шерлок, иди сюда, сколько можно!
– Дорогой, если ты где–то рядом, иди на кухню, – повысила голос мамуля. – Соскучился, так поговори с братом!
Шерлок хмыкнул, но перебрался на кухню.
– И вовсе это не мой календарик был, не знаю, как он у меня оказался, – попытался возразить он, но умолк, наткнувшись на веселый, но с долей издевки, взгляд Майкрофта и недоверчиво вздернутые брови матери.
***
Майкрофт и его друг с утра ушли на прогулку, а Шерлок тем временем забрался в комнату Клайва. Аккуратно перебрав все вещи, он разочарованно вздохнул: ничего, за что можно было бы выгнать нежданного гостя за порог. Отдельно на столе лежала папка с рисунками, и, конечно, Шерлок сунул туда нос. Пришлось признать, что Клайв неплохой художник. Особенно хорошо у него получались портреты, хотя рисовал он все подряд. Буквально несколькими линиями он мог передать внутреннюю сущность почти любого. Миссис Холмс он изобразил немного усталой и растерянной: она бывала такой всегда, когда муж оставлял ее одну и уезжал решать судьбы мира. Шерлок, наоборот, на рисунке был более веселым и жизнерадостным, чем он себя ощущал. Больше всего тут было Майкрофта. То задумчивый, покусывающий кончик карандаша, то воодушевлённо что–то рассказывающий, то со спины, гордо выпрямившись, то расслабленный, раскинувшийся на земле и покусывающий травинку. Вот отдельно руки – длинные пальцы, округлой формы ногти, россыпь веснушек. Отдельно губы, отдельно глаза, с засевшей где–то в глубине грустинкой.
Но один из рисунков выбивался из общего ряда, хотя на нем тоже был Майкрофт, правда, только голова, шея и ключицы. На этом рисунке он был беззастенчиво открыт, хотя глаза закрыты и более густые, чем в жизни, ресницы, дают тень на щеки, и такое неподдельное удовольствие написано на его лице, такая любовь, такое желание.
Рисунок выпал из пальцев, и Шерлок, не понимая, что с ним, почувствовал, как дыхание стало глубже. На мгновение ему захотелось… а чего захотелось–то? Быть на его месте? Быть рядом? Быть тем человеком, в присутствии которого с Майкрофта слетают все барьеры?
На рисунке Майкрофт оказался слишком красив. Он в жизни не был таким, в жизни он был гораздо более неправильным. Клайв излишне его идеализировал, будто не видел линию этого рта, обезображенную циничной усмешкой, а этот лоб с несколькими морщинами, явно несоответствующими возрасту. А нос, у Майкрофта нос как у утки, а на рисунке он какой–то величественный и идеально подходящий породистому лицу. Но, сколько бы ни было претензий у Шерлока, изображен был именно его брат, и изображен таким, каким Шерлок, наверное, его никогда не увидит – расслабленным и любящим.
И тут Шерлок понял, чего ему хочется. Хочется, чтобы все было по–старому, чтобы Майкрофт ходил с ним на речку, и с ним читал в тени старой яблони в саду, и от его яблока откусывал, говоря, что оно вкуснее, чем его собственное. Чтоб по вечерам они играли в настольные игры, просчитывая все на несколько ходов вперед, но притворяясь для мамули, что исход игры зависит только от игрального кубика. Чтоб рядом с Майкрофтом не было никого высокого, худого и скуластого его возраста.
Рисунок Шерлок забрал с собой и спрятал в собственной в комнате, прекрасно понимая, что если Майкрофт услышит о пропаже, на поиски ему не понадобится много времени: никто лучше не знает логику Шерлока, как он.
***
Майкрофт ультимативно заставляет Шерлока пойти с ним и Клайвом на праздник вишни. Шерлок не произносит ни слова за всю дорогу: это их с братом традиция, но он ощущает себя третьим лишним, когда молча расковыривает ложкой свой любимый пирог миссис Пауер.
– Чего грустный такой? – спрашивает его Клайв.
Шерлок закатывает глаза и продолжает издеваться над десертом.
– Шерлок в принципе не умеет веселиться, – поясняет Майкрофт, жадно рассматривая пирог. Себе он ничего брать не стал и теперь, видимо, жалел.
– Хочешь? – предлагает Шерлок, пододвигая тарелку брату.
– Ешь, я поделюсь, – солнечно улыбается ему Клайв и возвращает тарелку Шерлока на место. Майкрофт съедает несколько кусков пирога с тарелки Клайва, с каждым куском делая настроение Шерлока все хуже и хуже. Закономерно остаток прогулки не приносит никому удовольствия, кроме Шерлока, придумывающего сто и один способ опозорить Клайва перед Майкрофтом. И минимум пятьдесят из них вполне осуществимы здесь и сейчас, но останавливает его одно: рядом с Шерлоком не бывает случайностей, он будет первым, на кого подумают.
***
Вечером он ждет до последнего, но ни Майкрофт, ни Клайв не приходят за пропавшим рисунком. Шерлок кладет его на колени поверх простыни и обводит кончиком пальца губы нарисованного брата, от чего они немного теряют четкую форму, приданную им Клайвом.
Шерлок проанализировал все, что с ним происходит и понимает, что он ревнует, что ему хочется Майкрофта в единоличное пользование, но понимать это одно, а задыхаться и не иметь желания дышать дальше, увидев случайно то ли укус, то ли засос на шее Клайва, скрытый от менее наблюдательных людей волосами, это другое.
Шерлок смотрит на рисунок и думает о парнях, ночующих через несколько комнат от него. Интересно, они спят в комнате Майкрофта или Клайва? Наверное, Майкрофта, там кровать шире. Вероятно, Клайв приходит к нему, когда во всем доме все уже легли спать и нигде не горит свет. Он раздевается в темноте и опускается на кровать поверх простыни. Прижимается к Майкрофту, целует его, обнимает…
Картинка в голове Шерлока, несмотря на воображаемый полумрак, вполне яркая. Майкрофт сверху, он опирается на локти и легонько целует, одновременно укладываясь так, чтобы бедро Клайва было между его бедер. Они возбуждены, и на лбу Майкрофта проступает испарина. Он двигается вперед и назад, а под ним, хватая ртом воздух и выгибаясь от удовольствия, лежит уже он, Шерлок. Он впивается ногтями в спину Майкрофта, чуть раздвигает ноги, чтоб было удобнее и тянется к нему за поцелуем. И у них куча времени впереди. Шерлок с трудом представляет, на что именно, его фантазии не идут дальше того, что он уже видел, но и этого хватает, чтобы кончить буквально от нескольких движений собственной руки, еле успев убрать рисунок.
***
В этот раз Шерлок подсматривал осознанно и целенаправленно. Майкрофт с Клайвом полюбили тот заброшенный пляж, на котором он видел их вместе в первый раз. Они всегда звали Шерлока с собой, а он продолжал отказываться, хотя иногда и размышлял, что будет, если он согласится.
В этот раз Клайв достал из кармана небольшой тюбик и квадратик фольги.
– Ты уверен? – голос Майкрофта прозвучал немного хрипло. Клайв только кивнул и начал стягивать майку. У него на спине было несколько заметных родинок и это даже красиво. Видимо, Майкрофт тоже так думал, потому что прижался к ним губами и что–то прошептал на ухо любовнику. Они тихо рассмеялись и упали на покрывало.
– Ненавижу лето, – признался Майкрофт, вырисовывая круги на груди рядом лежащего парня.
– Почему?
– Столько веснушек.
– А я их все люблю, без них ты не ты.
Майкрофт улыбнулся и стал между длинных раскинутых ног Клайва. Выдавив что–то из тюбика на пальцы, он опустил руку между их телами, а Шерлок начал догадываться, что будет дальше. Клайв застонал, подался вперед, тихонько вскрикнул. Майкрофт успокоил его и начал двигать рукой.
Шерлок сглотнул и, на секунду задумавшись, облизал пальцы. Делать то, что он задумал, было страшно, но это всего лишь пальцы. Он опустил руку и осторожно погладил кожу вокруг ануса. Это оказалось приятно, и он осмелился немного нажать и буквально на полфаланги проскользнуть внутрь. Было непривычно и неудобно, но не больно. А вкупе с движениями руки на члене даже довольно приятно, хотя Шерлок и не понимает, что в этом находят.
– Давай скорее, – подгоняет Майкрофта Клайв.
– Благодарить будешь, – возразил тот, но послушался и смазал свой член. Наконец–то Шерлок мог рассмотреть его – член как член, но кажется слишком большим для того, что, как Шерлок предполагает, сейчас произойдет.
Клайв поморщился и сжал зубы, стоило Майкрофту попробовать проникнуть внутрь.
– Нет, так не пойдет.
Поза, в которую Майкрофт поставил Клайва, идеальна, чтобы представлять на месте того кого–то другого: на четвереньках, грудью на земле, с высоко поднятой задницей. Шерлоку было приятно думать, что Майкрофт сделал это, чтобы не видеть лица, но рокировка помогла: по крайней мере, Клайв не одеревенел и не зашипел сквозь зубы, когда Майкрофт оказался внутри. Наоборот, казалось, что ему нравится. Он подавался навстречу и выкрикивал всякие пошлости, от которых Шерлоку захотелось заткнуть ему чем–нибудь рот.
Кончив до ярких кругов, пляшущих перед глазами, от нескольких пальцев в заднице, Шерлок уже собирался уходить и поправлял одежду, когда Майкрофт неожиданно поднял голову и через просвет листьев посмотрел прямо на Шерлока, вдруг застыв.
– Что–то случилось? – спросил Клайв с тревогой, но ответа Шерлок уже не слышал, так как в тот же момент развернулся и убежал.
***
– Я вынужден уехать, – за ужином произнес Клайв. – Сколько можно испытывать ваше гостеприимство? – вежливая улыбка вышла довольно грустной.
– Да мы всегда рады, правда, мальчики? – «Мальчики», рассевшиеся по разным концам стола, только синхронно кивнули.
– Я буду рад еще как–нибудь заехать, а сейчас отправлюсь домой, надо помочь матери, – развел руками Клайв. – Материала для рисунков мне уже предостаточно, а Майкрофт наверняка хочет побыть с семьей без посторонних, не так велик у него отпуск.
Тут явно должен был что–то сказать Майкрофт, и миссис Холмс даже повернулась к нему в ожидании, но голоса ни Майкрофт, ни кто–то другой не подал.
– Ну, что ж, жаль, конечно, – бормочет миссис Холмс. – Позавтракать хоть успеете?
Шерлок внутренне ликовал: он победил, Майкрофт выбрал его, он никуда не уезжает, теперь все будет по–старому.
«Не будет», – говорил ему внутренний голос, но Шерлок не хотел омрачать свою победу.
На следующий день Майкрофт проводил Клайва и по возвращении зашел к Шерлоку.
– Извини, –произнес он. – Я не должен был его привозить.
«Извини, – хочет сказать Шерлок. – Я не должен был подсматривать».
– Ничего не хочешь сказать? – Майкрофт всмотрелся в лицо Шерлока. Но тот только покачал головой.
***
И хоть все вернулось на круги своя, Шерлок чувствовал, что все не так. Не было прежнего доверия, не было того понимания, которое было всегда. Будто из друзей они превратились в врагов, хотя и не ведущих боевых действий – просто сосуществующих.
Однажды Шерлок не выдержал. Ночью, когда все уже уснули и нигде не горел свет, он пробрался в комнату Майкрофта, и, раздевшись в полумраке, лег рядом с ним.
Майкрофт приподнялся на локте и посмотрел растерянно.
– Что ты тут делаешь? – спросил он ошеломленно.
Шерлок молчал и дрожал, не зная даже, почему, ведь в комнате было тепло.
Единственное, на что он осмелился – это легкое касание губами губ Майкрофта. Тот приник к его губам, будто давно этого ждал, даже немного прикусил, прежде чем скользнуть языком ему в рот. Поцелуй длится и длится, а когда им стало не хватать воздуха, Майкрофт отстранился и, пока Шерлок приходил в себя, накинул на него плед, так кстати лежавший совсем недалеко – на кресле.
– Это первое и последнее, что я могу тебе дать, – твердо произнес он, глядя в глаза Шерлоку. – Поверь мне, тебе большего и не нужно. Если хочешь, оставайся спать тут.
Шерлок придвинулся ближе, положил голову ему на плечо и молча начал изучать залитый лунным светом потолок.
Пройдет много насыщенных лет, когда Майкрофт случайно найдет в коробке с вещами Шерлока один неправдоподобно красивый рисунок из одного сумасшедшего лета, и поймет, что поступил верно.