Пустота +96

Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
Ганнибал

Основные персонажи:
Ганнибал Лектер, Уилл Грэм
Пэйринг:
ганнигрэм
Рейтинг:
R
Жанры:
Романтика, Ангст
Предупреждения:
Каннибализм
Размер:
Мини, 4 страницы, 1 часть
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
Постфинал.
После благополучного спасения из недр морской стихии, Уилл Грэм впадает в продолжительную депрессию и теряет интерес ко всему, предпочитая проводить время в постели в тёмной спальне. Ганнибал делает попытки помочь справиться с этим состоянием.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Знаете, в голове там ещё много диалогов было, но пусть будет так. Возможно, из всего остались самые яркие моменты.
28 сентября 2016, 04:22
В спальне было сумрачно. Шторы были плотно задёрнуты.
Уилл без движения лежал в постели, укрывшись толстым тяжёлым одеялом. Лежал уже много дней, сколько именно он не знал. Он не спал и не бодрствовал. Почти всё время он бессмысленно смотрел на тонкую щель между шторами на окне. Он почти ничего не ел и лишь изредка выходил из комнаты, но после таких кратких прогулок сразу же ложился обратно, укрывался одеялом и вновь продолжал смотреть в сторону окна.
Каждое утро Ганнибал оставлял на тумбочке у его кровати завтрак. С каждым днём Уилл съедал всё меньше и, в конце концов, вовсе перестал дотрагиваться до принесённой пищи.
Иногда, каждый раз делая это очень робко, в спальню заходил Лектер. Он входил, прикрыв бесшумно дверь, делал пару шагов в сторону кровати, но, неизменно сталкиваясь с отсутствием реакции, оставался на месте на несколько мгновений, после чего тихо вздыхал и уходил обратно.
Чем он занимался и как жил вне его спальни, Уилл не знал, но его это совершенно не интересовало. Он не видел смысла ни реагировать на чьё-то присутствие, ни тем более разговаривать о чём-то. Он находился в том состоянии полной апатии, в котором любая информация об остальном мире была бы излишней. Его ничто не интересовало. В том числе Ганнибал и всё, что с ним связано.

***

В один из дней Ганнибал как обычно тихо вошёл в спальню Уилла. Он остановился между дверью и кроватью, на которой лежал Уилл, простоял там некоторое время, но на этот раз не ушёл сразу после этого. Не вызывая никакого интереса Грэма, Ганнибал, тем не менее, подошёл ближе к постели.
Сперва всё показалось ему таким же, как всегда. Нетронутый завтрак на подносе... Внезапно Ганнибал заметил тут же на тумбочке неполную бутылку виски и пустой стакан. Лектер неодобрительно осмотрел всё это, и тогда Уилл поёжился, укутываясь в одеяло сильнее, словно ему стало холодно.
— Как… твои раны? — мягко и тихо спросил Ганнибал, стараясь органично сопоставить свой голос с царившей до этого тишиной.
Уилл молчал. Его взгляд некоторое время оставался пустым и направленным на спасительную для его разума полосу света между штор. Но он всё же слышал вопрос, и тогда он запоздало, как очень сонный, только что разбуженный человек, нехотя скосил глаза в сторону стоящего за спиной Лектера и, сделав вид, что подтягивает одеяло, проговорил:
— Нормально.
— Ты был в д…
— Да, — прервал Уилл хриплым голосом, прикрывая глаза, словно от усталости. — Я был в душе. Я хочу спать. Пожалуйста, уйди.
Решив, что Уилл в самом деле не в состоянии продолжать дальше диалог, Ганнибал подошёл к тумбочке, собираясь забрать поднос с завтраком. Ещё раз взглянув на бутылку, он поставил её и стакан на поднос.
— Оставь! — обернулся на звук Уилл, протянув руку в сторону подноса.
Стоило ему это сделать, как Лектер увидел его лицо: серый тон кожи, покрасневшие шрамы и пугающие синевой круги под глазами. Кроме лица он смог увидеть его руки и то, насколько худыми они стали за то время, пока он отказывался от еды.
— Боже… — не смог сдержать порыв волнения Ганнибал, отставляя поднос обратно и неосознанным жестом пытаясь дотронуться до Уилла.
Тот отшатнулся и, забыв о своих претензиях, лёг обратно на кровать, отворачиваясь, сжимаясь всем телом и комкая одеяло в пальцах. Оставшись в неловком молчании стоять у кровати, Ганнибал помедлил, обдумывая происходящее, и после этого осторожно опустился на край кровати Уилла с противоположной стороны.
Он сидел достаточно долго в абсолютной тишине, до тех пор, пока вновь не послышался голос Уилла.
— Оставь меня в покое, — прошептал он. — Я устал.
Ганнибал выдержал паузу.
— Что я могу приготовить, чтобы ты это поел?.. — спокойно спросил он.
— Я не голоден, — ответил Уилл бесцветным голосом.
— Может быть, рыбу? — продолжал Ганнибал.
Уилл не ответил.
— Горячий бульон?..
— Нет, спасибо, — произнёс Грэм, прикрыв глаза.
— Я хочу, чтобы ты съел что-нибудь.
— Меня тошнит от вида и запаха еды, — выговорил Уилл медленно. — Можешь оставить меня одного?
— Уилл… — сменив тон на немного более строгий, произнёс Ганнибал. — Ты пытаешься уморить себя голодом? Ты хочешь умереть?
Подождав ответа, которого так и не последовало, Лектер продолжил.
— Ты понимаешь, что я не позволю тебе этого?
— Я ничего не пытаюсь делать, — завозился Уилл во влажном постельном белье. — Меня просто тянет блевать от любой пищи, я просто хочу, чтобы ты ушёл и дал мне, наконец, выспаться! У меня нет сил на то, чтобы что-то делать… У меня нет желания… Я очень, очень устал…
— Нет желания… — повторил Ганнибал, оставляя интонацию вопросительной.
— Нет желания, — невнятно пробубнил Грэм, внезапно впадая вновь в своё полусонное состояние. — Нет желания… — еле ворочая языком, бормотал он, — Нет смысла. Ничего нет.
— Разве?
— Всё пустота… — вяло отозвался Уилл. — Ничего не осталось. Никого не осталось, — он помолчал, но, спустя мгновения, заговорил вновь. — То, чем я был, умерло. Всё, что внутри меня умерло. Всё, что… Я… не существую больше в реальности… Никакого смысла. Будущего… Никакого существования. Ничего не нужно… Я хочу только спать… Спать…

Ганнибал протянул руку и дотронулся поверх одеяла до бедра Уилла. Тот не пошевелился. Ганнибал прижал ладонь к тому месту, которого касался пальцами, и медленно повёл ладонь вверх.
Уилл повернул голову на подушке и посмотрел на доктора мутным едва способным сфокусироваться взглядом. Лектер пододвинулся выше к подушке, в то время как Уилл, поддаваясь непонятной, но неоспоримой логике обмена движениями, лёг на спину, продолжая глядеть на него. Опираясь рукой на подушку рядом с головой Уилла, Ганнибал склонился над ним и церемонно поцеловал его в самый центр лба. Чуть отпрянув, он успел уловить чуть более внимательный, чем всегда, взгляд Уилла. Он наклонился к его губам, целуя и их тоже.
Уилл обхватил его под лопатку, вжимая цепкие пальцы в ткань его рубашки и в его тело под ней. Поцелуй становился глубже и плотнее, и вот уже Уилл с остервенением расстёгивал слишком мелкие для такой спешки пуговицы на рубашке Ганнибала в стремлении как можно скорее его от неё избавить. Несмотря на все преграды, с одеждой очень скоро было покончено. Уилл позволил забраться под своё одеяло и позволил лечь между своих ног, чего Лектер и добивался.
Свет из двух занавешенных окон вырывался бледными полосами по обе стороны от широкой кровати, на которой всё происходило. Но даже эти тщедушные источники света в полутёмной спальне казались нестерпимо яркими.
Уилл вздрагивал, обнимая Ганнибала, прижимая ладони к его спине. Ганнибал чувствовал его худобу и томную слабость, но старался считать, что не обращает на это внимания.
Наконец, вздохи стали слишком частыми и вскоре благополучно привели к паре скупых сдавленных стонов и неизбежной разрядке.
Ганнибал лёг на подушку рядом, шумно дыша и чувствуя себя приятно утомлённым. Едва передохнув, он вернулся к телу Уилла, принимаясь не слишком активно целовать его шею. Когда поцелуи привели его вновь к его губам, Ганнибал прервал поцелуй и со взглядом, полным доброжелательной заботы, спросил:
— Хочешь что-нибудь съесть теперь?..
Уилл покривил губы в хмурой улыбке. Он отвернулся, укладываясь на бок. Ганнибал обнял его, скользнув руками под локти и прижался к его спине.
— Я хочу ещё чего-нибудь от тебя… — произнёс Уилл, закрыв глаза. — Такого же.
— Вместо смерти от голода, умереть во время секса? — спросил Лектер.
— Нет… — со вздохом вожделения ответил Уилл. — Я ничего не хочу… Но если можешь, то сейчас… — он почувствовал, как, приподняв его бедро, Ганнибал вновь проникает в глубину его тела. — Ты можешь… — шепнул он, с удовольствием принимая его. — Пустоты меньше, да… — бормотал он, подставляя под поцелуй щёку.
— И вот он — смысл, — двигая бёдрами, отозвался Ганнибал.
— Нет… — нервно усмехнулся Уилл, выгибаясь навстречу проникновениям. — Не важно. Просто делай это, — он запустил руку назад, нащупывая шею Ганнибала и обхватывая её. — Не уверен, что это закончится когда-нибудь… — он опять криво улыбнулся.
— Но тебе нравится?
Уилл плотнее сжал губы, с тихим стоном выдыхая.
Второй раз затянулся надолго, как и обещал Уилл. И также, как он и обещал, закончился он ничем. Уилл почувствовал, что у него просто нет сил, чтобы закончить.
— Ты хочешь ещё чего-нибудь?.. — спросил Ганнибал, когда всё оказалось прервано.
— Извини, — едва выговаривая слова от усталости, пробормотал Уилл. — Я должен поспать…
И сказав это, он в самом деле, сейчас же уснул, обхватив край подушки. Ганнибал, сидя нагишом на кровати, смотрел на него, спящего, некоторое время. Не желая больше беспокоить его, он укрыл его одеялом, после чего собрал свою одежду и покинул спальню.

***

Ганнибал стоял напротив давно уже спящего Уилла, загораживая бледный отсвет от зашторенного окна.
Понимая, что Уилл может спать бесконечно долго, Лектер опустился на корточки рядом с кроватью. Он провёл ладонью по его лицу, прихватывая его отросшие волосы, и, наклонившись, слегка поцеловал. Уилл, пошевелил губами, просыпаясь, и открыл глаза.
— Доброе утро, — поздоровался Ганнибал, сдержанно улыбнувшись. — Завтрак готов.
— Я не голоден… — по привычке начал говорить Уилл.
Его взгляд уловил произошедшую перемену.
— Что с… твоим рукавом… — произнёс он, высвобождая руку из-под одеяла и протягивая к плечу Лектера.
Ткань пустого рукава легко смялась под его пальцами. Глаза Уилла распахнулись и он сел на постели. Лектер остался у его ног. Уилл обхватил его за плечи и почти бесцеремонно обшарил то место, где должна была быть левая рука. С немым вопросом во взгляде он ошарашенно посмотрел Ганнибалу в лицо.
— Идём, — поднимаясь на ноги, сказал Лектер, как ни в чём ни бывало. — Ты выйдешь из спальни сегодня.
Накинув халат на плечи Уилла, онемевшего и изумлённого, Лектер вывел его из спальни и привёл в столовую.
— Садись, прошу тебя, — отодвинув стул и приглашая садиться, пригласил Ганнибал.
Уилл, повинуясь его уверенному тону, сел. Пододвинув его стул, Ганнибал занял своё место во главе стола.
— Это ведь ложь, — посмотрев на него, заявил Грэм. — Сон.
Ганнибал, чуть улыбнувшись, отложил столовый прибор, которым с особым изяществом одной рукой раскладывал завтрак по тарелкам.
— Нет, не сон, — покачал головой Ганнибал. — Это просто наш завтрак.
Уилл опустил взгляд к своей тарелке, на которой лежала его порция.
— Приятного аппетита, — ласково и вкрадчиво, словно признаваясь в самой искренней на свете любви, проговорил Лектер, пододвинул свою тарелку и, вопреки обыкновению, не пользуясь ножом, принялся ломать фаршированный мясом блинчик ребром вилки.
Примечания:
Заметили плачущего человечка (тот) в слове Пустота?)
По желанию автора, комментировать могут только зарегистрированные пользователи.