В тишине лучше слышны мысли +147

Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
Читая мысли

Основные персонажи:
Алекс Форбс (Джек), Найджел Колби
Пэйринг:
Alex Forbes (Джек) х Nigel Colby
Рейтинг:
PG-13
Жанры:
Романтика
Размер:
Драббл, 1 страница, 1 часть
Статус:
закончен

Эта работа была награждена за грамотность

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
Темнота... душная и звенящая.

Посвящение:
Юльке aka Плохие привычки прынца Датского. Это все она меня сподобила посмотреть сие произведение, так сильно меня зацепившее.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Написано под впечатлением от просмотра фильма. Всем, кто не смотрел - очень советую. Подсказка для читающих фик до просмотра фильма - название фильма говорящее.
13 ноября 2010, 02:33
В полуночной темноте комната казалась огромной. Свет луны рассекал комнату, чуть заливая светом край кровати. Где-то за окном деревья гнули ветви и ветер гнал облака-призраки по ночному небу. В этой мнимой тишине были только шум дыхания и завывание ветра за окном. Тишина звенела. В ней было жарко и невыносимо душно.
Они лежали друг напротив друга, чуть касаясь коленями и плечами. Они лежали, опаляя друг другу лицо горячим дыханием. И слушали звенящую тишину.

— Джек... — тихо позвал первый, облизывая пухлые губы. Его лицо в темноте казалось призрачным — черные как смоль волосы, черные глаза и бледная, аристократически бледная кожа.
Тот, которого назвали Джеком, чуть дернул головой в ответ. Он не видел глаз собеседника в темноте, но знал точно, что глаза Найджела смотрят точно также в его глаза. Черноволосый склонил голову и уткнулся лбом в лоб Алекса.
— Найджел... ты знаешь... — Парень сглотнул и прикрыл глаза. Но от этого он только отчетливее начал ощущать горячее дыхание черноволосого. — Найджел, это неправильно... Нет. Это...
— ...это страшно.
— Да...
— Знаю.
Ответы, прошептанные в темноте, горячим дыханием целовали и опаляли лицо и губы.
— Я уже не понимаю... Не понимаю, где мои мысли и желания... А где — твои...
Темноволосый вновь облизнул губы, сбиваясь в дыхании и как будто соглашаясь. Алекс чувствовал, как одинаково и громко бьются сердца в звенящей и душной тишине, чувствовал как растекается по коже разгоряченная чужим дыханием и шепотом кровь, чувствовал как теплеет лоб Найджела от такой же опьяненной его, Алекса, шепотом крови. В ушах уже не звенело, уже бил набат и трезвонили колокола. Пара десятков миллиметров пустоты между ними жгли кожу и заставляли потеть ладони.
— Они — наши, Джек, — хрипло прошептал темноволосый, поцелуем-дыханием обдавая губы собеседника, и почти беззвучно повторил: — Наши.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.