Взгляд с обочины 3. Аглон +28

Джен — в центре истории действие или сюжет, без упора на романтическую линию
Толкин Джон Р.Р. «Сильмариллион», Толкин Джон Р.Р. «Арда и Средиземье», Толкин Дж. Р. Р. «Неоконченные сказания Нуменора и Средиземья», Толкин Джон Рональд Руэл «История Средиземья» (кроссовер)

Основные персонажи:
Келебримбор (Тьелперинквар), Куруфин (Куруфинвэ, Атаринкэ)
Пэйринг:
Куруфин, Келебримбор, ОМП, первый дом и соседи
Рейтинг:
G
Жанры:
Ангст, Юмор, Драма, Фэнтези, Экшн (action), Психология, Повседневность, Дружба, Пропущенная сцена
Предупреждения:
ОМП, ОЖП, Смерть второстепенного персонажа
Размер:
планируется Макси, написано 265 страниц, 18 частей
Статус:
в процессе

Награды от читателей:
 
«За дружбу!» от Gala_Bel
Описание:
Производственный роман об отцах и детях, или Хотели как лучше, а получилось как всегда || Третья книга, в которой Ангбанд осаждён, появляются гномы и люди, а первый дом строит много планов и ещё больше проваливает

Публикация на других ресурсах:
Разрешено только в виде ссылки

Примечания автора:
Первая книга: https://ficbook.net/readfic/3596634
Вторая книга: https://ficbook.net/readfic/4050988

Третья книга охватывает весь Долгий мир и из-за объёма делится на отдельные части, разнесённые во времени. В 3.2 появляются гномы, в 3.3 - люди.


ПРОДОЛЖЕНИЕ будет в понедельник 23 октября

3.3 АГЛОН (17) Об охоте, стрельбе и вреде одиноких прогулок

7 августа 2017, 16:27
***
Низкий северный берег небольшого озера, испещрённый следами приходившего на водопой зверья и птиц, обрывался прозрачным лесом с обомшелым буреломом, ржавым папоротником и голыми веточками черничника. Ягоды брусники кое-где ещё держались, частью уже преющие или ссохшиеся до бордового, в цвет красных и чёрных плотных листьев.
Олень стоял в небольшом распадке между двумя покрытыми не по-осеннему зелёным мхом камнями, на котором, как пятна на шкуре, желтели палые листья. В распадке было узко, и можно было сделать пару шагов и выбраться на ровное, но олень почему-то оставался на месте, только переставлял то одну, то другую ногу, удерживая равновесие, и выискивал молодые травинки, так упрямо пробивающиеся сквозь серо-желтые пожухшие кусты, как будто лето ещё только начиналось. Что-то его тревожило. Только опустив голову, он тут же снова выпрямлял шею и напряжённо оглядывался, снова переставляя ногу и срывая с камня комочки мха.
Дождь унесло к северу, и мокрый ещё лес начал оживать, перекликаясь птичьими голосами. В зарослях за прогалиной удачно сливался с подлеском Турко – Малторнэ и сам бы его не разглядел, если бы не видел движение там пару минут назад. Одеты они были на манер нандор в цвета осеннего леса – в самый раз для охоты. Всё-таки не зря убедил его сыграть, хоть Турко и отмахивался. Они подкрадывались к оленю с разных сторон – последняя попытка, потом пора и возвращаться. Тем более, дождь ушёл, да и Турко начал уже бурчать, что надоело заниматься ерундой. Ладно бы охотились...
В прошлые разы Малторнэ даже не клал стрелу на тетиву: игра была не добыть мяса – его и так хватало, - а подкрасться как можно ближе, не спугнув оленя. Сейчас он и лук не доставал из-за спины, только что тетива натянута. Первый раз выиграл Малторнэ, во второй он тоже подкрался ближе, но спугнул белку, зашуршав палой листвой. Не шуршать ею было, вообще говоря, невозможно в это время года, она покрывала всё сплошным слоем, местами выше щиколотки, и недавно прошедший дождь если и сделал её тише, то совсем ненамного. Фокус в том, чтобы замаскировать свои шаги под – что угодно, ветер, шмыгнувшую в подлеске птицу или ещё какую-то мелочь... Он сделал ещё один осторожный шаг и снова замер. У Турко положение было менее удобным: едва он зашёл с юга, как ветер переменился и с тех пор так и тянул от него к оленю, заставляя делать крюк, больше обходя зверя по кругу, чем приближаясь к нему. Но и Малторнэ пока не очень везло: чтобы подойти ближе, ему нужно было пересечь или обойти прогалину, и оба варианта ему не нравились. Подлеска на прогалине почти не было, зато вокруг он сплетался в такие заросли, что ещё попробуй продраться – не говоря уж про тихо. Да и олень беспокоился, вытягивал шею, нюхал воздух, никак не желая успокоиться и приняться за еду.
Наконец, ветер переменился, относя звуки к озеру, олень испуганно вскинул голову, поворачивая уши на северо-восток, где закричали всполошившиеся почему-то сороки, и Турко не замедлил воспользоваться короткой возможностью. Он подошёл сразу на несколько шагов, но вместо того, чтобы снова замереть и спрятаться – вскинул лук и выстрелил. Олень совсем по-лошадиному всхрапнул, осел на передние ноги и повалился набок, ломая стрелу.
- Ну зачем? – раздосадованный Малторнэ, опешивший немногим меньше оленя, тоже выпрямился, уже не скрываясь. С плеча солнечным бликом скользнул жёлтый лист. - У тебя ещё были шансы!
- Шансы? – недовольно скривился Тьелкормо. - Продвинуться в этих кустах ещё на три шага за полчаса? Хватит уже этой ерунды! Так мы хоть не с пустыми руками вернёмся.
- А с чем? – устало вздохнул Малторнэ, подозревая, что оленя друг застрелил, только чтобы прекратить бессмысленную наскучившую игру. Но всё равно попытался воззвать к разуму: - Как мы его потащим? Даже если разделать... И вообще, мы ведь для этого и ушли - развеяться. Уж можно один день в год-то!
- Да какой в этом смысл? Я тебе ещё когда сказал, что мне скучно. Что это за развлечение в таком случае?
- А что тебе не скучно? – Вспылил Малторнэ, махнул рукой раздражённо. - Орков гонять по Ард-Гален? - Он обиженно глянул на друга, но тот уже направился вырезать стрелу из туши и взгляда не заметил.
- Да их тоже гонять толку мало, - Тьелкормо присел на корточки рядом с тушей, наклонился и недовольно тряхнул головой, пытаясь убрать тут же попадавшие на глаза растрепавшиеся за время игры волосы. В конце концов, стянул их обратно в неровный пучок и обернулся. – Разве что припугнуть, чтобы не наглели... Всё равно ты снова выиграл. И ближе всего подобрался в этот раз.
- Угу, - всё ещё сердито буркнул Малторнэ, подпирая клён и складывая руки на груди. - И мог ещё подойти.
- Мог... – Тьелкормо задумался, хмурясь и оглядываясь. Хуан, независимо стоявший в стороне, пока они спорили, теперь подошёл и задумчиво шевелил нос. - Он на нас вообще внимания не обращал, как будто прислушивался к чему-то. Ты бы лучше беспокоился, что его напугало.
- Да мало ли что... – буркнул Малторнэ, недовольный очевидной попыткой уйти от разговора, но оглядываться начал – сначала на Хуана. Пёс насторожил уши, поворачивая их то туда, то сюда, но тоже, кажется, ничего пока не разобрал. Ветер играл против них: что бы ни услышал олень, сейчас терялось в шуме крон и грибной сырости с озера.
- Волки? – с сомнением предположил Малторнэ. Тьелкормо ответил скептическим поднятием бровей, и он пожал плечами, не настаивая. Волки к озерцу и в самом деле почти не ходили – именно поэтому они пришли играть в охоту именно сюда, и именно поэтому олени старались держаться здесь же. За оврагом на востоке начиналась территория одной волчьей семьи, в получасе ходьбы на запад – территория другой. Места хватало, и волки предпочитали не тесниться, обходясь без грызни на границах, а олени, зная это, по возможности держались как раз безопасной ничьей земли. Сюда мог забрести разве что молодой волк, недавний щенок, или изгнанный за что-то из семьи. Но одиночка оленю не страшен.
Разве что...
Додумать Малторнэ не успел: все трое – с Хуаном, - как по команде повернулись в ту сторону, куда смотрел олень перед самым выстрелом, и почти сразу поменявшийся ветер добежал до них по кронам, принося шум трущихся друг об друга веток и проминаемого подлеска. С северо-запада к ним бежал не только ветер.
Невысказанную мысль озвучил Тьелкормо:
- Эдайн?
- Что-то слишком громко даже для них, - негромко отозвался Малторнэ, глядя как друг вытирает нож об оленью шкуру и встаёт.
Человеческие охотники обычно вполне подкрадывались незамеченными если не к разведчикам нолдор, то хотя бы к добыче. А тот, кто ломился через лес сейчас, вовсе не думал скрываться. Но не орки же, в самом деле...
Оба прислушались, забыв про спор. Тьелкормо положил новую стрелу на тетиву, Малторнэ потянулся к колчану последовать его примеру – и вдруг ткнул пальцем в мелькнувшее движение. Всё-таки человек. Маленький какой-то...
- Давай лучше туда подкрадёмся, - предложил Тьелкормо, азартно улыбаясь. Эта игра нравилась ему больше. - Всё интересней. Не зря же так бежит, сломя голову.
Малторнэ отступил обратно к кустам, поднимая руку. Погони, в отличие от беглеца, слышно не было, зато беглец пробежал, спотыкаясь, совсем рядом с ними и оказался подростком, девочкой, напуганной и часто, со всхлипами, дышавшей на бегу.
Они синхронно двинулись следом, пока держась чуть в стороне и продолжая скрываться, но никаких следов опасности по-прежнему не было ни видно, ни слышно.
Далеко девочка не пробежала, уже через пару десятков шагов споткнулась о корень, упала в рыжую листву, немного там побарахталась, переползла поближе к стволу дерева, да так там и осталась, вжавшись в ямку, дрожа и отчаянно всхлипывая.
Они остановились, разглядывая торчащие из-за дерева светлые косички с выбившейся голубой ленточкой и прислушиваясь. Турко парой взглядов и одним жестом отправил Хуана проверить, нет ли поблизости погони, и они вышли из-за деревьев. Всхлипывающая девочка их даже не заметила, пока Малторнэ не помахал ей рукой, нарочно ступая погромче:
- Э-эй! Всё хорошо уже, можешь больше не убегать.
Она вздрогнула и подняла лицо, испуганно уставившись на незнакомцев и готовясь бежать снова, подобрала порванный, но всё ещё длинный подол испачканного травой, грязью и явно кровью платья. Но эльфы, похоже, мало походили на испугавшую её опасность.
- Вы их убили? – жадно спросила девочка.
Они ошарашено переглянулись.
- Кого – их? – переспросил Турко.
- Орков! Они всех убили! – девочка снова судорожно задышала. – Всех! И откуда они тут? Уже доехали ж почти...
- Погоди, с кем ты ехала? И где вы на орков наткнулись? - Турко нахмурился, гадая, не нападёт ли сейчас целая орочья армия на необученных эдайн и горстку воинов. - Много их там ещё?
- Много, очень много! – замахала руками девочка, и тут же спохватилась, наморщив нос и роняя левую руку обратно. К плечу рука крепилась, очевидно, прочно, но махать ей было больно.
Малторнэ покачал головой и сел на корточки, осторожно осматривая девочку и прикидывая, откуда натекла кровь. Вряд ли рана серьёзная, иначе так не побегала бы. Хотя всякое от страха бывает.
- Пять? Десять? Пятьсот? – Тем временем азартно допытывался Турко, заинтересовавшийся возможной стычкой куда больше, чем бесполезными охотничьими играми.
- Не знаю... – так тоскливо протянула девочка, как будто за это невежество её сейчас прогонят обратно на съедение оркам. И пожаловалась: - И оставалось-то всего полдня, и тут вот... Как свалились. Откуда бы им тут взяться?
- Так они на обоз напали? Далеко отсюда?
- Да где там далеко? – посмотрела на раненое плечо, где на рукаве снова проступило ярко-красное пятнышко и опять начала подрагивать губами. - Совсем рядом они...
Малторнэ решился, наконец, достал ножик и разрезал рукав. Девочка разом притихла, как будто даже дышать перестала. Рана оказалась поверхностной, но крови из неё успело набежать много, и наскоро наложенная повязка из платка и обрезанного рукава делу хотя и помогла, но недостаточно. Но девочка, видимо, поняла, что отрезать руку насовсем эльф не будет, и снова начала дышать и разговаривать.
- А вы тут откуда? Тоже на праздник едете?
- Охотились, - сказал Малторнэ, избегая смотреть на злосчастную добычу и думать о том, что теперь её точно придётся так здесь и бросить.
- Вдвоём? – ужаснулась девочка. - Так они нас сейчас догонят и убьют! Нужно уходить быстро!
Уходить они согласились, но не сразу и не туда. Посовещавшись, девочку они решили отправить с новостями к месту турнира – не тащить же её с собой на разведку. Но выдвинулись сначала в противоположную сторону, на северо-восток: рассчитывая быстро встретиться с Хуаном и обрадовать его почётной должностью провожатого.
Расспросы по дороге толку принесли совсем немного. Девочка ехала с роднёй и соседями как раз на тот турнир, с которого охотники сбежали. Выехать вовремя они не смогли из-за недавних ливней: пришлось ждать день, пока дорога хоть немного просохнет. Когда же наконец выбрались из холмов на главную дорогу и повернули на запад, к месту праздника, то почти сразу пожалели, что вообще выехали: вскоре после поворота на их небольшой обоз в две телеги напали орки - взявшиеся из ниоткуда несметные полчища, если верить девочке. Ей за минуту до этого повезло отойти в кусты, откуда она и следила за короткой стычкой. Двоих или троих самых воинственных орки убили сразу, а остальные без сопротивления дали себя связать. При попытке уточнить, много ли людей погибло и что случилось с остальными, девочка вновь начинала дрожать губами и всхлипывать, хотя точного ответа, кажется, и не знала: насколько удалось понять из сбивчивого рассказала, она бросилась наутёк, как только стало ясно, что победили не те, на кого она надеялась. Её заметили и даже выпустили пару стрел вслед – что, возможно, её и спасло: угодившая в плечо стрела бросила девочку кувырком в овраг, и преследовать её никто не полез, как и проверять, жива ли она. Впрочем, дожидаться преследователей она не стала, снова кинувшись наутёк, чуть только голова перестала кружиться от падения, и не прислушиваясь к непонятным возгласам с дороги: всё равно никак не поймёшь, возвращаться стрелку кричат или добить беглянку.
Ни числа напавших орков, ни другой полезной информации она сообщить не смогла. Вместо этого, немного успокоившись, уцепилась за опрометчивый вопрос Малторнэ, что ей-то делать на турнире, и принялась рассказывать, какое это важное событие: и на эльфийских лордов посмотреть можно, и поесть вкусного, и на воинов полюбоваться... Не сидеть же дома одной! Все-все поехали же!
Мысль о поездке напомнила ей о главном, и девочка снова принялась ёжиться, беспокойно озираться и спрашивать, далеко ли ещё идти в ту сторону и не лучше ли сбежать, и уверены ли благородные господа, что смогут своей эльфийской магией поубивать всех орков и всех спасти... Отвечать про магию и снова успокаивать ребёнка не пришлось: она сама вдруг уставилась куда-то за Малторнэ, забыв про новый приступ паники. Там из кустов материализовался Хуан, неспешной трусцой пересёк прогалину и остановился рядом с Турко, всем своим беспечным видом показывая, что погони поблизости не нашёл, и вежливо помахивая хвостом девочке. Та продолжала таращиться, раскрыв рот. А когда Тьелкормо начал пересказывать собаке новости и объяснять просьбу, девочка уставилась сначала на него, как на сумасшедшего, а потом снова на волшебную эльфийскую собаку, зачарованно.
Объяснения заняли недолго, и через минуту Хуан уже, вздохнув и оглянувшись на охотников напоследок, повёл свою подопечную в обход озера на запад.


***
Дождь закончился, и по поляне теперь расплескались пятна мелких лужиц, то и дело поблёскивающих солнечными зайчиками. Куруфинвэ стоял у края навеса, смотрел, как на дальнем конце поляны, у рощицы, начинают выставлять соломенные мишени для лучников, и думал, пора ли поторопить Тьелкормо, а если да, то какими словами, чтобы он пришёл обратно, а не остался гулять ещё на неделю. Попутно думалось давнее и привычное: что из эдайн имеет смысл делать пехоту с копьями – и конницы, и лучников хватало и так. А если и не хватало, это ещё не повод разбавлять хорошие отряды недоучками. Копейщики же обучаются проще, даже эдайн должны успеть, прежде чем помереть от старости. Жаль, что накапливать их по этой же причине не получится, как и сбить из них профессиональную армию. Хисайлин, как обещала, принесла свои примерные цифры – сколько эдайн можно забрать с полей, не обрекая их при этом на голодную смерть. Или первый дом – на необходимость вечно их подкармливать. Цифры Куруфинвэ разочаровали даже больше, чем он опасался. Наверняка с большим запасом считала, и запас делала в свою пользу.
Ладно, пока важней научить их хоть чему-то, мотивировать их обучать других и быстро собираться по первой команде в какое-то подобие армии. А через год-два видно будет, как решать проблему с Хисайлин, если она за это время так и не удосужится заняться делом и научить эдайн выращивать пищу самостоятельно.
Зато проблема с Тьелкормо решилась сама собой, когда его голос вдруг пробился сквозь диссонанс – правда, не с теми новостями, на которые рассчитывал Куруфинвэ. Турко, напротив, о внезапных орках рассказал с воодушевлением и азартом, велел взять запасных лошадей и ехать по дороге на восток до места стычки, а там по следу. Отговаривать его от погони Куруфинвэ, не стал, зная, что эффект прямо противоположный, и довольный уже обещанием не лезть в драку без подкрепления. Закончив разговор и бегло оглядевшись, он направился к площадкам, где тренировались и боролись бойцы, уже упустившие шанс н главную награду, но желающие доказать всем, что это – досадная случайность. Быстрые расспросы по дороге привели его на пригорок к стоящей под молодым дубком пустой телеге в окружении небольшой толпы, преимущественно эдайн и преимущественно маленьких. На них Куруфинвэ почти не взглянул, мигом вычленив в толпе два нужных лица: Нинкветинко, мастерившего сидя на телеге очередной игрушечный кораблик (дети вокруг гонялись друг за другом с уже готовыми вертушками и бабочками), и Айраутэ, с улыбкой пробиравшегося к нему через мельтешащих детей со свежим запасом деревяшек для мастерения.
Удачно, что и он здесь. Да ещё и без Хисайлин, вчера та весь день попадалась на глаза то с Айраутэ вот, то опять с Тьелпэ. Взрываться от их общения Куруфинвэ давно перестал, но сам с матерью Тинтаэле всё равно избегал сталкиваться без рабочей необходимости.
- Айраутэ! – Куруфинвэ не стал ждать, пока тот отряхнёт руки от щепок и поприветствует лорда, как полагается. - Срочно готовь отряд. Орки.
Наскоро оценив варианты, он с сожалением отказался от мысли проверить выучку пеших ополченцев и решил не рисковать.
- Здесь? - нахмурился Айраутэ. Деревяшки он положил на край телеги рядом с Нинкветинко, смотревшим теперь так же обеспокоенно, но продолжавшим механически подстругивать свою поделку. - Много их?
- Не знаю точно, Турко ещё их не догнал. Но по следам около двух десятков. Они захватили каких-то людей и уходят на север. Нужно догонять.
- Они же там вдвоём? – заволновался Нинкветинко. – Ты им запретил нападать до вашего приезда?
- Как будто это имеет какое-то значение, - буркнул Айраутэ и без лишних вопросов побежал к импровизированной леваде.
- А ты чего сидишь? - Куруфинвэ развернулся к своему верному. - Готовь лошадей и скажи Тьелпэ, что он за старшего!
Нинкветинко ещё не успел кивнуть и отложить ножики и недоделанный кораблик, Куруфинвэ уже сбежал по склону вниз к большой площадке перед трибунами, где рыжеволосый эльф наступал с шестом сразу на двоих противников.

Второй рыжий нашёлся у края площадки, вспотевший и с синяком на боку, но довольный. Видимо, синяк был жестоко отомщен. Впрочем, когда Куруфинвэ остановился рядом, Тэльво перестал улыбаться, старательно игнорируя старшего и следя за происходящим на арене. Разбираться в его настроении Куруфинвэ было некогда.
- Вы всё ещё со мной не разговариваете или поедете со мной орков бить?
Шесты на площадке звонко встретились и разбежались несколько раз, прежде чем. Тэльво обернулся, глядя хмуро и недоверчиво:
- А как же твои сборы? Или вдруг неважно уже?
- Сборы – важно, – сурово отрезал Куруфинвэ. - Но орки слишком нагло подошли. Не отпускать же. Так вы идёте или остаётесь?
Тэльво глянул на машущего шестом брата, но тот почему-то подсказывать не спешил, с такой силой впечатав шест одному человеку в живот, что тот аж отлетел на второго, сложившись пополам и сбив того с ног.
- Ну ты ж сам не справишься, - подчёркнуто равнодушно пожал плечами Тэльво, с интересом наблюдая, как сбитый с ног барахтается, пытаясь нашарить в траве отлетевший шест или хотя бы выбраться из-под товарища.
Куруфинвэ фыркнул, ничуть не сомневаясь в ответе.
- Мне Турко поможет.
- Погоди, на него напали, что ли? – Тэльво мигом перестал изображать обиду.
- Нет, это он напасть собирается. А я собираюсь ему помочь.
Последний оставшийся противник на арене поскользнулся, но Питьо не стал пользоваться его оплошностью, чтобы добить, а вдруг развернулся и пошёл к братьям.
Тэльво, кивнул ему между делом, пробормотав обиженно:
- А вот если бы мы с ним поехали, мы бы уже напали и помогать не надо было бы.
- Всё, мне некогда с вами пререкаться, - Куруфинвэ кивнул Питьо и развернулся уходить. – Жду вас у левады.


***
Отряд ехал на запад по северной дороге вдоль Химринга, испятнанного светом из прорех в облаках, быстро гонимых ветром на юго-восток. Западней, слева и немного позади, Ард-Гален лежала ровная и серая: бледная трава, низкое сплошное небо, река в плоских берегах, похожая под этим небом на булатный клинок. Лиственницы вдоль дороги, высвеченные косыми лучами солнца, пылали золотом на этом пасмурном фоне.
Главная дорога из Аглона в Таргелион лежала южней, по ту сторону Химринга, но и этой нередко пользовались. За провоз товара южной дорогой пограничные заставы нолдор брали пошлину, так что любители риска и экономии иногда ездили здесь, рассчитывая пройти мимо застав либо через холмы, либо в окрестностях Ворот Маглора, где хребет Химринга почти сходил на нет. Нолдор их не ловили – и так разведчиков не хватает. Орки обычно тоже, хотя Куруфинвэ давно ругался на неосмотрительных идиотов, которые возят товары грабителям на Ард-Гален, вместо того чтобы безопасно доставить их в Аглон. И на недостачу дозорных башен: хотя бы у крупных водоёмов поставить, как у той же Куньей Балки. И кто его слушал?
Слышавшиеся позади голоса близнецов и их верных неожиданно стихли (чего Куруфинвэ почти не заметил) и тут же сменились гиканьем и дробью галопа по утоптанной дороге – что заметили уже все. Но не все успели сдержать лошадей, когда Хельянвэ промчался мимо, пригибаясь под нависшими над дорогой ветками и на два корпуса обгоняя своих лордов и с гиканьем гнавшихся за ними остальных верных Амбаруссар. С лиственниц за ними моросью посыпались жёлтые иголки.
Куруфинвэ нахмурился вслед близнецам, поймал такой же взгляд Айраутэ, и поморщился, отпуская приплясывающего коня вдогонку. Далеко рыжие не ускачут во весь опор, а упускать их из виду незачем.
Айраутэ ехал хмурым с самого лагеря, временами бросая по сторонам недовольные взгляды и мрачнея ещё больше. Когда к собранному им отряду присоединился Куруфинвэ с Тарьендилом, Эканаром и ещё несколькими верными – своими и Тьелкормо, - он попытался возразить, что лорду разумней остаться. Тот не удостоил его ответом. Потом к ним присоединились ещё и близнецы, и Айраутэ снова попытался воззвать к разуму (на этот раз Серкенаро, а не лордов), и снова безуспешно: Амбаруссар со своими верными сразу помчались вперёд, только Серкенаро виновато оглянулся, но поделать ничего уже было нельзя. Слушать возражения Куруфинвэ и не собирался, полагая, что шансы нападения на лагерь минимальны, тут случайным вражеским отрядом не обойдёшься, потребуется целая армия. Которая точно не пройдёт незамеченной мимо застав. А значит, лагерь нужно не оборонять, а организовывать - и с этим вполне справится Тьелпэ.
Через пару часов, как и обещал Турко, они нашли место стычки. Вытертая полоса дороги ныряла здесь в мокрую ложбину, поросшую кривыми рябинками и усыпанную по левую руку валунами. Видимо, оттуда засада и выскочила. Вправо за бугром темнел небольшой овраг, сплошь в колючем кустарнике, а прямо дорогу перегораживала живописная композиция из двух телег (одна опрокинута) и мёртвой лошади. На телегах и вокруг были разбросано какое-то тряпьё, узелок с хлебом сороки утащили в поросшую морошкой лужу и воевали теперь за добычу.
Половина отряда без команды спешилась и рассыпалась вокруг, ориентируясь на вспорхнувших из кустарника ворон. Под возмущённые крики кружащих над головами птиц они почти сразу нашли трупы – два мужских и один женский – и явный, как нарочно оставленный след: пара десятков пеших уходила к северу. Куруфинвэ снова начал опасаться побега рыжих, но по такому следу всадникам даже не пришлось замедляться, и на этот раз быстрая рысь близнецов, похоже, устраивала. Развлечений они, конечно, хотели, но не настолько, чтобы влипать в них вдвоём. Только пару раз нетерпеливо прикрикивали, когда кто-то из передовых придерживал лошадь, выскочив в каменистую старицу, где следы видны хуже, и оглядываясь.
- Ну чего застрял? – с глубоким уважением в голосе окликнул Тэльво, нагоняя задумавшегося над вялым ручьём брата и описывая вокруг него круг. Подковы глухо звенели по мелкой гальке. – Нам туда.
Куруфинвэ даже не обернулся, всматриваясь в горизонт. Бросил только:
- Я Турко ищу.
Вместо Железных гор – и гораздо ближе – в той стороне висело белое марево, скрадывая границу между землёй и тучами, бросившими вниз тяжёлое покрывало дождя. На полпути от всадников до ливня поднимался взгорок с тёмной полосой ельника по хребту: солнечный, перечёркнутый узкой тенью от облака. В любом другом ландшафте он остался бы и вовсе незамеченным, но посреди плоской равнины казался холмом. В озерце у его подножия отражалась синева между облаками: сюда дождь ещё не дошёл. Вода в озерце была мелкая, мутная и затхлая, и любой здравомыслящий командир повёл бы свой отряд на северо-восток, к роднику в Куньей балке. Где до сих пор не было дозорной башни.
- Не обогнали же мы его, - возник с другой стороны Питьо, отвлекая Куруфинвэ от нового приступа злости и грузно поднявшейся над озерцом пары цапель. - Он тебе что сказал? По следу идёт, так? А ты куда смотришь?
- Вон они! – крикнул справа кто-то из верных, и рыжие поскакали догонять, не оглядываясь.
Остальные во главе с недовольным Куруфинвэ потянулись следом, уже на скаку высматривая охотников, заметных на фоне жёлтого и бурого бурьяна больше движением, чем силуэтами. Через минуту стало ясно, что рыжим повезло: Турко действительно заметил их раньше, чем орки. Двое остановились поджидать подкрепление у одинокой сосны на макушке пологого холма, присыпанного серой каменной крошкой. По мере приближения всадников крошка росла и, когда они забрались на холм, оказалась россыпью валунов, один или два даже выше сидящего в седле Куруфинвэ.
О заметности всадников он беспокоился зря: охотники держались от орков на почтительном расстоянии, чтобы сами могли ещё разглядеть врага, а те их уже нет.
- Ну наконец-то! – поприветствовал подкрепление Тьелкормо, радостно улыбаясь, но почему-то не братьям, а запасным лошадям.
- Рассказывай, - скомандовал Куруфинвэ, подъезжая. Брат встал ему навстречу с камня, подёрнутого ржавчиной лишайника, и беспечно пожал плечами.
- Да что рассказывать? Ничего неожиданного не случилось. Сам смотри, вон где они, спешат. Думаю, они через Кунью балку прошли. И сюда, и обратно надеются.
Куруфинвэ поморщился и кивнул, снова скользнув взглядом по тёмным точкам у горизонта, и потянул повод, разворачивая коня к отряду.
- Ну что ты, поделись: сильно ли счастлив, что твои прогнозы сбываются? – едко поинтересовался Тьелкормо, схлопотав хмурый взгляд. Но продолжать обсуждение Куруфинвэ не собирался.
- Амбаруссар, берите своих, обгоните их по дуге и не дайте сбежать. Остальные, готовимся атаковать.
- Погоди, там же эдайн, - вспомнил Малторнэ, тоже покинувший свой наблюдательный пост под сосной и положивший руку на холку подведённой для него свободной лошади. - Как бы их не зашибить. А то и сами орки перебьют, назло нам.
- Они их и так перебьют, - равнодушно напомнил Куруфинвэ. - В любом случае.
- Да брось, - вмешался Питьо, - мы орков быстро перестреляем и всё! Тут и вдвоём можно справиться.
Малторнэ упрямо тряхнул головой, по-прежнему загораживая дорогу, вместо того чтобы сесть верхом, по примеру Тьелкормо.
- Давайте подумаем, наверняка же есть какой-то способ, чтобы и орков разбить, и пленные не пострадали.
- Подкрадываться с двух сторон, у кого ближе получится? – насмешливо поднял брови Тьелкормо, глядя на него с высоты коня.
- Да хоть бы и так! – не смутился Малторнэ. – Мы же обсуждали. Хоть внезапность на нашей стороне будет.
- Мы не успеем по степи подойти близко. – Куруфинвэ поморщился, пытаясь направить коня в обход внезапной толчеи на свободу. - Всех не перебьют.
Малторнэ обернулся на Тьелкормо, надеясь на поддержку – зря, - зато неожиданно дождался её от Серкенаро:
- В самом деле, лорды, почему не потратить минуту на обдумывание?
- Удрать они не успеют, - воодушевившись, продолжил взывать к разуму Малторнэ. - В конце концов, можно и поговорить с ними. Пообещать что-то в обмен на то, чтобы отпустили пленных.
- Пообещать? – Куруфинвэ презрительно скривился. – Пообещать что? Рассказать всё, что они хотели тут узнать? В самом деле, зачем им люди, если мы им всё сами преподнесём. Всё, мне надоело. Когда я говорил, что они сюда лезут шпионить, меня не слушали. А теперь я должен отпустить их со всей информацией? Ты совсем идиот, если так думаешь.
Он развернул коня и пустил его напролом, не слушая больше возражений. Амбаруссар, как по команде, подняли лошадей в галоп – только Питьо, чуть замешкавшийся, пропуская брата, успел язвительно пожелать спорщикам доспорить раньше, чем орки кончатся.
- Амбаруссар, подождите! – окликнул Малторнэ.
- Турко, уйми уже своего верного! – резко бросил Тэльво, не оглядываясь. - Пока я этим не занялся!


***
Они разделились почти сразу, целясь обойти орков с флангов. Амбаруссар повели своих верных правей, остальные, включая Малторнэ, пошли левее за старшими лордами. Невнятное пятно на дальнем холме приближались рывками, сперва распавшись на отдельные силуэты, в которых затем стало возможно отличить эдайн или орков. Подойти незамеченными им, разумеется, не удалось. На голой равнине даже близорукие орки заметили их ещё в нескольких полётах стрелы и всполошились, перейдя с шага на бег и переругиваясь, насколько можно было понять по жестикуляции. До сих пор они направлялись на север, но теперь почему-то свернули западней. Верные Амбаруссар не замедлили на это ответить, подгоняя лошадей, а кто-то особенно рьяный даже выстрелил. Стрела вскинулась по пологой дуге, тускло блеснув наконечником на её вершине, и клюнула жёлто-бурую траву в добрых ста шагах позади беглецов. Те ускорились, подгоняя эдайн. Одна из них споткнулась, едва не упав, и тут же получила за это такой удар копьём по хребту, что Малторнэ охнул про себя. И успел испугаться, что пленных сейчас просто перебьют, избавляясь от неповоротливой добычи, чтобы быстрей убегать или свободней драться. Но женщина поднялась, а орки, очевидно, решили не тратить и так скудное время на резню, продолжая вместо этого гнать пленных перед собой, хоть те и старательно спотыкались, несмотря на убедительные копья в спину. Малторнэ, наконец, понял, куда они направляются. Соревноваться в скорости со всадниками в поле – затея заведомо безнадёжная, и орки вовсе не собирались бежать от них до самого Ангамандо. Вместо этого с треском проломились через низкий вереск на очередном взгорке и свернули в берёзовую рощицу, давно облетевшую и торчавшую теперь в небо белым рыбьим скелетом. Под этой неубедительной защитой орки перестали удирать, быстро поругались о чём-то, согнали эдайн в кучу и укрылись за ними, мешая эльдар воспользоваться преимуществом прицельной стрельбы.
Один из орков зачем-то высунулся из-за этого прикрытия, но не успел Малторнэ подумать, что переговоры всё-таки будут, как вражеской неосторожностью воспользовались сразу двое лучников. Первая стрела взвизгнула по одной из нагрудных пластин и ушла куда-то в ноги пленным, но другая воткнулась глубоко, швыряя орка навзничь, на ржавую листву. Роща взорвалась птицами, прыснувшими в небо и с гвалтом заметавшимися над голыми кронами.
После этого, как по команде, засвистели стрелы от верных Амбаруссар и мгновением позже – вокруг Малторнэ. Орки открыли ответную стрельбу – навесом, даже не пытаясь целиться. Из-за пленных они предусмотрительно не выглядывали.
Сократив расстояние ещё на треть, всадники по команде Тьелкормо рассыпались полукругом, продолжая стрелять и двигаться, но держа дистанцию – и с берёзками, и между собой, чтобы от навесной стрельбы орков было меньше толку. От прицельной, к сожалению, его было немногим больше. Первая стрела Малторнэ канула где-то позади пленных, попав или нет - неизвестно. Пленные что-то кричали на разные голоса и дёргались, мешая целиться, но почему-то не догадались залечь. На втором выстреле лошадь под ним с хрипом шарахнулась в сторону, избегая чужих копыт, и стрела ушла левей, гулко ткнувшись в одну из берёзок и скупо осыпав орков остатками листвы. Ряд пленных вдруг просел в середине, показывая в прорехе мёртвого орка с торчащей откуда-то из головы стрелой и лучников над ним. Малторнэ выстрелил, ловя момент – и не только он: в прореху канули сразу три стрелы, свалив ещё одного орка и срикошетив от доспеха другого, а следующие вдруг угодили в эдайн, вздёрнутых обратно на ноги. Малторнэ тупо таращился на девушку в светлом платье, стоящую со странно повисшей головой и стрелой под ключицей – он даже не понял, чьей – пока не понял, что её просто держат сзади. Пленные залегли бы давно и охотно, если бы им позволили.
Справа визжала лошадь, слева изобретательно ругался возникший над самым ухом Турко. Малторнэ отмер, потянувшись к колчану у бедра, - и тут же отдёрнул, едва не получив стрелу – вражескую – прямо в руку. Промахнувшись, стрела ткнулась в колчан и застряла там, дрожа от разочарования.
- ...в порядке?! – сложился вдруг в слова голос Турко, и он поднял голову, кивая и выбрасывая сперва выдернутый рывком орочий подарок, а затем и часть собственных стрел, сломанных им.
Перестрелка продолжалась недолго. В пленных стрелы втыкались легче, чем в доспешных орков, но те по непрерывно движущимся всадникам попадали ещё хуже, и скоро стычка перешла в рукопашную – сперва силами пленных, сумевших в суматохе завладеть оружием, когда орки потеряли численное преимущество, а потом и эльдар подоспели. Через минуту всё кончилось.
Малторнэ, под конец перестрелки не только заметивший, но и ощутивший, наконец, рану в ноге, подъехал в числе последних и остановился у края рощи рядом с Куруфинвэ, глядя, как спешившиеся разведчики с Тьелкормо и Амбаруссар помогают уцелевшим эдайн добивать орков.
- Может, там живые есть, - не очень уверенно предположил Малторнэ. - Хоть узнаем, зачем они приходили.
Ни к кому конкретно он не обращался, но лорд пожал плечами. Цель ему и так была понятна: пусть орки и плохие разведчики, но какую-то информацию могут собрать и они. Либо принести с собой, либо не вернуться и доказать тем самым, что наткнулись на разъезд. Главное он и отсюда видел: орки в бой уже не рвались, лежали смирно мёртвые или умирающие. А лезть к причитающим эдайн не видел смысла. Пусть целители лезут, благо Айраутэ включил в отряд Амилвендэ на этот случай.
Какое-то время все бродили в пятнистом бело-медовом перелеске скупо перекликаясь и вытаскивая из-под мёртвых орков выживших людей – и наоборот. Подсчёт трупов немного сбил воодушевление.
Грибов в березняке оказалось множество, и растоптанные они пахли оглушающе, мешаясь с запахом крови и вспоротых внутренностей.
У эдайн хватало и раненых, и погибших, над которыми уже хлопотала Амилвендэ или рыдали родственники. Но рыдающих было не так много – меньше, чем благодарных. У эльдар оказалось четверо легко раненых, да ещё лошадь Тьелкормо, тоже легко.
Благодарности преимущественно он и принимал, царственно кивая и улыбаясь: Куруфинвэ по-прежнему держался немного в стороне, а Амбаруссар продолжали обход берёзок, иногда поддевая кого-то из лежащих орков сапогом и излучая смесь победного воодушевления и досады, что развлечение кончилось.
Их верные вполголоса обсуждали орочье оружие ("Из Ангамандо или дикие?" –- "Брось, диких ты когда последний раз видел? Их давно или перебили всех, или в тот же Ангамандо загнали. Да и не было у диких никогда такого доспеха.").
Амилвендэ, приговаривая что-то успокаивающее, перевязывала всхлипывающую девушку, почти того же возраста, что встреченная ими в лесу беглянка. Рядом стоял парень постарше и с непонятным выражением смотрел на лежачую берёзку, к которой сносили погибших эдайн. Пока что там лежало три трупа, но Малторнэ видел, что верные Куруфинвэ несут туда же ещё одного, придерживая голову на надрубленной шее... Сколько их было всего-то?
У ближнего края березняка Серкенаро, присевший на колено рядом с бесформенной кучей тряпок – то ли раненый, то ли мёртвый, и непонятно даже, человек или орк, – встал, отряхивая штанину, и махнул рукам своим лордам. Те не заметили, оживлённо перебрасываясь непонятными короткими репликами, и остановились только возле Малторнэ. К Серкенаро вместо них подошли несколько человек, а потом и Амилвендэ.
Малторнэ хотел было позвать её и избавиться, наконец, от стрелы в ноге, но зацепился взглядом за непонятную картину: по другую сторону от берёзки, полускрытый камнем, кто-то из эдайн сидел на корточках над орочьим трупом и возился там с чем-то, то ли рассматривая оружие, то ли...
- Вот видишь, - снисходительно обернулся Тэльво, отвлекая его от недоумения, - почти всех спасли.
- Особенно, по сравнению с тем, что угнать хотели всех, - добавил Питьо, рассеянно перебирая пёрышки попавшему под руку рыжему папоротнику на склоне. Тот сухо шуршал, но не осыпался. – И нечего было панику наводить.
Малторнэ глянул в ответ хмуро. Ответить ему помешал удивлённый возглас от лежачей берёзы: туда как раз донесли ещё два трупа, и нёсшие их трое человек и Тарьендил так и остались стоять там же. На возглас Тарьендила к ним подошли ещё двое нолдор и тоже остановились. Смотрели все на один из трупов – невидимый для Малторнэ за их спинами.
- А он тут откуда?.. – растерянно сказал Танверо.
- Что там у вас? – лениво окликнул Питьо, довольный собой, братьями и удачной поездкой в целом. Перед ним расступились, пропуская, но он тоже удивлённо остановился всего через пару шагов. Нахмурился озадачено:
- Откуда он тут взялся?
- Вот и я говорю...
Предмет их интереса, как обнаружил подошедший Малторнэ, положили немного в стороне от трупов людей: смутно знакомый ему эльда с подсохшей уже кровью под разбитым носом и растрепавшимися светлыми волосами. Больше нигде на нём крови не было, даже вокруг торчащей из груди стрелы с полосатым оперением. На лице застыло удивлённое и обиженное выражение, как будто он и сам недоумевал, как с ним могло такое приключиться.
В толпе у лежачей берёзы запереглядывались, косясь на Куруфинвэ. Когда Малторнэ тоже обернулся, тот уже заметил столпотворение и повышенный интерес к своей персоне, но пока по-прежнему сидел верхом, и никуда не двигался, дожидаясь доклада.
Тэльво тем временем повернулся к стоящим рядом людям:
– С вами был эльда?
- Да, лорд, - поклонился ближайший человек.
- И вы не удосужились об этом до сих пор сообщить? – буркнул Питьо. - Откуда он с вами ехал?
- Эльда? – встрепенулся Куруфинвэ, услышав. Выругался и тронул коня пятками, направляясь посмотреть лично. Тьелкормо за ним.
- От старой заимки, лорд, - продолжал человек, косясь на приближающихся ещё двоих лордов. - Вышел из леса, попросился на телегу.
- Кто там? – спросил Куруфинвэ с высоты коня, подъезжая.
Питьо откликнулся:
- Ингасиндо, - и Малторнэ снова опешил, сообразив, наконец, откуда ему знаком погибший. Они никогда не общались, но это же кто-то из мастеров Куруфинвэ, вроде. Что ему делать здесь, да ещё в одиночестве?..
Остальные, похоже, задавались тем же вопросом.
- Он к тебе ехал, что ли? – озвучил его вслух Тьелкормо.
- Ингасиндо? – недоверчиво переспросил Куруфинвэ. - Он должен был со своими проверять месторождение вообще на южных отрогах.
- Так что он тут делал тогда? – непонимающе обернулся Питьо сначала к брату, потом к людям. Ни тот, ни другие отвечать не спешили. Куруфинвэ и вовсе возразил:
- Да ну, как его сюда-то занести могло? – Придумал правдоподобную версию и ускорил шаги, спеша проверить: - Это точно он вообще? – надеясь, что мало знакомые с геологами близнецы что-то напутали.
Опознавать ему не мешали. И судя по его реакции, близнецы не напутали, это действительно был Ингасиндо.
- Ах ты ж...
Куруфинвэ обернулся к Тьелкормо:
- Это ещё что такое? Почему эта девчонка ваша не сказала ничего?
- А что, ты бы иначе действовал? – язвительно поинтересовался Малторнэ, без лишнего пиетета к младшему брату друга. Тот отвечал взаимностью:
- А ты вообще заткнись, не с тобой говорю! – и повернулся к Тьелкормо, по-прежнему ожидая ответа.
- Что? – опешил тот, до сих пор считавший вопрос риторическим. – Мне-то откуда знать?!
Столпившиеся поодаль люди смотрели на ругающихся с опаской: интонации в переводе с квенья не нуждались. Да и валяющийся под ногами труп эльфа тоже намекал...
- Как вы её расспрашивали вообще?!
- Быстро! – огрызнулся Малторнэ. - Перевязали и отправили к тебе, а сами побежали выслеживать орков! А ты как её расспрашивал?
- Я её вообще не видел! А жаль, узнал бы уж точно больше, чем вы!
- Я видел, как ты старался всё узнать перед атакой! А теперь виноватых ищешь?
- Перед атакой! – издевательски повторил Куруфинвэ. - Что я там мог узнать? От кого? От вас же?
- Хватит вам! – влез, наконец, Турко. - Криком делу уже не поможешь. Давайте расспросим эдайн, не знают ли они ещё чего-нибудь. Хотелось бы закончить здесь до того, как стемнеет.
- О да, может, они ещё десяток моих инженеров прячут! Я лично здесь уже закончил!
С этими словами Куруфинвэ пошёл прочь, не слушая больше возражений. Но не успел дойти до коня, как его окликнул Тарьендил, приподнявший было тело Ингасиндо, но тут же положивший обратно:
- Лорд, здесь что-то есть. – Он осторожно потянул шнуровку на испачканной кровью рубашке и выудил толстую потрёпанную тетрадь. Быстро пролистал страницы и пошёл к Куруфинвэ. – Какие-то записи, рисунки. Может быть, тут найдётся что-то про его находку.
Куруфинвэ раздражённо вырвал тетрадь у него из рук, так же быстро долистал до последней исписанной страницы и швырнул в мокрую траву. Молча забрался на коня и поехал обратно к дороге, доверив возню с трупами и освобождёнными эдайн другим. Его верные, помедлив от неожиданности несколько мгновений, разобрали лошадей и поехали следом.
Подошедший Тарьендил остановился над тетрадью, растерянно глядя на шуршащие под ветерком страницы, где рваные строчки записей змеились вокруг горных хребтов и водопадов. Малторнэ подобрал тетрадь, стряхнул с обложки грязь и прилипший коричневый лист и сунул в сумку.
Амбаруссар собрались было следом, но Серкенаро объяснил им, что без них никак не справятся – что, в общем, соответствовало действительности. Нужно было натаскать воды для обработки ран, да трупы бросать посреди поля не хотелось, даже вражеские. На роль орочьей могилы, за неимением лопат, определили подходящую промоину и кое-как заложили трупы камнями. После чего, наконец, умылись из того же ручья, разобрали по лошадям раненых (хорошо хоть, тяжёлых ранений не было) и своих погибших и направились к югу – куда медленней, чем умчавшийся вперёд Куруфинвэ.
Впрочем, до самого лагеря гнать во весь опор и он не стал, так что отряд ненадолго догнал его возле брошенных на дороге телег, где Куруфинвэ остановился проверить, не валяется ли под ногами ещё каких документов экспедиции - полезней, чем тетрадка с картинками.
Спасённых эдайн к тому времени успели расспросить все, включая Тьелкормо, Серкенаро и снова заскучавших Амбаруссар. Но они так и не смогли ничего толком ответить, хотя тетрадку с рисунками вспомнили: эльф цеплялся за свою сумку, даже когда их погнали куда-то на север, но орки, заинтересовавшись таким его поведением, сумку отобрали и выпотрошили, а потом ещё и побили пленника от разочарования, что внутри не обнаружилось ожидаемых ценностей. Мол, нечего было вводить в заблуждение. Но тетрадку он после этого всё равно подобрал.
Кроме разбитого носа, этот рассказ мало что объяснил. Мастер свалился на людей, как снег на голову, по дороге на праздник. Просто возник из-за очередного бугра и радостно попросился в компанию. Говорил много и охотно, но всё о ерунде, из полезного эдайн запомнили только, что он был чем-то очень взбудоражен и рад, повторял, что нашёл что-то очень важное, и даже объяснял непонятными словами, что именно. Но непонятных слов никто не запомнил, а насчёт места и вовсе сомневались, что Ингасиндо что-то говорил. Только что направлялся он на тот же праздник, поскорей сообщить лорду о своей находке.
Где-то на этом этапе расспросов у Куруфинвэ снова кончилось терпение, и он снова поехал вперёд, не желая сперва дожидаться, пока эдайн починят свои телеги, а потом тащиться рядом с этими телегами со скоростью пешего. Тащиться им предстояло в ту же сторону: Амилвендэ настояла, что в лагере им проще будет оказать помощь, чем в деревне, где ни одного целителя нет. К тому же, лагерь был куда ближе.

В лагере и без того счастливого Куруфинвэ ждало ещё одно приятное известие. С первого взгляда его ничего не насторожило: дети по-прежнему бегали, лучники и щитовики по-прежнему тренировались, у южного края лагеря снова показывали какое-то представление. Ну, хоть что-то. Тьелпэ догадался, похоже, поменять расписание, отодвинув на вечер всё, что требовало участия или судейства уехавших феанариони, но Куруфинвэ всё равно досадливо морщился и про себя проклинал невовремя проснувшихся орков. Почти полгода сидели смирно – чего им сейчас-то вожжа под хвост попала? Весь турнир из-за них кувырком! А сколько времени на подготовку убито!
Впрочем, ситуация ещё не безнадёжна. Озабоченные лица вокруг попадались, но это можно было объяснить беспокойством за уехавший отряд или неудачей в поединке – мало ли чем. Выражением лица Куруфинвэ, в конце концов.
Подозревать неладное он начал уже после того, как они оставили лошадей у левады и направились к трибунам: когда Райтандо спросил:
- Лорд, а кого ты оставлял командовать лагерем?
Тьелпэ и в самом деле не было видно, но, найдя Нинкветинко, Куруфинвэ ожидал услышать об отсутствии сына что угодно, только не новость про ещё один орочий отряд и про то, что Тьелпэ с какой-то стати вздумал прогнать его лично.
Ругаться по осанвэ он потянулся, даже не дослушав.
(о) Тьелпэ!
Отозвался тот не сразу, возмутив Куруфинвэ ещё больше, так что тот сразу напустился на сына:
(о) Это ещё что за новости? Я кому сказал оставаться в лагере?
Тьелпэ был в порядке, только настроение странное, слегка пришибленное. Ответил он из-за этого тоже с запинкой:
(о) Извини. Нам сообщили про ещё один отряд орков.
(о) И ты решил поохотиться на них лично? – саркастически поинтересовался Куруфинвэ, испытывая желание пришибить его ещё сильнее.
(о) Я не знал, кого ещё отправить, - сказал Тьелпэ и замолчал, старательно не упоминая, по чьему решению из лагеря одновременно пропали сразу все кандидаты в командиры. Не говоря уж о старших родственниках. Но продолжил, не дожидаясь очередного "поумничай тут": - Мы уже возвращаемся.
Желание пришибить усилилось, но затягивать разговор Куруфинвэ не собирался. Ему и так хватило уже осанвэ на сегодня.
(о) Вы ещё в деревне?
(о) Только выехали.
(о) Орки вокруг есть?
Тьелпэ помолчал – подсчитывает орков, что ли? – и заключил:
(о) Не думаю.
(о) Хорошо. Езжайте назад по дороге, вас встретят.
(о) Хорошо.
Куруфинвэ снова подумал было спросить, почему Тьелпэ сегодня соображает ещё медленней, чем обычно, тот первым спросил, посомневавшись:
(о) У тебя всё в порядке? – тоже, значит, заметил чужое настроение.
(о) Да, - коротко ответил Куруфинвэ и разорвал связь. Обмен впечатлениями от приятного дня он решил приберечь на потом, после головомойки не в меру самостоятельному мальчишке. Что бы ни испортило ему настроение, добавить не помешает.
И только утвердился в этом решении, когда оказалось, что тот и Тинтаэле своего зачем-то потащил воевать, бросив организацию лагеря и все хозяйственные вопросы на Нинкветинко.
Примечания:
В эту главу все трупы не влезли, немного осталось на следующую

Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.