Не ждать, не возвращаться 155

Ви автор
Реклама:
Джен — в центре истории действие или сюжет, без упора на романтическую линию
One Piece

Пэйринг и персонажи:
Винсмоук Санджи, Винсмоук Рэйджу, Винсмоук Ичиджи, Винсмоук Ниджи, Винсмоук Ёнджи
Рейтинг:
PG-13
Размер:
Мини, 2 страницы, 1 часть
Статус:
закончен
Метки: Ангст Драма Насилие Пропущенная сцена

Награды от читателей:
 
Описание:
Санджи умер — и это Рейджу не нравится.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Последние главы Куска — то ещё испытание.
Рейджу, девочка, я в тебя верила!
2 октября 2016, 05:06
      Рейджу — сильная девочка.       Модификация прошла успешно, её показатели высокие, «потрясающие-ох-невероятные-ах-невообразимые», как любит повторять придворный учёный-наблюдатель в выбеленном халатике. Рейджу знает, что он и моргнуть не успеет, если она решит выпустить кишки из его толстого брюха. Отец тоже знает это — и с удовольствием ерошит её волосы.       Рейджу нравится чувствовать себя сверхчеловеком. Рейджу нравится развлекаться с братьями. Рейджу нравится быть папиной любимицей.       Санджи умер — и это Рейджу не нравится.       Стол накрывают торжественно — пожалуй, чересчур торжественно для траура. Рейджу кажется, что отец уплетает ужин с гораздо большим аппетитом, чем обычно. Иногда он окидывает её внимательным взглядом, и она с сосредоточенным усилием продолжает пережёвывать кусок ягодного пирога.       Вслух про Санджи вспоминают лишь единожды — когда Ниджи, скривясь, с нарочным скрипом отодвигает от себя тарелку наваристой рыбной похлёбки, а Ичиджи, увидев это, хлопает себя по лбу.       — Вот чёрт, мы так и не опрокинули на его тупую голову миску протухшего бульона!       Йонджи ржёт, не переставая, и пуляется хлебом через стол.       Еда в этот день преснее некуда, но Рейджу единственная, кто это замечает.       Рейджу — умная девочка.       Она догадывается, в чём дело, раньше, чем по коридорам замка начинают расползаться ядовитые змеи-слухи.       Она не спускается в подземелье, потому что боится, что за ней увяжутся братья. А им хватает шести месяцев на то, чтобы заскучать и, прислушавшись к разговорам прислуги, вспомнить о ненужном братце — и сделать ненужные выводы.       Рейджу не врёт отцу, когда сталкивается с ним во внешнем дворе замка.       «Я иду к могиле матери», — сообщает она, и он её не останавливает, потому что голос Рейджу звучит уверенно и бодро — весьма неподозрительно.       Рейджу всего лишь не договаривает, что навестит её после того, как забежит в медицинское крыло.       Могила матери красиво убрана цветами: за ней тщательно следят слуги, не отец. Отец слишком занят — детьми, наукой и великими планами, в реализации которых она скоро примет непосредственное участие.       Рейджу крепко стискивает в ладони ремешок переполненной бинтами и лекарствами сумки. Глядя на тускло поблёскивающий в лучах солнца крест на надгробии, она отчасти перестаёт сомневаться.       В комнате-клетке Санджи пусто. Особенно пусто после визита братьев.       Ниджи не удержался, заметив на столе кухонный нож, но Санджи не просит Рейджу обработать порезы — он просит её вернуть книги рецептов, которые у него отобрали.       Рейджу чересчур туго бинтует его руку и показательно хмурится.       Она не собирается вызывать у братьев подозрений. Она приносит ему другие книги.       В одной из них — она проверяла — находится рецепт самого любимого маминого десерта.       В клетке-комнате Санджи холодно. Особенно холодно от прикосновений к железной маске.       Рейджу надеется, что Санджи хоть чуть-чуть согревает изнутри сытным обедом. Она старается как можно медленнее обрабатывать его ушибы, ненароком соприкасаясь своей кожей с его: её руки в разы теплее.       А ещё, кажется, тепло ему становится тогда, когда он угощает её приготовленной им же едой. Примитивной, совсем не королевской — но отчего-то вкусной.       Рейджу — смелая девочка.       Слишком смелая, чтобы её поступок одобрил отец.       Недостаточно смелая, чтобы сравниться с Санджи.       Рейджу давится рыданиями и смотрит ему вслед до тех пор, пока круизное судно не спускает паруса.       Не только Санджи, но и она должна бежать без оглядки, мчаться вперёд по ошмёткам трупов и обломкам крепостей. Так велит грандиозный план отца — но Рейджу слишком многое поняла, чтобы торопиться быть сегодня послушной девочкой.       Рейджу — жалкая, эгоистичная, малодушная девчонка. И это главное, в чём она Санджи превзошла.

***

      Её братья с неделю горячо обсуждают миссию, бахвалятся успехами и со смехом имитируют предсмертные вопли противника — про Санджи вспоминают нескоро.       — Этот безмозглый слабак и правда сбежал? Или на этот раз всё-таки подох? — Ниджи цокает языком, подкидывая на ладони увесистый камень.       — Не успел бы далеко удрать! — весело скалится Йонджи. — Может, я сам его пришиб и не заметил, ха-ха!       — Для него же было бы лучше помереть поскорее, — констатирует с ухмылкой Ичиджи.       Ниджи прицеливается и запускает камнем в пристроившуюся на парапете открытой террасы чайку. Та пронзительно вскрикивает и взлетает, в неуклюжей панике теряя белые перья.       — Вали на небеса и передай это Санджи!       Все трое взрываются смехом.       Рейджу почти привычно, почти без усилий растягивает кончики губ — и смеётся почти так же громко.       На этот раз она с ними согласна.       Санджи для них умер — и это Рейджу нравится.       Может быть, смерть отнесётся к нему справедливее, чем семья.
Реклама: