Рагнарок Старшего Бога Евангелиона 123

Смешанная направленность — несколько равнозначных романтических линий (гет, слэш, фемслэш)
Neon Genesis Evangelion, Лавкрафт Говард Филлипс «Мифы Ктулху», Годзилла, Лавкрафт Говард "Цикл Снов", Evangelion Shin Gekijoban, Neon Genesis Evangelion: Girlfriend of Steel, Neon Genesis Evangelion: Second Impression, Neon Genesis Evangelion RPG: The Nerv White Paper, Падение Ктулху, Ким Сергей «Чужая жизнь» (кроссовер)

Пэйринг и персонажи:
Синдзи Икари, Каору Нагиса, Рей Аянами, Аска Лэнгли Сорью, Тодзи Судзухара, Кенске Аида, Хикари Хораки, Мана Кирисима, Асари Кейта, Мусаши Ли Страсберг, Мари Илластриэс Макинами, Мария Винсенн, Маюми Ямагиси, Виктор Северов, Мисато Кацураги, Рёдзи Кадзи, Рэндольф Картер, Харли Уоррен, Харлот, Ноденс, Ньярлатхотеп, Ктулху, Годзилла
Рейтинг:
NC-17
Размер:
планируется Макси, написано 3003 страницы, 184 части
Статус:
в процессе
Метки: Альбинизм Анальный секс Антигерои Би-персонажи Библейские темы и мотивы Боги / Божественные сущности Война миров Вторжение пришельцев Гедонисты Гомофобия Драма Каминг-аут Насилие Новеллизация Охотники на нечисть Политика Приключения Психологический ужас Психология Романтика Свободные отношения Социальные темы и мотивы Спасение мира Становление героя Темное фэнтези Темы этики и морали Философия Хтонические существа Черный юмор Экшн

Награды от читателей:
 
«Весьма интересно!» от murzei_in_chaos
«За "Апофеоз Евангелиона"» от Tezkatlipoka
«За скрытый потенциал!» от Deiadora
Описание:
После Третьего Удара Синдзи Икари остался последним живым существом на планете, обречённым вечно страдать за свои грехи. Но Ангел Господа даровал ему возможность изменить свою судьбу. Не имея воспоминаний, но будучи взрослее и обладая умением проникать в иные миры через сны, Синдзи снова предстоит пережить противостояние людей и уже теперь других чудовищ, победить в войне, где его самый главный враг — предопределённая судьба, ибо Ангел Господень совсем не такой добрый, каким может показаться...

Посвящение:
Различным авторам, меня вдохновившим: Г. Ф. Лавкрафту, Скотту Бэккеру, Хидеаки Анно, студиям Gainax и Тохо, Клайву Баркеру; Байлзу Джону и М. Роду (за фанфик "Дети Древнего Бога"), Юрию Петухову (за "Звёздную Месть", душок сего отменного трэша вложил немало сил для написания фанфика), Кацухито Акияме (за мангу "Bastard!!") и авторам комикса "Ménage à 3" (http://mintmanga.com/m_nage___3)??

Публикация на других ресурсах:
Разрешено копирование текста с указанием автора/переводчика и ссылки на исходную публикацию

Примечания автора:
Официальный арт: https://vk.com/id451401227?z=photo451401227_456239023%2Falbum451401227_00%2Frev Получилось на уровне постаравшегося школьника, но, как по мне, качественно и суть отражающи.
С канонами можно ознакомиться:
Фильмы про Кайдзю: https://daily.afisha.ru/archive/vozduh/cinema/samaya-polnaya-istoriya-godzilly-19542014/
И комиксы: http://readcomiconline.to/Comic/Godzilla-Kingdom-of-Monsters-2011
Творчество Г.Ф.Л: http://knijky.ru/authors/govard-fillips-lavkraft
NGE, ребилды: http://adultmult.tv/html/evangelion.html
Fall of Cthulhu: http://readcomiconline.to/Comic/Fall-of-Cthulhu
3 Изображения некоторых персонажей:
Синдзи Икари: https://yadi.sk/a/IVSvNd8j3XbEr3/5b1c0569a69d23535606ceb6 (Только по канону у него голубые глаза)
Каору Нагиса: https://yadi.sk/a/si66m9ka3VQjZ8/5c750774a69d23ac08d9275d
Аска Сорью Ленгли: https://yadi.sk/a/IVSvNd8j3XbEr3/5b1c0569a69d23535606ceba
Рей Аянами: https://yadi.sk/a/IVSvNd8j3XbEr3/5b1c0569a69d23535606ceb7 (Мне по душе как она тут нарисована: и симпатичная, и жутковатая одновременно)
Рэндольф Картер: https://yadi.sk/a/IVSvNd8j3XbEr3/5b1c0569a69d23535606ceb8
Харли Уоррен: https://yadi.sk/a/IVSvNd8j3XbEr3/5b1c0569a69d23535606ceb9
Харлот: https://yadi.sk/a/IVSvNd8j3XbEr3/5b1c0569a69d23535606cebb
Ньярлатхотеп: https://yadi.sk/a/IVSvNd8j3XbEr3/5b1c0569a69d23535606cebc (в не очень людском виде). Он же в истинном виде: https://yadi.sk/a/IVSvNd8j3XbEr3/5b1c0569a69d23535606cebd

Глава 55. Свет за тьмой и тьма за светом.

21 января 2017, 18:42
Взрыв, шум, вопли и пропажа посланных бойцов всполошили обитателей лунного города. Он суетились, более страшась прогневать своих Повелителей, нежели напавшего на них врага. В конце концов — думали они — их враг всего-навсего смертный, пусть и наделён чародейской силой. Ни один маг или полубог не выстоит перед ликами Ползучего Хаоса Ньярлатхотепа, ибо нет в них Истины, а в нём есть. И эта Истина ужасна и разрушительна для всего. Гнев их Господа Бога был страшнее любых врагов, и едва ли менее страшным сулил оказаться гнев Его Первосвященника. Среди их народа представителем Высшей Силы, подобно Моисею, был именно он — нестареющий верховный жрец из Ленга, всегда носивший шелковые одеяния и маску. Он в одиночестве жил в монастыре посреди холодного мрачного плато. Пред ним трепетали все его рогатые рабы и щупальцемордые рабы — хозяева его прочих рабов, боясь, лишний раз даже взглянуть на его обиталище. А уж когда Первосвященник являлся и требовал рабов для своих ритуалов… Но никто и не думал бунтовать против него, понимая, что от этого будет лишь хуже. Ньярлатхотеп был Богом карающим по меньшей мере, до седьмого колена… Помня всё это, несколько десятков элитных бойцов из числа рогатых и вооружённых духовыми трубками лунных тварей неслись по широкому грязному коридору. Слизни испуганно вползали в щели. Многие из них погибли под копытами и когтистыми ногами лунных тварей. Среди них шли жрецы в балахонах и масках. Они были свитой Первосвященника, коих он прислал лично проконтролировать ситуацию. Когда они вышли к мосту, их ждало сильное удивление. Мост пал, а шоггот-страж булькал внизу в не лучшем состоянии. Воины-полулюди испытали суеверный ужас. Кто обладал столь великой силой, что смог сокрушить многоликого демона? Лунные твари как-то неприятно неуверенно попятились назад. Они крутили тупыми мордами и взволнованно шевелили щупальцами. Жрецы в балахонах потребовали перебраться через мост и покарать нарушителя. Неохотно они подчинились. Они боялись чародеев, но Первосвященника они страшились куда сильнее. Требовалось принести лестницу. Получеловеки побежали за ней. Солдаты же всё прибывали. В коридоре их в тесноте, смраде и духоте сбилось до полусотни. Они несли арбалеты, луки, даже примитивные мушкеты… Синдзи взволнованно высунулся из-за двери. Он такого сборища ему сделалось не по себе. Одной гранатой столько не прибьёшь, энергия в пушке Йит на исходе… Парень взволнованно обернулся к клубившемся рядов в воздухе Снгаку. — Их так много… Ужас, как нам быть? — спросил Синдзи. — Что они для меня? Они — солома, — уверенно молвил дух. — Я боюсь только Первосвященника. Я чувствую его ауру зла даже отсюда. Ты не представляешь, сколь он ужасен. — Что он делает? — спросил Синдзи. — Приносит жертвы — я знаю, но остальные тоже… — Первосвященник ищет сновидцев и чародеев. Он поглощает их, дабы овладеть их силой. Этим даром его наделил сам Ньярлатхотеп. Ещё он даровал ему войско своих охотников, которые могут явиться в любую точку Мироздания по первому его мысленному зову прямо из Внешней Пустоты. Сам Первосвященник уже приходил ко мне. Он жаждет овладеть мною, — рассказал Снгак. — Я ничего против него не смог. Его не взять никакой магической силой, он… — Я знаю, он очень крутой! Заебись крутой — да! Но, чёрт возьми, мы будем отсюда выбираться или нет?! Если вы так боитесь Первосвященника, то просто завалите тех ребят и вытащите меня через тот зубастый кусок дерьма! — потребовал Синдзи. — А дальше — я сам! — Я помогу тебе, как обещал, но помощи в борьбе с Первосвященником я не окажу. Поверь, я был бы рад избавить Мир Снов от такого зла, но это не в моих силах. И не в твоих. В тебе есть определённый потенциал, но он так мало развит… — Я уже слышал про мой потенциал. Я был бы рад записаться в местный Хогвартс, но давайте быстрее! Аянами может погибнуть в любую минуту! — поторопил Синдзи. Снгак более ничего не сказал. Он мощным порывом устремился в бой. Синдзи осталось только выглянуть следом и смотреть. При виде фиолетового облака, лунные твари выпустили дождь дротиков. Они пронзили духа — и ничего — это оружие просто прошло как сквозь обычный дым. Синдзи укрылся от дротиков за двери. Потом он снова выглянул. Снгак безжалостно выкашивал врагов. Дротики, ятаганы, пики, когти, и прочее оружие не брало его газообразное тело. Зато он сам как только не убивал своих противников. Первых бойцов он побросал к шогготу. Тот, желая восполнить испарённую биомассу, с радость вцепился зубами мясо, не разбирая чьё оно. Душераздирающие вопли полулюдей едва не заглушили крики остальных жертв разгневанного духа. Он разрывал их в куски, с хрустом ломал шеи, выдавливал глаза, вырывал клубки пульсирующих щупалец из морд лунных тварей, распарывал их животы подхваченными ятаганами… Ещё он частично проникал через рот и ноздри в тела врагов и разрывал их внутренности, отчего полулюди плевались кровью, их лёгкие частями выходили наружу; лунные твари же раздувались и взрывались изнутри, с хлопком обрызгивая всё и вся внутренностями… Тела падали и падали. Оружие бесполезно гремело. Жрецы в балахонах стали шептать заклинания, но Снгака это только разозлило. Он расправился с ними особо жестоко. Один уцелевший жрец с открытым, серым, скорченным от боли лицом пополз по первым трупам в сторону логова шоггота. — Йа… шог-гошх…йог-го… нглаиии… гла… шоггот… — проговорил он, возможно пытаясь приказать шогготу подняться и атаковать Снгака. Шоггот же, услышав чего-то там бормотавшего получеловека, взметнул щупальца и с воплям утащил его к себе… Похоже, эти монстры плохо поддавались контролю. Синдзи отвернулся от бойни. Пусть работает. Сам он встал у стены и принялся ждать. Звуки бойни продолжилась около минуты. После Снгак быстро вернулся. — Вы всё? — спросил Синдзи, высовываясь из-за укрытия. Внизу обглоданными костями хрустел шоггот, весь коридор, по которому парень шёл, был окрашен в чёрные и красные тона. Друг на друге трупы лунных тварей и полулюдей устилали пол. Не осталось ни одного свободного места. Кого-то взорвали изнутри, из кого-то вытащили внутренности через рот, кого-то проткнули его же оружием… Где-то там ещё доносились предсмертные стоны. — Да, как видишь, — довольно сообщил Снгак. — Хорошая работа, — похвалил Синдзи и взглянул на решётку. Потом он посмотрел вниз на шоггота. Тот не спеша потянул отростки к струям крови, что стекали к нему. Конечностями он стащил пару новых трупов к себе. — Хрен с ним, — покрутил в руке гранату Икари и спрятал её в кармане. — Так вы меня вытащите? — спросил он у Снгака. — Да. Держись. Дым окутал Синдзи и легко поднял его в воздух. Икари занервничал. Снгак без усилий протащил его над шогготом. Тот уставился зелёными глазами на них, но препятствовать не стал. У него и так лежали с одной стороны горы еды, нужно было только немного передохнуть и выбраться. А ещё с другой томились отрезанные и запертые в западне животные и монстры и трясущиеся от ужаса рабы-полулюди — словом, раздолье. Снгак без проблем разломал решётку и вытащил Синдзи на поверхность. Парень встал ногами на каменный пол. Перед ним раскинулся масштабный колизей. Синдзи подошёл к перилам своего рода балкона. С него можно было осмотреть всё место… и что здесь творилось! Синдзи только оставил за плечами одни вопли, как отчётливо услышал новые. На трибунах сидели зрители — в основном лунные твари и жрецы-полулюди. На арене же творились зверские убийства. Чернокожих затравливали зверьми, резали, сажали на кол, вырвали сердца, свежевали заживо… — Их Празднество в разгаре, — пояснил Снгак. Синдзи побледнел. Это было как Освенцим, как лаборатории отряда 731, как ритуалы ацтеков, как зверства средневековой инквизиции, как деяния библейских убийц-святых — вроде царя Давида, как деяния его продолжателей вроде современных бойцов Исламского государства… Да — массовые убийства, жестокие пытки, садистские изуверства мужчин, женщин, детей, младенцев — все это было привычным явлением для нашей Вселенной, можно даже сказать, рутинными и унылым зрелище для циничного неба и равнодушного солнца. Синдзи прочёл много умных книжек, чтобы понять в каком мире он родился. Но одно дело читать об этом, что-то в теории осознавать своими юными мозгами, и совершенно иное — увидеть всё это вот этими широко раскрытыми голубыми глазами! Потом Синдзи всё же собрался и опомнился. Он несколько раз уверенно сжал и разжал правый кулак. Жертвы истошно кричали. Полулюди дробили конечности молотками, клали под пилы и железные молотилки весь захваченный народ несчастных чернокожих во славу своего ненасытного до крови и мук Бога. Лунные твари когтями резали кожу, заживо её срывали с тел скованных рабов, другие рядом же из иных — ещё живых — жертв вырезали внутренности. Кого-то, повалив группой, ели живьем, начиная с рук и ног… — «Не убегать! Не убегать!» Женщинам в рот вливали расплавленный металл на глазах их детей… — «Не убегать! Не убегать! » Живых младенцев раздавали лунным тварям, сидящим на трибунах, дабы они без лишних телодвижений смогли принять участие в священном Празднестве Чёрного Солнца. — «Не убегать! Не убегать! » — Среди них считается богоугодным есть мясо только живой жертвы, — пояснил Снгак, когда к какофонии предсмертных криков разом прибавилось множество голосов новорождённых… — «Не убегать…» Синдзи выдохнул. Ему предстоит испить до конца эту проклятую чашу. Взяв себя в руки, парень стал взглядом искать Рей Аянами, как среди приводимых на убой жертв, среди приносимых в жертву и среди уже «отработанных». Но нет — среди изуродованных и уродуемых живых и мёртвых тел он её не увидел. — Сколько… сколько это будет продолжаться? — дрожащими губами спросил Синдзи. — Весь день от полудня. До ночи, — ответил Снгак. — Значит, это только начало… — понял Синдзи. — Сколько же они убьют за весь день?! Пока он стоял и смотрел за Празднеством, его с соратником заметили. Лунные твари подняли тревогу. Стражники с копьями ринулись с двух сторон. Благо Снгак легко с ними разобрался, за пару секунд скинув по две дюжины лунных тварей прямо к шогготу. Там они нашли смерть от его щупалец и пастей… — Её здесь нет, да? — спросил Снгак. — Да… я что-то её не вижу, — Синдзи озадачился. Он ждал увидеть самое страшное — изрубленное или заживо съедаемое тело Аянами, он был готов с броситься на вооружённый отряд … И что теперь? На самом высоком, богато украшенном балконе восседал Первосвященник. Он находился на самом высоком троне. У его престола на флейтах и барабанах играл целый оркестр прислужников. В это время раб подполз к подолу шелкового одеяния и смиренно доложил о ситуации в подземелье. Первосвященник отнёсся к этом спокойно. Он привстал с места и что-то почуял… Он увидел Синдзи и Снгака. Тогда он выпрямился у трона. У его ног зашевелись сатурнианские коты — огромные, фиолетовые, состоящие из скользких слизистых трубок. По правде говоря, на котов они походили крайне мало, ровно, как и на любые иные земные формы жизни. В их сопровождении Первосвященник удалился со своего балкона… — Её тут нет! Нету! — закричал Синдзи. Он отвернулся от зверств, дабы хоть немного позволить передохнуть измученному сознанию. — Я не знаю, как тебе помочь, — молвил Снгак. — Где же она?! Может она ещё в камере?! — Или её убили, но под трупами этого не видно. — Что? — Её тело там — под трупами, — сказал Снгак. — Взгляни: их высятся уже целые горы. Моё чутьё не может обнаружить её. Если б я хорошо осознавал, как она выглядит… Снгак был прав. И что, ему теперь перерывать все эти трупы? На глазах парня снова появились слёзы. От безысходности. Он один пошёл сюда, готовый горы свернуть. И чего он добился? А ничего! Пока Синдзи утирал слёзы, опять прибежали полулюди-бойцы и лунные твари. Ещё с ними явились сатурнианские коты. Снгак приготовился к бою… но внезапно сжался в сгусток прямо на месте. — Блядь, да опять вы! — выхватил оружие Йит Синдзи. — Глупец! — внезапно прозвучал голос, хорошо говорящий по-японски. Лунные твари в почёте расступились, попустив двухметрового гуманоида в шелковых одеяниях и маске. Первосвященник сжал когтистую руку. Синдзи заметил перстень с маленьким как бы скукоженным человеческим черепом — не исключено, что с самым настоящем, просто как-то уменьшенным… Синдзи хотел было выстрелить во врага, но незримая сила вырвала из его руки оружие Йит. Первосвященник взял его на глазах ошарашенного Икари. — Глупец, — снова повторил Первосвященник. — Глупый юный сновидец. Жалкая тварь. Синдзи окончательно охватило отчаянье. И Аянами он не спас и попался. Всё — он проиграл совершенно точно и бесповоротно. Да, наверное, он достоин принять смерть на одном из этих адских алтарей вместе с тысячами негров. Испустив ещё немного истошного крика, он избавит всю эту бессмысленную Вселенную от его нытья и соплей. — Глупый… — оставшись без оружия, Синдзи согласно опустил голову и закрыл лицо руками. — Да, вы правы, я глупый… Я идиот! — вскричал он. — Конечно глупый. Я сразу ощутил в тебе дар, — поведал Первосвященник при помощи удивительно правильной людской речью. Без акцента. Без хрипа, без ничего свойственного нелюдям. Вот только его спокойный и вкрадчивый голос доносился из-под одежды, откуда-то из района груди… — Я решил, что ты раб. Ты пытался обмануть меня перевёртышем. Теперь я это понял. У меня не было времени возиться с тобой тогда. — Я упустил Аянами… Я достоин всего того дерьма, через которое я прошёл, — вымолвил Синдзи. — Вы правы, я дурак… Лунные твари, сатурнианские коты и полулюди стояли и ждали, что повелит их хозяин. Скованный его чарами Снгак не мог ничего сделать. Он даже потерял способности к телепатии. Всё, теперь он в ловушке, теперь шанса нет. Потому Первосвященник не торопился. Ему, похоже, нравились такие моменты. — Сюда идёт войско неверных. Они осмелились помешать нашему Празднеству Чёрного Солнца. Я призвал охотников нашего Повелителя. Они скоро явятся прямо из Внешней Пустоты. Пусть поохотятся. Я лично затравлю неверных. Надеюсь, их вопли ужаса достигнут трона Ньярлатхотепа, — поделился своими надеждами Первосвященник, между делом вертя в руках оружие Йит. — И этим ты поверг столько моих рабов? Не получив ответа, он передал оружие Йит кому-то из своих слуг. Тот отошёл поодаль. — Скажи, глупец, — следом спросил Первосвященник у Синдзи, — тебе интересно знать, что под моими одеяниями? — Нет… я не люблю эксбиционистов, — как висельник пошутил Синдзи. — Я покажу тебе всё дно твоей глупости, глупец, когда твоя глупость подтолкнула тебя ко встрече со мной, — пояснил Первосвященник. — Во всех землях Мира Снов знают обо мне. У меня нет имени, ибо я тот, кого не бывает нужды упоминать — меня и без того все знают. Я второй после Ньярлатхотепа в Царстве Грёз. Нужно быть Великим богом, чтобы осмелиться бросить мне вызов. Я изведал столько заклятий, что смог бы одолеть многих из них. Я ожидаю битвы с самим Ноденсом — Великим Охотником. В незапамятные времена я напускал чуму на царство Хем [1], я обратил в руины Саркоманд — столицу народа Ленга. Я превратил Ленг в мир демонов, а его обитателей в рабов моих рабов на многие сотни тысяч лет. Ты глупец из глупцов. Я впервые за всю свою жизнь встречаю подобного тебе. — Я рад… — выдавил из себя Синдзи. Первосвященник когтистыми руками раздвинул балахон. — Вот почему, перед тем, как ты встретишь свою участь, я покажу её тебе… Синдзи вздрогнул, ужас дал бой его пассивности. Парень понял — в у него жизни появился ещё один кандидат на первое место самого мерзкого из того, что он увидел. — Вот что тебя ожидает… Из-под частично открытой одежды на юношу смотрели лица — человеческие бледные лица разных национальностей. Среди них было два мужских и одно детское. Они были вживлены прямо в белесую плоть… — Это всё сновидцы. Не бойся, они живы, хотя все они без исключения мечтают о смерти, — поведал Первосвященник. — Я поглотил их, срезав с них лица, взяв их глаза и сделав их частью себя. Посмотри лучше в их зеркала души… Синдзи обратил внимание на мутные глаза. Первосвященник полностью скинул одеяние. Он, кажется, был лунной тварью или принадлежал к похожему виду. На его жирной туше не осталось места, не занятого лицами. Их было около полусотни. Они казались натянутыми, как после неудачной пластической операции по подтяжке. Их кожу покрывали фиолетовые сосуды. Они заметно пульсировали. Там же, где виднелась кожа самого Первосвященника, выступали сплошные жирные бородавки. Некоторые из них мелкими россыпями переходили на лица жертв. Те попадались и женские, и мужские, среди них были и нечеловеческие, но гуманоидные. Всех их равняло одно — они все выражали неописуемую безмолвную агонию. Синдзи показалась, что они кричат всё время, но гласа у них своего нет. — Да, они страдают. Им не повезло попасться мне. Я очень люблю неопытных сновидцев. Опытных ещё больше. Я их собираю, — вымолвил Первосвященник губами азиата (не исключено, что это был японец-сновидец с Земли). — Вот значит, каково моё наказание… — с широко раскрытыми глазами прошептал Синдзи. Он снова всплакнул. Нервно утёр слёзы. Козырь в рукаве у него был… Но что толку от него? Аянами здесь нет… — И чёрт с ней! — вслух выговорил Синдзи. — Одна она что ли?! Нет, знаешь, что, я буду жить и без Аянами! Я как-нибудь искуплю свою вину! — громко сказал он не сколько демоническому чародею, сколько самому себе. — Глупец. Нет смысла, есть в тебе вина или нет. Я беру и виновных и невинных. Их муки — лучшая награда для меня. Нет большего наслаждения, чем чужие страдания, — спокойным тоном рассудил Первосвященник. Синдзи же вынул козырь — последнюю гранату из кармана и активировал её. Слава ему, он не потратил её на ублюдского шоггота. — Я застрелю тебя! — прокричал он, направив гранату на Первосвященник. Тот как прежде сжал когтистую руку. Телекинез мгновенно вырвал гранату из руки Синдзи, и враг сжал её когтями. Задумка сработала. — Глупец. Я никогда не видел такого оружия, но в нём даже нет магической силы, — рассудил Первосвященник. Будь он человеком, он бы скептически усмехнулся. Синдзи же отсчитал половину секунд и нашёл в себе силы улыбнуться. На сей раз глупцом оказался не он. — Отправляйся в ад, говноёб! — с ненавистью и злобой прокричал Синдзи за пять секунд. Первосвященник понял, что-то не так… но поздно. Синдзи закрыл руками лицо, когда прогремел взрыв. Вспышка — и его отбросило ударной волной. С воплями прислужники разлетевшегося на мелкие горящие кусочки Первосвященника повалились на пол. Кому-то не повезло особенно и его закинуло прямо к шогготу. Спустя пару секунд Синдзи убрал руки от лица. Ему не повезло удариться затылком о пол, но ничего — это не смертельно. Он увидел подлетевшее к его ногам лицо с туши Первосвященника. Везде догорали его мелкие ошмётки. До того преисполненное агонией, лицо вдруг счастливо улыбнулось. Потом оно окончательно погибло. Видно, души этих несчастных обрели покой в вечном забытье. Воистину, смерть — Рай для тех, чья жизни — ад. Прежде, чем Синдзи до конца пришёл в себя, в дело вступил Снгак. Удерживавшие его чары рассеялись в тот же миг, как нашёл свою смерть Первосвященник. Даже он — верховный жрец всемогущих Иных Богов — оказался далеко не вечным, хоть и прожил много и загубил в своё удовольствие бесчисленное число душ. Даже те великие знания и тайны, раскрытые самим Ньярлатхотепом не помогли ему избежать конца, что уготован всем. Снгак низверг кричащих и вопящих приспешников Первосвященника к шогготу. После, пока тот уже нехотя разрывал очередную порцию, Снгак помог Синдзи приподняться. — У тебя кровь. Надо уходить отсюда. — Есть лечилка… — Синдзи заглянул в рюкзак. Он достал колбу и вылил немного субстанции на разрезанный лоб. — Я сильно удивлён твоей победе. Я подумал нам конец. Ты смог повергнуть Первосвященника. Это подвиг. Ты избавил Мир Снов от великого зла, — сказал Снгак. — Может быть… я просто прикончил очередного дерьмоёба. Я многих их убил. Но… я пришёл сюда не за этим. — Синдзи чувствовал, как жидкость щиплет. Ему повезло, что рана несерьёзна. — Время — великий разрушитель всего в мирах материи и чувств. Твоя боль от потери исчезнет со временем, — попробовал утешить Снгак. — Ты искупил свою оплошность подвигом. Боги простят тебя. — Я не верю в богов, — сказал Синдзи. — Даже если они есть, нам взаимно наплевать друг на друга. — Не признаёшь власти богов? Тогда ещё лучше, — одобрил дух. — Ты сам себе судья и повелитель. Не кори себя, если не хочешь того. — Или я могу убиваться сам… — вздохнул Синдзи. — По своей воле… потому, что не могу иначе. Я слаб. Я не могу даже свою совесть заткнуть. Сказав это, Синдзи снова заплакал. Чтобы хоть как-то отвлечься, он повернул ноющую от боли голову к шуму, что раздавался на «арене». Лунные твари и полулюди суетились внизу. Они прекратили убийства. Они были в смятении, как смертью их повелителя, так и… Синдзи услышал странные звуки за внешними стенами «колизея». Он развернулся и подошёл к перилам с противоположной стороны. Взглянув на город, он оторопел. Он видел многое, но такое могло предстать перед ним только во Сне. Тёмная масса двигалась по улицам от крепостного вала. Она погребала под собой и рабов и господ, и лунных тварей и полулюдей. Они просто исчезали в ней. И самое главное заключалось в том, что эта масса состояла из… обычных котов и кошек. Синдзи показалось, что их бежали миллиарды. На деле их было куда меньше — несколько сот тысяч. Чёрные, белые, серые, рыжие — но все вместе они казались какой-то потусторонней тьмой. — Должно быть их созвал Картер! — догадался Синдзи. На его лице всё-таки воссияла улыбка. — Он отворил ёбаное измерение бесконечных котят — не иначе! — сказал он Снгаку. — Я помогу им. — Хорошо… — Синдзи отыскал орудие Йит. Он лежало на полу среди разорванных взрывом трупов. Само оно не пострадало. Кошки и Снгак сметали лунных тварей и полулюдей сотнями. Единичные сатурнианские кошки гибли вместе с ними. Весь город гиб. Сам Синдзи спустился вниз и перебил стражу у группы рабов. Понимая, что их ждёт, многие бросились бежать. Кто-то похватал оружие убитой стражи. Восставшие освобождали прочих рабов и били палачей и надзирателей. Это добило гарнизон храма изнутри. Жравшие до того человечину лунные твари принялись сбегать с трибун. Их били везде, рабы волокли их под пыточные инструменты. Их щупальца разбивались молотками, их живыми пилили пилами; жрецов-полулюдей пронзали кривыми ритуальными ножами… Чернокожие делали это с большим удовольствием. Теперь всё поменялось: на палачей уже их жертвы опрокидывали чаны с кислотой и расплавленным металлом, уже рогатые головы и тупые морды со щупальцами летели с эшафотов… Можно сказать, справедливость восторжествовала. Побоище продолжалось. Синдзи стрелял и стрелял по везде теснимым врагам, покуда энергия почти не подошла к концу. Тогда он решил приберечь её на всякий случай. Он стал искать Рей в этом хаосе. Рабы его не понимали. Может кто-то и видел её, но они не могли этого ему сказать. Часть вооруженных рабов покинула храм. Они помогли кошкам расправиться с внешней охраной. Пока лунные твари с пиками отбивались от волны наступивших кошачьих, двуногие ударили с тыла. На тварей полетели камни и подручные предметы. Добежав, рабы забили вблизи по нежным щупальцам. Они втыкали в скрытые рты концы ятаганов… Синдзи прошёл за волной чернокожих. Это был парадный выход. Он пошёл по зачищенной улице. На какой-то момент ему вспомнился Токио в роковой понедельник. Тогда он с Мисато шёл по такой же улице. Война — кто сказал, что это круто? Война — это особый ад. Синдзи знал это раньше, но сейчас он ещё раз увидел это своими глазами. Пожалуй, за этот день он слишком многое повидал и услышал… Синдзи с полубезумной ухмылкой брёл дальше. Крики кошачьих воинов, истошные вопли умиравших полулюдей — всё это слилось в одну музыку. Музыку войны. Она была многолика. Когда-то давно она звучала ударами дубинок о головы, отдавала треском черепов, слышалась звоном стали, отзывалась свистом стрел и пуль, грохотала рвущимися снарядами и сокрушала миры вспышками возносившихся ядерных взрывов… Тут она имела своё особенное звучание — но, чёрт побери, это всегда была песнь боли и насилия. Жизни обрывались за жизнями без всякого глубокого смысла. И не было разницы между кошками с котами, лунными тварями, полулюдьми, людьми, Кайдзю, Евангелионами, Ангелами, шогготами, Бьякхами, Младыми Тьмы и бог ещё ведает какими жизненными формами. Они все играли мелодию смерти и хаоса. Был ли у неё дирижёр? Тот, кто играл всем этим, тот по чьей милости это началось? Синдзи считал что — нет. Он не верил в Бога именно потому, что раз он есть — он есть зло, великий садист, который вот так играет со своими творениями. А зачем верить в плохое? Синдзи не желал верить во зло — тем более без оснований. Он мог бы ещё долго думать на эту тему, как вдруг… среди этого кошмара он увидел… Его глаза расширились — впервые за весь день не от ужаса — а, наоборот — от счастья, внезапно нахлынувшего волной, тёплой и радостной… — Аянами! — вскричал он и бросился бежать. На том конце улицы стояли двое — человек в одеждах, вроде тех, которые носят маскирующиеся под людей рогатые и парнокопытные уроженцы Ленга, и девушка с синими волосами. Они обернулись на его крик. — Ну, наконец-то, — обрадовался Картер. — Я думал ты погиб. Чёрный кот-генерал мяукнул у его ног, обутых в неудобные закрытые сандалии. — Икари, — произнесла Рей. Она стояла в грязной одежде, босая, растрепанная, но без серьёзных ранений. Синдзи подошёл к ней вплотную, не веря своему счастью. Он уже отчаялся, думал, всё потерянно из-за него — идиота, а тут… — Аянами! — юноша протянул руки и обнял её после некоторого промедления. Рей, немного тоже помедлив, обняла его. Они почувствовали тепло друг друга. После Синдзи раскрыл объятья и взял Рей за руку. Он обернулся к Рэндольфу. — Спасибо вам большое! Вы спасли её! — Вообще-то не я, — сделал важное уточнение Картер. — Её нашли кошки. Она сама смогла выкрутиться. Её вообще здесь не было. Синдзи, поглядев на плохо прикрытую грудь Рей подумал, что Мхэй её изнасиловал. — Мне удалось сбежать от Мхэя, — спокойным тоном начала рассказывать Рей. — Я встретила существ Иба и их бога Бокруга. Они помогли мне. Я смогла благодаря им впитать Мхэя. — В смысли «впитать»? — не понял Икари. — Я поглотила его душу и воспоминания, — уточнила Аянами. — Я смогла найти это место. Сюда ещё пришли… кошки. — Ты можешь… глотать души? — удивился Синдзи. — Я Лилит, Икари, я — то существо, распятое на кресте в Нижней Догме. Это не Адам. Оно — то есть я — источник душ земных жизненных форм, в то время как Уббо-Сатла или — как его называют в NERV — Тиамат — источник биоматерии, — рассказала Рей. Синдзи удивлённо захлопал глазами. — Когда я её встретил, мы побеседовали, — пояснил Рэндольф. — Тебе следует знать, с кем ты имеешь дело. На Земле четыре миллиарда лет назад два божества сошли в бою. От осколков души одного пошли духовные тела, от крови второго — плоть. Прародитель плоти — Уббо-Сатла, гностики именовали его Демиургом, и прародительница духа — Лилит, гностики именовали её Софией — «Душой Мира». Короче, если проще и без эзотерики, то такой бесполезной для большинства биологических видов субстанции в организме как душа мы все обязаны вот этой прелестной девушки. — Картер чуть улыбнулся. Рей сымитировала его улыбку в ответ. Синдзи поморщился, пытаясь всё это осмыслить, и тоже улыбнулся. — Может быть… Мне нет до этого дела, — развёл руками Икари. — Я очень рад, что с Аянами всё в порядке! Мне этого достаточно! Кому какое дело то того, что происходило хренлиард лет назад?! — Ты устал и не думаешь головой, — возразил Рэндольф. — Скоро могут произойти малоприятные события. Есть основание полагать, что старые враги твоей — и теперь моей — подруги начнут действовать. Уббо-Сатла только одна возможная проблема. О другой мы уже наслышаны. — Мистер Н? — уточнил Синдзи. — Он самый, — кивнул Рэндольф. — Он ведёт некую игру. Его цель — Рагнарок с исходом в свою сторону. Я буду думать над этой проблемой. И все, кто не хотят конца света, тоже. — Вот и отлично. — Синдзи взглянул на Рей. Из его глаз текли слёзы, но он улыбался. Прямо как «тогда» — где бы это не случилось то «тогда» по итогу операции «Ясима»… — А мы с Аянами пойдём домой, да? Рей привычно кивнула. — Я не против. — Ей чтобы покинуть Мир Снов нужно пройти врата Глубокого Сна, — сказал Рэндольф Картер. — Мы пойдём, но сперва нужно покончить со всем этим… Синдзи раскрыл рюкзак, решив достать стимулятор. Он с опаской обратил внимание на камень-детектор демонического присутствия. Он разгорался изнутри белым светом. — Так, что-то приближается, — взволновался Картер. Он напряжённо повернулся к храму-«колизею». Из него в панике побежали восставшие рабы, до того убивавшие своих палачей. Следом в главном входе показался шоггот. Благодаря поглощённой пище он полностью восстановился. Теперь он даже не полностью прожевал трупы. Они прямо торчали частями из его чёрной аморфной массы. Бледные лица с раскрытыми ртами, дергающиеся ноги и руки, части тел лунных тварей… Шоггот грозно вытягивал свои щупальца, на концах которых выросли острые костяные наросты. Он имел форму слизня. Завидев множеством гнойно-зелёных глаз Синдзи, он видоизменился. Задняя часть туши преобразовалась в конечности… Передняя на них поднялась. В результате шоггот уподобился пауку. Впрочем, даже не он стал основной проблемой… Над их головами зажглись сотни чёрных звёзд. Они стремительно приближались… Борющиеся лунные твари и полулюди с одной стороны и кошки и восставшие рабы с другой оторвались от яростной схвати и подняли головы. Кошки встревожено зашипели, рабы задрожали в ужасе. Полулюди и лунные твари возрадовались и одновременно устрашились. Жрецы Ленга в балахонах и маска запели свои священные гимны… — Что это ещё за дерьмо?! — задрал голову к небу Синдзи. Камень разгорелся ярче. Он реагировал на эти «звёзды»… — Охотящиеся ужасы, — прищурился Рэндольф, — младшие исчадия Иных Богов, гончие псы Ползучего Хаос. Он на меня однажды таких уже спускал — тогда меня спас Старший Бог Ноденс. Это далеко не самые могущественные демоны, но в таком количестве… Одной такой твари хватило, чтобы вырезать 185 тысяч воинов царя Синаххериба за одну ночь. — Ничего себе! Их так много! Нам конец! — перепугался Синдзи. Уже в который раз за сегодня просвет надежды вновь угас во мраке отчаяния…
Примечания:
1. Хем — аналог Древнего Египта в Мире Снов.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.