По образу и подобию 5303

darketo31 автор
Efah бета
Джен — в центре истории действие или сюжет, без упора на романтическую линию
Звездные Войны

Пэйринг и персонажи:
dark!Шив Палпатин/ОЖП/ОЖП, Энакин Скайуокер, Шив Палпатин, Люк Скайуокер
Рейтинг:
R
Размер:
Макси, 183 страницы, 31 часть
Статус:
закончен
Метки: AU Драма Насилие ОМП ООС Попаданчество Психология Смерть второстепенных персонажей Смерть основных персонажей Фантастика Юмор Показать спойлеры

Награды от читателей:
 
Описание:
Легко ли быть Императором? Альянс создан и точит зубы, подданные облизываются на трон, ученика не интересует ничего, кроме истребителей, а главы СИБ и прочих важных учреждений плетут заговоры. Ах да! Еще и джедаи активизировались и уже на всех парах мчатся бороться с Тьмой в вашем лице. Вы все еще хотите стать Императором? Нет?

Да кто ж вас спрашивать будет!

Посвящение:
Читателям и тем, кто просил.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Все мечтают о власти. Многие ее добиваются. А некоторым она падает в руки. Сама. Но мало ее получить, надо еще и удержать.



Что тут еще комментировать? Аве, Император!

Иллюстрации: http://samlib.ru/img/z/zaharowa_n_a/poobrazuipodobiju/index.shtml

Глава 20.

25 февраля 2017, 12:10
— Старый хрыч! — Лорд бдительно огляделся, сканируя помещение каюты Силой. Ничего. Никаких незапланированных излишеств в виде камер, жучков и прочих насекомых. Уняв раздражение, ситх вздохнул, мрачно уставившись на издевательски поблескивающий золотыми узорами голокрон. Маленькая пирамидка стояла на столе, приводя в бешенство одним своим видом. — Старая сволочь, — проворчал ситх, развалившись в кресле. Вейдер понимал, что его учитель — тот еще садист, и возмущался скорее по привычке. Он ведь отлично знал, чем оборачиваются милости Императора, в очередной раз убедился… Но сдержаться было выше его сил. Вот и этот подарок, заработанный потом и кровью, лишь подтвердил репутацию Палпатина. Император не соврал, он вообще никогда не врал, особенно когда учил, но и всей правды тоже не сказал. Голокрон содержал три техники. Тщательно разжеванные, с мельчайшими подробностями. Жизненно необходимые Вейдеру. Идеально ему подходящие. Действенные. Казалось бы, в чем же подвох? А в том, что это было только начало. Эти техники были основой, которая позволила бы Вейдеру начать восстанавливать убитое здоровье, фундаментом, на который требовалось нарастить еще две техники. Однако… Относительно последних были сообщены лишь названия. И всё. О медитации, долженствующей связать все эти части воедино, и вовсе скромно умалчивалось. Кулак соприкоснулся с толстенной столешницей, массивный стол подпрыгнул, как и всё, что на нем лежало. Вейдер привычно подхватил датапады и прочее барахло Силой, плавно опустил на стол, встал и заходил по кабинету, занимаясь делом: анализом поступка Императора. Дело тяжелое и муторное, а также неблагодарное: треть причин и следствий Вейдер вычислял, применив логику и знание происходящих вокруг него процессов, еще треть просто угадывал с помощью Силы, остальное оставалось тайной, покрытой мраком. Однако в этом случае и напрягаться не приходилось, все было и так ясно. По крайней мере, Вейдер на это оптимистично надеялся. Ситх еще раз покосился на голокрон, вспоминая разговор с Мастером, его поведение во время учений, то, как Палпатин песочил его все эти годы… Картина вырисовывалась неприглядная. Удручающая даже… Еще раз вздохнув, ситх сел, постукивая пальцами по подлокотнику. Техники работали. Отлично работали! Вейдер посвятил их выполнению месяц и получил результат: обследование у медиков выявило значительные улучшения. Начали заживать слизистые, обожженные и покрытые рубцами; потихоньку регенерировали легкие — на два процента, настоящий прорыв! И это самое очевидное… А сколько мелких, еле заметных изменений к лучшему… Он о таком мог только мечтать. Ситх вспомнил Императора, завистливо поджимая губы. Сейчас Палпатин выглядел практически так же, как в самую первую их встречу, в бытность свою сенатором. Сильный, подтянутый, легко и изящно двигающийся… Разве что волосы седые, а не рыжие. А уж как он провел дуэль… Вейдер хмыкнул: и думать нечего, что он сможет победить Палпатина в поединке. Император размажет его, не поморщившись, и это даже без учета Молний. Просто скорость и недоступная ситху с его протезами гибкость. Вейдер силен, но до учителя ему далеко, увы. Может, с тем безумцем, каким был Сидиус раньше, он и смог бы справиться, но не с этим вернувшим себе разум монстром. При этом чувство юмора у Палпатина так и осталось крайне специфичным, заиграв новыми красками. И не стоит забывать про нового ученика… Ситх снова вскочил, меряя шагами кабинет. Новый ученик… Сидиус вывел его в свет. Представил. Целое представление разыграл, походя от души потоптавшись по мозолям Вейдера. — Старкиллер… — угрожающе выдохнул ситх, вспоминая, как они мчались среди заполоняющих орбиту Корусканта машин. Старкиллер оказался хорош. Настоящий пилот. Достойный противник, знающий как пользоваться Силой, умеющий применять это знание. И эта тварь посмела встать справа от Мастера! Не за плечом, на шаг позади, а рядом! И Палпатин дозволил это вопиющее нарушение этикета, не пресек на месте, безжалостно, как пресекал любой намек на попытку поставить себя вровень с ним. Более того, он позволил взять себя под руку, поддержать. Для Вейдера даже мысль о подобном была кощунственной. Он никогда не обманывался внешней дряхлостью и демонстрируемой немощностью и даже не думал о попытке напасть. И уж тем более не лез поддерживать: характер у Палпатина тяжелый, рука еще тяжелее, про Молнии и говорить нечего. Поэтому самоубийственный порыв Старкиллера выглядел крайне подозрительно. Его одобрили? Уже поползли слухи, что Император продемонстрировал преемника. Наследника. Что он выбрал… И выбор этот не в пользу Вейдера. Когда мужчина узнал подробности, то едва не разгромил кабинет. Раньше его, пусть и с натяжкой, но хоть как-то считали вероятным наследником Императора, в силу статуса личного ученика. Общественность по этому поводу восторгов не испытывала, Пестаж, который был прописан правопреемником по протоколу, никем не рассматривался в этом качестве, ну а прочие… Грустно, в общем. А теперь мало того, что Палпатин бодр до неприличия, так и у Вейдера объявился конкурент. И Траун, пакостник этакий, уже обмолвился, что такое поведение Старкиллера наблюдает не в первый раз. Мстит, скотина, за испорченные нервы. Ничего, Вейдер еще найдет способ поставить синекожего на место. А пока что… Ситх вдохнул, выдохнул… Плотнее сомкнул щиты, выставляя на поверхность смирение, направляясь к покоям Мастера. Император обнаружился в малой гостиной, запакованный в одну из своих роскошных мантий, сходу выдававших в нем уроженца Набу, только носки сапог, выглядывающих из-под длинного подола, поблескивали узорной металлической оковкой. Мужчина, невзирая на позднее время, просматривал нечто, похожее на стопку металлических листов с выдавленным на их поверхности текстом, сшитых в подобие книги толстыми кольцами. Сидиус бросил на ученика внимательный взгляд, указал на кресло и продолжил вести пальцами по странным символам. Несколько минут прошли в молчании, наконец Император закончил читать, захлопнул книгу, отложив ее на столик, после чего сосредоточился на ученике. — Лорд Вейдер… — голос мужчины был бесстрастным, янтарные глаза мягко сияли. — Что привело вас ко мне? — Вот это, — бас ситха звучал непривычно тихо. — Учитель. Пальцы Лорда разжались, показав голокрон. Сидиус недоуменно наклонил голову к плечу. — Только не говорите, что ничего не поняли. Не поверю. — Нет, Мастер, я такого не скажу. Но… этот голокрон не полон. — Разве? — неожиданно прищурился Император. — Что навело вас на такую мысль? Я обещал вам три техники. Я вам их предоставил. Или вы и это переварить не смогли? — Смог, учитель, — пробасил Вейдер, — и они даже работают, вот только там есть упоминание о еще двух. И о медитации. Без которой все остальное не имеет особого смысла. — Ну надо же, — притворно восхитился Палпатин. — Вы обратили внимание на эти мелкие подробности? Не прошло и двадцати лет! Ой, простите, Лорд Вейдер. Прошло. Ситх скрипнул зубами, унимая взметнувшийся гнев, показательно продолжая транслировать смирение и покорность. — Да, Мастер, — с тяжелым вздохом признал свою вину Вейдер. — Вы правы. Палпатин откинулся на спинку кресла, рассматривая ученика. Неужели до этого несгибаемого ленивца что-то дошло? — Мастер, — Вейдер неожиданно встал на колено, опустив голову. — Прошу вас. — О чем вы просите, ученик? Чего вы хотите? — Знаний. — Хм… — некоторое время Сидиус рассматривал коленопреклоненного воина, после чего резко скомандовал: — Встаньте. Вейдер поднялся. Холеная рука указала на кресло, голос Императора наполнился ядом: — Что с вами, ученик? — Сидиус придавил собеседника тяжелым взглядом. — Съели что-то не то? Или встали не с той ноги? Раз вас обуяла жажда знаний. — Я понял свою ошибку, Мастер, — с тяжелым вздохом признался ситх, опускаясь в кресло. Сидиус недоверчиво поднял бровь, разглядывая Вейдера, словно диковинного представителя фауны. — Великая Сила! — всплеснул руками Палпатин. — Неужели настал тот миг, которого я ждал все эти годы? Благодарю тебя, Великая! Тьма Императора неожиданно хлынула вперед, окружая занервничавшего Вейдера плотной стеной. — Двадцать лет, ученик, — прошелестел Сидиус, плавно подходя к оцепеневшему ситху. — Двадцать. Каждый миг из этих двадцати лет я ждал, что вы сделаете первый шаг на пути становления истинным Владыкой. Не по титулу. По сути. Воздух сгустился, Вейдер попытался встать, но все было бесполезно, Сила Императора держала его, словно янтарь — мошку. — Сколько сил и времени пришлось потратить, чтобы подтолкнуть вас на путь развития. Сколько нервов… Вы росли в мощи, ваша связь с Темной стороной Силы велика, но… не ваши знания. Вы берете голой Силой, но не пониманием. Палпатин закружил вокруг кресла, поглядывая на Вейдера с академическим интересом опытного вивисектора. — Скажите, ученик, я был плохим мастером? Я скрывал знания, не давал вам развиваться, ограничивал? Отвечайте! — голос Сидиуса хлестнул раскаленным бичом, заставив судорожно стиснуть кулаки. — Нет, Мастер. — Я помог вам выжить. Я дал вам возможность жить. Я дал вам время и знания, но вы погрузились в себя, черпая мощь и Силу из своих страданий, но не развиваясь. Так почему же я должен был вас пинать? — разъяренный Император подошел ближе и взял Вейдера за подбородок. Золотые глаза прожигали насквозь. — Почему я должен был вас пинать, толкать, выводить из депрессии, заставлять чему-то учиться? Неожиданно Палпатин успокоился, замер, сложив руки на груди. Желудок Вейдера сделал кульбит и скукожился, мышцы закаменели в предчувствии грядущего наказания. — Впервые за эти годы вы, Лорд Вейдер, поступили как Ученик. Вы пришли за знаниями. Ситхи подчиняются в обмен на силу и знания. Ученик склоняется перед учителем, позволяет себя гранить, как драгоценный камень, впитывая мудрость Мастера, намереваясь рано или поздно сам достичь этого уровня. Встать на вершину. Вашей мотивацией стала ревность. Лишь появление соперника заставило вас сдвинуться с мертвой точки. Сидиус стоял, слегка прикрыв пылающие глаза, на губах заиграла жестокая улыбка. — Впрочем, вынужден признать и свою вину, — самокритично признал Палпатин. — Я был слишком добр к вам. Попустительствовал. Спускал с рук небрежение. Не наказывал как следует… — Вейдер почувствовал, что у него вспотела лысина. — Не задумывался над стимулами. Сила сдавила Лорда со всех сторон, не давая возможности даже шевельнуться. — А раз в этом есть и моя вина… — сталь сменилась медом, Вейдер сидел ни жив ни мертв от ужаса, чувствуя, как трещат ментальные щиты. — Все эти годы вы были верны и почтительны, Лорд Вейдер. Именно поэтому вы все еще живы. Именно поэтому я дам вам стимул развиваться дальше, исполнив долг учителя, — выражение лица Палпатина стало просто кошмарным. — Все эти годы вы винили себя за несдержанность. Однако… — холеные пальцы приподняли голову ситха за подбородок, Сидиус слегка наклонился, вглядываясь сквозь маску. — Да будет вам известно, ученик, что Падме Наберрие, нареченная Амидалой, успела родить. Сына. Сына Энакина Скайуокера… Подлокотники треснули, рассыпаясь кусками. — Мальчик выжил, в отличие от матери. И дожил до сегодняшнего дня. — Мастер! — выдохнул Вейдер. Сила загудела, наполняясь яростью, гневом и безумной надеждой, но ситх сумел сдержаться: тяжело буйствовать, когда пальцы учителя цепко держат за глотку. Так… намекая. — Да, ученик, — с наслаждением бывалого садиста проворковал Палпатин. — Люк Скайуокер жив, благодаря Кеноби, который успел довезти женщину до медцентра. Он жив, хотя и рос не в лучших условиях. Он жив, хотя я узнал о его существовании случайно. Он жив, здоров и находится в безопасности. Он жив… и вы даже сможете его увидеть через… — Учитель, — прошептал Вейдер. — Умоляю… — Полгода, — лязгнул металлом голос Императора. — У вас есть полгода, ученик. Откройте разум. — Да, Мастер, — щиты пали, открывая мысли и чувства. — Запоминайте, ученик. В сознание потоком хлынули знания, дополняющие сведения из голокрона. Голова затрещала от боли. Сидиус отнял руку, отпуская Вейдера. — У вас есть полгода, ученик, — слова впивались в сознание стеклянными лезвиями. — И ни днем больше. Через полгода вы или полетите со мной на Коррибан, или... никогда не увидите своего сына. Вам ясно? Вейдер стёк с кресла, становясь на колено, упираясь кулаками в пол. — Да, Мастер. — Можете идти, Лорд Вейдер. Время… ограничено. Дверь закрылась, Палпатин удовлетворенно потер руки. Теперь Вейдер наизнанку вывернется, но приведет себя в порядок. Раздались тихие шаги, из соседней комнаты вышел Люк. — Мастер… — Ближе, внук. — Дедушка, — поклонился парень, шелестя накидкой гвардейца. — Через полгода увидим результат. — Он… — голос парня прервался, Сидиус снисходительно потрепал его по плечу. — Вейдер сделает всё и даже больше. Теперь. Что поделать, если иначе его ничем не проймешь! Так что готовьтесь, внук. Он еще успеет вас замучить своей ревностью. — Дедушка… — осторожно поинтересовался парень. — Скажите, а вы… вы когда-нибудь скажете ему, что… — Что он — мой сын? — поднял бровь Палпатин. — Думаю, да. Но этот момент настанет не скоро. А пока что… у меня есть для вас задание, Старкиллер. — Слушаю, Мастер, — тут же преклонил колено Люк.