Двигаться вперед +39

Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
Близкие друзья

Автор оригинала:
Myrna
Оригинал:
http://gihfics.kinnetiks.net/QAF/Fics/by%20Authors/M/Myrna/Moving%20Forward%20%5Bby%20Myrna%5D.pdf

Основные персонажи:
Бен Брукнер, Брайан Кинни, Джастин Тейлор, Майкл Новотны, Теодор Шмидт, Эммет Ханикатт
Пэйринг:
Брайан\Джастин
Рейтинг:
PG-13
Жанры:
Hurt/comfort, Дружба
Размер:
Мини, 11 страниц, 1 часть
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
Майкл и его отношение к Джастину

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
5 октября 2016, 19:51
Даже сейчас, наблюдая за медленно закрывающейся дверью в магазин, Майкл не мог поверить в то, что он на самом деле сделал это – не советуясь, блядь, с другим, как должен был бы поступить несмотря ни на что. Ладно, заменить Джастина в работе над комиксом было не его идеей - Джастин вообще-то сам предложил уволиться. Тем не менее, это было его решение, принять или отказаться от предложения. И он принял. С радостью.

Майкл улыбнулся и на секунду почувствовал, как его окатило волной ликования «Очередной золотой мальчик оказался безработным» - подумал он.

Он мог признать, что завидовал, когда Джастин впервые ворвался в их жизнь со своими богатенькими мамочкой и папочкой, с маячившей на горизонте сладкой жизнью в колледже. А Ма и все остальные подлизывались к нему, восхищаясь его хорошенькой внешностью и потрясающей храбростью его каминг-аута в школе. И словно вишенка на торте, Брайан мать его Кинни только подсыпал соль на рану. На фоне Джастина Майкл чувствовал себя серостью, даже хуже, он чувствовал себя невидимкой.

Ну и где теперь Великий Джастин Тейлор? Развод мамочки и папочки опустошил закрома, в колледже все было не так просто и беззаботно, и в эти дни в столбике побед маленького бедного Джастина было не так уж и много галочек. А вот у него, доброго старины Майкла Новтоны, потрясный парень, охуенный комикс, собственный магазин, и светлое будущее впереди. Судя по его виду, мысли о том, как он охуенно завидовал Джастину, едва удерживали его от победного вскрика:
«Ну и кто теперь на вершине мира, чудо-мальчик?»

И он в ту же секунду почувствовал себя ужасно за такие неподобающие мысли. Он вдруг вспомнил мальчика-идеалиста, который давным -давно отбивал на танцполе Вавилона парней у Брайана. Если бы у паренька спросили, какой он видит свою жизнь через год, чтобы он сказал? Вряд ли он представлял себе почти смертельное нападение, потерю способности рисовать, неудачный «любовный» роман, включающий в себя бессчетное количество сексуальных утех трех, четырех видов. Секс в задних комнатах и банях, в безнадежных, глупых, разбивающих сердце попытках идти в ногу с человеком, которого он боготворил. Майкл задумался, как быстро этот упрямый ребенок унес бы ноги от Брайана, если бы знал, как все обернется.
Майкл встал и подошел к входной двери, выглядывая на улицу в одну и другую сторону, но Джастина конечно уже и след простыл. По какой-то глупой причине его беспокоило, сможет ли Джастин все начать сначала. Внезапно ему по- настоящему захотелось узнать стоили ли хорошие времена с Брайаном (если такие вообще бывали?) всего этого дерьма. То что он выжил после нападения наделило ли его равноценной этому внутренней силой? Соразмерно ли то, что он потерял способность быть художником, тому, что он стал им в другом смысле? И в тот момент казалось очень важным, чтобы Джастин захотел начать все сначала.

- Кого это ебет? - раздраженно спросил Майкл пустой магазин. Майкл не знал изменил бы он свои решения в прошлом, если бы представилась такая возможность, но он точно знал, что охуенно рад тому, как в итоге все закончилось. И с Джастином, хоть и не прямо сейчас, будет точно так же. Не правда ли?

Какого хрена, Джастин вообще не его проблема. Но определенно проблемой станет вопрос, что сказать Ма об уходе Джастина. И Бену. И, наверное, Брайану.
Бен и мама сразу поймут, что это была не идея Джастина, и точно не согласятся с этим. Ма скорее всего вербально в тысячу децибел. Но Майкл точно знал, что тихое разочарование Бена окажется куда громче.

Брайан, насчет него Майкл не был уверен. Ему хотелось думать, что он даже ничего не заметит – какое вообще дело Брайану до того, кто рисует комикс? Какое ему вообще теперь дело до Джастина? Проблема была лишь в том, что Майкл никогда не знал, как поведет себя Брайан, когда дело касалось Джастина.

Да, они почти никогда не говорили о нем. Почему они вообще играли в счастливую семейку, что такое мальчишка предложил ему, что заставило его хоть на минуту отказаться от соблюдения своего кодекса? Нытье Майкла по поводу мальчишки всегда встречалось тишиной, невнятными ответами или резкой сменой темы. Майкл думал, что после нападения это всего лишь на всего было чувством вины. И Брайан старается искупить ее, позволяя оставаться в лофте и своей жизни, о чем тут вообще говорить? Майкл с самого начала знал, что долго это не продлится, а уж сама причина этой продолжительности значения не имела.


А так как они никогда не говорили о том, что эти двое были вместе, соответственно и тема разрыва была запретной.
Брайан изредка справлялся о Джастине, но едва ли прислушивался к ответам Майкла, так что возможно это вообще не всплывет.

Майкл покачал головой, избавляясь от подобных мыслей. Уроки закончились, и школьная толпа была на полпути к нему, так что он вернулся к компьютеру, сохранил последние изменения и приготовился к болтовне со своими завсегдатаями.

***

Новый парень весь день, блядь, сосал ледышки. И это было столь же невыносимо, как и то, как он хрустел пальцами и хлебал кофе, но это было куда терпимее. В отличие от необходимости слушать, как он каждые пять секунд откашливается.

- « Отхаркнись уже!» - хотелось мне ему закричать, - сказал Майкл тем вечером за ужином Бену.- Я к тому, что Боже, это адски бесит! Клянусь, я попрошу у мамы добавить в следующую порцию лимонных брусочков Реталина.
- Да у нас тут просто сюжет Сердца-обличителя во всей красе, - отозвался Бен. Он остановился приподнимая бровь, чтобы убедиться, что Майкл в курсе о чем он говорит.
Майкл шумно вздохнул и закатил глаза, сдерживая раздражение.
- Да, я читал Диккнеса в школе, понятно? Тебе не нужно объяснять мне каждую отсылку к мировой литературе.
- Знаю, - ответил Бен, и его ухмылка дала понять Майклу, что он ошибся с автором.
Майкл наморщился и предупреждающе наставил на Бена палец, прежде чем тот успел что-либо сказать:
- Молчи! Фолкнер?
- Близко. По. Эдгар Аллан.
- Я знаю, как его зовут.
- Знаю, - Бен сложил ладони, с радостью капитулируя.
- Так о чем мы говорили?
- О твоем чувстве вины, что ты заставил Джастина уйти, трансформирующемся в острое неприятие джоновских мерзких и жутко раздражающих привычек.
- Угу, спасибо за напоминание.
- Майкл, ты не можешь позволить чувству вины управлять тобой или принятыми тобой решениями, но иногда имеет смысл, задуматься - почему ты вообще это чувствуешь.
- О, благодарю тебя, мудрец Брукнер.
- Я просто хочу сказать…

Майкл вздохнул, потянулся к руке Бена и сжал ее.
- Не надо, я все понимаю. Ты прав, но… он… он мог бы и побороться. Он первым предложил уйти. Ему не стоило этого делать.

Бен кивнул, но не факт, что в знак согласия.
- Насколько я могу судить он достаточно долго и отчаянно боролся за множество вещей, думаю, он просто устал.
- Боролся? – Майкл поднял на смех саму идею. – Все, чего он хотел, само плыло ему в руки на сраном блюдечке с голубой каемочкой. За что, блядь, ему вообще приходилось бороться?

- Поэтому ты не хотел с ним работать? Потому что ему все давалось слишком легко?

Эти слова обожгли, и Майкл вскинулся, широко распахнув глаза.
- Нет, конечно, нет.

- Но ты признаешь, что основная причина его ухода это твое нежелание работать с ним, а не его предложение уйти?
Майкл с минуту изучал свою рыбу, прежде, чем кивнуть.
- Да, это так, - он с яростью вонзил вилку в брокколи и пихнул ее в рот. – Значит я ужасный человек, так? Это ты пытаешься сказать?
- Дело не в том, что я пытаюсь сказать. Если ты собираешься передумать насчет замены Джастина, может стоит для начала осознать почему ты хотел, чтобы он ушел.
- С чего ты решил, что я передумаю? Я просто жалуюсь на ебучую гиперактивность Джона. Ни о каком пересмотре решения речи не идет.

- Детка, ты только и делаешь, что жалуешься на Джона. Я встречался с ним, да его сложно принять, но никто во всем мире не раздражает никого так сильно, как он тебя. Должно быть, тут кроется что-то еще.

Молчание Майкла говорило само за себя. Скрежет столового серебра о тарелки эхом отдавалось по всей кухне, пока Майкл тихо не сказал:
- Он ушел от Брайана.
- Который был к нему так добр.

Вот почему он не хотел обсуждать это с Беном. Майкл не выносил, когда о Брайане плохо отзывались, просто не выносил. Он с резкостью в голосе раздраженно ответил:
- Он делал все, что мог, Бен.
- Ерунда, - голос Бена был таким же непреклонным. – Он делал все, что хотел.
- Ты его не знаешь, не знаешь, что он…
- Мне не нужно знать его, чтобы видеть, как он обращался с Джастином.
- Господи, с чего ты вдруг забеспокоился о том, как обращаются с Джастином? Он сам нехило приложил руку к тому, чтобы все похерить….
- И за это ты его наказываешь, не правда ли? Жизнь Брайана почти не изменилась, в то время, как жизнь Джастина замерла во всех областях.
- Почему ты постоянно его защищаешь?
- А разве его когда-нибудь хоть кто-нибудь защищал?
- Мы и правда будем спорить из-за него?

- Я не хочу спорить. Не важно, вел ли себя по-свински Джастин по отношению к Брайану или кому-то еще. Но я не думаю, что он когда-либо вел себя по-свински по отношению к тебе. В то время как, то, что ты выгнал его из комикса, который он же помог тебе создать, реально свинский поступок. И я готов спорить, что именно это сейчас сводит тебя с ума.
- Я не схожу с ума, - пробормотал Майкл, отчего Бен рассмеялся.
- Майкл Новотны, в тебе заложен самый прекрасный генетический код итальяно-католического чувства вины, что я когда-либо видел. Ты три дня корил себя за то, что оставил молоко на столе.
- Ну да, но это было органическое дерьмо стоимостью в пять баксов!
- А Джастин стоит куда больше – во всяком случае, для твоей матери, да и для тебя тоже. Тебе нравилось работать с ним. Вместе у вас хорошо получалось, по- настоящему хорошо, именно это тебе нравилось.

- Угу, мне много чего нравится. Но это не значит, что я буду с этим работать.

Майкл встал и с посудой в руках потопал к раковине. Что ж, конечно во всем этом было чертовски мало смысла, но может быть пришло время для мистера Такого из себя Невъебенно Рассудительного уяснить, что не все в мире наполнено смыслом, блядь.

***


Прошла пара несчастных недель прежде, чем кто-либо узнал, что Джастин больше не рисует комикс – несчастных потому что новый парень, который был самым раздражающим парнем на земле, так и не ухватил суть Рейджа и его Вселенной. Их редактор не обрадовался тому, что первоначального художника заменили без его одобрения, даже вернул несколько недель труднейшей работы назад на доработку, чего раньше никогда не случалось.

А самым ужасным было то, что Майкл не мог пожаловаться своим друзьям, потому что тогда нужно было бы пуститься в пространные объяснения отсутствия Джастина. А Майкл знал, что выглядел во всей этой истории мягко говоря не очень хорошо.

Как-то они обедали в закусочной – Майкл, Эммет, Брайан и Тед – и Тед вещал о каком-то благотворительном сборе средств, который он возглавлял, и о том, что у них совершенно не было лишних денег ни на что.
- Я думаю попросить Джастина разработать логотип и приглашения, и посмотреть, не скинет ли копировальный центр на углу Пятой и Брод цену за их печать.

Майкл с Эмметом тут же нашли что-то страшно интересное за другими столиками, побуждая Теда закатить глаза и начать кипятиться:
- Бога ради, что теперь даже его имя произносить нельзя?
Брайан пожал плечами и широко распахнул глаза, словно он понятия не имел о чем идет речь.

- Так какие новости, как нынче поживает наше маленькое Солнышко? – спросил он Майкла.
Майкл с такой тщательностью изучал меню, словно там появилось что-то новое, чего он не видел в предыдущие семь миллионов раз, стараясь изо всех сил унять колотящееся сердце.
- А мне откуда знать? – спросил он пытаясь сохранить безразличный вид, отчего это вышло вымученно и неестественно.
- Достаточно лишь взглянуть в его сторону, чтобы развязать ему язык, до тех пор, пока ты не найдешь ему другое применение. – Брайан бросил взгляд на Эммета, ожидая привычную шутку, но Майкл ответил быстрее.
- Угу, но дело в том, что я его давненько не видел.
- По-моему у вас срок сдачи каждые семь дней.
- Так и есть, - Майкл глубоко вдохнул и тут же выпалил. – Джастин не… он не рисует комикс. Я нанял нового парня, Джона Шека, теперь он рисует.
Майкл готов был поклясться, что люди за тремя-четырмя столиками отложили приборы, чтобы лучше все слышать.
- Он ушел? – Брайан потряс головой, всем своим видом выражая презрение. – Ну конечно он ушел, что меня удивляет?!

Майкл слабо запротестовал.
- Он не совсем…
- Что за маленький охуевший голубой педик! Я должен был догадаться, что он тебя опрокинет.
- Это не совсем…
Брайан уже встал и швырнул салфетку на столик.
- Я должен пойти и надрать задницу этому маленькому, безответственному, засра…
- Ради Бога, Брайан, он не уходил, понятно?! Господи!

Брайан снова сел, изогнув бровь.
- Что значит, он не уходил? Комикс рисует кто-то другой, как это возможно, если он не ушел?
- Слушай, я был зол от того, что он кинул тебя, оставил маму и…
- Он ее не оставлял Майкл, - они уже как-то обсуждали это и Брайана бесило, что приходится повторяться.- Одно из условий получения стипендии это работа в университете.
- Знаю, знаю. Не важно. У него было ужасное расписание, и мы вынуждены были встречаться только, когда у него есть время, и…
- У него в этом семестре восемнадцать семинаров и работает он по тридцать часов в неделю! – раздраженно оборвал его Брайан. – Словно у него две полноценные работы. Он не просто сидит на жопе ровно…
- Да знаю я, понятно? Но я вроде как постоянно ныл по этому поводу, а Бен всегда придерживался позиции «оставь его в покое». И меня мучило с какого хера вдруг Бен начал беспокоиться о Джастине, и я… ну, я очень хреново вел себя с ним. Почти… постоянно. И однажды он спросил меня, хочу ли я вообще работать с ним. Он поинтересовался, может если он найдет другого художника, то такой вариант будет для меня предпочтительнее. И тогда, тогда… я сказал – да, так будет лучше.

Майкл не часто удивлял Брайана – цена, которую платишь за то, что слишком хорошо друг друга знаешь. И в те редкие моменты, когда ему удавалось перекинуть мячик на поле Брайана Кинни, он жутко собой гордился. Но на этот раз никакого восторга не испытывал.
- Господи, Майки. Господи.
- Ну, черт возьми, большинство из вас с легкостью отреклись от него, почему я не могу?

Эммет, к слову, тут же стал выглядеть пристыженным. Брайан все еще пялился в сэндвич с индейкой, словно тот внезапно оперился. Тед фыркнул в свой тунец:
- А что, я должен звонить ему и приглашать на бранч? Я так не думаю.
- Но ты спокойно позвонишь ему, чтобы он поработал для вашего ебучего социально-халявного дерьма, не так ли? – сорвался Брайан.

Тед с Эмметом обменялись шокированными взглядами, и ошарашенно наблюдали, как Брайан вылетает из закусочной.

Майкл передернул плечами и встал, чтобы погнаться за ним. Он следовал за Брайаном до угла закусочной, и остановился, как вкопанный, когда Брайан резко повернулся к нему лицом.
- Считаешь, что я хотел, чтобы ты так поступил? Господи, насколько жалким ты меня видишь, если думаешь, что должен увольнять моего ебучего…
- Может с тобой это никак не связано, а?
- Ерунда.
- Какое это вообще имеет значение? - спросил Майкл, пока внутри разрасталась обида. – Это нечестно! Ты с ним немного поебался, и теперь я должен до конца своих дней работать с ним? Что за хуйня?
- Ты начал работать с ним над комиксом не потому что он мой любовник. Черт, несмотря на этот факт, мы все в этом твердо уверены.
- Почему ты так злишься? Это вообще не твое дело.
- Пошел ты, это мое дело. Я не собираюсь просто сидеть и смотреть, как ты или кто-то еще срете на него. Боже, он достаточно хлебает дерьма со мной, чтобы получать его еще и от других.
- Погоди-ка – ты продолжаешь говорить в настоящем времени. Что за ерунда?
- Ты, блядь, хочешь сейчас провести урок английского языка? Почему бы мне не говорить в настоящем времени?

-Нет не хочу, но вопрос в том, почему ты говоришь в настоящем?
- А ты как думаешь?
- Черт, если бы я знал. Последнее, что я слышал – он ушел от тебя.
- Он истеричная принцесса.
- Он истеричная принцесса, которая оставила тебя ради…

Брайан отмахнулся от слов Майкла и презрительно закатил глаза.
- Джастин никогда меня не оставит. Никогда. Он всегда, всегда будет возвращаться. Так долго, как я буду хотеть, чтобы он возвращался. Буду позволять ему возвращаться.
- Ты, блядь, бредишь, ты это понимаешь?
Брайан вытащил мобильный и бросил его Майклу.
- Позвони мне домой, - приказал он. Майкл закатил глаза и швырнул трубку обратно Брайану, который упрямо снова вложил ее в руки Майкла. – Давай, набирай.

Майкл со вздохом набрал номер и почувствовал, как у него вытянулось лицо, когда в трубке раздался счастливый голос Джастина:
- Алло! Приветик!
Брайан выхватил телефон из рук Майкла и рявкнул в трубку:
- Какого хуя ты не рассказал мне про комикс?
Он принялся расхаживать взад и вперед в небольшом переулке.
- Потому, ясно?... Потому что ты должен был, вот почему… нет.. Нет, это не… Не… Я не делаю. Это полный пиздец. Я не буду каким-то героем для… - Брайан на время затих, а когда он снова заговорил голос его был удивительно спокойным. – Я не буду стараться все исправить, окей? … Но это была важная информация, а я думал, что на этот раз мы подобным делимся… Хорошо… Я сказал – хорошо… не буду… сказал же – не буду, ясно? Господи. Да, хорошо, я тебя тоже ненавижу… Тогда хорошо. Пока.

Майкл понял, что пялился на Брайана раскрыв рот на протяжении всего телефонного разговора. Он резко его захлопнул и медленно покачал головой.
- Не понимаю. Он исчез. Наконец-то! Как ты и хотел, Господи, как ты хотел, блядь, последние два года!

Брайан резко посмотрел на него, сверкнув глазами. Затем они потухли и он с привычной грациозностью убрал телефон обратно в карман. Смахнул несколько несуществующих ворсинок с себя, и выдал со всей серьезностью, все еще отказываясь смотреть в глаза Майклу:
- Джастин именно там, где я хочу его видеть.
- Голый с парящей в воздухе задницей и в твоей постели?

Брайан наградил его злобным взглядом и гордо зашагал к своей машине. Майкл окликая его бросился следом:
- Подожди! Черт тебя подери, подожди! Я не хотел сказать…

Он умудрился ухватиться за брайановскую куртку, но Брайан вывернулся из его хватки и развернулся, посмотрев ему в глаза:
- Слушай, я всегда буду любить тебя, хорошо? Всегда. Это блядь, даже не обсуждается. Но сейчас ты мне не очень нравишься, так что оставь меня нахуй в покое.
- О, так ты собираешься наказать меня за то, что я обидел твоего маленького мальчика?
- Ты ведь даже не понимаешь, что натворил, да? Во всяком случае я на это очень надеюсь, потому что если ты в курсе и тебе плевать, то я даже слышать никогда об этом не хочу.
- О Господи боже мой, и кто теперь тут истеричная принцесса? Это всего на всего ебучий, любительский комикс. Он сначала даже не хотел этого делать. И попал ко мне исключительно потому, что единственный из моих знакомых, кто хоть мало-мальски умеет рисовать!

- Какая чушь! Он занимался этим – потому что он художник! – Брайан уже кричал, забыв о том, где они находятся. – Невъебенный, охуенный художник! И ты не имел никакого права, еб твою мать, никакого отнимать у него это!
Майкл попятился назад, чувствуя, как все тело прошивает волной боли . Он внезапно понял, что именно думал Брайан о его поступке.
- Я не… Господи, Брайан. Я ничего не пытался у него отнять. Я совсем не это имел в виду.
- Но именно это ты и сделал.
- В таком случае… прости меня.

Брайан на это фыркнул:
- Не нужно извиняться передо мной. Мне ты ничего не сделал.
- Но ты единственный, кого это вывело из себя. Джастину до этого особого дела не было.

- Да уж, ему было настолько плевать, что он и не заикнулся об этом в течение целого, блядь, месяца.
- Ладно, в этом нет совершенно никакого смысла. Если бы его это волновало, то он бы что-нибудь сказал. Он бы тут же побежал плакаться к папочке Брайану, чтобы тот все исправил.
- Господи, скажи, что ты не такой дурак! Он не сказал ничего, чтобы я не разозлился на тебя.
- Ах, да я уж было на долю секунды позабыл, что все дело в тебе.
- Знаешь что? Забудь обо всем. Ты прав, это не мое дело. И знаешь ли, ты заслуживаешь того, чтобы он отказался к тебе возвращаться. На самом деле, я очень надеюсь, что он откажется.
- Ну этого мы никогда не узнаем, потому что я не собираюсь его об этом просить.
- Ну и прекрасно! – крикнул Брайан через плечо. – Не нужен ему твой жалкий комикс.
- Я серьезно! Я не буду! Не буду просить его вернуться!
- Отлично!
- Не буду! Серьезно! Даже не попрошу его вернуться!

***

То каким счастливым был Джастин, когда его попросили вернуться, неимоверно раздражало.
- «Устрой мне уже взбучку!» - вот что мне хотелось прокричать ему, - сказал Майкл как-то вечером во время ужина с Беном. – Но он лишь рассмеялся и сказал, что посеешь, то и пожнешь, я этого совершенно не ожидал, не ожидал. Каково а? Я говорил тебе, что он рисовал и после ухода? Ну кто так делает? Он притащил с собой порядка 25 листов наработок. Не все это можно использовать, но все же 25 листов – это дохуя. Кто так делает? Ему даже не пришлось заканчивать работу за Джоном, представляешь?
Бен засмеялся и кивнул, взглянув на Майкла с таким блеском в глазах, что Майкл смущенно покачал головой и спросил:
- Что? Почему ты так на меня смотришь?

Бену пожал плечами, и в ответ тоже покачал головой:
- Просто так. Рад, что все вернулось в норму.

Но спустя несколько недель, когда они уходили из Вавилона, Майкл понял, что на самом деле ничего не вернулось. А наоборот, они продвинулись вперед.

Бен отказался к ним присоединиться предпочитая стопки тетрадок с экзаменационными ответами толщиной в километр. Джастин вовсю зубрил и готовился к экзаменам, заставив Майкла тем утром выползти из кровати в семь тридцать, чтобы они могли несколько часов поработать над комиксом.

Брайан даже пошутил о том, что Майкл наконец-то на всю ночь свободен от пут и оков, хотя именно Брайан указал Майклу жестом на то, что пора уходить, так до нелепости рано. Пока они шли по тротуару, Брайан позвонил по мобильнику домой.
- Я уже в дороге, так что избавься от тех, кто сосет сейчас твой член, если только они не слишком горячи, в таком случае привяжи их к кровати и ждите меня… Извини, я тебе не верю. Потому что даже ты не такой гибкий… Ага, точно, йога. Чепуха… Ты даже тантру осилить не можешь, куда менее… хм, хорошо. Признаю, что заинтересован, если больше ничего другого… Да, он здесь. Семь? Я ему передам. Знаю. Я тебя тоже ненавижу. Пока.

Все еще улыбаясь, Брайан сунул телефон в карман.
- Семь? – застонал Майкл, не дожидаясь пока Брайан передаст ему сообщение. – Господи, жду не дождусь, когда у него начнутся каникулы. Такими темпами мы начнем встречаться в четыре утра. Что не такая уж проблема, если бы мне не приходилось постоянно слушать о том, как он занят, и сколько часов ему приходится учиться, работать и…
- А? – все, что спросил Брайан.
- Я не жалуюсь, - заверил его Майкл. Просто рассказываю.
Брайан кивнул и какое-о время просто молчал. Пока они ждали сигнала светофора, чтобы перейти на другую сторону, Брайан откашлялся и сказал:
- Эй, Майки. Не обижай его в этот раз, хорошо?

За миллион долларов и бесплатную поездку на луну, Майкл никак не смог бы проконтролировать изумление на лице, с которым он посмотрел на Брайана. Благо тот хотя бы смутился:
- Молчи, я все знаю. Но… я не могу защитить его от самого себя.

Майкл услышал в голове голос Бена: «Разве за Джастина никто не заступается?» Он обосрется, когда Майкл расскажет ему, что Брайан взял это на себя.
- Может на этот раз ему не понадобится защита? – предположил Майкл.

Брайан снисходительно усмехнулся, но после того как он заговорил, Майклу показалось, что он говорил скорее с самим собой, чем с Майклом, настолько заоблачным это было:
- Я пытался убедить его снова ждать меня дома, пока я трахаю кого хочу и где хочу.
- Не может быть! – Майкл не удержался от смешка. – Как заманчиво. Он согласился?
- Нет, не согласился, - Брайан сделал вид, что сама эта идея вызывает недоверие.
- Итааааак, что ты решил? Все останется как есть?

Брайан взглянул на Майкла, затем отвел взгляд. Майкл совершенно не ожидал ответа, так что был удивлен, когда Брайан откашлялся и заговорил:
- Я не собираюсь облажаться с ним на этот раз.
Он довольно робко пожал плечами и пнул камушек. Майкл отшатнулся, преувеличенно не веря в услышанное:
- Господи! Ты уверен, что готов к чему-то настолько серьезному? Да брось! Вы только сошлись и ты уже обещаешь не облажаться? Что дальше? Обмен кольцами? Прогулка по улице в одинаковых белых костюмах?
- Заткнись, - Брайан сильно толкнул его, но в последнюю секунду схватил за запястье и притянул к себе. Он покачал головой, все еще избегая взгляда Майкла.
- Вы думаете, что я предложил ему луну с неба. Этому глупому, маленькому пизденышу?
- Но он твой глупый, маленький пизденыш.

Брайан вздохнул и перестал идти. Он все еще держал Майкла за руку, и потянул ближе, прижимаясь к его лбу своим:
- Так или иначе.

В голосе Брайана слышались привычные ехидные нотки, но пристально всмотревшись в его лицо у Майкла перехватило дыхание. И это побудило его задать вопрос на миллион, который мучил его целую вечность.
- Почему? – почти шепотом.
Брайан ухватил его губами за нижнюю губу и покачал головой, пожимая в ответ плечами:
- Если бы я только знал, блядь.

Майкл пихнул Брайана плечом в плечо, заставляя идти вперед.
- А ты и правда романтик, ты в курсе?
Брайан фыркнул и снова толкнул его.
- Нет, ну серьезно. Всякие рекламные штучки с тобой не срабатывают. Уверен, что «Арлекин» наймет тебя на работу в секунду.
- Заткнись.
- Заткнись? – передразнил его Майкл. – Ты хочешь, чтобы я заткнулся? Я заткнусь. Мне не нужно повторять дважды. Нет! Ты сказал заткнуться и я…
- Майки, - слишком терпеливым тоном произнес Брайан. – Заткни свой рот, заткнись.

Майкл, смеясь, залез в джип, и пристегнул ремень. Сотни раз он садился сюда после ночной тусовки, и думал «Может сегодня все случится. И это стало почти – почти – облегчением, что постоянное беспокойство от ожидания наконец-то исчезло. Сегодня, без сомнения, Брайан собирался высадить его у Бена, и отправиться к себе в лофт, где его ждал Джастин.
Майкл понял, что у него всегда будет немного болеть внутри от того, что Брайан никогда не допускал, что их отношения могут во что-то вылиться, но это ощущение было не таким уж неприятным. Он уже был почти – почти- в состоянии оглянуться на годы этой безответной любви, к которой так привязался. Привязался и привык к чувствам мальчика, каким он был, когда впервые их испытал.

Он вспомнил улыбку и глаза Брайана после телефонного разговора с Джастином, и понял насколько он всегда был ревнив по отношению к таким взглядам. Да, он хотел, чтобы Брайан был счастлив. Он всегда желал Брайану счастья, но очень долгое время он был абсолютно уверен, что он единственный кто сможет сделать его счастливым. Черт, годами он и был единственным. Может ли его неприязнь к Джастину объясняться паникой, которая накрывала его, когда он видел как Брайан ему улыбается?

Майкл припомнил и тот вечер в Вавилоне, когда Джастин заманивая и соблазняя Брайана, предлагал себя в качестве вечернего развлечения. Брайан поднял Джастина на руки, с таким восторгом улыбаясь ему, что Майкла буквально чуть не разорвало на части. Он с отчаянием смотрел на них, словно обухом по голове ударенный, думая снова и снова лишь об одном «Нет, нет, не может быть, нет, нет, нет….»

Именно тогда, уже в самом начале, он понял, что Джастин не такой как все. Он лишь рассчитывал на то, что Брайан этого не знает или не признает. И почему же? Он считал, просто предполагал, что когда Брайан перетрахает всех парней на планете, то позже, совсем в далеком будущем он осядет и успокоится именно с ним. «Да уж, таков был план, Новотны!»

Хотя сегодня вечером, все было по другому. Майкл почувствовал теплую волну от брайановской улыбки, почувствовал, как на него накатывает нежность за возможное счастье друга. Почувствовал себя хранителем этого счастья.
Повернувшись к пассажирскому окну, Майкл улыбнулся в ночь, прежде чем с энтузиазмом развернуться к Брайану.
- Эй, я принял решение.
- Майки, сколько раз тебе говорить, до тех пор, пока смазка сделана из нефти, ее вкус не имеет значения.
- Ха-ха-ха, очень смешно. Нет, я решил, что протяну тебе руку помощи.
- Прямо здесь? Прямо сейчас? – Брайан убрал руку с руля и откинулся на сиденье, открывая Майклу больше доступа.
Майкл двинул ему и закатил глаза на преувеличенную реакцию Брайана.
- Ты знаешь, о чем я. Я сжалюсь над тобой и помогу.
- Ты поможешь мне?
Майкл сделал мысленную пометку наказать потом Брайана за абсолютное неприятие такой идеи.

- Ага, я. Со всем, что связано с отношениями. Я хочу сказать, ты должен признать, что у меня куда больше опыта, чем у тебя, в такого рода вещах. Я бесплатно предлагаю тебе свои знания.
- О, заткнись, а.
- Ну-ну! Космический парниша, с таким отношением ты ничему не научишься!
Брайан испустил удивленный смешок и вошел в поворот.
- Яйца курицу не учат, иди в жопу!
Майкл в ответ рассмеялся:
- Я мог бы сделать парочку вульгарных комментариев, но думаю, что воздержусь.
- И правильно, ты знаешь, как я ценю воздержание.
- Я слышал о тебе такое.

Они продолжали смеяться, пока джип поднимался и спускался по ухабам дороги. У Майкла свело живот, будто они гнали вниз по склону высокой горы, и он затаил дыхание от восторга, от радости просто быть здесь с Брайаном. Без какого-либо груза за плечами, который так долго давил на них. Он взглянул на своего друга и снова почувствовал, как его распирает от нежности, которую в нем мог вызвать только Брайан. И преисполненный благодарностью понял, что их реальные жизни были почти – почти – лучше, чем любые его фантазии.