Ты будешь чиста +25

Джен — в центре истории действие или сюжет, без упора на романтическую линию
Bishoujo Senshi Sailor Moon

Основные персонажи:
Усаги Цукино (Сейлор Мун, Принцесса Серенити, Нео-Королева Серенити, Сейлор Космос, Банни Цукино), Харука Тено (Сейлор Уран)
Пэйринг:
Харука, Усаги, упоминаются - Чибиуса, Сецуна, Хотару, Апостолы Смерти
Рейтинг:
PG-13
Жанры:
Ангст, Hurt/comfort, AU
Предупреждения:
OOC
Размер:
Мини, 5 страниц, 1 часть
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
Может быть, не так уж и неожиданно, Сейлор Уран обнаружила под дверью своей квартиры принцессу Серенити.

Публикация на других ресурсах:
Запрещено в любом виде

Примечания автора:
Вдохновлено 34 серией Кристалла. Или, наверное, даже соответствующим актом манги. Такое вот воинское предназначение, и нечего принцессе из-за этого страдать - её-то это не коснется.
15 октября 2016, 11:11
      Если уж признаваться, то Харука предпочла бы какое угодно место, даже улицу или крошечный подвал, чем оставаться в своей квартире в небоскребе Тено в прямом доступе у врага. Плутон не отходила от Сейлор Чиби Мун, рвущейся к Хотару, ни на секунду, пока они пытались наскоро скроить план уничтожения Сейлор Сатурн, но у всего этого, конечно, были те ещё шансы.

      Какой идиот вообще придумал скрестить в соединении трех Талисманов силу, способную пробуждать Воительницу Разрушений?! Она бы поняла, если бы Талисманы были где-то упрятаны, а ещё расшвыряны как можно дальше друг от друга, но отдать оружие-предвестник в руки им, Сейлор Воительницам, которые как бы должны были сражаться вместе в любом серьезном случае... это было полностью лишено логики. Или тот, кто накладывал проклятие, в самом деле всего лишь искал лазейку, которая позволяла бы Сейлор Сатурн пробуждаться? А черт его знает.

      А ещё на коврике перед дверью в её квартиру, мешая войти, сидела принцесса. Харука даже не поверила сначала, пока до неё не дошло, что золотистая макушка такая – одна точно на весь Токио, и никто бы не додумался до того, чтобы караулить её подобным образом. Сейлор Мун была единственной, способной на нечто похожее.

      - Принцесса? Что Вы здесь делаете?

      Услышав уважительное обращение, Усаги подняла голову, уставившись на неё. Огромные голубые глаза были заплаканными, и из-за этого Харука ощутила нехороший укол в сердце. Она могла быть жесткой убийцей столько, сколько понадобится, и всякий раз принцесса Серенити оказывалась исключительным созданием во Вселенной, той, кто мог влиять на неё со страшной силой, выуживая из души всё лучшее, что в ней было.

      - Харука... – принцесса покачала головой, пытаясь вытереть слезы неаккуратными движениями. Вечно она так. – Не надо звать меня принцессой, это... не очень уместно сейчас.

      - Но ведь Вы при полном параде: в платье и с Вашим полумесяцем, - Харука протянула руку, и принцесса вцепилась в неё, как в спасительную травинку, вставая на ноги. Развернув лунную наследницу к себе спиной, Харука покачала головой, принимаясь отряхивать белое платье. Что за безалаберность? Вон какая дорогая ткань... да и не подобает принцессам вести себя подобным образом. Было бы яснее, если бы она караулила наследницу силы Серебряного кристалла у её дома, но никак не наоборот.

      - Да? – принцесса нетерпеливо повернулась, с запозданием принимаясь оглядывать себя. До неё словно только что дошли слова, сказанные как минимум полминуты назад. – Я не заметила. Я пришла сюда и стала звонить в дверь, но ты не открывала... я чувствовала твое присутствие, аромат свободного ветра – твой. Он словно обволакивал мое сердце, и я погружалась в воспоминания о том, как редко-редко вы с Мичиру приходили к моей маме Селене. Я любила подглядывать за вами, потому что никогда не знала, кто вы такие, и... я вспомнила, как ты щелкала меня по носу, умудряясь не заблудиться в лабиринтах нашего сада на Луне. Его так хорошо знала только я.

      - Однако Вы плакали. Не похоже на счастье, - заметила Харука, открывая дверь в квартиру. Если Сейлор Мун пришла, то сегодня так просто её уже не оттолкнуть: принцесса слишком много знает для дальнейших игр в «ничего не знаю, мы вам враги». Они рассказали ей о себе, они рассказали ей о своей цели... ну, что ж. Им же было и преодолевать все последствия.

      - Харука, не убивай, пожалуйста, Хотару, - попросила принцесса, взяв в свои ладони её руку и заглянув в глаза, приподнявшись на носочки, чтобы казаться значительнее. – Не убивайте её. Она не виновата, она... не заслужила такой судьбы.

      - Серебряное Тысячелетие, возможно, тоже не заслуживало, принцесса, - ровно ответила Харука, - однако в судный час Сатурн пришла – и положила всему конец, никого ни о чем не спрашивая. Так нам приходится строить счастливое будущее. Проходите.

      Принцесса, точно ожидая приглашения, дождалась, пока Харука отойдет назад, встав за её спиной, и даже немного толкнет её, и только потом переступила порог, сразу ощущая, насколько холоднее стал воздух. Закрыв глаза, Усаги провела ладонью над мысленной брошью и развоплотилась. На пол осели лепестки роз.

      Харука проворчала себе под нос: вообще-то красиво, но с арендой в миллион йен и всеми темными силами совсем не было возможности нанять обслуживающий персонал, так что ей потом этот красивый мусор убирать. Благо, говорила она так тихо, выражая мысли вслух, что принцесса, сосредоточенная на своих переживаниях, ничего не услышала.

      Усаги, переступив с ноги на ногу, боязливо обняла себя, когда Харука наклонилась к её уху и как можно более низким голосом (хотя определенных данных у неё было уже не отнять) сказала:

      - Сейчас съем.

      Реакция принцессы оказалась бурной. По крайней мере, Харука едва успела выровняться, чтобы избежать удара плечом в челюсть.

      - Харука...

      - Что?

      Усаги нахмурилась, упорно стоя на пороге и не желая проходить вглубь квартиры:

      - Не задавай таких глупых односложных вопросов. Ты сама всё знаешь.

      Харука улыбнулась уголками губ:

      - Ладно. Проходи уже, а то я сейчас снова начну обращаться к тебе на «Вы». И учти, если я встану на одно колено перед тобой, то в квартиру ты уже не попадешь, потому что меня не поднимешь на ноги и уж тем более не сдвинешь.

      - Так меня ещё никто не пугал.

      Когда Усаги проходила в гостиную, Харука опять чуть наклонилась к ней, чтобы шепнуть:

      - Просто я чертовски оригинальна, - и добавила уже принцессе в спину. – Напугай тебя как иначе – ты же действительно к сердцу близко примешь.

      - Да, - Усаги вздохнула, усаживаясь на диван, - я такая. Харука, не убивай, пожалуйста, Хотару.

      Черт, а всё вроде только стало налаживаться... Харука усмехнулась собственным мыслям: неужели она всерьез рассчитывала, что сейчас принцесса напьется чаю с очень сладкими печеньями, потом сладко посопит на её плече, попрощается и пойдет домой? Нет, это просто невозможно.

      - Ты же знаешь, я не могу.

      - Почему, Харука?

      Харука вопросительно изогнула бровь. Ей уже и самой надоедало прикидываться разряжающей атмосферу, но ещё пару раз можно было попытаться. На всякий невозможный, но случай:

      - Тебе ещё раз рассказать всё сначала? Про Талисманы и древнее... хорошо. Итак, - она демонстративно откашлялась, усаживаясь рядом с Усаги и всовывая принцессе в руки декоративную подушку, устраивая её как можно удобнее. – Сначала мой далекий предок Уран создал Небо и... нет, Небом он был. Тогда он просто создал...

      - Харука! – капризно, хотя больше обиженно заявила Усаги, опрометчиво швырнув подушку на пол. Секунду спустя она устыдилась своей эмоциональности, но поднять ей предмет декора Харука не позволила. – И не смей сейчас задавать односложные вопросы! Не строй из себя дурочку, не принимай за неё меня! Я не такая! Я не уйду отсюда сегодня! Пожалуйста, не убивай Хотару!

      Усаги разрыдалась. Не спрашивая никаких разрешений, она спряталась на груди у Харуки, и Уран не увидела никаких вариантов по разрешению ситуации. Возможно, сегодня она и переборщила... в любом случае, принцесса просто так успокаиваться не собиралась, поэтому Харука аккуратно прижала её к себе, вспоминая давние времена в Серебряном Тысячелетии (хорошо, один единственный случай, когда принцесса рыдала вот также, правда, не из-за убийства), и даже от минуты к минуте пыталась поглаживать Усаги по золотистым волосами, чтобы как-то способствовать разряду скопившихся (так быстро?) эмоций.

      - Ну, прекратите, принцесса, - попросила она Усаги через пять минут, и принцесса дернулась в её объятиях, отчетливо мотая головой, словно твердя «нет». – Почему Вы плачете?

      - Из-за того, что ты убьешь Хотару. Она ни в чем не виновная девочка, так не должно быть. И, - Усаги вдруг вырвалась, сверкая покрасневшими заново голубыми глазами, - не смей читать мне морали о том, как правильно, о том, как нужно бороться. Я сама знаю не хуже тебя, но мои правила не несут смерти тем, кто не заслужил этого!

      - Бросьте, принцесса, - Харука постаралась по-доброму улыбнуться. – Вам не о чем переживать. Вы всё равно ничего не увидите, не услышите, не станете свидетелем агонии. Ты, - Усаги даже замерла от внезапного перехода обращений, позволяя аккуратно приподнять свое лицо за подбородок, - будешь чиста.

      - Я не верю тебе.

      - Отчего же? – улыбка Харуки никуда не исчезала. Она всё ещё не позволяла Усаги опустить глаза, хоть голубые глаза, полные тоски, и не доставляли ей своим почти обвиняющим взглядом удовольствия. – Это мы твои воительницы, Усаги. И мы обо всем позаботимся. Представь, что однажды утром ты просыпаешься – и нет больше Апостолов Смерти, которые угрожают твоему будущему.

      - И Хотару тоже нет... – завершила Усаги, всё же отодвинувшись и опустив голову, так, чтобы Харука больше не могла удерживать её лицо приподнятым.

      - Принцесса, Вы невероятны.

      - Мне жаль её.

      - А если я скажу, что мне тоже жаль, ты поверишь и позволишь исполнить долг, от которого я не могу отступиться ради твоей безопасности? – не резко, но внезапно и серьезно спросила Харука. Удивившись, Усаги, похоже, даже позабыла про все свои переживания и вновь уставилась на неё.

      - Я не знаю, как верить тебе... – призналась Усаги, пытаясь скрыть красноту на щеках, вызванную приступом стыда за свои жестокие слова.

      - Просто ты – самый дорогой человек в вечном одиночестве. Понимаешь?

      Харука видела, как тяжело далось это Усаги, но принцесса всё же кивнула.

      - Тогда не беспокойся ни о чем.

      - Я не могу. Я не могу позволить этому случиться...

      - Главное только то, что ты останешься чиста. Кровь от убийства Сатурн будет лишь на наших руках, а ты... будешь такой же прекрасной и светлой, как и раньше. Просто в некоторых случаях мало силы Серебряного кристалла – и тогда есть мы.

      Ободряющая улыбка была совсем не к месту, но Харука всё же попыталась, скрывая истинные чувства.

      - А как же вы? – спросила Усаги.

      В этот раз Харука улыбнулась просто и искренне:

      - Мы? Это неважно. Лишь ты имеешь значение. Я не имею ничего против такого расклада.

      Усаги ещё поплакала, прижимаясь к ней, ничего не говоря и не спрашивая. Харука знала, что её слова вряд ли убедят принцессу не мешаться, но всё же надеялась, что это даст им хотя бы сутки, можно и меньше. Убийство – дело не такое уж и долгое. Надо просто пойти и сделать – больше ничего.

      В это время Чибиуса уже сбегала, прячась от бдительного наблюдения Сейлор Плутон, чтобы прийти и сказать Хотару об их дружбе, а там найти свою гибель и пробудить Мистресс Найн. Может быть, это была такая её неосознанная жертва ради того, чтобы никакие руки не оказались запятнаны кровью.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.