Круги на воде 3

Albi - san автор
Реклама:
Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
the GazettE, Born, RAZOR (кроссовер)

Пэйринг и персонажи:
Рейта/Рега; Рега/Рейта, Акира Сузуки, Рёга .
Рейтинг:
R
Размер:
Драббл, 4 страницы, 1 часть
Статус:
закончен
Метки: Songfic Ангст Дружба Психология

Награды от читателей:
 
Описание:
Ничего не проходит бесследно...

Посвящение:
Ну конечно же Бананчику

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Странный пейринг... Но мне он нравится.
Песня - Слот "Круги на воде"
11 февраля 2017, 21:30
Вы знаете, что такое зависимость? Каждую неделю, второй год подряд она не отпускает, а затягивает в свою воронку все больше и больше... Два сильных мужчины, внутри которых скрыта мощнейшая мужская энергия, способная снести горы, поддаются этому тягучему чувству с невероятной силой уже который год... И кажется, давно пора все это прекращать, но сил закончить эти странные отношения не находится ни у одного, ни у другого. Полтора года назад. - Эй, Койю... Тот парень кажется мне знакомым, - негромко произнес Рейта, наклонившись к уху своего друга. - Это же Рега, ты чего? - пьяно рассмеялся лид-гитарист. - Не признал, каюсь, - усмехнулся Акира, и, немедля, отправился к не узнанному мужчине. В клуб они с Урухой забрели случайно и, можно сказать, со скуки. Руки - возлюбленны Рейты - улетел в Саппоро по, как он сказал, очень важным и неотложным делам. Такашиме тоже было одиноко, а потому он с радостью составил компанию другу в прогулке по вечернему Токио. А потом, встретив знакомого из стаффа, они узнали от него о том, что где-то в их квартале открылся новый клуб, в который музыканты, разумеется, решили зайти. Новопостроенное заведение радовало буквально всем. Играла достойная музыка, а оформление зала, танцпол, барные стойки - все было на высшем уровне. Мужчины сразу приметили нескольких знакомых коллег-музыкантов. Было решено не отказывать себе в алкоголе, ведь дома все равно никто не ждет и оправдываться, соответственно, не перед кем. И потому через час, прилично набравшись, музыканты отжигали на танцполе, примечая все больше знакомых лиц. - Какая встреча, - широко улыбнулся Акира, хлопнув Регу по плечу. - О... Привет, - вокалист улыбнулся в ответ, поворачиваясь к Рею лицом. - Каким ветром? - Попутным, естественно, - басист весело усмехнулся, заказывая себе стакан виски, точно такой же, какой был в руках его знакомого. - А ты? - Мне друг рассказал о новом месте, а он так близко к дому... Решил наведаться, - Рега отсалютовал бокалом, залпом его осушив его. - Тогда конечно, грех не зайти... Особенно для такого любителя клубов, как ты, - рассмеялся Рейта, выпив свой виски. С Регой они знакомы давно, но назвать их друзьями трудно... Скорее, хорошими знакомыми, которым нравилось вместе выпивать. Они находили друг в друге отличных собеседников, и у них, как ни странно, было много общий интересов, а потому и тем для общения достаточно. Иногда Рега казался Рейте через чур активным и деятельным, басист был уверен, что невозможно за один день переделать столько дел, но чем больше он узнавал этого человека, тем лучше понимал, что если захотеть, за день можно и горы свернуть и на другую планету слетать. Рега же никогда не понимал, как Акира может быть таким пофигистом. Его совершенно не интересовало положение дел в стране, он не собирал "музыканские" сплетни, да и вообще был слишком спокойным. Настолько разные люди любили проводить вместе время, и как бы глупо это не звучало, такое смело можно было назвать "душевная связь".

***

Спустя полгода после той совместной выпивки мужчин связали более сложные обстоятельства и вместе с тем более крепкие узы. С тех пор стало ясно, что душевная связь никогда не обходится без телесной.И как бы они не старались подавить в себе страсть, начинающую проявляться в отношении друг к другу, сделать они этого не смогли. Каждая встреча непременно заканчивалась одинаково, и на душе от этого было невероятно тяжело. Рейта знал, что у него есть Таканори, с которым они встречаются так долго, что и не сосчитать, с которым их связывает очень многое, и которого он любит. Именно поэтому басист старается не задерживаться, и возвращаясь, всегда придумываят веские аргументы в свою пользу. И Рега всегда помнил о том, что дома его ждет Тсузуку. Ждет верно и преданно, сколько бы Рега не задерживался. Он никогда не упрекал его в таких «пропажах» на несколько дней, он просто терпел, и потому вокалист был ему безумно благодарен. Но эти сложные и непонятные отношения с Акирой ни дня не давали ему жить спокойно. Год назад - Рейта? Мы можем сегодня встретиться? Да, у меня… Тсузуку в туре, - дослушав ответ собеседника, Рега отключил вызов, и, тяжело вздохнув, положил телефон на стол. Выпив стакан воды, вокалист встал к окну, рассматривая пустынный двор за окном. Время было позднее, и брюнет понятия не имел, как Акира будет объяснять Руки куда он так поздно собрался, но он точно знал, что басист придет. Он всегда приходил. И Рега точно так же срывался по каждому звонку, бросая все свои дела и мчась к другу в любую точку города. А точек у них было предостаточно. Если не было возможности остаться наедине у кого-то в квартире, приходилось снимать их на одну ночь, или пользоваться такими услугами, как лав-отели. За время, что они «дружат» можно привыкнуть и не к такому. Через сорок минут раздался звонок в дверь, и Рега, открыв ее, быстро ушел на кухню. Сегодня им предстоял непростой разговор, и потому выпивка должна быть крепкой. - Сегодня мы пьем коньяк? – в привычной манере усмехнулся Рейта, проходя на кухню вслед за хозяином квартиры. - Угу… И курим крепкие французские сигары, - фыркнул Рега, бросив на стол пачку с дорогим табаком. Пожав плечами, Рейта сел на стул и принялся разливать коньяк по стопкам. Он чувствовал, что вокалист напряжен, и это напряжение было и в нем самом. Из дома он ушел втихушку, потому что Таканори уснул после долгого рабочего дня, но на душе, как обычно, залегла тень какого-то предательства. Он долго смотрел на спящего возлюбленного, поправил ему одеяло, поцеловал в щеку, и, плотно зашторив окна, чтобы Руки не разбудили утренние лучи солнца, ушел из квартиры. Тяжело вздохнув, Акира залпом выпил алкоголь и закинул в рот дольку лимона, предусмотрительно нарезанного Регой, который сделал все то же самое. - Так о чем ты хотел поговорить? – поморщившись, выдохнул басист, и посмотрел в глаза другу. Эти глаза, цвета крепкого кофе, всегда затягивали блондина. Не как в женских романах, нет. Рейте всегда казалось, что если присмотреться, можно четко увидеть там себя самого, увидеть свой взгляд, и тогда где-то глубоко внутри возникало непередаваемое чувство. Будто они с Регой были сильными магнитами с разными полюсами, которые невозможно было оторвать друг от друга. - Как всегда. О нас. Я разговаривал с Тсузуку перед его отъездом… Несмотря на мой характер и все мои выходки, он доверяет мне безоговорочно. Он говорил, что любит меня, и что когда он вернется, мы проведем вместе несколько ошеломительных ночей подряд. И знаешь, когда я все это чувствовал, на сердце была такая приятная тяжесть… Я люблю его, - вздохнул вокалист, выпивая вторую стопку крепкого напитка. Рейта же, хмыкнув, ответил: - Я знаю. Я знаю, что такое любить человека, потому что сам люблю Таку. И сейчас он спит в нашей совместной квартире, такой маленький, хрупкий, уставший… И я должен быть рядом с ним: обнимать со спины, прижимать к себе, целовать в макушку… Все, как подобает любящим парам. Но почему-то я здесь, с тобой… И несмотря на это, я не могу сказать, что люблю тебя. Потому что не люблю. - Я знаю. Я тебя тоже нет, - с усмешкой выдохнул Рега, вставая со своего места и разминая шею. Почувствовав, как к нему на плечи опустились горячие руки, вокалист добавил: - Но хочу. И ты меня хочешь. Услышав тихий смешок сзади, мужчина резко развернулся и притянул блондина за шею к себе, целуя его в губы. Этот поцелуй можно было назвать настоящей борьбой, в которой каждый хотел заполучить лидерство. Оторвавшись, Рега стянул с себя домашнюю футболку, и, отбросив ее, пошел в спальню, зная, что Рейта пойдет следом. Раздевать друг друга казалось им глупым, для прелюдий и нежности времени не было, и потому на кровати оба мужчины оказывались уже голыми. Проведя руками по спине брюнета, Акира опустил их на его ягодицы и сильно сжал их, догадываясь, что Рега отплатит той же монетой. У них не было деления на «пассива» и «актива» и каждый раз музыканты менялись ролями, оказываясь в разных положениях по нескольку раз за ночь. - Только без засосов… С утра я должен проснуться рядом с Руки так, будто никогда не уходил, - жарко выдохнул Рейта в шею Реги, проводя по ней языком. - Не дурак, понимаю, - хрипло ответил вокалист, широко разводя ноги и доставая из-под подушки смазку. Было ясно что он будет снизу первым. Выдавив немного лубриканта на пальцы, Рейта стал растягивать любовника, но услышав жесткое «Не медли», плавно вошел в него. Двигался басист всегда медленно, но входил глубоко, зная, что Реге это доставляет большее удовольствие. Услышав протяжный стон, Акира стал ускоряться, вкладывая в движения больше силы и стараясь каждый раз попадать по одной и той же точке. Почувствовав, что вокалист притягивает его лицо к своему, мужчина склонился и поцеловал его в губы, крепче сжимая руками ягодицы. С силой оттолкнув от себя любовника, Рега, перевернулся, сжав свой член у основания и опуская голову, пытаясь отдышаться. Рейта, поняв, чего хочет брюнет, встал на четвереньки и подал тому смазку. Теперь его очередь быть снизу. Рега растягивал медленно, вводя сначала два, а затем три и четыре пальца. Ему нравилось наблюдать за выражением лица Рейты: за тем, как он хмурится от боли сначала и жмурится от удовольствия, когда длинные пальцы находят простату. Насладившись излюбленным зрелищем, Рега приставил член к растянутому анусу, и резко вошел. Он, в отличие от любовника, медлить здесь не любил, и его движения всегда были резкими, быстрыми и беспорядочными. Пройдясь губами по спине басиста, Рега вошел на все длину, и услышав сдавленный вздох, продолжил в таком же темпе. Он знал, что никогда не услышит от Рейты стонов, ведь из его уст это действительно казалось чем-то необычным. Почувствовав, что разрядка близко, брюнет вышел из басиста, и тот в ту же секунду лег на бок, притягивая любовника к себе. Они всегда кончали, надрачивая друг другу, потому что иначе вся это смена ролей была бы бессмысленной. А кончив, мужчины закуривали, и ложились в разных концах кровати, слушая тяжелое дыхание друг друга и думая о чем-то своем.

***

*** Сколько бы мужчины ни старались, они не могли выпутаться из этого порочного круга. Их отношения можно было сравнить с камнем, брошенным в воду. И сколько бы они не пытались, их камень всегда летит в центр водяного круга. Камень, брошенный в воду, оставляет круги на воде, и даже будучи на дне он дает о себе знать. Если Рейта – стоячая вода, то Рега как раз был тем самым камнем. Поддавшись страсти один раз, они не могут остановить это и по сей день. Все вращается во вселенной, и их встречи всегда идут по кругу, будто старая кинопленка заела в одном месте, и их фильм не хочет заканчиваться. И к чертц все напрасные старания, связь между душами уже не разорвать. Пусть это не было любовью, но друг без друга они уже не проживут, и судить обо всем этом можно с разных сторон. Все то, что они скрывают и закапывают глубоко в душе, возвращается, вновь и вновь запуская круги на воде. И потому остается только делать вид, что ничего не было, и ждать, когда судьба решит подсунуть им новую игру, диктуя свои неопровержимые условия.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.
Реклама: