Самый счастливый человек не на Земле +236

Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
Сверхъестественное

Основные персонажи:
Дин Винчестер, Кастиэль (Кастиил, Кас)
Пэйринг:
Дин/Кастиэль, Клэр
Рейтинг:
PG-13
Жанры:
Романтика, Ангст, Флафф, Hurt/comfort, AU, ER (Established Relationship)
Размер:
Мини, 6 страниц, 1 часть
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
Миссия на МКС займёт полгода, и Дин рад, что отправляется в космос, но он знает, что будет безумно скучать по своему парню.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Написано на АУ-фест для команды Ромкома.
20 октября 2016, 19:17
Сейчас

Сев перед толстым стеклом, Дин поморщился, заметив с виду древний телефон, но Кас по ту сторону стекла уже взял трубку, и Дин поспешил сделать то же.
— Чувствую себя преступником, — пожаловался Дин.
Кас позабавленно поднял бровь.
— Неужели? Тебе не по себе от вынужденной изоляции? Может быть, сообщить в НАСА, чтобы они исключили тебя из участников экспедиции?
— Эй, — фыркнул Дин, чтобы не признаваться, что при всём желании отправиться в космос иногда он позволяет себе помечтать, что полёт сорвётся по не зависящим от него причинам, и он сможет не разлучаться с Касом на целых полгода. — Ты задница.
— Вот как, — серьёзно ответил Кас. — А я всё гадал, как охарактеризовать того, кто отправляется за своим парнем в край вечных морозов, лишь бы проводить его, увидев украдкой пару раз.
— Кас, на улице всего-то четырнадцать по Фаренгейту, — закатил глаза Дин. — Ты просто неженка, раз умудрился простудиться.
Кас оскорблённо скрестил руки на груди и отвёл голову в сторону; с учётом зажатой плечом телефонной трубки это выглядело не так сурово, как он, должно быть, рассчитывал.
— Эй. — Дин коснулся стекла рукой. — Прости, детка. Мне очень жаль, что ты заболел.
— Мне тоже. — Кас сник. — Прости, Дин.
— Ты не виноват. — Дин мягко улыбнулся. — Любой мог заболеть.
Кас поджал губы и опустил взгляд. Дин знал, что Касу хочется сказать что-нибудь вроде "Мне тебя не хватает", но он держится, потому что не хочет, чтобы Дин чувствовал себя виноватым в том, что они не увидятся по-настоящему в ближайшие полгода. Даже сейчас у них почти настоящее свидание, а в следующие месяцы будут лишь разговоры по скайпу с несколькосекудной задержкой.
Кас ничего этого не говорит и не жалуется; Кас мирится с постоянными авралами на работе у Дина, Кас приехал с ним в Казахстан, Кас уговорил Клэр приехать, Кас бесконечно терпелив и излучает неиссякаемые запасы поддержки, и, главное, Кас никогда не вспоминает то, что случилось в 2003 году.



2000

Дину казалось, что он никогда не сможет перестать улыбаться. Он справился; он прошёл дальше; он стал ещё ближе к исполнению своей мечты.
В толпе, где разочарованные лица смешались с восторженными, мелькнула знакомая темноволосая макушка, и Дин застыл в нерешительности.
Все месяцы, что продолжался отбор, он не позволял себе ничего больше, чем скошенный на симпатичного коллегу взгляд. Учёба отнимала ужасно много времени, и он твёрдо решил, что завязывание отношений сейчас ему только помешает.
Но теперь… они оба прошли дальше, и хотя у них наверняка должно было стать ещё меньше личного времени, может быть…
Поджав губы, Дин решительно зашагал сквозь толпу.
Они почти не общались, пока их было очень много, но теперь их остались единицы, и разве это был не повод хотя бы заговорить?
— Астронавт Новак, — игриво поздоровался он, подойдя.
Строго говоря, они ещё не были никакими астронавтами, всего лишь вероятными кандидатами, и хотя их обоих признали годными, это не давало гарантии, что когда-нибудь в жизни они покинут земную атмосферу. Но сейчас, в момент эйфории, они и вправду чувствовали себя так, словно в любую минуту могли оказаться в космосе.
— Астронавт Винчестер, — широко улыбнулся Новак в ответ. Знал его фамилию; запомнил, что Дин оказался среди прошедших дальше.
— Поздравляю, — Дин протянул руку, и Новак энергично её пожал, поздравляя в ответ. — Как собираешься праздновать?
— О, жена готовит праздничный ужин, — ещё ярче просиял Новак. — Целое событие, да?
— Может, про нас даже напишут в местных газетах, — выдавил Дин спустя всего-то секунды две — и даже умудрился изобразить улыбку.
Кажется, в ближайшие месяцы он всё-таки не собирался отвлекаться на личную жизнь.



Сейчас

Дин вздохнул с облегчением, увидев сидящую по другую сторону стекла Клэр. Она всё-таки пришла, хотя и заявила перед отлётом, что соглашается лететь не ради прощания с Дином, а чтобы побывать в новой стране — даже странах. В Казахстан они летели через Москву.
Вообще-то Клэр не была ничем больна, так что могла бы общаться с Дином безо всякого стекла и телефона, но для этого ей нужно было на несколько дней перестать видеться с Касом, от чего она отказалась.
Дин её не винил. Конечно, Каса она любила больше. А по нему, может, и вовсе не будет скучать.
Он просто хотел бы её обнять.
— Привет, — сказал он в трубку. — Ну как тебе город?
Клэр наморщила нос.
— Дыра.
Дин был с ней глубоко не согласен. Понятное дело, космодром не мог располагаться в мегаполисе, полном парков аттракционов и торговых центров, но пешеходные улочки в центре Байконура Дину вполне понравились (по крайней мере, тогда Кас ещё не заболел, и его можно было держать за руку), а в музеях было по-настоящему интересно (даже несмотря на то, что Каса с ними уже не пустили, а до этого Дин почти и не бывал в музеях без него).
— Хм, — сказал он вслух, не желая ссориться. Что сказать ещё, он понятия не имел.
Вид у Клэр был раздражённый, и смотрела она куда-то в сторону. Их отношения в последнее время разладились, и понимать это было ужасно больно.
— Это все прощальные мудрые слова? — спросила она.
Дин вздохнул. Ему вспомнился период, как она начала прогуливать занятия в школе и сделала первую татуировку; как Кас ничего не мог поделать, а именно Дин до неё достучался, поняв, что происходит. Многие дети астронавтов проходили такую фазу — отторжения того факта, что окружающие видят в них именно детей астронавтов, а не особенных снежинок. Клэр, дочери погибшего астронавта, было ещё сложнее.
Сейчас же подход к ней мог найти только Кас. С Дином у них что-то перегорело.
— Прости, что отнимаю время. У меня есть просьба. В этом конверте, — он постучал по стеклу, указывая на лежащий на стороне Клэр конверт, — открытка для Каса. На день святого Валентина. Я был бы тебе признателен, если бы ты смогла его передать. Я пропущу этот праздник, и…
Клэр бесцеремонно вынула открытку и раскрыла, чтобы прочитать. Дин закусил губу, ожидая насмешки над своим кратким и безыскусным "Я люблю тебя", но лицо Клэр смягчилось.
— Я передам, — сказала она, запихивая открытку обратно.
— Если… — Дин облизал губы, — если на старте что-нибудь случится… или при стыковке… если… в общем, тогда отдай ему открытку сразу, ладно? Не нужно ему потом никаких напоминаний и…
Клэр подалась вперёд; её глаза сверкнули.
— Сдохнешь, — прошипела она, — и я эту открытку выброшу, сожгу, понял? Попробуй только не вернуться! — Она сжала трубку так, что побелели костяшки.
— Клэр…
— Я уже потеряла одного отца из-за дурацких космических полётов! Я не хочу терять… — Она резко замолчала и буркнула: — Ещё и тебя.
Сердце Дина чуть не выскочило из груди; он был почти уверен, что она хотела сказать "и второго".
Неужели возможно, что Кас был прав, что она не ненавидит его, она лишь не может простить ему, что он согласился участвовать в экспедиции на МКС, что космос разлучит их на полгода?
Может быть, Кас и сам ненавидит его за это, но слишком великодушен, чтобы отказать Дину в поддержке.
Для Клэр же случившееся тогда стало настоящим ударом. Дин не мог её винить.



2003

Дину нравилось быть частью семейного эскорта.
Пока астронавты готовились к взлёту, кому-то нужно было быть рядом с их семьями, находить для них нужные слова, успокаивать, улыбаться, организовывать их поездку к месту взлёта, выполнять мелкие поручения, устраивать вечеринки в честь успешных запусков и возвращений.
Дин всегда соглашался на эту роль с удовольствием.
До того случая, когда ему пришлось организовывать похороны.

Дверь открыла светловолосая женщина. Вид у неё был усталый, что, наверное, было связано с детским плачем, доносившимся откуда-то позади, но она тепло улыбнулась Дину.
— Вы, наверное, мистер Винчестер, — сказала она.
— Просто Дин. А вы миссис Новак?
— О, просто Амелия. Проходите, пожалуйста. Мне так неудобно, что вам пришлось приехать! Нам совсем не нужна помощь, честное слово. Я привыкла быть женой астронавта. — Это она произнесла с гордостью, и Дин против воли улыбнулся. Астронавты, у которых была такая семья и поддержка, были настоящими счастливчиками. — Вы проходили отбор вместе с моим мужем?
— Да, но, если честно, не очень часто общались, — признался Дин. — Ой, кажется, у вас дома сбежавшая принцесса!
Осторожно выглянувшая в коридор светловолосая девочка застенчиво улыбнулась.
— Клэр, поздоровайся, — позвала Амелия. — Это друг твоего папы, дядя Дин.
— Привет, — Дин присел на корточки и протянул руку. — Как дела, ваше высочество?

— Я хочу ещё сказку! — потребовала Клэр. — Дин, ну пожаалуйста!
— Подожди, малышка, — сказал Дин, — сейчас на экране покажут ракету с твоим папой.
— Ты это уже говорил, а её всё нет, — Клэр надула губки. — Скучно.
— Совсем скоро она прилетит. Смотри!
В конференц-зале было не так много народу; погода была отличная, и большинство предпочло смотреть на посадку шаттла вживую, пусть и с расстояния, но Амелия решила, что на улице с маленькой Клэр долго ожидать будет сложно, так что они оказались в числе зрителей у экрана.
Амелия тяжело вздохнула, и Дин ободряюще опустил ладонь ей на плечо.
— Всё будет хорошо, — сказал он. — Сейчас сами увидите. Они уже сошли с орбиты и вошли в атмосферу, всё отлично.
Амелия сложила ладони у груди и что-то зашептала, не сводя глаз с экрана; наверное, молилась.
Дин усадил Клэр себе на колени и начал покачивать, чтобы она не заскучала, но не слишком сильно — от этого она начинала заливисто смеяться.
На экране мелькнула какая-то яркая вспышка, но всё тут же исчезло; шаттла всё ещё не было видно, так что это могло быть что угодно.
Только спустя пять минут послышался громкий взрыв, а ещё чуть позже на экране возникли падающие обломки шаттла.
— Что это? — с интересом спросила Клэр. — Мам, что это? Мам?
Амелия закричала.



Сейчас

В том, чтобы взять с собой в космос обручальное кольцо, не было ничего оригинального. Так делали почти все, кто собирался сделать партнёру предложение, и даже некоторые из тех, кто уже был женат, но решил обновить старое кольцо побывавшим за пределами атмосферы Земли.
Дин ещё не знал, когда получится сделать Касу предложение. Какое-то время после приземления его привыкший к жизни в невесомости организм будет едва ли в состоянии опуститься на одно колено, да и вряд ли месяцы постоянной физической реабилитации будут приятной и романтической порой.
Нет, Дин хотел сделать всё как положено. Где-нибудь через полгода после возвращения, когда он почти полностью восстановится… Он переведётся на какую-нибудь должность попроще, из тех, которые не отнимают тридцать часов в сутки, тайно организует им лучший медовый месяц в мире и устроит самый романтичный вечер на свете…
Мысль о том, что Кас может не дождаться его, что Кас может не вынести тягот длительной реабилитации, что Кас может просто сказать "нет", пугает куда сильнее, чем мысль о том, что во время запуска или уже после что-то может пойти не так.



2003

В костюме Дин чувствовал себя странно.
Или, может быть, странным было то, что ему было ужасно больно.
Конечно, испытывать потрясение после смерти своего коллеги, тем более знакомого, — вполне естественно, но что-то с этой болью было не так, словно она была сильнее, чем было нужно, словно Дин не имел на неё права.
Неужели это был стыд из-за того, что ему нравился женатый человек? Но ведь ничего не было, и они толком и не узнали друг друга, и..
В дверь позвонили, и Дин пошёл открывать; Амелия была окружена толпой желающих выразить свои соболезнования.
Увидев прибывшего, он чуть не вскрикнул, но лишь подавился воздухом и уставился на…
...на погибшего Джимми Новака, чьи похороны вот-вот должны были начаться.
— Кастиэль. — Видимо, Амелия всё-таки вырвалась из скорбного сонма. — Ты здесь.
— Я должен был приехать раньше, — сказал Кастиэль (Кастиэль?), входя внутрь и заключая её в объятия.
— Дядя Кас! — рядом возникла Клэр. Она радостно обняла «дядю»; наверное, она ещё не окончательно поняла, что случилось, потому что весь день была необычно весела.
— Так вы брат Джимми, — наконец понял Дин.
Амелия встрепенулась.
— Боже, прости, Дин, — сказала она. — Я совсем забыла, что вы не знакомы. Да, это Кастиэль, брат Джимми. Кастиэль, это Дин. Он из НАСА и очень нас поддерживает.
Кастиэль серьёзно кивнул, протягивая руку для пожатия.
Ощущение странности происходящего только усилилось.



Сейчас

Как и каждый раз, Дин подсознательно вздохнул с облегчением, видя на экране лицо Каса. Он всё боялся, что Кас найдёт занятие поинтереснее, чем сидеть и ждать, пока Дин доберётся до компьютера, или что он просто устанет гадать, опаздывает ли Дин на очередной сеанс связи или вовсе сегодня в сети не появится.
Сейчас Дин, например, опоздал почти на сорок минут.
— Прости, детка, — виновато произнёс он вместо приветствия. — Проблемы со стоком.
Кас улыбнулся, его губы зашевелились, и спустя пару секунд Дин услышал:
— О, ничего. Твои друзья поделились со мной кое-чем интересным.
— Вот чёрт. — Дин ещё не знал, что именно сделали его напарники, но заранее их ненавидел.
Хихикнув, Кас поднёс к камере свой телефон, и Дин застонал, увидев фото себя спящего.
В невесомости вы не забираетесь под одеяло и не сворачиваетесь в уютный комочек, подложив руку под голову. Нет, руки парят над вами, волосы (при достаточной длине) пытаются изобразить последствия удара током, а выражение лица… ну, у кого как, наверное, но конкретно у Дина на конкретной фотографии, раздобытой Касом, оно было ужасно тупое. Хоть рот не разинут.
— Ты похож на зомби, — сообщил Кас.
Дин мученически вздохнул.
— Предполагается, что разговоры с тобой должны вселять в меня спокойствие и уверенность, — обиженно заявил он.
Кас на это не купился.
— Я установил её твоим профильным изображением на своём телефоне, — сказал он. — А Клэр пытается взломать твой фэйсбук, чтобы поставить её на аватар.
Дин застонал.
— Я сейчас же сменю пароль на ещё более сложный. В нём будет уже не тысяча символов, а миллион.
Кас расплылся в улыбке.
— Попытайся.
«Я ужасно по вам обоим скучаю», — хотел было сказать Дин, но произнёс почему-то совсем другое.
— Кас, выходи за меня.
На лице Каса отразились озадаченность, радость, а затем — возмущение.
— Ты делаешь мне предложение, не купив заранее кольцо и не потрудившись даже на одно колено встать?
— У меня есть кольцо! И я могу встать хоть на голову!
— Ты делаешь мне предложение, зная, что я даже не могу броситься тебе на шею и поцеловать?
— Эм… да? — Дин закусил губу. — Чёрт. Но… это значит «да»?
Кас сердито скрестил руки на груди.
— Это худшее предложение в мире, — сказал он. — А ты худший жених. Но это значит «да». У тебя правда есть кольцо?
— Правда, — заверил Дин, ощущая, что парит не от невесомости, а от счастья. — В следующий раз, когда буду тебе звонить, я его захвачу. Оно у меня в отсеке.
— Значит, в ближайшие пять месяцев я даже не смогу его надеть.
— Простии.
— Ладно. Клэр потом накричит на тебя за меня. Я люблю тебя, Дин.

Когда им наконец пришлось закончить разговор, и Дин выключил компьютер, прилетевший за ним Бенни лениво поинтересовался:
— Ты же знаешь, что завтра это будет во всех новостях, да?
Чёрт.
Кас его убьёт. А потом Клэр убьёт их обоих.