Письма Айне 7

Гет — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчиной и женщиной
Kidou Senshi Gundam

Пэйринг и персонажи:
Широ Амада
Рейтинг:
G
Жанры:
Романтика, Фантастика, POV
Размер:
Драббл, 3 страницы, 1 часть
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
«Отличная работа!» от Котокошка
Описание:
Михаил упорно пишет письма своей девушке, которая, похоже, давно его забыла. Весь восьмой отряд считает это забавным, но Широ, не имея возможности увидеться с Айной, решает попробовать написать ей письмо.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
По канону Mobile Suit Gundam: The 08th MS Team
ФБ 2016, fandom Mecha Sunrise
20 октября 2016, 23:28
Милая Айна,

Я не умею писать письма, но Михаил сказал мне: если мысли о ком-либо разрывают тебя изнутри – пиши ему. Я спросил: что делать, если я вряд ли смогу отправить своё послание? Ему сложно это представить – весь отряд знает, что Михаил скорее сдохнет, чем упустит возможность передать письмо для своей дорогой Б.Б. Говорит, что нужно искать варианты. Я сказал, что не знаю твоего адреса. Он предложил положиться на добрых людей и отправить письмо просто в тот город. Я не стал уточнять, что ты из Зиона.

Не то чтобы я считаю зионцев плохими – не подумай. Просто война – не лучшее время, чтобы полагаться на добрых людей. Я думаю, что...

(часть страницы оторвана)

***



Милая Айна,

Я не умею писать письма, но мой друг считает, что слова на бумаге помогают выразить чувства, которые разрывают тебя изнутри. Я исписал уже несколько черновиков, но все выкинул, оставил только самый первый. Я начал писать и незаметно для себя вернулся мыслями к войне. Вместо важных слов получилось эссе о сути войны Федерации и Зиона.

Но это неправильно, Айна. Это вовсе не то, что я хочу тебе сказать. Кажется, я всегда всё делаю не так. Но я точно не хочу быть с тобой тем, кто я сейчас.

Наверное, я сам не знаю, как с тобой говорить. Что я буду делать, когда мы встретимся? Если мы встретимся.

Вряд ли ты когда-нибудь прочитаешь это письмо. Но мне действительно полегчало – сумбур в моей голове стал немного меньше.

***



Милая Айна,

Сейчас мы далеко от города. Странно, но, даже зная, что никто, кроме меня, не прочитает это письмо, я не могу рассказать тебе, чего мы ждём. Это военная тайна.

Сейчас, когда мы далеко от людей, я чётко осознаю, что мы, военные, всегда находимся в каком-то своём мире. Даже в спокойные дни, даже когда мы в свободное время гуляем по городу, даже когда сидим в баре. У нас другая жизнь, и мы отгорожены стеной молчания от всего остального мира.

Моему другу Михаилу тяжело. Мы в полной изоляции, а он привык поддерживать контакт с той, кто вне нашей жизни. Он психует – боится, что его дорогая Б.Б. будет волноваться, если не получит очередное письмо. Буду честен – мы здесь не слишком верим в то, что девушка все ещё его любит.

Но, знаешь, Айна, сейчас я могу его понять. Всё, что у меня есть, – это вера в то, что мы ещё встретимся. Я знаю, что ты тоже внутри, но всё же надеюсь, что ты далеко от этой войны.

***



Милая Айна,

Наша встреча вселила в меня надежду. Если раньше я не мог написать письмо, потому что боялся думать о тебе, то сейчас я рву черновик за черновиком, потому что мои эмоции слишком сильны. Хотя, наверное, будь у меня возможность отправлять тебе письма, я послал бы тебе все – плевать, что даже я сам не могу разобрать, что там написано.

Мои руки всё ещё болят, но не волнуйся за меня – обо мне хорошо позаботились. Федерация дорожит теми, кто сражается – хотя сейчас я ненавижу мир, в котором воины в цене.

***



Милая Айна,

Возможно, это моё последнее письмо. Я не знаю, чем всё закончится. И у меня всё меньше сил на то, чтобы бороться. Это огромный механизм, который перемелет каждого, кто попытается из него вырваться. Пока сложно сказать, что грозит мне за то, что я встретился с тобой – с пилотом Зиона. Я прямо сказал: я верю, что хорошие люди есть с обеих сторон. Если мы посмотрим в глаза друг другу – мы сможем понять своих врагов. Мои убеждения откровенно высмеяли.

Знаешь, Айна, мне задали важный вопрос. Смогу ли я, думая так, выстрелить во врага? Я не уверен. Раньше я точно знал, что и зачем я делаю. Я был внутри сурового, но понятного мира. Сейчас он разлетается на части.

Кое-кто в лицо говорит мне, что я достоин смерти. Мой отряд допрашивают. На словах они уверяют всех, что я не шпион, но я не буду их винить, если на самом деле они думают иначе.

Всё, что у меня осталось светлого, – это память о нашей встрече. Я больше не хочу войны, Айна.

***



Милая Айна,

Я всё ещё жив. Кажется, я неисправимый идиот. Меня посадили под домашний арест до выяснения обстоятельств, а я сбежал со своей командой, чтобы спасти друзей. Впрочем, сейчас я уверен в том, что я делаю. Нельзя закрывать глаза на то, что происходит. Нельзя сбегать с поля боя.

Я ничего не могу сделать с этой войной, но в моих силах защищать людей. И близких, и далёких, и союзников, и врагов. Мне придётся убивать – потому что на каждой стороне есть и хорошие, и плохие люди. Но я не стану убивать просто так. Я не стану считать всех зионцев террористами и зверями.

На каждом задании мой первый приказ для моего отряда – вернуться живыми. Я чуть не забыл о нём, когда мне казалось, что мой мир рушится. Но, на самом деле, в этом основа моего мира. Вернуться живыми – что может быть важнее?

Сейчас мы отправляемся на крайне опасное задание. Я сам ещё толком не знаю, что нас ждёт, но шанс выжить – треть. На всякий случай я оставлю эти письма знакомому, которому можно доверять. Возможно, когда-нибудь ты сможешь их прочесть.

Но я отдаю свой главный приказ и самому себе. Я верю, что вернусь. Я верю, что найду тебя. Я верю, что мы обязательно встретимся снова.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.