Тихая гавань +123

Другие виды отношений — сексуальные или романтические отношения, которые нельзя охарактеризовать ни как слэш, ни как фемслэш, ни как гет ни в одном проявлении.
Шерлок (BBC)

Основные персонажи:
Грегори Лестрейд, Майкрофт Холмс
Пэйринг:
Грегори Лестрейд/(|)Майкрофт Холмс
Рейтинг:
PG-13
Жанры:
Юмор, Дружба
Предупреждения:
OOC, Элементы слэша
Размер:
Миди, 26 страниц, 1 часть
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
«Отличная работа!» от Антея Шэра
«Верю!» от Желтая Пчелка
«Восхитительно» от Savanna D
Описание:
Майкрофт переутомился и Грег увозит его отдыхать в старый дом своих родителей. Свежий воздух, лес, рыбалка и ни одной живой души на многие мили вокруг...

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Это броманс.
23 октября 2016, 10:09
- Холмс! - рявкнул Грег. Тот выпрямился и с невозмутимым видом обернулся, сунув руки в карманы. - Давай сюда.

- Не понимаю, о чём вы, инспектор.

- Я сказал: давай сюда.

Майкрофт сдулся и, скривившись, протянул Грегу то, что прятал в кармане.

- Плеер? Ты вышел в интернет с плеера? Как это вообще?.. Плевать. Это всё? Больше никаких гаджетов? Не заставляй меня провести досмотр.

- Никаких. Ты забрал даже зажигалку, - кисло произнёс Майкрофт, усаживаясь на пассажирское место. - Я уже говорил, что вся эта затея в высшей степени нелепа?

- Напоминаю, что это была твоя идея.

- У меня было краткое помутнение, которым вы с Антеей коварно и низко воспользовались.

- И слава богу. Тебе тоже не помешает отдохнуть, - Грег завёл двигатель и плавно вырулил с заправки.

Он ехал довольно быстро, и сосны по бокам сливались в сплошное зелёное полотно, так что складывалось ощущение, будто они едут в коридоре. Обычно Майкрофт обязательно бы сделал замечание: всё, что он не мог контролировать, нервировало его. Но сейчас он молчал, глядя прямо перед собой. Грег бросал на него быстрые взгляды время от времени. Надо было уехать раньше, до того как вечное напряжение, в котором живёт Майкрофт, достигло той отметки, после которой уже сложно повернуть назад.

Майкрофт был бледен, с нездоровой синевой под глазами и глубокими морщинами, будто шрамами. Определённо надо было уехать раньше, но когда Холмс упрямится - ничто в мире не может сдвинуть его с места.

- Что, если...

- Для этого теперь есть Джон. Он протянул три месяца, как-нибудь справится пару недель.

- Да, но есть ещё...

- Ты хорошо обучил Тею и разработал для неё план на любой, самый непредвиденный, случай.

- Однако...

- Так, - Грег резко ударил по тормозам, отчего Майкрофта слегка качнуло на приборную панель. - Выходи. Быстро. И молча.

Майкрофт захлопнул рот, пренебрежительно фыркнул и выбрался из машины. Они отошли на несколько шагов и встали друг напротив друга.

- Закрой глаза. Не спорь, просто закрой глаза. Хорошо. Теперь дыши.

- Это не поможет.

- Не разговаривай. Просто дыши. Вдох-выдох. Вдох-выдох.

Майкрофт на мгновение открыл глаза, только чтобы полностью выразить, насколько всё это раздражающе бессмысленно, и снова закрыл. Медленно вдохнул и ещё медленнее выдохнул. Свежий воздух холодил нёбо.

- Помнишь, когда я разводился, то как-то раз зашел к тебе в гости?

- Это когда ты вылакал почти весь мой бар?

- Слушай, я разве что-то сказал, когда ты съел в моём доме всё сладкое после расставания с Джеймсом? Включая антиникотиновые леденцы.

- Ты не можешь сравнивать эти ситуации, так как я...

- Стоп. Мы можем продолжать так до бесконечности. Вернёмся к той части, когда я пьяный вдрызг завалился к тебе домой. Доволен?

- Вполне.

- Я пытаюсь напомнить тебе о той отповеди, которую ты устроил мне на утро. Даже не предложив аспирин, но сейчас это неважно. Сейчас мы говорим о той унизительной, напыщенной и отвратительно точной тираде, которой ты разрушил мои последние надежды, и...

- Мы можем продолжать так до бесконечности.

- ...и как я был тебе за неё благодарен потом. Иногда нам кажется, что друзья делают нам что-то плохое, но на самом деле это к лучшему.

Майкрофт несколько секунд пристально смотрел на Грега. Тот чуть улыбался и не отводил взгляд.

- Ты же неглупый человек, Холмс. Ты понимаешь, что устал, а раз ты устал, то хуже работаешь. Ты же не хочешь хуже работать? Тебе нужно отдохнуть.

Грег хлопнул его по плечу и побрёл к машине. Он знал, что от чужой искренности Майкрофту всегда становится неловко, и предоставил ему возможность справиться с ней без посторонних глаз. Через какое-то время Майкрофт вернулся к машине и сел сзади, привалившись к окну. Грег коротко взглянул на него в зеркальце заднего вида и завёл двигатель.

***

- Лестрейд, когда ты предлагал пожить в "родительской развалюхе", я не думал, что это и правда будет развалюха. Да этот дом проще сжечь, чем отремонтировать!

- Ты сказал, что тебе подойдёт любое место, где есть кровать и нет телефонов. Та-дам!

Майкрофт выразительно уставился на Грега.

- А если ты сейчас назовёшь меня идиотом, то я не дам тебе спальный мешок. Шучу-шучу. Там есть раскладушка. - Грег почесал шею. - Кажется.

- Я не буду здесь жить.

Майкрофт резко развернулся на пятках и зашагал прочь. Грег не шелохнулся. Майкрофт не дошёл до машины пары шагов, снова резко развернулся, дошел к Грегу и протянул руку. Получив ключи, он пошёл к машине, открыл водительскую дверь, хлопнул ей, вернулся к Грегу. Подобрал свою сумку и в третий раз пошёл к машине.

Грег продолжал разглядывать дом, безмятежно размышляя о том, что приготовить на ужин. Он-то вполне обошёлся бы и консервами, но Майкрофт обязательно выдаст очередную лекцию о правильном питании, а день был длинный, и работы на завтра много…

Майкрофт пронёсся мимо него, ощутимо приложив локтем в бок.

- Только попробуй что-нибудь сказать.

Грег улыбнулся, подобрал свою сумку и последовал за Майкрофтом.

***

- Тебе нужен план.

- Мне нужна помощь. - Грег выразительно посмотрел на Майкрофта, тот ответил ему наигранно-непонимающим взглядом; похоже, он не собирался выбираться из кресла весь отпуск.

Ему и правда следовало составить план до того, как хватать Майкрофта в охапку и ехать чёрте-куда. В доме не было электричества, пол опасно прогибался под ногами, грозя проломиться, большая часть мебели на первом этаже сгнила. Нагреватель на этом фоне почти не пострадал, как и система водоснабжения, но без электричества пользы от этого мало.

Не курорт. Но Майкрофт, на удивление, не жаловался. Видимо, потому что проспал почти шестнадцать часов, отказавшись от ужина. Едва они переступили порог, тот почти сразу отправился спать.

К тому моменту, когда он спустился, Грег успел оценить масштабы разрушения и даже немного впасть в меланхолию, - он-то рассчитывал на небольшое упражнение, чтобы размять кости, а выходило, что придётся вкалывать сутками, чтобы привести всё хотя бы в относительный порядок, - и снова вернулся к привычному боевому настроению.

- Ты собираешься ходить в этом всё время?

- Что не так с моей одеждой? - Майкрофт поправил воротник рубашки, легко огладил узел галстука. - Это очень хороший костюм, я вёл в нём переговоры с Испанией.

Большая часть мебели стояла в чехлах. Грег успел обвести мелом места на полу, куда лучше было бы не наступать, и в воздухе до сих пор висела непередаваемая смесь запахов заброшенного дома, дохлых животных и плесени. Майкрофт в костюме-тройке из светлой ткани, Майкрофт в начищенных до блеска ботинках, Майкрофт со сложным узлом на галстуке смотрелся на фоне всего этого… Как Майкрофт, в общем-то.

- С твоей одеждой всё безупречно, как обычно, - со вздохом сказал Грег и вытер ладонь о футболку, размазав непонятное пятно.

- Итак, что у нас на завтрак? Я ужасно голоден.

- Четыре вечера, какой завтрак, Холмс?

- Завтрак - это первый приём пищи. Оставим это, - Майкрофт поднял руку, обрывая привычные возражения Грега, - называй как хочешь, я слишком хочу есть.

- Во дворе есть стойка, костирще и сковорода. Яйца там, - он кивнул на небольшой походный холодильник.

- Что?

- Что?

- Что ты сказал?

- Я сказал, что во дворе кострище, можешь поджарить себе яичницу. Надеюсь, со спичками ты обращаться умеешь.

- Ты, - Майкрофт медленно поднялся из кресла, - притащил меня в эту дыру, где не ловит ни один сотовый, - он дошел до стола и упёрся в него руками, нависнув над Грегом, - где нет горячей воды, нет электричества, и прежде чем лечь спать, нужно убедиться, что стряхнул с постели всех мокриц. А сейчас я должен пойти жарить себе завтрак на костре? На костре? Я правильно понимаю?

- Абсолютно.

Майкрофт чуть качнулся вперёд.

- На тебя готовить?

Затем улыбнулся, оттолкнулся от стола и пошёл к двери, подхватив холодильник.

- Когда будешь мне за всё это мстить, пожалуйста, не втягивай в это Салли. - Крикнул Грег ему в спину. - Ей и так непросто.

- Ничего не могу обещать.

Грег вернулся к чертежам, разложенным на столе. К возвращению Майкрофта он успел сложить из них довольно крупного журавлика и нечто, похожее то ли на собаку, то ли на лягушку. Майкрофт закатил глаза, но промолчал.

- Не люблю повторяться, но тебе действительно нужен план. Ты хоть что-нибудь смыслишь в ремонте?

- Я умею перестилать крышу, - Майкрофт скептически смотрел на Грега, пока тот не сдался и добавил: - Я видел как это делают по телику. Но выглядело не особенно сложно. - И добавил преувеличенно бодро: - Надо просто попробовать. Уверен, мы справимся!

- Мы?

- Отрабатывай еду.

- Может, я могу расплатиться по-другому?

- Тебе не удалось купить меня несколько лет назад, с тех пор ничего не изменилось.

- Кто говорит о деньгах?

- Ты. Я. Крыша. Молоток. Быстро.

Майкрофт открыл рот, но Грег просто пихнул ему в руки рабочие перчатки и ящик с инструментами, и вышел.

- Надо успеть до темноты, - сказал он, когда Майкрофт догнал его с обратной стороны дома. - Я полезу, ты подержишь лестницу. С этим-то ты точно должен справиться.

- Я возмущён твоим сомнением в моих строительных талантах. Если я в состоянии управлять государством, оставаясь в тени, то уж точно могу…

- Ящик открывается с другой стороны.

Майкрофт оскорблённо фыркнул, перевернул ящик и нажал на кнопки замка.

Вообще-то, Грег и правда понятия не имел, как чинить крышу, и вчера вечером сам потратил несколько минут, чтобы сообразить, для чего нужны инструменты, которыми был набит ящик. Да и сам ящик ему одолжила Салли, до этого вынув из него всю душу о том, зачем он нужен. Но чёрта с два он признается в этом Майкрофту, тот до конца отпуска не даст ему продыху своими шутками. В конце концов, это и правда не должно быть сложно: всего лишь прибить пару листов металла, чтобы закрыть основные дыры.

Они вытащили лестницу из небольшого подсобного склада, который примыкал одной стеной к дому. Лестница была сильно поедена ржавчиной, но выглядела достаточно крепкой. Майкрофт снял пиджак и бросил его прямо на землю, натянул перчатки и держал лестницу, пока Грег осторожно карабкался наверх, засунув молоток за пояс и зажав несколько гвоздей в зубах.

- Отличный вид.

Грег оглянулся. Вид и правда был красивый. Дом почти вплотную был окружен лесом. О деревьях он знал ещё меньше, чем о строительстве, но с детства помнил, что, вроде бы, это должны быть сосны и ясени, или что-то вроде того. Как бы там ни было, они производили впечатление: высокие, значительно выше, чем сам дом; растущие так плотно, что почти сплетались ветками. Они напоминали армию, плотную гряду воинов, стоящих на страже маленького, потерянного для всего мира домишки.

Он добрался до крыши, положил гвозди в желоб водостока, накренившийся и почти оторвавшийся от края, и посмотрел вниз.

- Рад, что тебе понравился пейзаж.

Майкрофт медленно ухмыльнулся.

- Да, пейзаж тоже приемлемый.

- Ты знаешь, тут так скользко. Я могу ненароком что-нибудь уронить.

- Надеюсь, что свою честь.

- Или молоток.

- Я сделал тебе комплимент.

- Вышло плохо. В следующий раз старайся лучше.

- Мой милый Лестрейд, я могу написать оду твоей заднице.

- Да хоть в рыцари её посвяти, только подай мне лист.

Майкрофт подхватил кусок металла, прислонённый к стене, привстал на первую ступеньку и протянул его Грегу.

Всё оказалось действительно несложно. Скорее всего, он всё сделал совершенно неправильно, но прорехи были закрыты, и это означало, что в случае дождя их не затопит. По крайней мере, в первые несколько часов. И он даже ни разу не попал себе молотком по пальцу!

Он почти спустился вниз, когда одна из ступенек под его ногой вдруг страшно заскрипела, сильно прогнулась и переломилась. Грег неловко взмахнул рукой, боком завалился на Майкрофта, и они оба рухнули на землю. Майкрофт сдавленно захрипел и тихо выругался, Грег приподнялся, собираясь откатиться с него, неудачно дёрнулся и двинул ему в солнечное сплетение, за что получил ощутимый удар в бок.

- Какого чёрта ты не отошёл? - спросил он, поднявшись и протягивая руку Майкрофту.

- Я пытался тебя поймать!

- Ну и идиот же ты, Холмс. Я не буду оплачивать тебе химчистку.

Рубашка и жилет Майкрофта были измазаны в траве и влажной земле.

- Можешь отработать.

- Мне давно стоило подать на тебя в суд за домогательства.

- Если я сяду в тюрьму, то не смогу посвятить твою задницу в рыцари.

- Брэйк, Холмс. - Грег качнул головой и тяжело вздохнул.

- Брэйк, Лестрейд.

- Я займусь горячей водой.

- Я приготовлю ужин.

Остаток вечера прошел без происшествий. Справившись с крышей, Грег ощутил прилив уверенности и, несколько раз прочитав инструкцию, сумел запустить небольшой электрогенератор, обеспечив их горячей водой и светом. Чуть тёплой водой и единственной лампочкой, но Майкрофт ничего не сказал и даже выдал короткую речь, которую, с изрядной долей воображения, можно было принять за благодарность.

Вымывшись и поужинав, они затопили камин. Майкрофт занял своё кресло, а Грег притащил спальный мешок, не рискнув садиться на покосившийся диван.

- Завтра надо будет всё это выкинуть, - сказал он, кивнув на мебель. - Можно разрубить и использовать вместо дров. Или, - добавил он громче, заметив, что Майкрофт не реагирует, уставившись на огонь, - можно построить из них Ноев ковчег, чтобы избежать гнева божьего.

- Как скажешь.

- Холмс!

Майкрофт вздрогнул и отвёл взгляд, рассеянно посмотрел на Грега. Они никогда не спрашивали “ты в порядке?” или “что случилось?”. Они никогда не говорили о чём-то болезненном, если хотя бы один из них не был мертвецки пьян. Негласное правило их отношений запрещало покидать зону комфорта, запрещало затрагивать сложные темы, если в итоге их нельзя было бы свести к шутке.

- Как насчёт рыбалки?

Майкрофт несколько мгновений удивлённо смотрел на Грега, будто не понимал о чём идёт речь, но потом криво улыбнулся и произнёс:

- Если ты собираешься меня утопить, то учти - Антея знает, что я уехал с тобой.

- Конечно, она знает. Она помогала тебя выкрасть. Она мой сообщник.

- Как я мог проглядеть этот заговор? Старею, старею.

- Эй, ты младше меня на пять лет. Если ты стареешь, то что тогда говорить обо мне?

- Я знаю одного хорошего гробовщика. Очень точно снимает мерки. Познакомить?

- Всегда знал, что ты хочешь свести меня в могилу поскорее, Холмс.

- Удивительный приступ догадливости, Лестрейд. Возможно, тебе стоит стать детективом. - И быстро добавил совсем другим тоном: - Я согласен на рыбалку.

Грег хмыкнул, но проглотил остроту. Он подкинул в камин дров и поднялся. С кряхтением потянулся, разминая затёкшую поясницу, и подхватил спальный мешок. Единственную целую кровать занял Майкрофт, и Грег решил не оспаривать его право на комфорт.

- Долго не сиди, если мы собрались на рыбалку, то выходить надо рано утром.

Майкрофт кивнул, снова погрузившись в свои мысли, но в этот раз Грег не стал его отвлекать. Его слегка тревожило состояние Майкрофта, хотя Антея описывала его гораздо ужасней, чем оказалось на самом деле. Когда она позвонила ему ночью, две недели назад, по её словам выходило, что Майкрофт едва ли не с жизнью собирался покончить. Но Грег ничего подобного не замечал. Да, тот выглядел сильно уставшим, даже разбитым, иногда будто отключался, уходя в себя так глубоко, что было сложно привлечь его внимание, но разве всё это не было естественными симптомами семейной гениальности Холмсов? Он просто устал, ответил он Антее, такое случается со всеми. Свежий воздух, физический труд, никакого рабочего стресса, и Майкрофт Холмс снова будет блистать во всей своей великолепной заносчивости. Антея неохотно с ним согласилась.

Так что рыбалка - это то, что нужно. Рыбалка - это отличная идея.

***

Это была самая отвратительная идея, которая только приходила Грегу в голову. Включая идеи взять под присмотр Шерлока или смешать водку с мятным сиропом. И то, и другое окончилось чудовищной головной болью. Но рыбалка с Майкрофтом… Рыбалка с Майкрофтом грозила окончиться чьей-нибудь смертью.

- Ты держишь удочку не за тот конец.

- Я держу её так, как ты мне её дал.

- Ты что, первый раз в жизни удочку видишь?

- Где, по-твоему, я должен был ознакомиться с этим выдающимся инструментом?

- Я не знаю, - Грег пожал плечами и отложил свои снасти, - в кино.

- Например, в каком? - Майкрофт вложил в вопрос весь сарказм, на который только был способен.

Он с самого утра был не в духе. Грег не знал, сколько он просидел вчера вечером, но круги под глазами у него стали ещё темнее, чем были до приезда. Рано утром Грег постучал в дверь его комнаты и не получил никакого ответа. Он повторил попытку спустя час, потом спустя два. Лишь к полудню ему удалось выманить - по-другому не скажешь - Майкрофта, словно медведя по весне.

В результате, когда они вышли из дома, солнце висело в зените и довольно сильно припекало, вопреки всем английским традициям. Грег, верный старым футболкам, этого почти не ощущал, а вот Майкрофт в очередном дорогущем костюме успел знатно прожариться, и к тому моменту, как они добрались до озера, расстаться не только с пиджаком и жилетом, но даже расстегнуть рубашку. Грег предложил ему снять и её, оставшись в майке, на что получил порцию сальных усмешек и замечание, что есть более приятные способы увидеть его обнажённым. За что торжественно получил в руки сумку со снастями для рыбалки и удочки, которые до этого тащил Грег, и остаток дороги мрачно пыхтел.

А потом выяснилось, что он понятия не имеет, как ловить рыбу.

- Ты стоишь слишком близко.

- Я показываю как правильно держать удочку. Это сложно сделать на расстоянии.

- Или отойди, или я тебя поцелую.

- Ну тогда ты точно ничего не поймаешь.

- Почему?

- Потому что мои вопли распугают всю рыбу.

- Зря, я хорошо целуюсь.

- А я хорошо кусаюсь. Если не хочешь убедиться лично, то прекрати строить из себя идиота и держи удочку нормально.

Майкрофт на мгновение застыл с таким выражением, будто хотел показать язык, но воспитание победило со значительным отрывом. Он перехватил ручку так, как показывал Грег, и забросил крючок в воду.

Какое-то время они молча смотрели на свои поплавки.

- Когда что-нибудь произойдёт?

- Когда рыба клюнет.

- Когда она клюнет?

- Когда ты прекратишь трепаться.

Ещё несколько минут прошли в напряжённой тишине. Вода тихо плескалась о берег, около них слабо жужжали комары, не рискуя подлетать ближе из-за стены репеллента, которую Грег набрызгал вокруг них.

- Это скучно.

- Рыбалка и не должна быть весёлой.

- Тогда зачем мы это делаем?

- Чтобы подтвердить свою мужественность.

- Ты говоришь точно как мой отец, когда я признался родителям в своей ориентации. У меня нет проблем с мужественностью.

- Конечно, нет, это у мужественности проблемы с тобой.

Грег оторвался от разглядывания своего поплавка и взглянул на Майкрофта. В полурастёгнутой рубашке, с закатанными рукавами, растрёпанными волосами, с красной полоской на шее от случайно хлестнувшей ветки, он выглядел одновременно непривычно и знакомо. За эти годы лишь пару раз Грег видел его не собранным и запакованным в броню из тонкой шерсти, застёгнутым на все пуговицы. Отчуждённым от людей своим высокомерием. Но даже в таком виде - расхлябанном и почти что нелепом - он сохранял удивительную стать, и дело было не в прямой спине или скупых, уверенных жестах. Это было нечто врождённое, внутренний стержень, то, что называют харизмой, то, что заставляло людей беспрекословно ему подчиняться, и то, чего сам Грег был лишён.

- Лестрейд.

- Холмс.

- Если не хочешь убедиться, что я хорошо целуюсь, то прекрати на меня так смотреть.

Грег отвернулся, вытащил крючок и снова его закинул, чуть дальше.

- Не выдумывай.

Он покосился на Майкрофта, когда не услышал ответной колкости. Тот смотрел на него странным, невыразительным взглядом, которого раньше Грег за ним не замечал. Потом молча отвернулся и уставился на воду.

Повисшее молчание было неуютным, раздражающим. Словно кто-то из них должен был сказать что-то другое, но Грег не знал точно, кто или что. Вскоре жара спала, солнце затянуло тучами и начал накрапывать дождь, и под этим благовидным предлогом они могли наконец вернуться домой. На обратном пути напряжение медленно рассеялось и они вернулись к привычным перепалкам из-за пустяков, в результате Майкрофт вновь был наказан и тащил их вещи.

Ужином - или обедом, если следовать странной классификации Майкрофта - занялся Грег. Майкрофт развлекал его рассказом о поездке в Японию, которую совершил в самом начале своей карьеры, и молодом служащем, который скрашивал его ночи, за что получил подгоревшую половину бобов и хлеба.

Вечером Грег снова оставил его у горящего камина.

***

- Я хочу виски.

Они несколько дней занимались полом на втором этаже, после того как выбросили старую мебель. Началось с того, что Грег вытащил со дна ящика с инструментами справочник домовладельца - пообещав отвесить Салли подзатыльник и выписать премию - и выдал его Майкрофту. Тот изучил его за пару часов, после чего они приступили к ремонту пола под его совершенно неприкрыто садистским командованием. Шутки про убийство стали звучать в два раза чаще, но, как ни странно, они умудрились снять часть старого покрытия и установить стяжки, и сейчас занимались тем, что укладывали новые доски. Точнее сказать, Грег истекал потом и руганью, укладывая новые доски, а Майкрофт сидел у стены, вытянув ноги и прихлёбывая чай.

- Тебе нужно побриться, - не оборачиваясь, отозвался Грег.

- Я решил отпустить бороду. Я не отращивал бороду со времён колледжа. Парень, с которым я тогда спал, сказал, что она слишком колется.

Щетина у Майкрофта отрастала неровными частями, с проплешинами и на несколько тонов светлее, чем волосы, отчего напоминала скорее симптом болезни, чем бороду. Грег сильно сомневался, что проблема любовника была в том, что она кололась.

- Подай плоскогубцы.

- Тебе тоже стоит отрастить бороду.

- Кто-то из нас должен походить на человека, а не на медведя, больного лишаем.

- Я хочу виски.

- Ты действуешь мне на нервы.

- Разве это не часть моего очарования?

- Ты себя переоцениваешь.

Грег со стоном разогнулся и потёр спину.

- Что ты будешь делать с домом?

- Сожгу к дьяволу, когда отпуск закончится.

- Продай его мне.

- Чего? - он обернулся и скептически посмотрел на Майкрофта. - На черта тебе этот дом?

- Хочу сжечь его к дьяволу собственными руками.

- Сначала почини тут хоть что-нибудь, прежде чем претендовать на уничтожение.

- Я забил гвоздь, - чопорно сказал Майкрофт и отпил из чашки, оттопырив мизинец.

- Криво. И не туда.

- Детали значения не имеют.

Грег бросил инструменты в ящик, сел рядом с Майкрофтом и, забрав у него чашку, допил чай одним глотком.

- Надо было и правда давно его продать. Ещё когда папа умер.

- Это страшно?

- Продать дом?

- Когда умирают близкие.

Грег медленно вздохнул. Они же не говорят о таких вещах? Они же всегда держатся “зоны комфорта”? Но Майкрофт продолжал внимательно ждать ответа, и Грег осторожно сказал:

- Да. Особенно родители.

- Если бы я умер - это было бы страшно?

- Иди к чёрту, Холмс, с такими вопросами. Я бы джигу сплясал от облегчения.

- Действительно?

“Действительно”, хотел едко сказать Грег, но не решился. Майкрофт выглядел неуловимо печальным. Едва заметные морщины на переносице, чуть опущенные уголки губ, и он не смог заставить себя съязвить.

Вот поэтому они держатся “зоны комфорта”.

Грег яростно почесал шею и зло произнёс:

- Я бы рыдал. Ужасно, до изнеможения рыдал бы, Холмс. И пил бы, очень долго. Доволен? - он поднялся на ноги и захлопнул крышку ящика. - Нужно съездить в город, продукты заканчиваются. Постарайся не напортачить, пока меня нет.

Майкрофт догнал его внизу лестницы, поймав за локоть.

- Лестрейд?

- Ну что ещё?

Майкрофт высокомерно улыбнулся.

- Я хочу виски.

***

- Что это? - Майкрофт скривился и поднял бутылку на просвет.

- Пиво.

- На вкус как моча, - он отпил ещё. - Меня сейчас стошнит.

Он запрокинул голову и сделал несколько долгих глотков. Грег усмехнулся и поставил упаковку на стол между их креслами. За время, пока он мотался в город, Майкрофт вытащил своё кресло на веранду и откопал в подсобке шезлонг, который каким-то чудом не прогнил до основания, хотя всё равно подозрительно поскрипывал при каждом движении.

В магазине он долго стоял напротив пачек со снотворным, но в итоге купил только пива и продукты по списку.

- Ты не думал вернуться к Джеймсу? Мне казалось, он вполне тебе подходит.

Майкрофт хмыкнул, будто Грег сказал что-то смешное.

- Он мне надоел. Они все мне надоели, - он подкинул крышечку от бутылки как монетку, - Молодые и горячие, мои занудные сверстники, глупые и умные, искренние и те, что были со мной только ради власти, "активы", "пассивы" и "универсалы" - все.

Грег поперхнулся пивом, закашлялся и ударил себя в грудь, пытаясь справиться с удушьем.

- Что такое?

- Ничего, - прохрипел он, отставляя бутылку подальше.

- Ты представил меня "снизу".

- Ничего подобного.

- Не ври мне, это бесполезно, - Майкрофт перегнулся через подлокотник. - Ты представил как кто-то имеет меня. Как я стою на четвереньках, отклячив зад и какой-нибудь бугай натягивает меня на свой член.

- Майк!

- Майкрофт.

- "Майкрофт" будет когда ты перестанешь меня раздражать.

- Но это так приятно.

Грег не выдержал и захохотал.

- Иногда мне кажется, что ты меня провоцируешь.

Майкрофт откинулся в кресле, положил ноги на стол и снова подкинул крышечку. Дождался пока она упадёт в ладонь, рисунком кверху.

- Может и так. Может я тайно влюблён в тебя все эти годы, поэтому ни один мой партнёр не продержался больше двух месяцев.

- Джеймс продержался.

- Он делал такой минет... - Майкрофт небрежно пожал плечами, будто это всё объясняло. - И вот я, сжигаемой запретной страстью...

- Уже смешно.

- ...все эти годы смиренно жду...

- "Смиренный Холмс" - шутка года.

- ...когда же ты осознаешь, что мы идеально друг другу подходим.

Грег покачал головой, глотнул пива и тоже закинул ноги на столик.

- Мы отвратительно не идеально подходим друг другу. Мы и идеальная пара где-то на разных полюсах шкалы.

- Однако вот: мы торчим в этой глуши уже неделю и все живы. А ведь большинство пар добиваются этого с помощью секса.

- Ты меня иногда так бесишь, что я не знаю, чего хочу больше: тебя задушить или самому повеситься.

- Время от времени я размышляю, как было бы забавно натравить на тебя внешнюю разведку и посмотреть, что ты будешь делать.

Они чокнулись бутылками и чуть кивнули друг другу.

Солнце неторопливо опускалось за горизонт, разбрызгивая алый свет по кронам деревьев.

- Что насчёт тебя?

- Что насчёт меня?

- Почему ты не найдёшь себе кого-нибудь?

- Сказал человек, разрушивший мой брак.

- О, я всего лишь указал тебе на несколько очевидных фактов.

Грег закатил глаза и отхлебнул пива.

- Итак?

- Ты просто заноза в заднице.

- Если ты заметил это только сейчас, то у тебя действительно серьёзные проблемы.

Грег дёрнул плечом и сполз по спинке кресла. Он рассеянно любовался закатом, прокручивая бутылку в пальцах. Майкрофт смотрел на него несколько минут, затем перевёл взгляд на пейзаж.

Спустя какое-то время на горизонте осталась лишь тонкая, зазубренная кромка заката. В траве затянули ночную мелодию сверчки. Лес, казалось, вздохнул, словно расправляя спину после тяжелого дня.

Майкрофт допил своё пиво, поставил бутылку рядом с креслом и откинул голову на спинку, сложив руки на груди.

- Я уже не помню как это делается, - сказал Грег.

- Это не очень-то сложно, - откликнулся Майкрофт, словно они не просидели последний час в полной тишине.

- Для тебя может быть. Я же влюбился в Карен ещё в школе, женился сразу после колледжа. Я даже сексом никогда не занимался ни с кем, кроме неё. Я просто… - он беспомощно махнул рукой, - просто не знаю как всё это делается, когда вы не отчаянные подростки с гормональной бурей. Что ты там говорил, когда пытался склеить меня пять лет назад?

- Что у тебя вид человека, которому никто никогда не говорил, что он красивый.

- Точно. После чего я тебя отшил.

- После чего ты впал в ступор, мой дорогой Лестрейд.

- Я не… Ладно, я слегка удивился.

- Ты застыл истуканом и таращился на меня с открытым ртом так долго, что я успел решить, будто связался с умственно отсталым.

- Ну прости, со мной до этого никогда не заигрывали мужчины.

- Лестрейд, - Майкрофт перегнулся через подлокотник, - я открою тебе правду. Все, кого ты когда-либо встречал, в первое мгновение хотели тебя поцеловать.

- Ты преувеличиваешь.

- Все. Кроме самых убеждённых гетеросексуалов, но поверь моему опыту, таких немного.

- И что же происходит дальше? - Грег тоже опёрся о подлокотник и наклонился к Майкрофту.

Тот улыбнулся, но как-то странно. Грег не успел разобрать, что было не так с его выражением лица, потому что Майкрофт отодвинулся и потянулся.

- А ты таращишься, как болван, убивая любое влечение.

- Ой ну какая жалость.

- Только представь, какого количества отличного секса ты себя лишил.

- Будем считать, что я отдал свою порцию тебе.

Майкрофт снова улыбнулся и Грег сообразил, что он просто слегка захмелел. Пойло, которое продавали под видом пива в местном захудалом супермаркете, судя по всему компенсировало дерьмовый вкус крепостью градуса. Грег сначала воодушевлённо решил, что это удачный случай вытащить из Майкрофта что-нибудь постыдное, но потом сник, когда в голову ничего не пришло. Кажется, все самые главные тайны он уже знал, все неприятные истории слышал, а в некоторых даже участвовал.

- Чёрт бы побрал тебя, Холмс.

Майкрофт не донёс пиво до рта и ошарашенно уставился на Грега.

- Если ты вдруг ощутил сожаление за растраченную порцию секса, то могу вернуть её с процентами.

- Тебе точно надо вернуться к Джеймсу или найти кого-нибудь ещё.

Грег поднялся и хотел вернуться в дом, но Майкрофт ухватил его за руку, затем быстро отпустил, словно в этом жесте было что-то непристойное.

- Лестрейд.

- Холмс.

Майкрофт смотрел ему в глаза и молчал достаточно долго, чтобы Грегу стало неуютно, потом лицо его перекосило, будто он едва сдерживал ярость, и наконец он отвернулся. Грег глубоко вдохнул тёплый запах старого дома и запах леса; запах, всегда вызывавший у него умиротворение, и ушел. С чем бы не сражался Майкрофт, он всегда делал это в одиночку. И это тоже было их негласным правилом, позволяющим сохранять равновесие.

На утро в камине тлели угли, а нетронутые бутылки с пивом были сложены в мусорный пакет.

***

Майкрофт хохотал. Он захлёбывался, задыхался, отирал слёзы с глаз и сгибался в дугу от гогота. И не прекратил, даже когда Грег от души приложил его по спине. Он только отошёл на пару шагов, где продолжил заливаться смехом.

- Идиот, - буркнул Грег и отодвинул от себя злосчастную кастрюлю подальше.

На самом деле, он понимал, что у Майкрофта есть все поводы издеваться над ним и предвидел ещё не один год насмешек, что не мешало ему в данный момент желать тому смерти от удушья. Он, конечно, тоже хорош - так подставиться, но какого чёрта! Это, вообще-то, была их общая проблема!

Уже вторую ночь их донимали летучие мыши. Они не могли определить точно, сколько особей завелось на чердаке, но шума от них было как от средних размеров зоопарка, в котором каждое животное пыталось перекричать другое. Постоянный скрежет, скрип, шорох и звуки ударов от падения барахла, которое скопилось за эти годы, исподволь, но ощутимо мешали сну.

Так что в это утро - которое по привычке Майкрофта началось в час дня, и с этой логикой Грег тоже устал спорить, - он принял решение разобраться с их шумной проблемой. Напялив несколько плотных рубашек и откопав среди хлама, который они выгребли за эти дни из всех углов дома, старую, погнутую ракетку для бадминтона, он настроился очистить свои владения. Первая же попытка приоткрыть чердачную дверь закончилась тем, что непонятный тёмный комок спикировал ему на голову и Грег едва не кубарем слетел с небольшой лестницы, знатно приложившись копчиком. Размышляя одновременно о том, есть ли в их аптечке уколы от столбняка и так ли уж он против несанкционированных квартирантов, он прошелся по дому, выискивая, чем бы таким дополнительно обеспечить сохранность важных органов вроде головы.

Чистая кастрюля попалась на глаза так удачно...

Грег выразительно взвесил в руке ракетку, и Майкрофт, замахав руками, утих. Он вытер глаза, ещё несколько раз булькнул и натянул обычное своё, спокойное выражение лица.

- Сковорода тебя полнит?

Грег поднялся на последний этаж, Майкрофт следовал за ним по пятам, истекая сарказмом.

- И давно это у тебя? Я слышал некоторые находят возбуждающим надевать женское бельё, но такое…

Лучше бы мыши откусили мне голову, с тоской подумал Грег. Нет, лучше бы они откусили голову Майкрофту.

- Милостивый Лестрейд, а что, собственно говоря, вы собрались делать? Насколько я знаю, летучие мыши довольно скверны в теннисе.

- Глубокоуважаемый Холмс, не соблаговолите ли вы к дьяволу заткнуться. Или же, если это не поставит вас в затруднительное положение, предложить, вне всякого сомнения, гениальный способ избавления от этих бестий?

Майкрофт с надменным видом открыл рот, потом издал несколько неуверенных звуков и тяжело вздохнул. Грег победно хмыкнул и полез на чердак во второй раз.

Он осторожно приподнял дверцу и выждал пару мгновений. Потом осторожно сунул голову, поднялся ещё немного, аккуратно откинул дверь и огляделся. Рядом тут же высунулась голова Майкрофта, который едва втиснулся на лестницу рядом с Грегом, отчего ему пришлось хвататься за проем и балансировать на одной ноге.

- Поумерь пыл, тайник с шоколадом у нас в другом месте.

Майкрофт вздёрнул бровь.

- Ты думаешь, что я не смог догадаться, куда ты спрятал сладкое? Так мой разум ещё никто не оскорблял. И, кстати, ненавижу горький шоколад.

- Я знаю, - ядовито отозвался Грег. Он подтянулся и залез наверх, свесив ноги в проём. Пару раз невзначай дёрнул ими около плеча Майкрофта, тот так же непринуждённо увернулся от пинка.

Практически ничего не было видно. Единственным источником света было разбитое слуховое окно под самым потолком, через которое, судя по всему, мыши и влетели. Он вытащил из-за пояса фонарик и посветил на верхние балки, чуть отодвинув от себя руку с ракеткой, чтобы было пространство для замаха.

Слева раздался треск рвущейся ткани.

Грег поднялся и повернулся в сторону звука. Он медленно - как будто это могло на что-то повлиять - навёл луч света на башню из коробок. Если он правильно помнил, туда они сгрузили всю старую одежду, которая всего лишь отсырела, а не покрылась плесенью. Одна из коробок подрагивала. Грег быстро шагнул вперёд и замер, выждал немного и сделал ещё шаг. Достигнув коробки, он поднял руку с фонариком, чтобы взять его в зубы и дёрнулся, когда её перехватили. Майкрофт забрал у него фонарик и встал за спиной, вытянув руку из-за плеча.

Грег чувствовал его дыхание на затылке.

Освободившейся рукой он отогнул край коробки. Одежда, слитая темнотой в один непонятный ком, шевелилась. Грег взялся за верхнюю тряпку - свитер, судя по ощущениям - и приподнял.

За мгновение произошло сразу несколько вещей. Во-первых, из-под свитера вырвалась испуганная летучая мышь и, растопырив конечности и напоминая скорее белку-летягу, бросилась Грегу в лицо. Во-вторых, сам Грег резко размахнулся, совершенно позабыв о Майкрофте, и со всей силы попав ему по рёбрам. В-третьих, Майкрофт бросился вперёд, толкнув Грега в кучу коробок, а потом вскрикнул, закрывая голову от когтей летучей мыши.

Грег врезался в барахло с таким грохотом, словно обрушил Китайскую стену, пружинисто развернулся, споткнулся обо что-то, подвернул ногу, подпрыгнул, наступил на фонарик и влетел в Майкрофта, сбив того с ног.

Мышь, бешено хлопая крыльями и походя на маленький злобный воздушный шар, слепо ударилась несколько раз в стену и, словно только сейчас сообразив, вылетела в разбитое окно.

- Почему, - с отчаяньем выдавил Майкрофт, - ты каждый раз сверху?

- Может, потому что ты каждый раз под меня…

Грег недоговорил, потому что при попытке откатиться с Майкрофта, сшиб ещё один завал и их погребло под лавиной старья. Жирную точку поставила елочная игрушка, которая тяжело ударила Грега по затылку, заставив от неожиданности громко клацнуть зубами.

- Я же говорил, что все это нужно выбросить, - в полной тишине произнёс Майкрофт.

Грег фыркнул и осторожно пошевелился. Борода у Майкрофта и правда кололась. Чертыхаясь и постанывая, они помогли друг другу выбраться из-под завала и, единодушно решив, что подвигов и ссадин на сегодня достаточно, вернулись в дом. Дьявол с ними, с мышами.

Самым существенным последствием оказались несколько неглубоких царапин на шее у Майкрофта - к счастью, руки защитили два слоя одежды - и припухшая лодыжка у Грега. Он предложил съездить в город, вовсе не уверенный, что в захудалом фермерском городке есть кто-то, кроме ветеринара и какой-нибудь повивальной бабки, но Майкрофт сказал, что перед последней командировкой ему сделали полный набор всех возможных вакцин, и достаточно обработать порезы перекисью.

Пульс у Майкрофта частил. Грег чувствовал его, когда прижимал пластырь к царапине на шее. Быстрые, сильные толчки крови под кончиками пальцев. Взгляд Майкрофта рассеянно блуждал по стене за его спиной, и испуганным он совсем не выглядел.

- Точно больше ничего?

Майкрофт закрыл глаза.

- Ты хорошо приклеил пластырь?

- Конечно, я хорошо приклеил пластырь, - против воли Грег снова прижал руку к шее, проверяя хорошо ли он держится, - это же не операция на открытом сердце.

- Ладно, - глухо отозвался Майкрофт, по-прежнему не открывая глаз. Грег положил руку ему на плечо и крепко встряхнул.

- Холмс.

- Лестрейд.

- Ты… - он запнулся и продолжил совсем другим тоном: - ...готовишь обед.

Майкрофт открыл глаза и нахмурился.

- Не моя смена.

- Наряд вне очереди за своеволие в боевой ситуации.

Майкрофт с возмущённым видом подобрался, а потом улыбнулся и елейным голосом протянул:

- Как скажите, мой дорогой Лестрейд. Пожалуй, внесу разнообразие в наше меню и приготовлю что-нибудь этакое… в кастрюле.

Да, жаль, что летучие мыши не откусили голову Майкрофту.

***

Грег проснулся от холода. Он потёр друг о друга ледяные, негнущиеся пальцы, и выбрался из спального мешка. Стуча зубами, порылся в сумке и натянул несколько пар носков и старый свитер. Сел, поджав под себя ноги и сунув кисти под мышки, но это мало помогало согреться, поэтому он решил спуститься вниз и разжечь камин.

То, что камин уже горел, а в кресле перед ним сидел Майкрофт, его совсем не удивило. Должно было, учитывая, что за окном была глубокая, непроглядная ночная чернота и они несколько часов назад разошлись, чтобы лечь спать. Но не удивило.

Грег пошевелил поленья, заставляя огонь вспыхнуть сильнее. Майкрофт привалился виском к высокой спинке кресла, подтянув одну ногу к груди и обхватив её руками. Он невидяще смотрел на языки пламени. На одно жуткое мгновение он был похож на сломанную старую куклу. Мертвенно бледное лицо, стеклянные неживые глаза и изломанная поза, словно чудовищная сила швырнула его в это кресло, лишив собственной воли.

Но затем он чуть шевельнулся, несколько раз моргнул и посмотрел на Грега. Тот постоял, подбирая правильные слова, потом вздохнул и устало спросил:

- Хочешь пить?

- Да.

Грег сходил за стаканом воды и поставил его на подлокотник кресла, потом сел рядом, привалившись спиной к ноге Майкрофта и протянув замёрзшие руки к огню.

- Расскажи мне что-нибудь.

- Что-нибудь, эээ, весёлое? Или типа, ну, эээ, личное? Или исторический факт там, я не знаю?

- Лестрейд, просто поговори со мной.

- Ладно, - Грег потёр лоб, потом шею, почесал нос. - В этом озере уже давно нет никакой рыбы.

- Ты специально выбрал время, когда у меня нет сил ругаться с тобой?

- Может быть.

- И какого дьявола мы торчали на том проклятом берегу?

Грег вздохнул.

- Ты читал Гарри Поттера?

- Я даже пытаться не буду придумывать остроту на тему твоей глупости. Конечно, я не читал Гарри Поттера.

- Слушай, Холмс, - Грег стукнул его по голени, - страдай молча, как полагается джентльменам.

- Не задавай мне нелепых вопросов, и я буду страдать молча.

Грег закатил глаза, но сдержался. Иначе это будет длиться до бесконечности.

- Гарри Поттер - это такая детская книга про магию.

- Вполне твой уровень.

- Что ты сказал?

- Ничего, продолжай.

- И там есть такие существа - дементоры. Они высасывают из людей всё хорошее, что у них есть. Здесь ты начинаешь разглагольствовать, до чего же это абсурдно, я напоминаю тебе, что это детская книга, ты меня оскорбляешь, я тебя оскорбляю, мы возвращаемся к моему рассказу. Я решил опустить эту часть, чтобы ты не напрягался лишний раз.

- Спасибо.

- Всегда пожалуйста.

Майкрофт слабо шевельнул ногой.

- И вот против этих дементоров есть только одно заклинание. Ты вызываешь себе защитника, Патронуса, который может им противостоять. Но чтобы его вызвать, нужно вспомнить самое счастливое, самое светлое воспоминание и сосредоточиться на нём.

- Ты наконец перейдёшь к озеру или нет?

Грег дёрнул плечом.

- Это озеро - моё счастливое воспоминание, - он переплёл пальцы. - Мы приезжали сюда каждое лето, пока я не уехал в колледж. Родители не ссорились, отец был занят чем-то, кроме работы. Мы ходили на рыбалку и могли говорить о чём угодно. Если я мог создать Патронуса, то он выглядел бы как удочка. Ну или как рыба. Хотя мы с отцом ни разу не поймали ни одной рыбы.

Майкрофт спустил вторую ногу с кресла. Грег пожал плечами, словно извиняясь.

- Хотел поделиться с тобой хорошим воспоминанием.

- Ты - доверчивый идиот, Лестрейд, - сказал Майкрофт после долгой паузы и сполз с кресла.

- Миру нужны доверчивые идиоты. Мир на них держится. Кому, как не тебе, это знать.

Они сидели у огня бок о бок, чуть соприкасаясь плечами. Грег прикрыл глаза. Ночная, подвижная тишина просачивалась сквозь стены, словно вода. И вот так: с закрытыми глазами, поёживаясь от ощущения холодного воздуха на коже, - ему казалось, что они сидят в крохотной скорлупе на дне океана. Тонкие и слабые стены дома отделяют их от бури, диких рыб и тысяч и тысяч тонн воды, которые грозятся раздавить их.

- Ты расскажешь?

- Я умер.

Майкрофт произнёс это едва слышно, но очень чётко, словно проговаривал эти слова про себя всё время, снова и снова. Слишком размыто и неясно, но Грег решил не уточнять. Стены их дома поскрипывали, качались, сдерживая безумие мира за окном.

- И мне кажется, что насовсем, - он чуть завозился и снова окаменел, - кажется, что на самом деле я не выжил, - Грег молчал, только изредка передвигая поленья в очаге, заставляя взвиваться в воздух рой маленьких искорок. - Я разумный человек. Это то, что меня определяет - я разумный человек, человек логики. Я всегда смотрел на мир, на себя объективно, но я просто… Я никак не могу… - Майкрофт покачал головой, словно споря сам с собой.

- Долго?

- Одна минута девятнадцать секунд. Одна минута, - со злостью повторил он, ударив кулаком по колену, - девятнадцать секунд!

- Можно считать, что ты теперь на семьдесят девять секунд моложе.

Майкрофт нехотя фыркнул.

- Лестрейд. Я страдаю. - С упрёком произнёс он и требовательно добавил: - Прояви уважение.

Грег смутился, потом разозлился.

- Когда я последний раз страдал, ты сказал, что мне нужно утереть сопли и найти себе правильного “медведя”, чтобы он решал мои проблемы!

- Ты сравниваешь мою клиническую смерть и своё дисциплинарное взыскание?

- Меня чуть не уволили! - Грег аж поперхнулся воздухом от возмущения, - из-за Шерлока! Почему каждый раз, когда я помогаю кому-то из Холмсов, то оказываюсь в полной заднице?

- Если тебе больше по душе “твинки”, то могу посоветовать...

- Да иди ты!

Грег подорвался и заметался по комнате, неожиданно всерьёз разозлившись. Какого, мать его, хрена лысого он вообще здесь делает? Мёрзнет, выгоняет летучих мышей, чинит этот чёртов, никому на хрен не сдавшийся дом! Как его угораздило вляпаться в дружбу с Холмсом? Как его угораздило вляпаться в дружбу с Холмсом настолько, что он добровольно приехал в эту глушь, в этот вековой памятник семейному несчатью Лестрейдов?

- Ты жив, Холмс. Ты, мать его, очень жив, вот что я тебе скажу. Ни один, мать его, призрак не может так выводить из себя.

Майкрофт тоже поднялся.

- Не нужно так остро реагировать, Лестрейд.

- Как меня достала эта твоя дурацкая привычка: ты то страдаешь, то шутишь о геях, ты сам-то знаешь что из этого правда? Ты сам-то, наедине с самим собой, понимаешь, кто ты? Потому что мне иногда кажется, что ты инопланетный инсектоид, натянувший кожу человека для выявления слабостей нашей расы.

- Жаль, что я всё-таки выжил и теперь вынужден выслушивать…

- Заткнись! Заткнись, мать твою, сию же секунду! Как ты мог это допустить? - Грег подлетел к Майкрофту и выплёвывал слова ему в лицо. - Как ты мог? Ты, мистер Десять Запасных Планов! Мистер Почти что Британское Правительство. Мистер Самый Умный Парень в Комнате.

- В этой уж точно.

- Высокомерный кусок!..

Грег набрал воздуха в грудь, чтобы выдать все самые грязные ругательства, которые только может услышать инспектор полиции за свою долгую карьеру, но не успел даже толком начать. Потом что Майкрофт вдруг подался вперёд, прижимаясь губами к его рту. От неожиданности он охнул и почувствовал, как между губ скользнул чужой язык. Он ощутил слабый привкус горького шоколада и успел подумать о том, насколько нужно отчаяться, чтобы съесть даже его, и только после этого резко отшатнулся, выставляя вперёд руку.

- Ты совсем сбрендил? - слабым голосом спросил он, вытирая рот.

- Я не знаю как ещё успокаивать красивых мужчин, которые на меня кричат.

Где-то вдалеке раздался раскатистый первый удар грома, по крыше с силой застучали крупные капли в разной тональности: звонче по новым металлическим листам, которые они прибили в первые дни, тише - по старому дереву, наполовину покрытому мхом.

- Никогда так больше не делай.

- Ты про поцелуи?

- Я про умирание.

- Значит, поцелуи разрешаются?

- Я серьёзно, Холмс. Я не хочу уходить в запой из-за твоих похорон, начальство и так меня недолюбливает.

- В моё расписание смерть тоже не особенно вписывается.

Из сумки с продуктами раздалась телефонная трель, еле слышная за звуками грозы. Майкрофт бросился к сумке, неаккуратно вытряхнул банки с консервами и вытащил старый кнопочный телефон.

- Здесь нет вышек, как он может звонить? Да ещё в грозу.

- Если Тея захочет, она дозвонится и на выключенный телефон.

Грег спохватился и отвесил Майкрофту подзатыльник.

- Я, чёрт подери, сказал тебе: никакой техники.

Майкрофт вернул ему тычок по рёбрам.

- Сам сказал: мистер Запасной План, - а затем он нажал кнопку звонка и уже в трубку коротко, по-деловому произнёс: - Слушаю.

Грег вышел на улицу. Дождь барабанил по козырьку, обрушивался стеной воды, и мир сквозь неё казался размытым неясным пятном; не существовал. Дверь за спиной хлопнула.

- Сколько?

Майкрофт всматривался в завесу дождя, хмурый и прямой как палка, словно Атлант, который примеряется к своей ноше, потом взглянул на Грега и чуть ссутулился, засунув руки в карманы брюк. Грег только сейчас заметил, что он перестал носить пиджак и часто стал закатывать рукава рубашки. Было бы у них ещё пару дней, глядишь и до футболок бы дошло.

- Три часа.

- Не вертолёт, я надеюсь. В прошлый раз он знатно испортил мой сад.

- Сад? Это вот кладбище, куда растения приходят умирать, ты зовёшь садом?

- У меня сломался автополив! И не все госслужащие могут позволить себе личного садовника.

- Это надолго, Лестрейд.

- В три часа не уложимся, Холмс.

- Ничья.

- Ничья.

Грег сел в шезлонг и закинул ноги на перила, Майкрофт привалился плечом к балке, и они снова уставились на дождь. Из-за горизонта выползло солнце, его лучи преломлялись в тысяче капель; они ярко вспыхивали, и казалось, что на землю льётся водопад света.

Никто из них больше не произнёс ни слова. Когда в конце подъездной дороге появилась машина, Майкрофт сходил в свою комнату и вернулся уже полностью одетый в, видимо, последний свой чистый костюм, и гладко выбритый. Он молча прошел мимо Грега, который не шевелясь сидел на крыльце, и сел в машину.

Грег подождал пока она уедет, потом ещё немного, и ещё. Он встал, только когда желудок сильно заурчал от голода, и принялся за готовку.

Майкрофт не вернулся назад, и когда отпуск подошел к концу, Грег собрал вещи и инструменты, договорился о вывозе мусора - в том числе и того, что хранился на чердаке, - и поехал в Лондон. На подступах к городу его телефон ожил и первым же сообщением был срочный вызов в доки, где нашли странный труп, который выловили в Темзе без следов утопления.

Грег чертыхнулся и прибавил скорость.

***

Звонок раздался спустя шесть недель. Звуки имперского марша вклинились в сон, и Грег не просыпаясь вытащил руку из-под одеяла, чтобы забрать телефон внутрь своего чудесного тёплого кокона.

- Лестрейд, женись на мне.

- Сначала кофе.

Голос у Майкрофта был до неприличия бодрый и воодушевлённый. Судя по всему, он только что закончил крупное дело и остатки адреналина ещё бушевали у него в крови. Ничем хорошим для окружающих это не заканчивалось.

- Ты разбиваешь мне сердце.

- Зато так мы можем убедиться, что оно у тебя есть, - Грег на мгновение вынырнул из своего укрытия, чтобы посмотреть на часы. - Что тебе нужно от меня в такую рань?

Майкрофт молчал довольно долго. Грег успел слегка задремать под мерный ритм его дыхания.

- Мы не закончили с полом на первом этаже.

- Я его сжёг.

- И с мышами на чердаке.

- И их сжёг.

- Я уже у двери.

- Можешь разбить там палаточный лагерь. У меня выходной.

- Лестрейд, это в высшей степени не гостеприимно.

- Не повезло тебе, Холмс, - Грег широко зевнул, - Ладно, это надолго. Я соберу инструменты.

- Я куплю кофе.

Сентябрь 2016