Глоток горькой воды +13

Джен — в центре истории действие или сюжет, без упора на романтическую линию
Disciples

Пэйринг или персонажи:
Ашган
Рейтинг:
R
Жанры:
Фэнтези, Даркфик
Предупреждения:
Насилие, ОМП
Размер:
Мини, 16 страниц, 1 часть
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
Кто подбросил на строительную площадку странное тело?

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Написано на ФБ-2016 для команды неполицейских детективов; название фика — отсылка к «Откровению» Иоанна; многовековой постканон; кровькишкираспидорасило
8 ноября 2016, 05:05
— Я всё-таки считаю, что надо вызвать полицию, — покачал головой начальник смены — как его, Готлиб, Готфрид? Дурацкое имя какое-то.

— Чтобы нам закрыли стройку на пару месяцев, пока им не надоест типа расследовать? — скривился Конрад.

— Да откуда он тут взялся вообще? Вчера не было, я не мог не заметить!

Конрад хмуро кивнул. Странного трупа, лежащего сейчас на земле, не было здесь ни вчера, ни позавчера, он мог поклясться в этом.

Скелет, обёрнутый в остатки истлевших тряпок — не то погребальных покрывал, не то мешка, в котором его вытащили из музея, — выглядел впечатляюще: от тазовой кости вверх шли два торса, сросшихся нижней частью позвоночника. На головах, глядящих в разные стороны, были надеты железные обручи с тусклыми камнями, а на всех четырёх руках — грубые металлические браслеты. Скелет словно кричал: поглядите на меня! Я — археологическая редкость! Из-за меня вам следует немедленно прекратить возводить здесь новый торговый центр и начать серьёзные раскопки!

В общем, всё было ясно как день.

— Нам его совершенно точно подбросили, — сказал Конрад. — Кто-то из конкурентов, возможно, «Миракл Индастриз», а может, сеть «Мерфолк». Понятно же, что наш торговый центр им как кость в горле. Они просто хотят не дать нам его построить, вот и всё.

Готфрид — точно, Готфрид! — почесал затылок.

— А если он труп? Ну, в смысле если он недавний труп? Что нам копы скажут?

— Ты что, свежих трупов не видел никогда? И потом, если бы кого-то такого убили, все новости шумели бы об этом. Много ли на свете сиамских близнецов?

— Если бы такой вот скелет стащили из какого-нибудь музея, об этом тоже бы все новости шумели.

Конрад поморщился.

— Я тебя умоляю! Собрать такого красавца из двух скелетов — не такая уж сложная задача. По закону мы должны остановить строительство, позвать археологов, а им только того и надо.

— Я правильно понимаю, что ты не собираешься поступать по закону? — Готфрил покосился на него.

Конрад поморщился. Когда на этом месте — посреди недавно выстроенных многоэтажек — вырастет самый крупный в районе торговый центр, он станет его главным управляющим. Это достаточно важная цель, чтобы ради её достижения... не нарушить закон, нет. Ни в коем случае.

— Я подозреваю подлог, — медленно, взвешивая каждое слово, сказал Конрад. — У меня есть все основания подозревать, что этот... предмет подброшен на территорию стройки мошенниками. Такой ход событий кажется мне намного более вероятным, чем то, что мы в самом деле нашли археологическую ценность. Поэтому я попытаюсь провести максимально независимое исследование... предмета. Пока приостанавливать строительство мы не станем, однако глядите в оба. Если найдёте ещё хоть что-нибудь, похожее на настоящие предметы старины, немедленно сообщайте мне. Но — если вы найдёте это что-нибудь, а не если оно само возникнет поутру.

Готфрид кивнул. Конрад выпрямился, стряхнул песчинки со светлых брюк и пошёл звонить Эгберту.

Вообще-то Эгберт был реставратором, а значит, умел определить возраст любого предмета с точностью до столетия. Ну, и ещё много всего интересного умел. Незаменимый человек в тысяче жизненных ситуаций. Если верить ему, быть незаменимым — вполне денежное занятие.

По крайней мере, сумма, которую он назвал Конраду, выслушав суть проблемы, оказалась весьма достойной.

— Да брось, — сощурился Конрад, — тебе же самому наверняка интересно повозиться с этакой штуковиной.

— Несомненно, — кивнул Эгберт, — потому не втрое больше. Тебе же, как я понял, надо узнать не только возраст скелетов, а кто, когда и как их свинтил вместе, а желательно и зачем и как подкинул на вашу стройку. То есть не просто описание, так сказать, предмета, а целое расследование, не так ли?

— Ого, ты и так можешь?

— Я и не так могу, — отмахнулся Эгберт, натягивая перчатки. — Так что?

Его кабинет блистал чистотой — иначе у человека такой профессии и быть не могло. Лишняя пылинка способна нанести непоправимый урон произведению искусства или археологической ценности. Большой стол стоял посередине, под лампами, — на нём и лежал сейчас привезённый Конрадом скелет. Два стола поменьше были отодвинуты к стене, рядом с ними громоздились подрамник с профессиональным освещением и какие-то приспособления, названий которых Конрад не знал: по всей видимости, они служили для размещения под разными углами объектов исследований Эгберта. У стены же сиротливо жались два кресла, в которых и сидели беседовали сейчас Конрад с Эгбертом. Не очень удобно для общения, зато работе не сильно мешает.

У дверей, за высокой ширмой, стоял ещё один стол — с тостером, микроволновкой и чайником. Но там присесть было негде.

— Да ладно, ладно, договорились. Я спущусь к терминалу и переведу тебе деньги, о стяжатель.

— Иди, иди, — рассеянно кивнул Эгберт, раскладывая странный скелет на столе. — Не мешай работать.

Идя к выходу, Конрад цапнул со стола за ширмой стакан воды, сделал глоток...

— Фу! Что у тебя здесь?

Эгберт удивлённо поднял голову.

— Вода, а что?

— Чего ж горькая такая?

— Да нормальная, — Эгберт подошёл, взял из рук Конрада стакан, отпил. — Печень проверь, у тебя со вкусовыми рецепторами проблемы. Обычная вода.

***

Песок был тёплый и шершавый. Стол холодный и ровный. Воздух овевает лицо. По рукам неторопливо скользит ткань. Столько чувств. Так давно.

На песке было удобно лежать. На столе — не очень, но разве это имеет значение?

Глаза не нужны. Ничего не нужно. Он чувствует тех, кто рядом. Они беззаботные и такие живые. Такие... Горячие. Да. То самое слово.

Один из них говорит, что вода горька. Это так, милый. Теперь воды станут горьки. Треть вод — ведь нам принадлежит треть земель. Горные Кланы, Империя Людей и Орды Нежити поделили Невендаар, демонам оставив преисподнюю. Мы заберём свою треть, милый. Привыкай.

***

Когда Конрад снова заявился к Эгберту, то обнаружил, что в комнате произошла масштабная перестановка. Два маленьких стола, подрамник и все остальные штуки куда-то исчезли, ширма переместилась, отгораживая куда большее пространство, и кресла оказались уже возле стола с чайником. Пространство вокруг большого рабочего стола, где царил скелет, заняли книжный стеллаж, весь заставленный книгами и журналами, проектор на подставке и три компьютера на маленьких компьютерных столиках.

Гостя Эгберт принимал в зоне досуга. Рядом с чайником стояли бутылка коньяка и блюдо с красиво нарезанными бутербродами. Над столом тихо работала вытяжка: отсюда ничего не должно было попасть в рабочую зону.

— Скелет твой, Конрад, оказался действительно интересным, — Эгберт разлил коньяк по бокалам и опустился в кресло. — Алкмаарский период, шутка ли.

— Алкмаарский? — тупо переспросил Конрад. — Ты хочешь сказать, это не легенды, Алкмаар действительно существовал?

— Да, несомненно, но так давно, что мы почти ничего о нём не помним. Науке известно пять скелетов алкмаарского периода, твой шестой. Да, не надо на меня так смотреть. Это действительно новый, неизвестный науке скелет. И я не знаю, что тебе посоветовать. Очевидно, что тебе его подбросили, но... Понимаешь, он страшно ценный. Ужасно. Чудовищно. Так что боюсь, у вашей стройки реальные проблемы.

— Так, погоди, а когда его, ну, в эту кракозябру собрали? Тоже в Алкмааре ещё?

Эгберт глубоко вздохнул, залпом выпил коньяк, скривился, поставил стакан.

— Понимаешь... Его не собирали. Это действительно скелет сиамских близнецов. Настоящих.

— Ты же не любишь коньяк. — Это было самое тупое замечание на свете, но больше Конрад ничего не придумал.

— Не люблю. Но сейчас мне надо выпить. Очень надо.

— Сиамские близнецы из Алкмаара? Это... Я не знаю, это как-то особенно ценно, да?

— Ну, есть старинная легенда... О том, что когда-то в Алкмааре правил король-жрец. То есть сначала их всегда бывало двое, король и жрец. А потом у короля родились два сына, близнецы, сросшиеся туловищами. И один из них, как положено, стал королём, другой жрецом, да только поди разбери, кто кем... В итоге его называли король-жрец. Не смотри на меня так, это всё, что мы знаем.

— И имени не осталось?

— И имени. Король-жрец. Точка. Если это правда он...

— Если это правда он, — резко сказал Конрад, ставя недопитый коньяк на стол, — нам тем более надо выяснить, кто стащил его оттуда, где он лежал изначально, и приволок на стройку. Это преступление против истории, к тому же совершённое из корысти.

Эгберт задумчиво кивнул.

— Да, ты, конечно, прав. На костях есть мелкие частицы, которые позволяют предположить, что скелет довольно долго пролежал в болоте. Там, где вы строите, болота не было никогда. Его, несомненно, принесли. Но, боюсь, внимание к вашей стройке это всё равно привлечёт.

— Замедлит, но не остановит! Эгберт, если ты можешь гарантировать, что его принесли...

— Могу. Я дам тебе экспертное заключение. Но надо установить, кто принёс. Почему вы не ставите камеры на строительную площадку?

— Теперь ставим, — поморщился Конрад.

— Теперь поздно.

— Да уж понимаю... На будущее.

***

Они думают о будущем. Смешные такие. Для них будущее — это несколько мгновений, идущих вслед за тем, что они живут сейчас.

Ничего, милые, скоро вы познаете вкус вечности. Голос мёртвой богини крепнет в голове. Постоянный шёпот, такой сладкий. Без него не было... ничего. С ним появилось самое главное: любовь.

Богиня — это любовь. Великая, всеохватывающая, терпеливая. Вечная, как время, и горячая, как ваши сердца.

Он забыл, что такое горячее. Теперь вспомнил. Это так чудесно. Но сердца сгниют, и глаза вытекут, и кожа слезет с костей. Останется лишь любовь. Та, которая вечна.

Вы скоро узнаете. Вы почувствуете её.

***

— Не трогай его руками без перчаток!

— А что такое? — Конрад отдёрнул руку. — Он же лежит тут у тебя открыто, разве это не безопасно?

Он сам не знал, зачем пришёл сюда снова. Вроде бы и новостей пока никаких не было, но захотелось зайти. Странный скелет интересовал его. С ума сойти: сиамские близнецы, сросшиеся так причудливо, выжили в древнейшие времена и, судя по всему, прожили довольно долгую жизнь. Представления Конрада об истории были довольно смутными, но он помнил, что когда-то даже обычных близнецов считали детьми нечистого и убивали.

Сегодня скелет лежал лицом вниз, закреплённый специальными зажимами. Интересно, почему он не распадается сам по себе? Окаменели сочленения костей?

— Ты знаешь, дорогой мой друг, что такое алкмаарская чума? — Эгберт со значением посмотрел на него поверх очков.

— Понятия не имею, — буркнул Конрад и отошёл от стола подальше.

— Так я тебе расскажу. Интереснейшая штуковина. Видишь ли, согласно легендам, Алкмаар вымер едва ли не за несколько дней от таинственной болезни — её назвали алкмаарской чумой, потому что ничего пострашнее не придумали. На легенды мало кто обратил бы внимание, но на всех пяти скелетах — на шести, считая твой — были обнаружены странные бактерии. Они вызывали стремительное гниение плоти. Человек в буквальном смысле гнил заживо, плоть отваливалась кусками, пока он наконец не умирал от повреждения крупных сосудов или из-за того, что наружу вываливались кишки. Сказки, конечно, рассказывают об этом намного красочней. Якобы один из послов, прибывших в Алкмаар, видел, как в глазницах короля копошатся черви, а торговцы клялись, что к их повозкам приходили настоящие скелеты, но ты же понимаешь всё. Сейчас эти бактерии, конечно, безвредны, всё-таки времени прошло слишком много, но оно тебе точно надо — трогать руками скелет, на котором когда-то заживо гнило мясо?

— А откуда такая болезнь взялась вообще? И главное — куда делась потом? Ну, я так понимаю: раз умерло много людей, зараза должна же была идти дальше, нет?

— Так скорее всего, она и шла. Мы же о том времени почти ничего не знаем. Говорят, были ещё какие-то горные племена, лесные... Наверное, их тоже выкосило, просто кто там сразу увидел, что где-то в горах больше не стало никого? А в Алкмаар торговцы ездили постоянно, там не заметить не могли...

— А где он был-то, Алкмаар этот сказочный?

— Да как тебе сказать... Вообще говоря, мы вот на территории Алкмаара живём. К западу ещё немного, до гор. Ну и на восток почти до моря. Вроде бы. Точной карты нет ни у кого.

— Хм. Так может, сделать рекламу на всём этом? Ну, вроде как вот мы живём на территории Алкмаара, и здесь найден скелет древнего короля-жреца, спешите видеть, новый торговый центр корпорации «Джевеллин» спонсирует показ... Только надо выяснить, кто нам его подбросил, чтобы снять все вопросы властей. Сможешь, а? С тебя завлекательное описание экспоната, с меня — часть прибыли.

Эгберт задумчиво почесал подбородок.

— Попробовать можно. В конце концов, если я установлю, из какого конкретно болота его вытащили, вы можете стать меценатами и спасителями исторической науки...

— А ты ещё не установил? Тут не так-то много болот же.

— Проверил три. Ты думаешь, так легко бегать по заповедникам и брать пробы? Я найду, не переживай.

***

Ты зовёшь меня раз за разом, и я прихожу. Ты шепчешь, и я возвращаюсь из небытия; ты умолкаешь — и я замираю во сне, который может продлиться тысячи лет. Лишь по слову твоему я снова перестаю быть прахом, лишь по воле твоей костям моим не суждено рассыпаться, даже если ты замолчишь навечно.

Когда-то у меня была иная жизнь; когда-то у меня была — жизнь. Отец и мать различали меня и меня, называя не Левый и Правый, а человеческими именами, но я не помню их. У меня есть память, но в ней лишь ты. Я помню дворец алкмаарского владыки светлым и убранным в шелка, но он милее мне затянутый паутиной и мрачный, с тёплым гнилостным духом.

Как же меня звали, когда я был алкмаарцем? Звали же как-то; это интересно даже сегодняшним людям, значит, наверное, должно быть интересно и мне? Но нет; у меня осталось лишь одно любопытство: я хочу почувствовать трепет их душ, когда ты зашепчешь в их головах.

— Ашшшш, — шепчешь ты, и мне хочется улыбаться.

— Ганннн, — гортанно тянет твой голос, и потом ты тихо смеёшься.

Аш Ган. Ашган — это я. Я здесь. Я ещё послужу тебе. Я полон любви, которая не кончается.

***

Разговор с полицией вышел непростой, но репутация корпорации «Джевеллин» вкупе с неопровержимыми доказательствами подлога сделала своё дело. Эгберт нашёл нужное болото и даже отыскал улики, после чего Конрад, собственно, и пошёл к полисменам, притащил их на место и показал следы преступления.

— Да, — кивал седовласый эксперт-криминалист, — вы совершенно правы. Здесь из болота доставали большой предмет, вот на этой полянке возились с ним, видимо, очищая от грязи или скрепляя кости, а потом увезли на большой машине. Предположительно двое или трое человек, след протектора чёткий, несколько следов обуви... Видимо, болото просканировали металлоискателем и обнаружили там что-то... Давайте-ка и мы посмотрим... О! Видите, видите? Там, на дне, много металла. Видимо, когда-то поблизости было сражение, и потом тела погибших спихнули в трясину. Я думаю, надо вызвать археологов и прочих историков, им здесь есть что делать.

Следователь, недовольно поджимая губы, признал, что наиболее вероятна версия о недобросовестной конкуренции, и отправился писать постановления о назначении экспертизы найденных улик. Конрад был очень доволен: происки врагов не увенчались успехом, а «Джевеллин» теперь не просто вне подозрений, а добропорядочный радетель за науку и историческую справедливость. И конкурентам удалось подгадить, правда, пока неизвестно каким. Впрочем, не исключено, что всем: полиция же начнёт дёргать каждого, кому могло быть выгодно напакостить «Джевеллину».

Вот и пусть дёргает. А Конрад тем временем займётся подготовкой наукоёмкого открытия торгового центра. С шоу и шикарной инсталляцией. Все газеты напишут, все каналы покажут! Торговый центр «Алкмаар-плаза», связь времён, наследие предков, большой музейный зал... Да, это прекрасная идея! И начальство очень заинтересовалось: музейная экспозиция в торговом центре, с возможностью проводить выставки и научные конференции, — это приток не только местных покупателей, но и туристов, и школьников со студентами.

Конрад сам немного посмеивался над собой, но не мог не признать: он полюбил странный скелет, который привык уже считать своей личной находкой. Ему хотелось показать необычное существо, жившее тысячи лет назад, другим людям, чтобы им восхищались, и недоумевали, и, может быть, даже пугались его. В голове уже роились образы: положить скелет на роскошное ложе, чтобы показать, что он был царём? Или, напротив, на стеклянный параллелепипед — символ хрупкости? Или пустить вокруг него голограммы других известных находок из Алкмаара? А наверху — бесконечное звёздное небо, взирающее на мир вот уже который миллион лет...

Ужасно хотелось это с кем-нибудь обсудить, но горький жизненный опыт научил Конрада, что говорить о своих рабочих делах со знакомыми — только портить отношения. Глаза собеседника почти сразу стекленеют, сознание уносится в дальние дали, и он только и ждёт, когда же ты наконец замолчишь. Не общение, а сущая мука для обоих.

Поэтому Конрад пошёл к Эгберту.

Понятно, изливать на него свои мечты он не собирался. Но был ведь ещё скелет.

Когда Конрад пришёл, Эгберт задумчиво набивал что-то на компьютере. По крайней мере, открыв дверь, он тут же вернулся к клавиатуре.

— Разогрей чай сам, я ещё несколько минут занят, — бросил он.

— Статью готовишь? — понимающе кивнул Конрад.

— Ага. Не хочу мысль потерять.

Конрад щёлкнул кнопкой чайника и подошёл к скелету. Кварцеглониевая лампа на входе в комнату была включена, значит, можно даже руки не мыть: все бактерии на теле гостя уже уничтожены, едва он переступил порог. Скелету ничто не навредит.

— Знаешь, — негромко, чтобы не мешать Эгберту, сказал Конрад, — до открытия торгового центра осталось всего два месяца. Тебя нашли на стройке, помнишь? Мы строили большой торговый центр, это как ярмарка, только в большом красивом доме. В Алкмааре же было много торговцев, ты должен понять, что я имею в виду. И вроде бы на ваших ярмарках тоже не только торговали, а ещё и развлекались — бродячие артисты там всякие, шуты, лазания по смазанным жиром шестам... Вот и у нас так. Я буду в этом центре главным начальником. И мне кажется, что было бы здорово познакомить с тобой мир именно на открытии. Тебя же нашли там, и кто-то очень хотел, чтобы из-за тебя стройка остановилась. Но у них ничего не вышло, вместо проблем мы получили радость — представляешь, теперь у нас есть ты. Ты очень важен для науки, никто никогда не видел ничего подобного. И тебя нашли именно мы, это же потрясающе. Я хочу, чтобы ты был на открытии. Чтобы сотни людей, заходя впервые в наш торговый центр, проходили мимо тебя, видели тебя, восхищались тобой. Может, положить тебя на огромное стеклянное ложе? И подсветить красиво...

«Вода», — тихо шепнул кто-то в его голове. Конрад запнулся, а потом его глаза расширились.

Вода. Бассейн с диковинными рыбами, а над ним, на имитирующей камень подставке, — скелет, и воды омывают его ложе и падают вниз с тихим хрустальным звоном. Король возлежит на своём троне, и тяжёлые железные венцы с кровавыми рубинами украшают его головы. А вокруг — люди, они смотрят, восклицают удивлённо, тыкают пальцами в его сторону, качают головами... И в детских глазах восторг, а в глазах взрослых — скепсис, но и те, и другие долго ещё не забудут то, что увидели.

Возможно, до самой смерти.

«Или дальше», — хохотнул голос в голове.

— Ты тоже разговариваешь с ним? — спросил подошедший Эгберт. — Я не удивлён. Он такой... Не знаю, как объяснить, но каждый раз, когда поворачиваю его, хочется разрешения спросить.

— Король, — хмыкнул Конрад.

— Я думаю, вопрос в возрасте. Древность вызывает какое-то особенное уважение. Всё чудится, что он знает несравненно больше нас...

— Так он и знает. О своём времени. Ты говоришь, мы не помним ничего, а он-то помнит.

— Да. Жалко, что не расскажет... Идём чай пить?

— Пошли. Ты про него статью писал?

Они устроились в креслах за столиком, спрятанным за ширмой.

— Да, про него, третью уже. У нас полемика с теми, кто исследовал три других алкмаарских тела. Ругают меня на чём свет стоит, пришлось отряхнуть пыль с моего первого диплома и вспомнить раскопки, на которые я ездил, а то некомпетентным честят. Ну, ничего, вроде стали слушать наконец... Чего вода действительно такая горькая?

Конрад пожал плечами.

— Я уже привык, что иногда она горчит. К врачу ходил, говорит, всё со мной в порядке. Может, и правда вода какая-то не такая?

— Да я проверил уже. Вода как вода. Ладно, может, это с недосыпу. Ты с полицией разобрался?

— Ага, ищут того, кто нам подкинул скелет. Слушай, ему точно не вредно в зале выставляться?

— Не вредно, он в отличном состоянии. Конечно, кварцеглоний нужен, чтобы не попало ничего этакого, но можно же кварцеглониевую подсветку вокруг сделать, она разноцветная бывает. И, ясное дело, разместить так, чтобы его руками не трогали. А то разберут на запчасти вмиг, ты же понимаешь, ни один вандал не в состоянии сделать то, что сделает пробежавший мимо ребёнок.

— Это точно.

Вода, каменное ложе, изображающее скалу в океане. Бассейн, рыбки, дети смеются и тянут руки. Войско медленно собирается вокруг своего короля...

Какое к чёрту войско? Конрад потряс головой. Надо выспаться наконец, он слишком много времени проводит на работе.

***

Как хорошо лежать здесь и знать, что час близится. Любовь уже коснулась вас, милые. Она отражается в ваших глазах, когда вы смотрите на меня. Она горчит на ваших губах.

Любовь уже с вами, а значит, скоро моё войско вновь станет огромным. Моё войско, идущее вперёд не разбирая дороги по приказу той, что больше всего в мире. Её воля вновь обращена к нам, значит, нам пора собираться и идти.

Зачем мы тебе, Мортис? Люди говорят, ни гномов, ни эльфов больше не осталось; те, кого ты ненавидела, подчинились твоей воле и сгнили в земле. Демоны, должно быть, всё так же заточены в преисподней, откуда им нет выхода. Чего же ты хочешь? Ради чего поднимаешь нас снова? Что нужно тебе?

«Любви», — жарко шепчет богиня в голове. И грусть охватывает сердце, которого давно нет в моём теле. Ты осталась одна, и тебе так же плохо от этого, как бывало нам, когда мы подолгу не слышали твой голос.

Хорошо, госпожа. Я приведу к тебе тех, кто станет любить тебя так же сильно, как я сам. Я соберу войско, огромное, как Невендаар, чтобы оно согрело тебя своей любовью, своим почитанием. И никто из них никогда не предаст тебя, как сделал это твой презренный муж, хоть ты и пожертвовала ради него столь многим. Они не смогут. Они не знают, как это.

Шёпот в голове становится раздражённым. Ты разочарована тем, первым, кого коснулась, чтобы он помог мне выполнить твою волю. «Он не умеет любить, — Мортис не шепчет, а шипит, — не знает, что это такое».

Бедная моя. Ты можешь уложить его в землю бездыханным сама, тебе не нужен для этого верный Ашган; ты просто жалуешься, да? Хочешь утешения? Бедная моя. Но ничего, у тебя есть я, и эти двое скоро станут твоими, а потом я приведу тебе ещё тысячи верных. Что? Ты не хочешь ждать? Два месяца — это слишком долго?

Хорошо, госпожа. Я сделаю.

***

Конрад не мог нарадоваться на строителей. Одержимые идеей как можно скорее закончить работу и получить премиальные, они заявили, что переходят на четыре смены и отказываются от выходных. Теперь строительство не останавливалось ни на минуту. Руководство компании согласилось потратиться на повышенную оплату работы ночью, но зато открыть новый торговый центр со значительным опережением. Правда, строители жаловались на горькую воду, хотя им привозили только бутилированную, хорошего качества, да постоянно рассказывали какие-то страшилки, но, может, байки их развлекают после тяжёлой работы. В конце концов, тем, кто по доброй воле вкалывает круглые сутки, можно простить почти любые капризы.

Скелеты к ним, ты понимаешь, приходят. Конрад улыбался, слушая эти нехитрые сказочки. Глаза, конечно, светятся зелёным, и зловещий хохот, и запах гнили, и молоко сворачивается во всех окрестных магазинах. Давно ли вы, дорогие, молоко покупали? А ещё прилетает красная голая тётка, седая и со светящимися глазами, обнимает тебя, а ты шевельнуться не можешь. И деловитая такая: раздевает тебя, костлявыми пальцами своими ласкает, а пальцы то ледяные, а то огнём горят, и потом садится на член и трахается с тобой, недвижимым, до утра. А когда бьёт полночь, вокруг стройплощадки носится странный мужик на коне, пердящем огнём. С ума сойти, что работа по ночам с людьми делает.

Сдачу объекта передвигали уже дважды. Наконец, Конрад очередной раз отправил начальству корректировку сроков и забежал в типографию — заказать нужные для открытия постеры. Надо было поторапливаться: последнюю высотку в округе сдали месяц назад, туда заселялись жильцы, и на стройку каждый день приходили с вопросами, когда можно будет делать здесь покупки.

Огромные прибыли были просто неизбежны, теперь Конрад понимал это ещё лучше, чем раньше. Информация о скелете просочилась наконец в прессу, и руководство «Джевеллина» публично признало, что находка есть и будет представлена публике, а также что новый торговый центр предоставит место и для научных проектов и инсталляций. Один из крупных торговых залов спешно переделывали под конференц-зал.

Следователь позвонил, когда Конрад, вернувшись из типографии и переодевшись — было жарко, рубашку приходилось менять дважды в день, — стоял в ванной и недоверчиво разглядывал странное тёмное пятно на шее.

— Мы установили, кто хозяин машины, на которой вывезли скелет из болота, — сказал он. — Это сотрудник компании «Мерфолк», некто Эдвин Марклейн. Его не видели ни дома, ни на работе уже две недели, мы ищем его. Разумеется, в «Мерфолке» отрицают, что знали о чём-то. Нам нужны показания Марклейна, чтобы доказать, что это был не его личный умысел. Думаю, скоро мы их раздобудем — если, конечно, Марклейн жив. Если нет, расследование затянется.

Конрад поблагодарил, в очередной раз уверив следователя, что помнит о своём обещании не разглашать полученную информацию до суда. По крайней мере, теперь он может сказать начальству, что полиция не топчется на месте, а почти нашла виновного. Детали можно и опустить: главное — говорить поуверенней. Когда знаешь больше, чем говоришь, это получается лучше, чем когда прикидываешься, будто знаешь.

Конрад завязал галстук и побежал на встречу с арендаторами. До открытия торгового центра оставалось совсем недолго, время подписывать договора.

***

Ночь такая красивая. Город светится, словно большая лампа, отчего звёзды кажутся блеклыми, а небо — светлым, но зато смотреть в окно можно бесконечно: постоянно что-нибудь происходит. Когда человек затихал в своей спальне, Ашган вставал со стола и подходил к окну, клал руки на стекло, и ему казалось, будто он чувствует ночную прохладу.

После захода солнца Мортис иногда пела. Тихо, проникновенно, как, наверное, матери поют колыбельные детям. Её песни всегда были полны тоски и одиночества, и Ашган утешал свою богиню, как мог.

Немёртвых осталось мало, но с каждым днём Ашган чувствовал всё больше и больше сознаний, которые тянулись навстречу шёпоту своей богини. Там, в болоте, где он пролежал столько времени, их было немного, всего сотни четыре. Они бились с демонами и победили всех до единого, но когда битва была окончена, ударили войска Империи... И Мортис ласково зашептала: «Пусть идут, оставьте их. Лягте в мягкую топь, усните, и пусть эти наглые живые идут по мёртвой земле. Пусть найдут хоть один колос пшеницы, хоть белку живую. Не волнуйтесь, милые мои, они все умрут, а вы отдохните и не тратьте на них силы». Тогда Ашган развернулся, не обращая внимания на летящие в него стрелы, и скомандовал хором, в две глотки: «Отступаем!»

Они слаженно, не разбивая строй, отошли к болоту и стали заходить в топь. Скелеты и тёмные лорды шли спокойно, лишь изредка позёвывая. Виверн пришлось гнать силой: хоть и неживые, они по привычке дышали, и перспектива оказаться под водой пугала их. Хуже всего пришлось оборотням; в конце концов, их усыпили магией и отнесли в болото на руках. Один за другим мёртвые слуги Мортис ложились на дно и тихо засыпали. Подобие жизни, теплившееся в телах, оставляло их, но кости не рассыпались в прах, как бывало, когда Мортис отпускала их навсегда.

Ашган уснул одним из последних, убедившись, что приказ богини выполнен. И спал до тех пор, пока госпожа властным окриком не разбудила его.

Он помнил, как сознание медленно возвращалось к нему. Как начали плясать перед глазами неясные тени. И наконец он понял: это не просто тень, а огромный железный крюк раскачивается над его головой.

«Хватайся», — прошептала Мортис. И он ухватился, хотя руки ещё слабо слушались его. Сам бы он не выбрался из болота, и это понимание заставило его затрепетать от любви. Богиня позаботилась о нём, прислала кого-то, кто вытащит его и поможет.

«Кем-то» оказался человек, довольно тщедушный, в мятой одежонке. Он смотрел куда-то невидящим взором и двигался дёргано, будто кукла, которую только что оживили. Ашган вглядывался в него, учась заново различать цвета. Лес вокруг пока что сливался в одно большое зелёное пятно.

— У тебя есть тряпка? — очень медленно, чтобы дошло до спящего сознания, спросил Ашган.

Человек постоял, переминаясь с ноги на ногу, потом порылся в своей странной телеге, на которой стояла колода со здоровой палкой и висящим на ней крюком, и подал Ашгану не очень чистую тряпку. Тот аккуратно оттёр с костей болотную грязь — не полностью, конечно, но как вышло. Потом полез на телегу, осторожно пристроился за колодой и снова задремал.

Человек привёз его в огромный город, сгрузил на пустыре и долго оттирал песком. Часа за три до рассвета он уехал, а Ашган ещё немного походил, осторожно разминая ноги и присматриваясь к новому миру. Затем, подчиняясь госпоже, лёг и затих.

А потом его нашли. Он улыбался, вспоминая. Эти люди... Они милые. Из них получатся хорошие слуги богини. Хорошо, что именно они испили воды первыми.

***

В день открытия «Алкмаар-плазы» Конрад долго сомневался, надевать ли галстук. Чёрные пятна на шее, похожие на следы ухвативших его за горло пальцев, оказались очень нежными, и галстук стёр их до крови в первый же день. Конрад взял два выходных, надеясь, что внезапная рана заживёт, но она лишь увеличилась; из шеи сочилась кровь, смешанная с сукровицей. Врачи развели руками и прописали множество мазей, ни одна из которых не помогала. Конрад придирчиво рассматривал шею в зеркало, недовольно морщась: гнилостный запах раздражал его тонкое обоняние. Если надеть галстук ещё и сегодня, у него точно не разорвётся сонная артерия?

Конечно, к Эгберту он прибежал сразу, но тот уверял, что алкмаарская чума тут ни при чём. Те бактерии безвозвратно погибли, и ничто не в состоянии оживить их. Для успокоения Конрад всё же сделал развёрнутый анализ мазка из раны — ещё более подробный, чем тот, который уже делали врачи, — но никаких посторонних бактерий там не обнаружилось.

— А могла алкмаарская чума быть вызвана чем-то другим? — мрачно спросил он Эгберта, не желая на самом деле слышать ответ. — Не могли бактерии появиться уже потом? Что если они не возбудители?

— Да не знает никто, — огрызнулся Эгберт, осторожно потирая запястье. — Но в любом случае все летописи в один голос твердят, что Алкмаар вымер в течение нескольких дней. Ты же живой вроде, нет? Сколько у тебя это уже, неделю?

— Что с твоей рукой? — вместо ответа спросил Конрад.

Эгберт помрачнел и дал расстегнуть себе манжет.

Кожа на его запястье почернела и вспучилась, как будто обгорела. Едва различимый запах гниения исходил от неё. Сукровица сочилась, застывая корками, которые отваливались вместе с кусками кожи, обнажая ярко-красное мясо. Присмотревшись, Конрад увидел кусок белой-белой кости.

— Только здесь? — сглотнув, спросил он.

— Да. И довольно долго, — с нажимом произнёс Эгберт.

— Думаешь, это связано с... со скелетом?

— Думаю, нет, — быстро ответил Эгберт. — Ни у кого из тех, кто работал с алкмаарскими телами, не было ничего подобного, а первое из них нашли двести лет назад, тогда кварцеглоний вообще не придумали ещё, обычным кварцем воздух обрабатывали. Да если бы что-то такое было возможно, оно давно бы случилось уже.

Конрад не стал спорить, но попробовал убедить начальство не выставлять скелет. Конечно, его не послушали. Да он и сам не послушал бы на их месте: реклама, пресса, телевидение, ажиотаж разожжён...

Наверное, надо было настаивать, кричать, самому сделать что-то с прессой, запустить какие-нибудь мерзкие слухи... Но, чёрт возьми, Конрад гнил заживо, и это беспокоило его намного больше! Он обивал пороги больниц, сдавал анализ за анализом, поднял на уши с десяток профессоров, но все разводили руками: болезнь неизвестна, невозможно найти возбудителя, вы гниёте без причины. Ему предложили лечь в больницу, но честно предупредили, что не имеют понятия, как его лечить. Он, конечно, согласился. Когда его спросили, когда, хотел ответить: «Да прямо сейчас!», но голос в голове шепнул: «С понедельника, после открытия», и он послушно повторил эти слова. Ему даже бумажку выдали, что в понедельник с восьми утра его ждут в палате двадцать восемь, доктор Хейфлонг.

Воротник рубашки уже был грязно-бурым. Конрад подумал ещё немного и решительно снял её, распаковав новую — ярко-бордовую. Зеркало безжалостно показало новые пятна: на предплечьях и груди.

Что дальше? Мясо сползёт с костей? Рёбра обнажатся, и он увидит, как бьётся его собственное сердце? Или, может быть, смерть наступит раньше — например, от кровопотери?

Конрад криво усмехнулся и решительно нацепил галстук. Может, удастся умереть пораньше и не наблюдать всё это... разложение в подробностях.

Страшно не хотелось идти на открытие. А вдруг там случится... что-то, в чём на самом деле виноват именно он? Конрад ещё раз посмотрел в зеркало. На миг показалось, что глаза у него не карие, а ярко-зелёные. Что ж, если это его вина, значит, он тем более обязан там быть.

А в понедельник в больницу. И не выходить оттуда, пока эти бездари-врачи не поймут, что с ним происходит.

***

Огромный дворец, на который навесили гигантскую вывеску «Алкмаар-плаза», сиял множеством огней. Ашган лежал смирно на своём каменном троне и ждал. Оставались считанные минуты.

Тихо журчала вода, Ашган почти чувствовал её движение. Горьки воды, как слёзы жены, отвергнутой мужем, как слёзы вдовы на могиле, как слёзы воина, понимающего, что его смерть — не окончательна, и скоро его тело встанет, чтобы служить новой госпоже.

Горьки воды, которые вам всем суждено испить сегодня.

Наконец пробили большие часы на башне — совсем непохожие на те, что были в его старом дворце, но ладно. Этот дворец нравился Ашгану больше. Он такой просторный. Заиграла музыка, зазвучали какие-то глупые речи. Голоса усиливало и немного искажало не то заклинание, не то одно из устройств, до каких люди этого времени были большие охотники. И наконец — наконец! — двери открылись, и первые солдаты его будущего войска зашли.

Ашган смотрел на их радостные лица — лица, с которых скоро лоскутами сойдёт кожа, слезет подгнившее мясо, и сияющие глаза вытекут из глазниц. Останется лишь самая суть, та, что есть в каждом, — суть, что определяет, можешь ли ты стать слугой Мортис или представляешь из себя лишь бесполезный кусок мяса. Но эти люди были очень хороши. Почти каждый из них подходил.

У них были желания, страсти, мечты. Они мечтали о богатстве, власти, любви, счастье, — как и большинство существ, когда-либо населявших Невендаар. Они готовы были взывать к любому из богов, чтобы получить это.

Почему бы не к Мортис?

Ашган улыбался не скрываясь. Когда его госпожа зашепчет в их головах, она найдёт слова, чтобы они страстно возжелали идти за ней, но... Откровенно говоря, это будет всего лишь исполнение её каприза, ведь к тому времени они уже станут её верными рабами. Она хочет, чтобы её любили искренне. Что ж, она получит это.

Люди смотрели на него, и в их глазах было море чувств: интерес, восторг, недоверие, омерзение и ещё тысяча выражений. Как давно он не видел этого всего! Как давно...

Проснувшиеся немёртвые медленно шевелились, расправляя руки и ноги, и, помогая друг другу, неспешно выбирались из болота; он чувствовал их.

Пока-ещё-живые смотрели на него, и блики от текущей воды плясали на их лицах. Дети тянули к нему руки, зачёрпывали воду в ладошки, смеясь, умывали лица и слизывали капли.

Горька вода, но сладка будет любовь, милые.

По потолку неторопливо брёл первый паучок, примериваясь, откуда начать плести паутину нового дворца Алкмаара.

Я твой жрец, госпожа. Я король твоего народа. Я Ашган. Ты слышишь меня?

Пора, любимая.

Древний скелет, на который собрались посмотреть люди со всего города, вздохнул полной грудью — глупость, но приятно, — и величественно встал с трона.

***

Улицы Алкмаара опустели — как и тысячи лет назад. Не было паники, мародёров, грабящих магазины, суматошно бегающих повсюду людей. Все просто вернулись домой, оглушённые голосом своей богини, и медленно привыкали к новой истине.

К новой любви.

Мортис шептала каждому что-то своё, что-то личное, чем не поделишься ни с кем. Да и может ли теперь быть кто-то ближе, чем она?

Конрад снял галстук и выбросил в урну. Это теперь лишнее; и хорошо. Рубашка неприятно липла к телу. Кажется, кожа отвалилась полностью. Почему же не больно? Куда ушла боль, которая была ещё утром?

«Милый, — шепнул страстный голос в голове, — боли не будет больше никогда. Ведь я с тобой, и я люблю тебя»

Конрад посмотрелся на себя в витрину. Бордовая рубашка — пиджак он выбросил ещё раньше — покрылась тёмными пятнами, потёки крови запачкали брюки. Интересно, сможет ли он теперь обходиться вовсе без одежды? Отворилась дверь соседнего дома, и оттуда вышла девушка, совсем голая, с ворохом окровавленной одежды в руках. Левая грудь незнакомки отвалилась совсем, правая ещё висела на небольшом лоскуте кожи. Рёбра красиво белели среди ярко-красного мяса. Кровь текла тонкими струйками — вовсе не так обильно, как можно было бы ожидать. Девушка улыбнулась Конраду — кожа вокруг губ немедленно треснула, — выкинула ненужную одежду в мусорник и спокойно зашла обратно.

Конрад медленно брёл по улице, пытаясь осознать, вместить в себя всё то, что теперь было с ним...

Вместить в себя Мортис.

Это было непросто, но очень сладко. И отдельно грела мысль, что сейчас весь город — а может быть, весь Алкмаар — занят тем же. Интересно, как там Эгберт? Ему так же хорошо?

Внезапный порыв заставил Конрада обернуться. Огромный дворец «Алкмаар-плаза» освещали лучи заходящего солнца. На крыше стоял Ашган, глядя куда-то ввысь. Может, он видел звёзды, кто его знает. А может, ему было позволено видеть саму богиню.

Конрад замер, впитывая красоту этого зрелища, любуясь своим королём.

Его переполняла любовь.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.