Let's sleep +36

Гет — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчиной и женщиной
Сумерки. Сага

Основные персонажи:
Изабелла Каллен (Изабелла Свон, Белла), Эдвард Каллен
Пэйринг:
Белла/Эдвард
Рейтинг:
PG-13
Жанры:
Романтика, Философия
Предупреждения:
OOC
Размер:
Мини, 7 страниц, 1 часть
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
Она так давно мечтала о детях, но, к большому её сожалению, никто не мог ей помочь в этом деле, пока она не встретила его... бар, выпивка, страстные поцелуи и лишь одна фраза,
одна просьба: "Давай переспим".

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Единственная глава

29 декабря 2012, 13:03
Меня зовут Изабелла Мэри Свон, мне сорок лет. У меня прекрасная семья - самые замечательные родители, чудесный и заботливый брат, очаровательная невестка, весёлые племянник с племянницей и, самое главное, у меня есть моя самая красивая на свете девочка, моя дочка.
Мою кроху зовут Ренесми, ей десять лет. Я назвала её в честь сплетения имён моей мамы - Рене, и матери её отца - Эсми. У моего ангелочка мамины глазки цвета молочного шоколада и… папины волосы. Ренесми, или Реми, как я ласково её звала, очень любила, чтобы я ей рассказывала про её отца. Но лично мне это особого удовольствия не приносило. Нет, он не был ужасным человеком, нет. Скорее… он был лучшим мужчиной в моей жизни, ведь именно он мне подарил мою девочку.
Ренесми Каллен. Почему у Реми другая фамилия, возможно, спросите вы?! Я решила ей дать фамилию её отца. Эдвард Каллен. Я знала его так мало… и так много.
В моей жизни, как таковых, радостных моментов практически никогда не было. Нет, семья меня безумно любила, я счастлива в ней, и даже горда за неё. Как я уже говорила, у меня есть брат, старший брат. Его зовут Эммет, ему сорок пять лет, у него есть прекрасная жена Элис, с которой мы очень дружим, у них чудесные близняшки Джейн и Алек. Мой брат всегда защищал меня в детстве от всего, что мне могло угрожать. По-моему, он и сейчас не против этим заняться. Вот и он.
- Алло? – подняла я трубку телефона.
- Клюжа, у тебя всё хорошо? – спросил брат, как обычно.
- Конечно, Гризли, у меня всё хорошо, – улыбнулась я, глядя, как Реми смотрит телевизор.
- Как Реми? – спросил брат.
- Телевизор смотрит, – ответила я, всё так же наблюдая за ней.
- Передавай ей привет, – попросил Эммет.
- Может, сам передашь? – спросила я.
- Ну-ка, дай-ка сюда мне эту занозу! – Засмеялся братик.
- Реми, Эммет звонит, – улыбнулась я.
Кроха тут же подскочила с дивана, и понеслась к телефону. Она обожала Эммета - чего уж таить, он заменял ей отца. Эммет называл меня Клюжа, это сокращённо от "неуклюжая", так как я действительно была очень неуклюжей. Всегда спотыкалась по жизни. Я же, в свою очередь, называла его Гризли, потому что он был таким огромным качком, очень похожим на медведя. По сравнению с ним его жена, Элис, была просто крохой, она была ниже меня, а я даже до плеча Эммета не доставала.
В этот момент у меня зазвонил мобильный телефон. Это был Джейкоб. Джейкоб – мой самый лучший друг, почти брат, почти как Эммет. Джейкоб влюблен в меня, и никогда этого не скрывал, и я это всегда знала, но мои чувства к нему всегда были однотонными, всегда были дружескими.
Джейкоб был индейцем и немного младше меня, всего на полтора года, но эта разница была совсем незаметна. Его чёрные глаза всегда горели радостью, когда он видел нас с Реми. Он относился к ней, как к собственной дочери, ведь своей семьи у него не было.
Проговорив с ним немного, я уложила Реми в кроватку, ведь ей завтра в школу. Она училась в четвёртом классе. Обычно в школу её возил Джейкоб, поскольку я физически не успевала это делать, ведь у меня было много работы - я хотела, чтобы моя кроха жила в достатке, чтобы ей всего хватало, чтобы всё, что она хотела, у неё было.
Я зашла в свою комнату. На моей кровати лежал наш семейный альбом. Я каждый вечер, перед сном, просматриваю его, вспоминая свои годы жизни. Взяв первую фотографию, я увидела себя и Эммета. Здесь мы были ещё совсем детьми - мне было лет пять, а Эммету лет десять, не больше. На следующей фотографии я стояла в школьной форме. Помню-помню - мой первый день в школе. Я ненавидела этот день, так как прямо накануне упала и исцарапала все коленки в кровь.
Следующие фотографии были из школьной жизни: дни рождения, семейные торжества, первые «взрослые» гулянки, выпускной… Следующая фотография была, как этап, как новый порожек в жизни. Это была моя свадьба. Мне было девятнадцать лет. Его звали Аро… Аро Вольтури. Он был старше меня почти на двадцать лет. Отец был ужасно против этого брака, брат вообще не разговаривал со мной. Мама никак не реагировала на этот брак. Ей нравилась сама подготовка к браку. Тем более, что долго он не продержался.
Я не любила Аро, но я его уважала. Но он… он любил меня, очень любил. Когда Аро смотрел в мои глаза, мне казалось, что он сейчас заплачет от счастья. Именно так на меня сейчас смотрит Джейкоб, и это мучает меня, ведь нам никогда не быть вместе.
У нас с Аро всё было бы прекрасно, если не одна проблемка… Я не могла забеременеть. Что только мы не пробовали. Мне прописывали лекарства, которые не помогали, меня лечили в клинике, лечение в которой тоже не помогло. Всё это длилось в течение нескольких лет. Через месяцы я заметила, что Аро стал задерживаться на работе, частенько уезжать в командировки, ночевать у друзей. Нет, я никогда не винила его в этом. Ему нужен был наследник, нет, не так, ему просто нужен был ребёнок. В свои почти тридцать девять у Аро не было детей, и это его ужасно съедало внутри.
Через несколько месяцев он пришёл домой и всё мне рассказал. Он встретил девушку, которая была меня старше на десять лет и… которая была беременна от него. Разговор прошёл без слёз и скандалов, за что я ему безумно благодарна. И по сей день у нас с его семьёй хорошие отношения. Мы друзья.
После этого случая моя жизнь изменилась напрочь. Тот факт, что я не могла забеременеть, меня просто убивал ежедневно, ежеминутно, ежесекундно. Я не могла ни есть, ни спать, даже думать ни о чём не могла. На помощь тогда пришёл Джейкоб. Как бы это глупо не звучало, но он предложил мне помощь… физическую помощь. Да, именно. Джейк предложил мне заняться сексом. И я согласилась.
Как и в прошлые разы, ничего не вышло. За эти года я испробовала всё, что могло быть, даже искусственное оплодотворение. Когда оказалось, что я беременна, я просто не могла найти себе место от счастье. Неужели помогло? Вся семья поздравляла меня с таким замечательным событием. Но… через три месяца у меня случился выкидыш. На этом моя жизнь рухнула.
Беспорядочные связи в поисках того самого идеального «сперматозоида», который мог бы сделать то, ради чего я жила, захлестнули мой разум. Я бросила работу и день за днём шлялась по барам, клубам и вечеринкам в поисках того, с кем можно было бы заняться сексом. Джейк и Эммет очень боялись, что я подхвачу какую-нибудь заразу, но, видимо в небесной канцелярии решили, что меня это обойдёт.
Когда мне исполнилось двадцать девять лет, я подумала, что это уже предел, что мне никогда не родить ребёнка. Зря я так думала…
На следующий день после того, как я перешла в стадию бальзаковского возраста, я, как всегда, направилась в очередной бар. Заказав выпивку, присела на стул возле стойки. Вокруг шум, гам, а мне было всё по барабану. Я даже жертву уже не искала, что и заметил бармен.
- Белла, с тобой всё в порядке? – спросил он, наливая новую рюмку виски.
- Всё чудесно, Феликс! – Натянуто улыбнулась я, и подняла рюмку вверх. – С чего ты решил, что у меня что-то не так? – изогнула я бровь.
- Твой взгляд в одной точке на протяжении уже получаса, – пожал он плечами. – И эта точка - бутылка виски, а далеко не какой-нибудь очередной мужлан.
- За несбывшиеся мечты! – Сказала я тост, и залпом выпила рюмку.
Феликс был барменом, с которым я тоже, кстати говоря, переспала. Странно, но в основном с мужчинами, с которыми у меня был половой акт, я либо больше никогда не встречалась, либо оставалась в хороших отношениях, что не могло не радовать.
- Что случилось? – спросил он, облокотившись о столешницу.
- Мне вчера стукнуло двадцать девять лет, – засмеялась я, хотя истерика, которую я старалась тщательно скрыть, так и рвалась наружу. – А я так и не смогла родить ребёнка.
Сказав это, я осушила ещё одну рюмку.
- Белла, перестань.
Феликс смотрел на меня такими глазами… жалостливыми. Ненавижу, когда меня жалеют! Жалость – удел слабых. А я сильная! Нет… ха, что я говорю. Я вру сама себе. Я сдалась. А сдаются слабые. Значит, и я слабая.
- Что ты пристал к бедной девушке? – послышался голос за моей спиной.
Голос был очень приятный, впрочем, как и его обладатель. Когда я повернулась, моему взору предстал настоящий бог во плоти. Настолько красивых людей я ещё не видела. Да человек ли он вообще? Могут ли быть люди настолько красивы? Его вьющиеся рыжевато-бронзовые волосы были несколько небрежно уложены назад, а ярко-изумрудные глаза просто горели, как дальний свет автомобиля. Он казался нереальным.
- Лови момент, Белла, – сказал Феликс, и удалился.
- Так тебя зовут Белла? – спросил молодой человек.
На вид ему было не больше тридцати трёх. Довольно подтянут, спортивен… превосходен. И знает об этом, что очень сильно смущало. Людей, которые знали своё превосходство, я старалась обходить стороной, так как и рядом с обычными я чувствовала себя ущемлённой.
- Да, – кивнула я.
- Я Эдвард, – протянул он руку.
Я собиралась её пожать, как Эдвард вдруг поцеловал её. Неожиданно… давно я не видела таких манер. Один-ноль в его пользу. Хотя, скорее сто один ноль.
- И почему же столь прелестное создание скучает в такой прекрасный вечер? – спросил этот красавец у меня.
- Наверное, потому, что ещё не нашёлся достойный кандидат, – ответила я, повернувшись к барной стойке.
- А моя кандидатура подойдёт? – Облокотившись на стойку, Эдвард посмотрел на моё лицо.
- Может быть, – посмотрела я в ответ в его лицо.
Черты его лица были просто идеальны. Настолько чётко очерчены, как у статуи Аполлона. Ровные зубы, в меру пухлые губы, растянутые в лёгкой и самоуверенной улыбке, блестящие глаза. Несомненно, это лицо я запомню надолго. Каждый раз, когда у меня намечался секс с тем или иным, я старалась влюбляться в него, чтобы было проще, но тут… Тут даже не пришлось даже попытаться подумать о том, чтобы всё само собой пошло. Что греха таить, тем более от самой себя, я начала влюбляться в Эдварда.
- Может, потанцуем? – спросил он, протягивая мне руку.
- Потанцуем... – как будто эхом отозвалась я, кивнув, и вложила свою руку в его.
Музыка лилась совершенно волшебная. Мелодия напоминала что-то сказочное и райское. Я подняла глаза на его лицо. Лучше бы я этого не делала. С каждым разом, когда я бросала взгляд на его прекраснейшее лицо, моё сердце начинало биться сильнее. Вот и сейчас, когда наши глаза встретились, я поняла, что не могу оторвать от него взгляда.
Эдвард склонился над моим лицом. Между нами стали проскакивать электрические заряды. Казалось, руки вспотели, а, может, так всё и было, я не знаю, но главное - это не выдать себя.
На своих губах я уже чувствовала нежно-мятное на вкус дыхание Эдварда. Мелкая дрожь пробежала по моему телу. Такого ещё никогда не было. Он поцеловал меня. Эдвард целовал меня нежно, без настойчивости, без пошлости.
Мелодия закончилась, а мы всё так и стояли, обнявшись, посередине зала. Эдвард нежно гладил тыльной стороной кончиков своих пальцев мою щёку. Странно, но именно в этот момент я почувствовала себя женщиной, и даже на секундочку… любимой женщиной. Пусть это ложь, пусть это секундное явление, но я его чувствую.
- Какое-то странное чувство… - прошептал Эдвард мне в ухо.
- Какое? – шёпотом спросила я, как будто нас могли услышать.
- Я не хочу, чтобы эта ночь кончалась… - всё в таком же духе проговорил Эдвард.
- Я тоже… - подняла я глаза.
- И что же мы будем делать?
Обычно на этот вопрос я говорила: «Давай займёмся сексом», но в этот раз мне не хотелось так говорить. Естественно, я безумно хотела Эдварда, и надеялась, что это взаимно.
- Давай переспим… - неожиданно для самой себя сказала я.
Эдвард отреагировал спокойно на это, как будто ждал этого, как будто сам это хотел предложить.
- Пойдём отсюда. – Схватив меня за руку, Эдвард пошёл в сторону выхода из бара.
- Ты куда? – удивлённо спросила я.
- Туда, где мы можем провести ночь, в мотель. – Передо мной открылась дверь спортивной машины.
- Вау, крутая у тебя машина, – проговорила я, стоя с открытым ртом.
- Садись, – улыбнулся он.
Сев на переднее сидение, рядом с водителем, я бросила взгляд на приборную доску. Там была прикреплена небольшая фоторамка. На ней изображён был Эдвард, девушка и ребёнок. Девушка была блондинкой с голубыми глазами, но каким-то довольно бледными. Поскольку фотография была небольшой, какой именно длины были её волосы, я не смогла разглядеть. Мальчик, как и девушка, был блондином, но вот глаза… Глаза у него были явно как у Эдварда, пусть их цвет был не зелёный, а, как у девушки, голубой, но такой же яркий, такой же живой.
Я и не заметила, как Эдвард подсел ко мне, также глядя на фотографию. Открыв бардачок, он достал оттуда небольшую коробочку, и раскрыв её, надел кольцо на палец.
«Женат», - пронеслось у меня в голове… Обидно.
- Да, я женат, – кивнул он, будто прочитав мои мысли. – Это моя семья, моя жена Розали и наш сын Джаспер. – Проговорив, Эдвард провёл пальцем по фотографии и опустил рамку задней часть вверх.
- Расскажи мне о своей семье, – тихо проговорила я, смотря на него.
- Неужели это так интересно? – с улыбкой спросил он.
- Ну, надо же чем-то занять путь до мотеля. – Я едва ответила на его улыбку. – Она красивая.
- Это был самый главный критерий, почему я женился на ней. – Эдвард завёл мотор. – Хотя она также неглупа и очень образованна. Роуз подарила мне замечательного сына, за что я ей очень благодарен, но… - Эдвард замолчал.
- Но ты её не любишь, – закончила я за него.
- Такова жизнь, Белла. Порой нам просто нужна хорошая партия. – Он говорил спокойно, не отрывая глаз от дороги. – Именно такие семьи, которые в основном держатся на уважении друг к другу, и живут в согласии до конца дней своих.
- И что же думает об этом твоя жена? – спросила я немного с издёвкой.
Как он может говорить, что уважает её, если изменяет ей? Мне одной это непонятно? Или, может, мир такой интересный стал?
- Она знает, что я гуляю от неё, но относится совершенно спокойно к этому. – И снова эта непробиваемая маска. – Меня это вполне устраивает.
Разговаривать дальше у меня как-то отпало желание. Я стала подражать Эдварду, также, как он, глядя на дорогу. Сколько мы так ехали, было непонятно. Эдвард водил машину спокойно и непринуждённо, и… быстро. Очень быстро.
- А ты была замужем? – спросил Эдвард, сдавшись первым.
- Была, – ответила я.
- И как? – чуть с издёвкой поинтересовался водитель.
Один-один.
- Мне не понравилось, – улыбнулась я.
- Дети есть? – спросил он, тоже улыбнувшись.
Тут моя улыбка поникла и, закрыв глаза, я опустила голову. Не люблю, когда затрагивают эту тему. Очень не люблю. Это самое больное и слабое моё место.
- Нет, – глухо пролетел мой ответ по машине.
- Не захотела?
- Не могу… - Сказав это, я отвернулась к окну. – Я не могу родить ребёнка.
- Ты бесплодна? – шепотом, почти неслышно спросил Эдвард.
- Нет. Просто… я не встретила ещё человека с похожими хромосомами, чтобы я смогла родить. Я - тот редкий случай, когда могу родить, но лишь при определённых…
Я замолчала. Не хотела продолжать этот разговор. Эдвард явно хотел поговорить, может, на эту тему, а, может, и на другую.
- Расскажи о себе, – проговорил, наконец-то, он.
- Что ты хочешь услышать?
- Сколько тебе лет?
- Вообще-то у девушек не прилично это спрашивать, – смутилась я.
- Девушка, которая предложила мне переспать, говорит о приличиях? – усмехнулся он. Я молчала. – Стесняешься? – Я ничего не ответила. – Ладно, тогда я начну.
Машина остановилась. Эдвард молча вышел из машины, и открыл дверь с моей стороны, протянув мне руку. Странный он какой-то. Я взяла его за руку, он помог мне выйти. Передо мной вырос мотель. Обычный придорожный мотель, куда приезжают дальнобойщики, туристы и… такие, как мы с Эдвардом.
Мой спутник оставил меня на улице и зашёл в одноэтажное здание. Прошло меньше десяти минут, как он вышел оттуда с ключами. Позвенев ими перед моим носом, взял меня под руку и повёл к нашему, как я поняла, номеру.
- Итак, - сказал он, открывая дверь номера, - меня зовут Эдвард Каллен, и мне тридцать семь лет.
Я прошла в номер. Он был довольно светлым и уютным, нечего сказать. Обычный номер мотеля, который соединит нас с Эдвардом Каленом на одну-единственную ночь. Каллен присел на кровать и приглашающе похлопал по месту рядом с собой. Сняв туфли, я присела на кровать.
- Как ты уже знаешь, у меня есть жена Роуз и сын Джаспер. Роуз тридцать один год, а Джасу двенадцать. Я женился, когда мне было двадцать четыре года, Роуз тогда было восемнадцать. Мы ждали, когда настанет эта дата.
Так Каллен мне рассказал о своих родителях Карлайле и Эсми, которые женились по любви, о том, что он единственный ребёнок в семье, что его отец владеет огромной корпорацией, а Эдвард его наследник. О том, в их роду рождались только мальчики, и все мечтали, чтобы хоть раз родилась девочка.
Сколько мы проговорили, я не знаю, но за окном забрезжил рассвет. Мне было очень обидно, что время так быстро истекло, ведь мы не успели столько всего обсудить. Я привстала и посмотрела в окно. Я была права, солнце начинает вставать. А это значит, что он скоро уйдёт. Навсегда уйдёт из моей жизни.
- Я не хочу уходить… - прошептал Эдвард, обнимая меня за плечи.
- Да, здесь очень уютно, – прикрыв глаза, прошептала я в ответ.
- Нет, я не хочу уходить, потому что мы больше не увидимся. Обстоятельства заставят нас разойтись навсегда…
- Тогда нужно успеть сделать то, зачем мы сюда пришли.
Я сидела к нему спиной, и лишь повернула голову в его сторону. Наши глаза встретились. Чтобы ни произошло дальше, я теперь была уверена в двух вещах точно: во-первых, Эдвард будет самым лучшим и незабываемым мужчиной в моей жизни, а, во-вторых, я… точно влюбилась в него… Навсегда.
- Я не забуду эту ночь… никогда… - Прошептав это, Эдвард обхватил ладонью моё лицо.
Боже, почему у него такие шёлковые губы? Такие мягкие и непослушные волосы, в которых сейчас заплетались мои пальцы, такая бархатистая кожа… Я не могу сказать, что происходило, ведь я была в раю… Я была рядом с ангелом, который целовал меня, моё тело… Мою душу. Нас не прерывали даже звуки сигнализации, мелодии мобильных телефонов, стук в дверь и прочий шум. Мы были сосредоточены друг на друге. Нет, мы растворились друг в друге.
Я будто окунулась в омут с головой и не хотела из него вылезать. Только не вылезать. Остаться там навсегда, на вечность. Мы прижимались друг к другу сильнее, чем это было возможно, нам казалось, что между нами бездна. Крики, заглушающие стоны. Стоны, будоражащие наше сознание. Именно наше, оно было единое. Мне казалось, что мы можем читать мысли друг друга.
И когда конец был так близок, я не выдержала и заплакала. Я не хотела, чтобы эта осенняя ночь когда-либо кончалась. Я не хотела, чтобы когда-нибудь начиналось утро пятнадцатого сентября. Это утро заставляет нас расстаться. Я уже ненавидела этот день. Нет, только не это. Только не жизнь без Эдварда.
Как будто это была последняя ниточка спасения, я прижимала его к себе ближе, цепляясь ногтями за его спину. Эдвард целовал моё заплаканное лицо, слизывая мои слёзы со щёк. Он не спрашивал ничего, он знал, что происходит со мной. Он читал всё в моих глазах, знал, о чём я думаю… Он думал о том же.
Сильные толчки внутри меня, что разливались фонтаном, заставили меня остановить слёзы. Я смотрела в его глаза. Клянусь, он сдерживал слёзы. Ну, где же ты был всё это время? Где тебя, чёрт возьми, носило? Почему именно сейчас? Почему не раньше? Не десять лет назад… Ведь сейчас уже так поздно. Ничего уже не изменить. Ты женат, у тебя прекрасный сын. Ты не бросишь семью, да и я не позволю.
- Может, мы… - начал Эдвард, но я положила палец ему на губы и отрицательно покачала головой.
- Нет. Мы больше не сможем встретится.
- Но почему? – моляще спросил Эдвард.
- У тебя семья, Эдвард. Ты делаешь им больно.
- Я не хочу! Я… я… - На этих словах Эдвард закрыл глаза и сжал зубы.
- И я тебя… - Улыбнувшись, я поцеловала его в лоб. – Нам пора…
Я опять посмотрела в окно. Солнце уже освещало наш город, наш мотель и нас. Это беспощадное солнце, которое не давало нам провести ещё время вместе. Одеваясь, я отказалась, чтобы Эдвард отвёз меня домой. Будет ещё сложнее. Я поймала такси.
Эта ночь была самой счастливой в моей жизни, я знаю это точно. Мы с Эдвардом были созданы друг для друга, но обстоятельства решили всё за нас. Через две недели я узнала, что беременна. Всё указывало на то, что нам нужно было встретиться, но я нарочно старалась отгонять эти мысли от себя.
Через тридцать восемь недель у меня родилась девочка, та самая девочка, о которой так мечтал род Калленов. Она родилась у них, первая девочка в роду. Самая красивая, какой только мог быть ребёнок.
Я никогда не забывала Эдварда Каллена, потому что именно он подарил мне ту ночь, смог меня осчастливить… Научил меня любить. Многие скажут - что может человек сделать для другого за одну ночь? Чёрт побери вас! Он сделал для меня за одну ночь то, что многие не могли для меня сделать годами! Он подарил мне дочь. Мою Реми. Нашу Реми.
На прикроватных часах было четыре часа ночи. Мне через два часа вставать, поэтому нужно было хоть как-то поспать, хоть чуть-чуть. Я сходила ещё раз проверить Ренесми. Она мирно сопела в своей кроватке.
Только моя голова коснулась подушки, как зазвенел мобильный телефон. Боже мой, кто может звонить в четыре часа ночи? Кому там не спится? Быстро схватив телефон, я посмотрела на экран. Странно, номер был совершенно незнаком.
- Алло? – В телефоне тишина. – Алло! Говорите. – Опять тишина. – Алло. Вас не слышно.
- Белла? – тихо спросил до боли знакомый голос.
Выдохнув, я с улыбкой закрыла глаза.
- Эдвард…
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.