Зло, которое нельзя забыть, и Любовь, которую невозможно спрятать. 8

Гет — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчиной и женщиной
Заколдованное королевство

Пэйринг и персонажи:
Амброзий/Азкаделлия, Амброзий, Ди Джи, Азкаделлия
Рейтинг:
R
Жанры:
Романтика, Ангст, Драма, Фэнтези
Размер:
планируется Мини, написана 41 страница, 8 частей
Статус:
в процессе

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
Её телом владела ведьма. Он ненавидел её, она страдала, не владея собой. Но что делать, когда все закончилось и она свободна от плена? Что делать, если одна часть тебя не может забыть, а другая начинает любить?

Посвящение:
Посвящается всем тем, кто знает и помнит этот прекрасный мини-сериал. А так же тем, кто после прочтения, возможно захочет его посмотреть.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Я надеюсь этот фанфик принесет только приятные эмоции, не смотря на то, что я довольно неопытный автор)) Вдохновили песни: Epic pop - Shoulda Known и Avril Lavigne - How You Remind Me.

Возвращение

17 октября 2018, 23:09
Надежда?

Что это такое? Призрачное чувство возможной победы? Ложь, придуманная мозгом для самоуспокоения? Загадка. Иногда эта загадка помогает нам преодолеть самые сложные испытания, а иногда именно она добивает нас своим исчезновением. Какая именно из этих надежд одолевала сердце Азкаделлии, она не знала. Знала только то, что надежда есть, и ей этого было достаточно.

Азкаделлия вглядывалась в мелькающие пейзажи сквозь оконное стекло машины. Она была рада, ведь скоро она наконец-то будет дома, увидит маму, Ахамо, Ди-джи. Она была правда рада, но чувство теплой грусти тоже не покидало ее. Она не хотела, чтобы их приключение закончилось, только не тогда, когда ей наконец удалось установить связь с Амброзием. Да, она была хрупкая и тонкая, как нить, но все же это связь.

Погода стояла прекрасная, такого солнечного дня Аз уже давно не помнит. Конечно, после её возвращения солнце практически постоянно освещало ОЗ, но именно этот день казался ей необыкновенно солнечным. Как будто сама природа говорит ей: «Не потеряй эту надежду! Скоро все будет хорошо!»

От таких мыслей Азкаделлия улыбнулась. Всё-таки не важно в лесу ли они или в замке, пока Азкаделлия верит, она сможет все наладить. Аз знала, что ей помогут: Королева, Ди-джи, Ахамо — все они любят её так же сильно, как и она их. Как же она соскучилась! Ей нужно столько рассказать Ди. Хоть ее и не было дома несколько дней, но новости были, и они важны как никогда.

Азкаделлия не смотрела на Амброзия, но она знала, что он тоже рад возвращению. Она все вспоминала его улыбку. Она понимала, что скорее всего она не была предназначена ей. Может он просто вспомнил что-то веселое и смотрел, наверно, не на нее, а куда-то сквозь. Но она будет надеется, что это все-таки было для нее, и слова Леоны имеют долю истины. И где все ее пессимистичные мысли? Где испуг, страх, растерянность? Все же надежда это очень сильная вещь, способная преобразить тебя и твой образ мыслей до неузнаваемости за секунды.

Из-за такого быстрого потока разных мыслей, Азкаделлия не заметила, как замок уже показался над верхушками деревьев. А это значит, что ехать им осталось минут 10-15. Она посмотрела на советника. Лицо его было повёрнуто в сторону окна, а голова упиралась виском в стекло. Он сидел крайне неподвижно, что напрягло Аз, и она взяла его за плечо, чтобы немного развернуть его к себе.

Какого же было ее изумление, когда она поняла, что Амброзий всего-навсего заснул. Он был похож на беззащитного ребенка: лицо его было расслаблено, губы немного приоткрыты, а уголки рта были немного приподняты. Видно, ему снится что-то приятное.

Азкаделлия улыбнулась. Она увидела и такую его сторону, когда он не сдвигает брови и не поджимает губы, стараясь сдержать грубости в ее сторону. Мужчина выглядел таким, каким он обычно бывает со своими друзьями, и то, что сейчас Азкаделлия может лично наблюдать за этим милым зрелищем, делало ее невероятно счастливой.

Как бы ей хотелось, чтобы она видела такое выражение его лица не только пока он спит, но Аз понимала, что если это и случиться, то ещё очень не скоро. Она и сама не понимала, что движет ей в данный момент и что конкретно помогло ей побороть свой страх и свою депрессию всего за пару дней. Но чтобы или кто бы это ни был, она этому благодарна.

Вот наконец они остановились. Азкаделлия нежно потрясла Амброзия за плечо:

— Амброзий, мы приехали. Амброзий!

— Мм?.. — протянул советник.

— Мы уже у замка.

— Понятно.

Мужчина вяло потянулся на сидении и открыл дверь. Выйдя из машины, он придержал дверь, пока Азкаделлия не выйдет. Как галантно, но это лишь формальность.

У дверей их уже ждала Ди Джи. Она вся дрожала от радости, будто ее сестра и друг вернулись живыми из логова людоеда. Судя по всему, девушка стояла у дверей в ожидании ни один час. Увидев их у машины, она быстро подбежала к близким, обняв сначала Аз, а потом Амброзия.

— Как я рада! Наконец-то вы дома! — говорила девушка, лучезарно улыбаясь своей несравненной улыбкой. — У вас все хорошо? Вы ничего не повредили в аварии? А где вы ночевали?

— Ахах. Ди, не все сразу, мы только приехали! — улыбнулась ей в ответ Азкаделлия.

— Ой, прости! Просто я очень взбудоражена.

— Это заметно. — сказал молчавший все это время Амброзий, усмехнувшись.

— Ой-ой-ой, смешно. — Ди Джи скорчила перед ним рожицу.

— Конечно, смешно. Ты же как дитя. — мужчина засмеялся.

— Ну тебя! Нет, чтобы сказать «Я тоже рад тебя видеть!», так, нет, ты меня передразниваешь. — наигранно надулась девушка.

— Да ладно вам. — сказала Азкаделлия. — Вы что, и в правду, дети малые? Пойдёмте уже внутрь!

Они зашли в замок. Ди Джи сказала им, что Королева ждёт их у себя в кабинете, а ей самой нужно помочь Кейну в его деле. Амброзий был явно немного расстроен тем, что Ди Джи ушла, как заметила по нему Аз. Сама же она поскорее хотела встретиться с мамой, ведь она очень соскучилась. Советник пошел с ней, ему тоже надо было доложить обо всем, что произошло за эти два дня, хотя, судя по его лицу, он бы скорее предпочел доложить обо всем своей подушке и кровати.

Поднявшись в кабинет Королевы, Азкаделлия посмотрела ещё раз на советника. Он выглядел очень измотано, но, несмотря на это, взгляд его был очень живым и собранным. Конечно, Амброзий заметил, что девушка на него поглядывает, но, видно, он слишком устал, чтобы реагировать на это.

Аз, развернувшись в сторону двери, легонько постучала и приоткрыла ее. Войдя в кабинет, она увидела маму, стоящую около своего стола, выжидающе смотря на настенные часы. Поняв, что в комнату вошли, она отвлеклась от созерцания циферблата и повернулась в сторону Азкаделлии и Амброзия.

Радостно улыбнувшись, да так, что даже казалось лавандовый цвет ее глаз стал ещё намного ярким и глубоким, Королева подошла к Аз и, приобняв ее за плечи, сказала:

— Как я рада видеть тебя невредимой! Надеюсь, эти два дня после аварии прошли без происшествий.

— Я тоже рада тебя видеть, мама. — произнесла Азкаделлия. — Да, все было хорошо.

— Амброзий, — Королева повернула голову к мужчине, — я не знаю, как тебя благодарить за то, что ты позаботился о моей дочери!

— Это был мой долг, Ваше Высочество. — поклонился головой тот.

— И все же я очень рада, что вы оба в полном порядке. Амброзий, я думаю, тебе стоит отдохнуть после такого путешествия, а доклад сделаешь завтра.
Можешь пока идти.

— - Спасибо, Королева. — сказал тот и, ещё раз откланявшись, вышел из кабинета.

— Девочка моя, — проговорила женщина, поглаживая дочь по голове, слегка поправляя ее черные гладкие волосы, — как же я рада, что вы вернулись! Надеюсь между вами ничего не произошло? Знаю, вопрос странный, но я же знаю какие у вас непростые взаимоотношения.

— Да, мама, ты права, вопрос и правда странный. — слегка улыбнулась Аз. — Но не волнуйся, ничего не произошло.

— Вот и хорошо. — Королева отошла в сторону своего стола. — Ох, я хотела, чтобы ты проехалась по деревне, поговорила, сблизилась с народом. Если бы я только знала, что может случиться…

— Мам, — Азкаделлия обняла мать со спины, — перестань. Ты не могла ничего предвидеть. Тем более задача была выполнена, я пообщалась с народом. Даже завела приятельские отношения с одной крестьянкой. Очень приятной женщиной.

— Да? — спросила женщина. — Рада это слышать. Ой, ты, наверно, устала после дороги, да и потом Ди Джи так хотела тебя увидеть. Сейчас, знаю, она с Кейном, но после обязательно заглянет к тебе. Так что ступай, отдохни.

— Хорошо, мам.

Азкаделлия вышла из кабинета, оставив мать так и стоять у стола. Видно, произошедшие события она восприняла на свой счёт, и Аз не знала, как ее, а этом переубедить.

Зашагав по ступенькам башни, Азкаделлия задумчиво вслушивалась в ритмичный стук каблуков. Голова была пуста, а глаза просто смотрели, как ноги будто в танце поднимают ее выше и выше по лестнице. Зайдя в свою комнату, тело словно сделало выдох после столь насыщенных дней за пределами замка. Весь ее энтузиазм по поводу приезда улетучился и хотелось лишь сесть и, расслабившись, наблюдать за частичками пыли в воздухе, освещаемые лучами солнца.

Но Аз отказалась от такой заманчивой идею в пользу переодевания. Ведь вещи, хоть и были ей подарены, всё-таки чужие, а сейчас хотелось одеть что-то, что пахнет так знакомо — домом.

Одев лёгкий комбинезон из струящейся тёмно-синей ткани, который она не надевала очень давно, Азкаделлия расчесала свои волосы и взглянула в окно: солнце ещё было в зените, но уже скоро начнёт спускаться к горизонту; на небе немного облаков, а с деревьями играл небольшой ветер — всё было спокойно. Взяв со стола толстый «кирпичик» ее любимого автора, девушка села на кровать и окунулась в мир черных букв и тонких страниц.

Через час в дверь тихо постучались, Азкаделлия моментально подумала, что это Ди Джи и была близка к правде — в дверь постучала служанка и сказала, что младшая принцесса ждёт ее внизу в центральном зале.

Поблагодарив служанку, Азкаделлия спустилась туда, куда ее позвали, и увидела, как Ди Джи разговаривает с Кейном. Аз думала подождать в другом месте, но потом заметила, что их разговор почти закончен, и, подождав пока Кейн, попрощавшись, вышел из зала, подошла к сестре.

— Ой, ну вот ты где! — воскликнула Ди, когда обернулась на звук шагов. — Теперь мы можем поговорить, а то Кейн завалил меня делами, что даже не смогла тебя нормально расспросить, когда вы приехали.

Они подошли к небольшой комнате, в которой был всего лишь диван и стол и несколько сервантов. Это была небольшая разговорная комната, для тех, кто во время приемов решит поговорить наедине или просто отдохнуть от шума гостей.

Сев на диван, Ди Джи взбудоражено повернулась к сестре:

— Ну, рассказывай. Что у вас было за эти пару дней?

— - В каком смысле «у вас было»? — немного взволновано спросила Аз.

— В смысле? — недоуменно посмотрела Ди. — Я спрашиваю, как вы провели все это время. Наверно, было очень трудно. Куда вы пошли после аварию.

Сдавленно выдохнув, мысленно коря себя за глупость, Азкаделлия рассказала сестре все, что та пожелала узнать. Единственное, что она немного утаила — это ревность, которую Аз поначалу испытывала к Леоне, сказав, что выпила тогда результате небольшого нервного срыва.

Выслушав всю историю, Ди Джи помолчала минуту и немного нерешительно спросила:

— Это всё?

— Да, а что такое? — удивилась Азкаделлия.

— А, да ничего. — Ди Джи замахала перед собой руками. — Забудь, просто показалось.

— Давай говори уже, раз начала.

— Ну, просто, мне показалось, что в ваших отношениях с Глюком, что-то поменялось, очень мало, но все же. Вот я и подумала, что может это из-за того, что что-то случилось за эти пару дней.

— Как ты могла заметить какие-то изменения, если видела нас сегодня всего минут 5, мы даже не говорили с ним.

— Знаю-знаю, — кивнула девушка, — но я просто почувствовала что-то. Раньше было между вами какое-то душащее напряжение, а когда вы приехали оно стало очень незаметным. Глюк выглядел очень расслаблено, хотя раньше, когда он был с тобой, он чуть ли не кулаки сжимал.

— Он просто был очень уставшим. — отвела взгляд Азкаделлия. — Поверь, пару дней наедине не изменят положение между нами так сильно.

— Как знать.

— А ты видела его после? — немного взволновано спросила Аз.

— Нет, думаю он в своей комнате, отдыхает.

— Да, скорее всего.

Неожиданно раздались шаги в зале. Две сестры резко вздрогнули и обернулись к дверному проходу, который из-за открытой двери позволял увидеть переднюю часть зала.

Это был Амброзий.

«Лёгок на помине!» — подумалось Азкаделлии.
Мужчина расслабленной походкой шел по залу, зарываясь одной рукой себе в волосы, тем самым убирая мешающие пряди. Аз поразилась тому, как непослушные на вид волосы легко проскользнули между пальцами. Лицо его было спокойно, было видно, что этот последний час он провел во владениях Морфея, и это явно пошло ему на пользу.

Проходя мимо комнаты, в которой были Аз и Ди Джи, он мельком взглянул в их сторону. Прищурившись, Амброзий лишь ненадолго замер и уже собрался пройти мимо, как его окликнула Ди:

— Глюк! — махнула она ему рукой, как бы приглашая к ним. — Иди сюда, мы как раз о тебе говорили.

Набрав в лёгкие воздух, Азкаделлия приподнялась на месте и поправила одежду. Проведя взглядом линию через пол, она посмотрела на Амброзия. Тот смотрел на её сестру, пока переступал порог комнаты, и лучезарно улыбался так, что Аз невольно почувствовала укол ревности, но тут же подавила ее. Не хватало ещё злиться на родную сестру, пусть и не специально, но все же.

— Говорили обо мне? — шутливо произнес мужчина. — Надеюсь, только хорошее.

— Конечно, если уж перемывать кости, то только самой чистой водой. — улыбнулась Ди Джи. — Смотрю, тебе удалось отдохнуть. Хоть круги под глазами исчезли.

— Да уж, эти несколько дней выжали из меня почти все соки. — сказал Глюк и посмотрел в глаза Азкаделлии, но через несколько минут сново посмотрел на подругу.

Аз еле улавливала суть их разговора. После его фразы, перед глазами снова стали всплывать события минувших дней. Тот старый дом, таверна, Леона, ее пьяные выходки, ночь в одной постели, улыбка, которой он ее одарил — все это вновь и вновь сводило приятной судорогой сердце девушки. Но, по-видимому, она слишком глубоко ушла в себя, что не заметила, как младшая сестра теребит ее за плечо.

— Аз, ты чего? О чем задумалась?

Ноль реакции.

— Азкаделлия.

Тут она резко вздрогнула и подняла голову. Звуки его голоса приятными волнами разлились по ее телу, порождая море мурашек. Ей не послышалось? Он. Назвал. Её. По. Имени? Мозг отказывался фильтровать эту информацию и лишь зациклил, как пьяное радио, ее имя, произнесённое им.

Он смотрел прямо ей в глаза. Разумеется, с раздражением, но Аз не увидела там чего-то ещё, чего-то, что было совсем недавно. Ненависти? Не было того льда, что сковывал ее при одном лишь его взгляде. Неужели Ди Джи была права и что-то всё-таки изменилось? Ох, как бы ей хотелось верить! Но ведь глаза ей не врут?

— Азкаделлия, — и снова этот разряд в ее теле, — все хорошо?

Девушка мельком посмотрела на сестру, которая, видно, тоже была в небольшом шоке, и лишь кивнула, сглотнув. Ладно, будем считать это хорошим знаком.

Выдохнув, Азкаделлия слегка встряхнула волосами. Все же она приняла решение, что больше не будет прятаться. Вздернув голову, девушка ответила с лёгкой улыбкой:

— Да, все хорошо, просто задумалась.

— Не пугай так. — произнесла наконец Ди Джи.

— Не буду. В следующий раз, я обязательно тебя предупрежу… — она посмотрела на мужчину, — и тебя тоже.

Тот лишь вздрогнул уголками губ, но тут же приобрел серьезное выражение лица.

— Кстати, — сказала Ди, — а куда ты шел, Глюк?

— Меня позвал Кейн, говорит есть дело.

— Странно, мне он то же самое сказал. Мы договорились встретиться, но зачем он так толком и не объяснил.

— Зато объяснил мне. — Аз и Ди Джи посмотрели на Амброзия. — По городу прошел слух, что готовится нападение.

— На кого? — спросила Аз.

Тот серьезно посмотрел на нее и в его взгляде читалось малозаметное беспокойство.

— На тебя.