Как сложно жить... в космосе. 363

AlexGridz автор
Гет — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчиной и женщиной
Ориджиналы

Рейтинг:
NC-17
Размер:
Макси, 259 страниц, 46 частей
Статус:
закончен
Метки: Повествование от первого лица Попаданчество Секс с использованием посторонних предметов Фантастика

Награды от читателей:
 
Описание:
У всех попаданцы/убиванцы/не засранцы всё могут и всех могут. А что будет, если обычный в общем-то человек, простой сисадмин, попадёт в тело дройда на брошенный поврежденный космический корабль, и не на какой-то там звёздный разрушитель, а скажем, на аппарат производства содружества Земли образца всего-то XXII века.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Перечитав всяческой хортятины, бергятины и другой литературы на EVE подобную тему, а так же Сворма с его троллингом ДДГ и Ко, Суворова с его РБ-18 и других творителей реальностей, решил и я насрать, так сказать, на чистые странички.

Пишется только в свободное время и под настроение. выход прод нерегулярный и зачастую только после гугления и прочтения статей на тему "и таки как они это сделали, шо оно ещё и работает".

ЧАСТЬ 0 In the beginning

11 декабря 2016, 07:32
      Кто-бы мог подумать, что простой выезд на майские за город на шашлык может так страшно закончится. А всё началось весьма стандартно, звонок Стаса вырвал меня из трудовых будней. - Привет, гроза мышки и клавиатуры! У меня тут к тебе дело есть, комп собрать надо — повисла легкая пауза. — А, повелся! Знаю я твою нелюбовь друзьям компы собирать! - подколол друг.       Да, давняя привычка делать дела добросовестно не давала мне халтурить в вопросах помощи друзьям, на работе же давно и целиком всем правила её величество «жаба», какое там «моральное устаревание», «гарантийная наработка на отказ» - техника есть — есть, работает — работает — всё, не меняем. Единственный способ для техники утилизироваться — сдохнуть физически, что она временами с блеском и демонстрировала. Единственным спасением была она, её величество Ubuntu, позволявшая почти безболезненно мигрировать с железки на железку при смерти очередной вариации на тему компьютера 6-8-ми летней старости. - Я тебя чего дергаю. — продолжил Стас. — Число какое нынче помнишь? Вот, пора, пора размять кости и встретить день победы как положено старым пиджакам, у костерка, под сто грамм и гитару. В общем на нашем обычном месте, ждём тебя во плоти. - Всем меня во плоти надо, начальству, тебе. Чем вас вайбер или почта не устраивает? А шашлык лучше в шашлычной взять. Марат прекрасно готовит. — пробурчал я — И ехать никуда не надо, прям у метро. - Нет, ты неисправим! Когда крайний раз из кресла вставал, пробежку делал? Забыл? - начал заводиться Станислав. - Так я напомню — в армии! И то потом прапор тебя отмазал на весь срок, чтобы ты им сисадминил в части. Только на построениях тебя и видели! В общем я, Шурик и Сергей ждем тебя.       Итогом не столь уж и долгих уговоров стал вариант, что выехать лучше вечерочком пятницы, сразу после работы, чтобы успеть покинуть мегаполис до дачников и толпы «понаехов», спешащих к семье аж на целых три выходных дня. Да и сто грамм лучше пропустить два раза, в день, а точнее всё-же ночь приезда и на следующий, оставив всё воскресенье на проветривание, иначе и так-то злые Рязанские продавцы полосатых палочек мало того что оставят без денег, так ещё и в пешехода превратят. Запросто. А стать сисадмину/эникейщику безлошадным — это врагу не пожелаешь, сразу производительность труда и зарплата упадут на печальные величины.       Поскольку к своим тридцати пяти разродиться детьми и супругой как-то не вышло, а очередная претендентка на роль супружницы поняла всю бесперспективность своих потуг и покинула мою юдоль скорби, сборы вышли не долгими. Самое необходимое, в виде рюкзака, спиннинга (а вдруг, всё равно на речку выезжаем) и фляжки с домашней ягодной настойкой переехало в машину, и вечером пятницы, отстояв на МКАД и выезде из города более шести часов, вырвался на трассу. Настроение, испорченное суровой толкотнёй в пробке, шашечниками и обочечниками быстро исправлялось в ночной темноте, в арифметической прогрессии выстаивая шкалу от «поубивал бы гадов» до «красота то какая, лепота». Сухая чёткая полоса асфальта убегала в даль, скорость постепенно росла и после Рязани вышла на психологически комфортную и убаюкивающую. Второй час ночи ознаменовался уже явным выпадением в сон, двоением полос разметки, но оставалось в принципе не много, только потерпеть ещё километров тридцать...       В себя меня привёл суровый рёв клаксона, звучащий иерихонской трубой в мозгу, но единственное что я успел заметить влетая на рассыпанную на мосту землю — это металлический парапет моста, сминаемый капотом и стремительно приближающуюся черноту речной глади. Ремень больно впился в грудь, выбив воздух из лёгких, очки улетели в неизвестном направлении, а подушка сурово приласкала по лицу, вызвав дезориентацию. Ворвавшаяся в салон вода обожгла холодом тело, заставила хаотично дергать замок ремня, который почему-то не хотел слушаться. Машина резко провалилась на глубину, ремень наконец выскочил из замка и я, подталкиваемый воздушным пузырём, устремился в открытое окно. Но судьба решила иначе. Сброшенный с плеча ремень успел обвить ногу и больше тонны веса повлекли меня на глубину. Воздух в лёгких, и так не самый чистый и напитанный пороховыми газами, жег лёгкие. В глазах потемнело и мозг успел сформировать только одну мысль — как-же глупо было так убиться.