Три стрелы +88

Смешанная направленность — несколько равнозначных романтических линий (гет, слэш, фемслэш)
Риордан Рик «Перси Джексон и Олимпийцы», Риордан Рик «Герои Олимпа», Риордан Рик «Испытания Аполлона» (кроссовер)

Основные персонажи:
Нико ди Анджело, Уилл Солас, Нико ди Анджело, Уилл Солас, Нико ди Анджело, Уилл Солас
Пэйринг:
Нико ди Анджело/Уилл Солас, Перси Джексон/Аннабет Чейз, Джейсон Грейс/Пайпер Маклин; Джейсон Грейс/Дрю Танака, Перси Джексон/Нико ди Анджело
Рейтинг:
PG-13
Жанры:
Романтика, Ангст, Юмор, Флафф, Hurt/comfort, ER (Established Relationship)
Предупреждения:
Элементы гета, Элементы слэша
Размер:
Мини, 9 страниц, 1 часть
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
Всё пошло наперекосяк, когда Джейсон ушёл от Пайпер.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
13 декабря 2016, 13:25
Всё было хорошо.
Войны отгремели, Лагерь наслаждался мирной жизнью, друзья Уилла были лучшими друзьями в мире, а уж про его парня и говорить нечего — он сам иной раз поражался тому, что сумел заполучить Нико ди Анджело, того самого Нико ди Анджело, на которого запал ещё в тринадцать лет (причём в самый неподходящий для этого момент — в разгар Битвы на Манхэттэне).
Не было никаких зловещих пророчеств, никаких роковых происшествий, никаких подозрительных угроз. Боги и чудовища не то взяли отпуск, не то дружно перешли на сторону добра (или лени). Вообще ничего плохого не случалось.
Ну, то есть, кое-что произошло, но Уилла это никак не касалось. При чём тут он к тому, что Джейсон Грейс бросил свою девушку Пайпер, в которую вроде как был без памяти влюблён, и ушёл к Дрю Танаке?
Можно было бы наслаждаться жизнью и дальше. Тренировать новичков, ходить на свидания и сочувственно улыбаться Пайпер, которая в любом случае наверняка быстро нашла бы себе парня.
Вот только Уилл хорошо знал Дрю. А ещё он хорошо знал себя и понимал, что остаться в стороне всё равно не сможет.
Так что он, может быть, и вздохнул про себя, но не удивился, обнаружив, что входит в домик Афродиты.
Дрю, должно быть, почувствовала его взгляд спиной; или, может быть, увидела его в зеркале — Уилл никаких зеркал около неё не заметил, но это же был домик Афродиты.
— Привет. — Она улыбнулась с долей снисходительного флирта; для неё это было чем-то вроде благотворительности. — Что привело?
Уилл вздохнул.
— Дрю. Я заметил, что пару недель назад ты приходила на стрельбище потренироваться.
Дрю поднялась и развернулась к нему лицом, опустив смуглые руки на бёдра.
— Да, походила пару дней. Решила, что это не моё. А что такое? Кто-то потерял серёжку? Мои все заговорены, но спасибо.
— А ещё пару недель назад у тебя был день рождения.
— Мм, — задумчиво протянула Дрю. — Но ты ведь не размышлял всё это время над подарком, так? Говори прямо, Уилл.
— Я знаю, что ты получила на день рождения, — выпалил Уилл. — Знаю, почему Джейсон ушёл от Пайпер.
Дрю картинно вздохнула, не преминув закатить глаза.
— Ну да. Мамочка подарила мне пару стрел Эроса. Почему ты такой сердитый?
— Почему? — Уилл скрестил руки на груди. — Дрю, даже для тебя это слишком! Это насилие над личностью!
Дрю выгнула тонкую бровь.
— Полегче, приятель, — миролюбиво произнесла она. — Это работа моего дядюшки. Хочешь сказать могущественному греческому богу, что он отвечает за насилие над личностью?
— Дрю, Джейсон и Пайпер — идеальная пара! Эрос не стал бы их разлучать!
— Вот что, Уилл, — Дрю терпеливо улыбнулась, — вижу, ты кое-чего не знаешь. Эти стрелы не могут создать чувство из ничего. Они лишь позволяют разгореться тому, что уже есть. Если бы Джейсон ничего ко мне не чувствовал, стрела бы ничего не изменила.
— Если так, отмени всё, — решительно ответил Уилл. — Ты сама сказала, что тебе подарили "пару стрел"; отпусти Джейсона, и, если у него действительно к тебе чувства, он вернётся.
Дрю снова улыбнулась.
— Я этого не сделаю.
— Тогда, — Уилл выпрямился, — я расскажу обо всём Пайпер.
— Нет, не расскажешь.
— Почему это?
Новая улыбка Дрю Уиллу не понравилась; не то чтобы ему так уж нравились предыдущие.
— Ты сам сказал, что у меня ещё есть стрелы. Разве ты не боишься никого потерять?
Вздрогнув, Уилл сделал шаг назад.
— Я не… Если то, что ты сказала о стрелах — правда, Нико меня не бросит, даже если ты в него выстрелишь!
— Ах, как это трогательно! — Дрю всплеснула руками. — Уилл, милый Уилл, кажется, ты думаешь, что твой парень действительно тебя любит! Но поверь мне: он бросит тебя, даже если я не буду в него стрелять.
— Ты сама не знаешь, о чём говоришь! — воскликнул Уилл, чувствуя, как к горлу подступает ужас. С чего бы ему быть уверенным в чувствах Нико? Тот ведь даже никогда не говорил ему…
Дрю опустила голову, глядя в пол.
— Может быть, — признала она. — Что ж, дай мне немного времени, ладно? До завтра. Завтра обсудим всё снова, и если захочешь, можешь рассказать всё Пайпер. Всего один день.
Её интонация была какой-то странной, но одно Уилл знал точно: она не использовала на нём силу своего голоса.
Что могло случиться за один день? Пусть попрощается с Джейсоном. Уилл не сомневался, что, когда морок рассеется, Джейсон выберет Пайпер.
Как оказалось, он не так уж и хорошо знал Дрю.

С утра у Уилла на Дрю времени не было; погода выдалась чудесная, и сразу после завтрака Нико утащил его на озеро кататься на каноэ. Он даже забыл, что происходит что-то за гранью их совершенного мирка, и был здорово сбит с толку, когда по возвращении они натолкнулись на взволнованных Дэмиена и Кьяру.
— Что-то случилось? — встревоженно спросил Нико.
— Это же не из-за того, что мы улизнули с тренировки, а? — пошутил Уилл.
— Ха-ха, — кисло ответила Кьяра. — Перси ушёл от Аннабет!
Уилл так и застыл на месте. Дэмиен с Кьярой прошли мимо, Нико озадаченно повернулся к нему, а Уилл не мог заставить себя пошевелиться.
Вот что сделала Дрю.
Она угрожала разрушить его отношения с Нико, даже не стреляя в одного из них; она просто влюбила Перси в Нико и уверена, что Нико ответит ему взаимностью. Что он не забыл былые чувства, а просто скрывает их.
Что если она права? Она ведь дочь Афродиты! Она видит чужие чувства! Ведь она поняла, что сумеет увести Перси от Аннабет — Уилл бы на это не поставил!
— Странно всё это, — заметил Нико.
— А? — не сразу услышал его Уилл. — Ты о чём?
— Ну, — Нико взмахнул рукой, — сначала Джейсон, теперь Перси. Думаешь, не странно?
Уилл прикусил губу. И правда, о чём думала Дрю? Распались две пары, чьи отношения были одними из самых прочных. Перси и Аннабет вместе прошли Тартар! Только лишь Джейсон — это одно, но теперь Дрю точно заподозрят… и что тогда?
Наверное, она сумеет это объяснить. Скажет, что Перси последовал примеру друга, не побоявшегося поменять свою жизнь… Может быть, Перси и сам это скажет.
А может, она всё-таки не в Нико его влюбила? Может, она просто показывает Уиллу свою силу? Пытается его запугать?
Он покачал головой. Дрю не пыталась. Она делала.
— Эй, ты чего? — Нико пихнул его плечом. — Надумал взять с них пример и меня бросить? — Вопрос был задан шутливо, но в голосе Нико звучало напряжение.
Уилл не стал отвечать. Просто развернулся и с чувством поцеловал Нико, пытаясь вложить в этот поцелуй всё.

Они не успели даже дойти до обеденного павильона; на полпути они встретили Перси, одарившего Уилла убийственным взглядом и заступившего им дорогу.
— Перси? — обеспокоенно спросил Нико. — У тебя всё в порядке?
— Мне нужно с тобой поговорить, — выпалил Перси.
Уилл поверить не мог, что это происходит на самом деле. Дело было в Перси, или это стрелы Эроса заставляли своих жертв нестись напролом, лишая способности выжидать и понимания элементарных правил приличия?
Ничего не подозревавший Нико нахмурился, и Уилл невольно задался вопросом: а что подумал Нико в первые секунды после того, как услышал новость? То есть да, вслух он заговорил о странностях происходящего, но про себя не понадеялся ли, что Перси теперь достанется ему?
Может быть, целуя Уилла минуту назад, он тоже думал о том, что поцелуй может оказаться прощальным?
— Эм, ладно, — пробормотал Нико и повернулся к Уиллу. — Встретимся за обедом, ладно?
— Да, конечно, — бодро произнёс Уилл. — Ладно. Отлично. Прекрасно. Я тебя жду.
Нико странно на него посмотрел, и Уилл торопливо отвернулся и как можно скорее зашагал прочь, пытаясь не думать о том, заготовил ли Перси какую-то речь, или, может быть, они просто целуются прямо сейчас.
Он понял, что какое-то время почти бежал, ничего не видя и не разбирая дороги, только когда его ноги вдруг сами по себе остановились и он услышал знакомый насмешливый голос:
— Ну как? Понравилось?
Моргнув, он обнаружил, что оказался у домика Афродиты. Дрю, ослепительно улыбаясь, стояла на крыльце, подпиливая ногти.
— Почему? — выдохнул Уилл.
Её улыбка растаяла.
— Почему? — мрачно переспросила она. — Ты пришёл ко мне с угрозами. Я тебя не трогала, но ты решил, что без тебя никак. Вот и пожалуйста. Получай.
Уилл покачал головой.
— Поверить не могу, что ты дочь Афродиты, — сказал он. — У тебя сердца нет.
Рука Дрю с пилкой дёрнулась, и она зашипела, глядя на подпорченный ноготь.
— На твоём месте я бы была повежливее, — сухо заметила она.
— Неужели? — Уилл скрестил руки на груди. — Я должен умолять тебя снова влюбить Перси в Аннабет? Или, может быть, Нико в меня?
— Почему бы и нет? — миролюбиво спросила Дрю.
Уилл сжал кулаки, подавляя желание схватить её за плечи и затрясти.
— А почему бы мне вместо этого не пойти к Хирону? Не рассказать Пайпер и Аннабет — всем? Ты вообще представляешь, что тогда будет? Ты зарвалась, Дрю!
Сунув пилку в задний карман джинсов, Дрю сложила руки на груди и снова улыбнулась — мягко и терпеливо. Издевательски. Высокомерно.
— Ах, Уилл, — сказала она. — Видишь ли, дело в том, что в подарок я получила три стрелы. И две я уже потратила; осталась одна. Возможно, у меня были планы на то, что с ней сделать, но… — Она прижала ладони к груди. — Ты был так убедителен! Я чувствую, что поступила нехорошо. Знаешь что? Я не могу доверить себе принять такое важное решение! Ты скажешь мне, в кого выпустить последнюю стрелу. И я приму любое твоё решение, совершенно любое. Ты, Уилл, всегда был для меня образцом! Так… что мне сделать со стрелой?
— Воткни её себе в горло! — крикнул Уилл и бросился прочь. До него донёсся оклик Дрю:
— Я не тороплю тебя! Подумай как следует!

— Вот ты где.
Уилл полдня просидел на складе в Большом доме. Ни от кого и ни от чего он не прятался; просто нужно было провести инвентаризацию медицинских принадлежностей.
Правда, продвигалась инвентаризация не то чтобы успешно. Кажется, большую часть времени он провёл, сидя на полу и невидящим взглядом смотря сквозь упаковку бинтов.
И, может быть, думая о том, что ответить Дрю. Он не сомневался, что Дрю сделает всё, как он скажет; тогда они будут на одной стороне. Можно было потребовать себе хоть сердце Мишель Обамы.
И он должен был решить, кому из своих друзей вынести приговор — Аннабет и Перси (а заодно и себе) или Пайпер и Джейсону. И мог ли он доверять себе, если ему казалось, что Перси и Аннабет — идеальная пара, когда это был тот ответ, который был выгоден ему самому?
А теперь Нико нашёл его, и от чего бы он ни не прятался, время вышло. Пришла пора правды.
— Эм, да, — сказал он, откладывая бинты. — Я здесь. — Нико нахмурился, скрестив руки на груди, и он, кашлянув, добавил: — Инвентаризация.
— И ты не позвал меня? — Уилл передёрнул плечами, и Нико тяжело вздохнул. — Ладно, ты не представляешь, что сказал мне Перси.
— Хм.
— Даже не попытаешься угадать? — Уилл снова повёл плечами, и Нико наклонился, пытаясь заглянуть ему в глаза. — Эй, да что с тобой? — обеспокоенно спросил он.
— Ничего, — торопливо заверил Уилл. — Так что сказал Перси?
— Он сказал, — Нико выдержал паузу, наверное, чтобы дать сердцу Уилла возможность осознать, что сейчас оно разобьётся, — что ушёл от Аннабет из-за меня!
— О. — Уилл сам понятия не имел, какую эмоцию пытался вложить в это междометие. — Поздравляю.
— Предста… что? О чём ты?
Уилл вяло взмахнул руками.
— Ну… разве не с чем?
Нико отступил на шаг, и Уилл нашёл в себе смелость поднять голову и посмотреть ему в глаза. Нико выглядел так, словно складывал вместе два и два, а результат ему совершенно не нравился.
— Ты не удивлён, — выговорил он наконец.
Уилл отвёл взгляд.
— Несложно было догадаться.
— Что?! Ты шутишь?
Уилл открыл было рот для ответа, но, передумав, отмахнулся:
— А, неважно.
А Нико всё ещё смотрел на него странным пытающимся собрать мозаику взглядом.
— Ты знал, что Перси мне скажет, — медленно произнёс он, — и просто свалил, и поздравляешь меня, потому что думаешь, что я… что я… — Он дёрнул головой. — Серьёзно, Уилл?
Уилл вздрогнул. Нико хочет сказать, что…
— Ты отказал ему? — выпалил он, не успев задушить в себе росток надежды, и шагнул было вперёд, но Нико снова отступил.
— Ты знал, что Перси собирается мне сказать, и думал, что я соглашусь, а сам просто свалил!
— Нико…
— Поверить не могу!
— Нико! — взмолился Уилл. Почему Нико просто не может прямым текстом сказать, кого выбрал?
— Да ты, наверное, обрадовался возможности от меня отделаться! Так, что ли?
— Нико! — Уилл схватил его за руку. — Что ты ему ответил?
Нико стряхнул его ладонь, пятясь к выходу.
— Не похоже, чтобы ты хотел это знать, — выплюнул он. — Но я сбежал от него как можно скорее, и везде пытался тебя найти, наверняка выглядя как полный кретин. Прости, что отвлёк тебя от инвентаризации!
Он стремительным шагом понёсся прочь, и Уилл бросился за ним следом.
— Нико! — в который раз воскликнул он, растеряв все остальные слова, и Нико сердито обернулся к нему.
— Знаешь что? — прошипел он. — Наверное, я ошибся. Нет ничего странного в том, что распалось сразу две пары. По-видимому, можно пробыть вместе довольно долго и всё это время ужасно ошибаться в том, с кем встречался.
И на этот раз Уилл не стал останавливать его, когда он зашагал прочь.

Осознав, что он ничего не смыслит в отношениях и умудрился испортить всё, пытаясь ничего не испортить, Уилл понял, что не имеет никакого права на принятие самостоятельных решений.
Что бы ни сказала Дрю, решать не ему. Он полный дурак, а судьбу третьей стрелы должны определять Аннабет и Пайпер. Они пострадали из-за Дрю, а он — из-за собственной глупости. Сначала он исправит эту несправедливость, а потом будет умолять Нико о прощении и, может быть, когда-нибудь это прощение получит.
А ещё, может быть, Аннабет с Пайпер найдут способ заставить Дрю раздобыть ещё одну стрелу. Или ещё что-нибудь придумают. И вовсе это не попытка переложить ответственность на кого-то другого.
Так что он искал Пайпер и Аннабет, надеясь, что когда он с ними поделится, ему сразу станет легче. Вот только несмотря на то, что найти их оказалось непросто (они укрылись в пещере Рэйчел), стоило ему всё-таки на них наткнуться, как всё стало ещё сложнее.
Они были не одни. На одном из диванчиков Рэйчел развалился Нико.
Все трое встретили его довольно кислыми взглядами и на удивление дружным и неодобрительным молчанием.
— Я вас искал, — выпалил Уилл.
— Всех троих? — подняв брови, поинтересовалась Пайпер, явно имея в виду, что ему нужен только Нико.
— Нет, — отрезал Уилл. — Только тебя и Аннабет. Но ты, Нико, тоже останься. Я должен вам кое-что сказать.
И он сообщил им всё, что знал, начав с того, что заподозрил Дрю после того, как она увела Джейсона, и закончив тем, что она во всём призналась, вот только думать стоит не о наказании, по крайней мере, сначала, а о том, что стрела Эроса осталась только одна.
Пайпер с Аннабет в течение всего рассказа мрачно молчали, а Нико презрительно фыркал, морща нос, и в конце вполголоса пробормотал не вполне печатное, но чрезвычайно лаконичное резюме произошедшему.
Аннабет вздохнула.
— Спасибо, Уилл.
— Серьёзно? — вскинулся Нико. — Спасибо? За что это, интересно?
Аннабет снова вздохнула — на этот раз терпеливо.
— Нико, ясное дело, что ты злишься…
— А ты разве нет? — возмущённо поинтересовался Нико. — Это из-за него Перси от тебя ушёл! Если бы он сразу пошёл к Пайпер или к Хирону… или, может быть, поделился со своим парнем…
Уилл страдальчески закусил губу, отводя взгляд, а Аннабет взяла Нико за руку.
— Нико, я понимаю, что ты переживаешь. Но Уилла тоже можно понять. Все совершают ошибки. Но в конце концов он поступил правильно. Пожалуйста, давай обойдёмся без трещин в полу, иначе Рэйчел запретит нам сюда приходить.
Нико насупился и отнял руку, но побежавшая было по полу трещинка замерла, оставшись практически незаметной.
Это он должен был сейчас успокаивать Нико. Это была его работа.
— Так что? — нетерпеливо перебила Пайпер. — Уилл принял правильное решение, но какое примем мы? Что будем делать?
Нико снова вскочил на ноги.
— Серьёзно? — воскликнул он. — Правильное решение? Я вам сейчас покажу, что такое правильное решение!
И он выбежал из пещеры.
Уилл, Пайпер и Аннабет обменялись растерянными взглядами, но на всякий случай бросились за ним.
Нико прямой наводкой нёсся к фехтовальной арене, а у неё остановился и крикнул:
— Эй! Джейсон, Перси! Срочно за мной!
— Кто-то вышел из себя, — пробормотала Аннабет. — Он меня пугает.
— Он сейчас успокоится, — неуверенно ответил Уилл. — Он очень отходчивый.
— С тобой — может быть, — проворчала Аннабет. — По-моему, он самый упрямый из всех, кого я знаю.
Нико, а за ним все остальные (и кое-кто из тех, кого вообще не звали) уже направлялись к берегу озера, где на летнем солнышке нежились те, кто поленился идти на тренировку, и среди них — Дрю.
— Дрю! — громко окликнул Нико. — Давай лук и стрелу сюда!
Дрю, нахмурившись, поднялась на ноги и вопросительно посмотрела на Уилла. Тот пожал плечами:
— Ты его слышала.
С сомнением оглядев небольшую толпу прибывших, Дрю поджала губы.
— Как пожелаешь.
Она сделала какое-то быстрое движение, и лук со стрелой возникли у неё в руках; должно быть, они были замаскированы под какую-то из её драгоценностей. Она даже не успела протянуть их Нико, как тот шагнул вперёд и выхватил их у неё из рук.
Повернувшись к Джейсону и Перси, Нико сухо произнёс:
— Это стрела Эроса. Лук, полагаю, обычный, но всё-таки.
И с этими словами он переломил и лук, и стрелу о колено.
Дрю ахнула, да и не она одна. Аннабет с Пайпер побледнели, а Уилл напряжённо застыл, пытаясь не напоминать себе, что это всё — его ответственность, как бы он ни пытался переложить её на остальных.
Нико перевёл суровый взгляд с Джейсона на Перси.
— В вас двоих выстрелили такими же стрелами. Поэтому то, что вы чувствуете к Дрю и, кхм… ко мне… искусственное.
— Нет! — воскликнул Перси. — Ты не можешь сказать, что эти чувства ненастоящие!
— Это правда, — подтвердила Дрю. — Стрелы Эроса не создают чувства из ничего.
— Знаю, — оборвал её Нико. — Они используют то, что есть. Но они не раскрывают скрытое чувство, а раздувают его из крохотной искорки. Находя любой отголосок тепла, они создают из него то, что могло бы возникнуть под воздействием обстоятельств — совместных злоключений, пережитых поразительных происшествий, прожитой бок о бок жизни, общей тайны, всего такого сближающего. Они доводят это чувство до максимума. Понимаете? Джейсон, то, что ты сейчас чувствуешь к Дрю, — это максимум того, что ты когда-либо к ней почувствуешь. Твоя любовь никогда не станет сильнее. Никогда. Она уже достигла потолка. Перси, то же самое. Что бы ты ни чувствовал ко мне, это предел. Я не знаю, что ты сейчас чувствуешь к Аннабет, но это чувство вполне может стать ярче.
До этого все слушали его словно в оцепенении, но наконец Дрю не выдержала.
— Ты-то что понимаешь в любви? — ядовито спросила она. — Не слышала, чтобы сыновья Аида были в ней такими уж экспертами.
— В яму не провались, — спокойно ответил ей Нико, и она с ужасом уставилась себе под ноги. — А я не закончил. Джейсон. Стрела вызывает в тебе новые чувства, но не убивает старые. Я знаю, что сейчас ты любишь их обеих. Подумай о том, что я тебе сказал, а ещё вот о чём. Я был с тобой, когда Эрос сказал тебе, что ты уже нашёл свою любовь на всю жизнь. Разве ты забыл? Неужели он говорил о Дрю? Сомневаюсь. Перси. Мне плевать на тебя. И безотносительно этого — вы с Аннабет прошли через Тартар. Уж я-то знаю, что это значит. Думаю, ты и сам понимаешь. И да, вы оба, я понимаю, что ваши старые отношения не идеальны… Пайпер иногда злоупотребляет своим чарующим голосом, а Аннабет заставляет Перси все силы отдавать учёбе, что делает его несчастным. Поэтому естественно, что вам обоим хочется большей самостоятельности. Но, может быть, сейчас ваши девушки будут к вам помягче и у вас будет возможность что-то поменять. — Нико перевёл дыхание. — В общем… я не хочу сказать, что вы обязаны вернуться к своим бывшим девушкам. Я понятия не имею, что для вас лучше. Я хочу сказать, что у вас свои головы на плечах и вы можете принимать решения сами, без помощи этого. — Скривившись, он пнул обломки стрелы и лука у своих ног.
— Ты вообще понимаешь, что сказал и сделал? — воскликнула Дрю, стискивая кулаки. — Эрос возненавидит тебя!
Нико безмятежно улыбнулся.
— Он меня уже ненавидит. Кстати, Перси и Джейсон. По крайней мере, ваши девушки пытались вас вернуть, а не отошли в сторонку, как только вы исчезли.
И он зашагал прочь.
С мгновение Уилл обводил изумлённым взглядом остальных; кто-то так и не понял, что произошло, кто-то незаметно отодвигался подальше от Дрю, Аннабет с Пайпер, разинув рты, смотрели друг на друга, Перси с Джейсоном с одинаковым выражением таращились Нико вослед.
Ему тут делать было нечего.
Уилл снова бросился за Нико — в который раз за день? — и решительно заступил ему дорогу.
— Что тебе надо? — устало проворчал Нико. — Я есть хочу. Из-за тебя остался без обеда.
— Я тоже, — отмахнулся Уилл. — Мне нужно с тобой поговорить. Нико…
Нико вздохнул.
— У меня нет на это сил. Я выговорился на неделю вперёд.
— Знаю. — Уилл подавил улыбку. — Но придётся потерпеть ещё немного, ясно? Говорить буду я.
Скрестив руки на груди, Нико пожал плечами.
— Попробуй.
Уилл перевёл дыхание.
— Послушай, я не… не "отошёл в сторонку". Я просто пытался надеяться, что ошибаюсь и Дрю вовсе не влюбляла в тебя Перси. А когда он подошёл к тебе… не знаю. Я так глупо обиделся на тебя за то, что ты сразу пошёл с ним, отмахнувшись от меня, и… я не освобождал ему дорогу. Я вроде как… забился в нору. Зализывать раны. Я пытался прийти в себя, потому что в голове у меня не было ни одной связной мысли. Я только как-то добрался до Дрю, а потом меня уже ни на что не хватило.
— И что же ты сказал Дрю? — кисло спросил Нико. — "Пожалуйста, верни всё на место, хорошие девочки так не делают"?
Уилл смущённо фыркнул.
— Ну, вообще-то я предложил ей воткнуть последнюю стрелу себе в горло.
Нико приподнял бровь, явно впечатлённый.
— Ух ты.
— Да. Неловко. Надеюсь, никто не слышал.
Нико тяжело вздохнул.
— И что мне с тобой делать?
Уилл невинно пожал плечами.
— Между прочим, ты наверняка всё испортил.
— О чём это ты?
— Эта пылкая речь… Прозвучало довольно впечатляюще.
— И?
— Слишком впечатляюще. Ты был так великолепен, что у бедняги Аннабет не осталось никаких шансов. Перси ни за что не откажется от такого сладкозвучного парня.
— О, заткнись, — свирепо прорычал Нико, несильно ударив его по руке.
— Так… я прощён?
Нико вздохнул тяжелее прежнего.
— Так это всё, чем ты собирался заслужить моё прощение? Пара комплиментов и угрозы в адрес Дрю Танаки?
— Могу преподнести ещё комплиментов, — с готовностью отозвался Уилл.
— Серьёзно, заткнись, — проворчал Нико и подался вперёд. — Ненавижу, когда ты болтаешь.
Счастливо зажмурившись, Уилл ответил на поцелуй.
И, боги, как он мог хоть на секунду допустить, что позволит Нико уйти с Перси? Как он мог лишить себя всего того, что чувствовал сейчас — нежности, поддержки, потребности друг в друге, готовности протянуть руку и подставить в плечо… и иного, гораздо большего?
С усилием отстранившись, Уилл выдохнул Нико в губы:
— Я люблю тебя. — И потянулся было за продолжением, потому что чёрта с два он должен был ограничиваться одним лишь поцелуем после всего пережитого безумия, вот только Нико прикрыл открытые было глаза и пробормотал:
— Чёрт.
Уилл застыл.
— Чёрт? — переспросил он.
— Нет! — воскликнул Нико. — Я не то хотел сказать… я имею в виду… кажется, Эрос меня всё-таки не ненавидит. То есть… не ненавидел. Ну, до того, как я сломал его лук.
Уилл с облегчением рассмеялся и ответил (после того, как снова поцеловал своего парня, потому что, серьёзно, как он мог удержаться):
— Разве ты сам только что не объявил всем, что он ничего не может поделать?
— Вот и нет, — пробормотал Нико. — Он может… всякое.
Уилл крепко сжал его ладони.
— Нико, — терпеливо сказал он, — Эрос наверняка тебе благодарен. Его стрелы попали не в те руки. Ты оказал ему услугу. Но знаешь что? На всякий случай перед ужином мы принесём ему жертву. Большую, не как обычно. В качестве извинения.
Нико отнял руки и коснулся ими его лица.
— Уилл, — сказал он.
— М? — спросил Уилл.
— Я тебя люблю.
Что-то в глубине сердца Уилла словно отпустило, расслабившись наконец.
— Хорошо, — ответил он. — Ты успел вовремя. Потому что я как раз собирался попросить Дрю влюбить в меня Мишель Обаму.
Нико, вспыхнув, отдёрнул ладони и схватил его за запястья, крепко сжав.
— Я тебя ненавижу.
— Какой ужас.
— Серьёзно, как ты сам себя выносишь?
— О, мне пришлось попросить Дрю пустить в меня стрелу любви к самому себе, чтобы хоть как-то сгладить углы в отношениях с собой.
— Поверить не могу.
— Во что?
— Что тебе хватило всего одной стрелы.
Уилл счастливо рассмеялся.
— Знал бы ты, сколько стрел я спустил на тебя!
Нико покачал головой:
— Давай я дам тебе пару минут, а потом ты больше никогда не будешь шутить на эту тему?
Уилл наморщил нос.
— А можно хотя бы спросить, что бы ты сделал, если бы Дрю меня решила влюбить в кого-нибудь? Ну, чтобы я не разболтал её секрет. В себя саму, например.
— Ну, мне нравится твоя придумка насчёт втыкания стрел в горло…
— Ещё бы.
— …так что да, воткнул бы стрелу тебе в горло.
— Эй! — Уилл возмущённо отстранился. — Ладно, всё, я понял. Никаких больше шуток на эту тему. Мы, эм, хотим вернуться и узнать, чем там закончилось дело у Перси с Аннабет и Джейсона с Пайпер? Или что они сделали с Дрю?
— Неа, — отмахнулся Нико. — Плевать нам на них.
— Хорошо, — легко согласился Уилл. — Пойдём устроим набег на кухню, я правда ужасно хочу есть.

Всё было хорошо.