Неевклидово пространство +159

Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
Yuri!!! on Ice

Основные персонажи:
Виктор Никифоров, Юри Кацуки
Пэйринг:
Виктор/Юри, немного остальных
Рейтинг:
PG-13
Жанры:
Романтика, Юмор, Флафф, ER (Established Relationship)
Размер:
Мини, 9 страниц, 1 часть
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
Трудно совмещать две разные карьеры. И вот в один прекрасный день Виктор забывает, кем он должен быть сегодня – тренером или фигуристом. Это выливается в комедию положений в стиле О.Генри.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
29 декабря 2016, 18:42
У идеального почти во всем Виктора Никифорова было два главных недостатка.

Первый – его болезненный перфекционизм. Если Виктор решил вернуться на лед – он должен быть лучшим и взять в этом году свое очередное золото! Никак иначе. И если при этом Виктор является тренером Юри Кацуки, значит Юри в этом году станет лучшим и возьмет свое первое золото! Говорите, невозможно выполнить оба этих условия одновременно? Ха! Виктор по мелочам не разменивался, он знал, что сможет сделать это, даже если придется для этого сломать законы мироздания. Это у вашего Евклида параллельные прямые не пересекаются, а у нашего русского Лобачевского пересекутся как миленькие!

Вторым его недостатком была плохая память.

Конечно, Виктор и до этого часто забывал многое, особенно свои обещания. Но в последние месяцы его забывчивость особенно обострилась. Что не удивительно, учитывая, как сильно он уставал, тренируясь в двойном режиме, чтобы наверстать пропущенный год, и при этом, будучи тренером и наставником Юри. Ах да, при этом Виктор еще изо всех сил старался быть идеальным возлюбленным и женихом, что тоже оказалось не так уж легко. Казалось, когда живешь с любимым человеком и все домашние обязанности делятся поровну, должно было бы стать полегче. Но видимо из-за постоянной нехватки времени Виктору казалось, что и бытовых забот стало в два раза больше. И даже ночью времени не хватало! Особенно если Юри входил в свой режим Эроса, что вкупе с его выносливостью могло продолжаться часов до пяти утра. Это, конечно, делало Виктора очень счастливым, но вместе с тем и очень разбитым и невыспавшимся на следующий день.

***

Вот и сегодня утром, открыв глаза, Виктор с ужасом понял, что не помнит кто он сегодня – тренер или тренируемый? Должен ли он провести день на катке, делая из Юри настоящего чемпиона, или ему предстоит «наслаждаться» компанией Якова, до вечера выслушивая его наставления? В последние дни Виктор без конца забывал всякие мелочи, путал даты и пропускал встречи. Юри всё говорил, что ему нужно завести органайзер, но Виктор лишь отмахивался. Он же не старый маразматик, в конце концов!

«Так, спокойно…» - сказал себе Виктор. «Начнем день как обычно, и я все вспомню». Он встал, заправил кровать, умылся и пошел на кухню готовить завтрак. Так уж у них с Юри было заведено. На Викторе все завтраки, а Юри занимается ужинами. В этот раз получилось не так уж и плохо, правда яичница вышла недожаренной, а гренки слегка подгорели, но ведь в среднем арифметическом это можно считать успехом! Зато чай вышел что надо (кофе у них дома уже третий день не было).

- Виктор!

Дверь в прихожей распахнулась, и в квартиру ввалились Юри вместе с Маккачином, вернувшиеся с утренней пробежки. Юри выглядел как никогда счастливым, улыбаясь во весь рот. Его очки в тепле тут же затуманились, и он неловко стал вытирать их краем шарфа.

«Вот он, мое счастье!», - думал Виктор, обнимая своего жениха и зарываясь носом в его пахнущие морозным воздухом волосы. – «Мой поросеночек, мой вкусный кацудон! Мои эрос, агапе, филия и сторге. Мой восторг и мое вдохновение. Мои опухшие губы и синяки на бедрах. Мои выпавшие волосы и мои первые морщинки. И как я только раньше жил, не зная тебя?»

- Ты так прекрасен сегодня, рюбоффу мойя! – восторженно выдохнул Юри, глядя Виктору в глаза. Русские слова до сих пор давались ему с большим трудом, и это было чрезвычайно мило. – И чем я заслужил такое чудо, как ты?

Рядом с Юри Виктор тут же забывал о любых сожалениях. Лишь ради Юри он пошел на это – вернуться на лед и одновременно быть тренером. Тяжело совмещать? Подумаешь! Если бы Юри захотел, Виктор стал бы заодно и судьей, и комментатором, и оператором ресурфейсера, да что там, хоть гардеробщицей! Лишь бы Юри не ушел из спорта. Лишь бы снова не испытать страх расставания…

Юри, впрочем, недолго миловался с ним – вырвавшись из объятий, он тут же, не раздеваясь, рванул на кухню и стал запихивать в рот нехитрый завтрак.

- Что, даже не присядешь? – спросил Виктор, пододвигая стул.

- Не-а, - замотал головой Юри. – Сегодня еще столько надо сделать, столько всего подготовить… Ммм, отличные тосты, люблю когда хрустит… Так что прямо сейчас я убегаю, боюсь, с тобой мы увидимся лишь на месте.

Ага! Значит, сегодня их с Юри день – когда Виктор тренер, а Юри его подопечный. Ну хорошо, что всё прояснилось и не придется у кого-либо спрашивать, ставя себя в глупое положение. Видимо, у Виктора даже вырвался вздох облегчения, что не осталось незамеченным для Юри.

- Ви-иктор… - начал Юри с подозрением в голосе. – Ты ведь не забыл, какой сегодня день, да? – Виктор знал, что иногда его жених может читать его как раскрытую книгу. Тут бы и признать во всем, но… Но.

Юри Кацуки был человеком… тонкой душевной организации. Трудно было предугадать как он отреагирует на то или иное заявление. Ладно бы если он просто немного поскандалил, как обычно бывает в нормальных парах. «Ах, ты забыл, что тренируешься сегодня со мной? Козел забывчивый! Сегодня спишь на диване!» Но зная Юри, Виктор боялся, что он сделает то, что уже случалось неоднократно – начнет винить себя. О, это Юри умел как никто другой! Легко представить, во что это выльется. «Виктор, ты из-за меня так устаешь, что у тебя возникают провалы в памяти?! Это я во всем виноват, мне нет прощения! Всё, ухожу из спорта навсегда. Возвращаю тебе кольцо. Уезжаю обратно в Японию. Сброшусь с Фудзиямы!» Чтобы не допустить такого, Виктор был готов слегка покривить душой.

- Ну что ты, как бы я мог забыть? Сегодня – наш день, - с этими словами Виктор взял руку своего возлюбленного и прижался губами к золотому кольцу. Юри тут же расслабился и снова заулыбался.

- Ну и замечательно! Прости за то, что такую нелепость ляпнул, я такой параноик. Значит, увидимся в три часа! Кстати… - Юри наклонился и одарил Виктора сладким поцелуем. – Милый, если у тебя сегодня будет время, купи еды Маккачину. И не забудь отнести белье в прачечную, сегодня твоя очередь. И закинь в ремонт свой сотовый, который день до тебя не дозвониться, все жалуются. И купи, наконец, кофе. Ты уже третий день забываешь.

***

Едва Юри убежал, Виктор занялся многочисленными делами. Кровать пришлось снова разобрать, чтобы снять белье. Наверное, Юри прав, если бы у Виктора был органайзер, не приходилось бы проделывать одну и ту же работу по два раза.

Сразу после прачечной Виктор полетел на встречу с портными, делающими костюмы для новой программы Юри. К сожалению, такие вещи на самого Юри, не одаренного хорошим вкусом, оставить было никак нельзя, что только добавляло Виктору хлопот. Оставшись довольным их работой, Виктор поехал на другой конец города, чтобы увидеть, как идет работа над его собственным новым костюмом для короткой программы. К сожалению, тут всё было не так идеально, Виктору не понравился оттенок фиолетового, и вообще, материал был не тот. Наказав мастеру все переделать, Виктор заехал в зоомагазин купить собачьего корма.

Потом была встреча с композитором, который писал оригинальную композицию для его произвольной программы. Потом Виктор отправился на встречу с оркестром, с которым предстояло эту композицию записывать. Виктор не собирался экономить на качестве, всё должно быть идеально! Следующей в списке была встреча с группой, которая писала новую оригинальную композицию для короткой программы Юри. При этом Виктор по пути умудрился заехать в химчистку и забрать свой великолепный костюм, в котором он исполнял Stammi Vicino. Это был его любимый костюм, он знал, что и Юри он тоже нравился, так что он старался всегда держать его в идеальном состоянии.

К тому моменту, когда он добрался до катка, где они с Юри всегда тренировались, Виктор уже не чувствовал ног. К его удивлению, Юри еще не было, а ведь тот обычно всегда прибегал минут на пятнадцать раньше, стараясь оправдаться за свои частые опоздания в Хасецу. Впрочем, Виктор был только рад, что будет пара минут отдохнуть, посидеть на скамеечке...

«Может, я даже смогу пару минут вздремнуть…» - думал Виктор, усаживаясь поудобнее и закрывая глаза. «Я уже и забыл, каково это – спать. Вроде это было что-то довольно приятное. Когда я делал это в последний раз? Кажется, год назад, в Хасецу. Там было хорошо… надо предложить Юри вернуться туда. Там я часто спал… А сейчас я обычно лишь ложусь, а потом тут же открываю глаза и уже снова приходится куда-то бежать, что-то делать… Иногда я даже не понимаю, это уже новый день, или продолжение старого… Кстати, какой сегодня день недели?... Пятница?... Понедельник?... А какое число?.. Вроде пятнадцатое… Вот только я не припомню, какого месяца…»

- Нет, Юрий! Ты не можешь произнести речь, которая начинается словами «Я вас обоих ненавижу». Даже не спрашивай, почему, я не разрешаю и всё тут! Кстати… ЭЙ! А что ОН тут делает? Витя!! Какого черта ты расселся ТУТ?!

Виктор вскочил, сбрасывая с себя липкую паутину дремоты. Перед ним стояли Яков и Юрий Плисецкий, которого с легкой руки семейства Кацуки Виктор привык называть Юрио. Они смотрели на него с недоумением и раздражением.

- Ты в своем уме?! У нас полчаса осталось, а он тут прохлаждается… - Яков явно был в ярости. - Хорошо, что Юрий на катке кое-что… «забыл»… - при этих словах Юрио недовольно хмыкнул и извлек из мусорного ведра какой-то нарядно украшенный сверток, перевязанный подарочной лентой. Виктор порой чувствовал себя слегка неуютно рядом с Юрио – ему всегда было страшно, что он забыл о каком-нибудь еще данном ему обещании. Однажды Виктору приснился кошмар, будто лежит он привязанный к операционному столу, а Юрио нависает над ним с остро наточенным лезвием конька в руках «Ты пообещал, что если я возьму золото, я смогу тебя препарировать!» Юри пришлось его весь остаток ночи успокаивать после этого.

Виктор лихорадочно соображал. Выходило, что он всё-таки ошибся! И сегодня он должен был тренироваться с Яковом и остальными его учениками. Вот так подстава… Неужели и Юри ошибся? Ну да ничего, всё еще можно исправить.

- Яков! – Виктор тут же изобразил свою фирменную улыбку сердечком. – Я тебя как раз жду. Не волнуйся, я уже готов!

Яков на мгновение потерял дар речи, но придя в себя рявкнул:

- Готов??! Ты посмотри, во что ты одет?! – он жестом указал на спортивный костюм Виктора. – Ты с ума сошел? А ну быстро надевай нормальный костюм, а то я сейчас без тебя уеду, добирайся сам, как знаешь.

Виктор похолодел. Он должен быть в костюме? Это могло означать только одно… Сегодня не день тренировки. Сегодня день соревнований!!! О ужас! Как он умудрился забыть это? Но нет, Виктор не даст маленькому недоразумению сломить себя. Он будет вести себя естественно, и никто не догадается!

Уже через минуту Виктор выскочил из раздевалки в своем прекрасном розовом костюме принца для Stammi Vicino. Яков и Юрио уставились на него, словно призрака увидели. Сначала Виктор подумал, что они потрясены его неотразимым видом, но явно затянувшееся молчание явно говорило о том, что они, скорее в ярости, чем в восхищении.

- Эээ. Мой новый костюм оказался не готов, придется мне пока это надеть, – пробормотал Виктор.

Юрио развернулся и быстро зашагал к двери, на ходу бормоча: «Завтра же это во всех газетах будет… Стыдоба…» Яков лишь покачал головой и вздохнул.

- От тебя, Витя, вполне можно было ожидать чего-нибудь подобного. Ладно, полезай в машину.

***

Даже в машине Якова Виктор никак не мог прийти в себя. Как он мог забыть о соревнованиях?! Мало того, он вообще ничего не помнил. Были это национальные или международные? Кто будет его соперниками сегодня? Будет ли Юри среди его соперников? К тому же желание спать так и не отступало, и от этого было ничуть не легче. Казалось, что грань между сном и реальностью начала стираться и от этого окружающий мир начинал терять очертания. Сквозь дремоту он улавливал обрывки разговора Якова.

- Сам понимаешь, нелегко было всё устроить, особенно здесь. Всё будет проходить по канадским законам, так что будь готов заранее.

Что это значит, судейство будет идти по канадским правилам? Разве они не одинаковы везде? Видимо, устав ИСУ в очередной раз поменялся, а Виктор умудрился и это забыть.

- А я думал правила везде одинаковые… - сонно пробормотал он.

- Ох, Витя, как ты с такой наивностью умудрился в этой стране почти до тридцати лет дожить, - покачал головой Яков. – Скажи спасибо Жан-Жаку, это он всё устроил.

- Жан-Жаку… Руссо? – попытался поймать ускользающую от него нить разговора Виктор.

- Леруа!!! – рыкнул Яков. – Ты с ним уже три года знаком, хватит притворяться, что ты его не знаешь.

Ах да, канадский чемпион… Что ж, теперь Виктор знал хотя бы одного своего соперника на сегодня. Как бы разузнать про других? Придется пойти на хитрость.

- А все фигуристы смогли приехать сегодня? – осторожно спросил он. – Ну, мало ли что, может из-за погоды кто-нибудь не сумел добраться.

Яков и Юрио переглянулись.

- Да вроде все смогли… - задумался Яков. – Ну, Гоша и Мила это само собой. Отабек тоже. Минами еще вчера прилетел, с утра хлопочет с Пхичитом и Гуанхуном. Кристофф утром прилетел. А, и Криспино с сестрой и Эмилем, их теперь только втроем и видят… Лео вроде тоже должен быть. Сынгиль разве что сказал, что его не будет, но это ни для кого не сюрприз.

Сколько же это получается, с ужасом думал Виктор, это не пять, это… больше десяти человек?! Неужели правила ИСУ настолько поменялись? Что же это за соревнования такие?

- А Юри тоже будет? – ляпнул Виктор до того, как смог остановить себя.

Яков и Юрио хором застонали.

- Хаха, очень смешно. Обхохочешься, - Юрий картинно закатил глаза, а Яков пробормотал что-то насчет того, что Виктору в его возрасте стоит прекратить опускать шуточки уровня первоклассника. Что ж, Виктор был только рад, что они приняли всё за шутку, а то стыда не оберешься, если б они поняли, что он даже не в курсе, будет ли Юри его соперником сегодня.

К счастью остаток пути они провели, слушая восторженный рассказ Юрия о том, как они с Отабеком ходили в поход по Алтайским горам, и один раз даже видели, подумать только, настоящего снежного барса!

***

Едва машина остановилась, и все трое вышли, на них накинулась целая толпа репортеров. Виктору было не привыкать к подобной ситуации, так что он тут же стряхнул сонливость, надел свою самую очаровательную улыбку и помолился про себя, чтобы никто не заметил темных кругов под глазами.

Журналисты замерли, пораженно разглядывая костюм Виктора, лишь вспышки камер сверкали. Наконец, одна девушка вышла из оцепенения раньше других и кинулась к Виктору с диктофоном.

- Господин Никифоров, сегодня такое потрясающее событие! – защебетала она. - Пожалуйста, расскажите нам, что вы чувствуете сегодня? Ведь этот день, возможно, перевернет всю вашу жизнь!

Ну надо же, подумал Виктор, меня один год на льду не было, а они уже так ведут себя, словно я с другой планеты вернулся.

- Ну что вы! – улыбнулся он журналистке. – Ничего особенно нового я не чувствую. Ведь, за исключением прошлого года, я проделывал всё то же самое буквально каждый год начиная с семнадцати лет!

Несколько репортеров уронили камеры. По толпе пробежался возмущенный шепот. Виктору показалось, что он расслышал фразы «вот кобель…» и «как ему не стыдно?..»

- Я… я только хотела сказать… - неуверенно продолжила его собеседница. – Это всё-таки беспрецедентное событие. Да, большей частью общественное мнение на вашей стороне. Но не всем по душе, то, что вы делаете. Многие считают, что это неправильно.

«Неужели люди, в самом деле, считают, что в моем возрасте мне уже не стоит возвращаться в спорт? Возможно, многим кажется, что я должен дать дорогу более молодым атлетам» - с грустью подумал Виктор. – «Проклятье, я ведь не старик какой-то»!»

- Знаете что, если кто-то считает, что я не могу заниматься тем, чем я хочу, пусть скажет мне это в лицо! – Виктор ответил более сердито, чем ему хотелось. – Любой может прийти ко мне и удостовериться, что у меня хватит выносливости и гибкости принять любую позу…

Репортеры хором ахнули. Яков и Юрий одновременно прижали к лицам ладони.

- Просто… просто Юри Кацуки… - пролепетала девушка, все более бледнея. Кажется, интервью шло не так, как она планировала.

«Ах вот в чем дело! Как я сразу не понял?» - дошло наконец-то до Виктора. – «Они считают, что я не в состоянии совместить карьеру спортсмена и тренера!»

- Уж поверьте, с Юри Кацуки у меня всё в полном порядке! Вчера мы занимались с ним 8 часов подряд, и не было ни разу, чтобы один из нас предложил остановиться – тут еще несколько репортеров уронили камеры, а Яков закрыл Юрию уши ладонями. – Да, я понимаю ваше беспокойство. В конце концов, для меня Юри – это первый опыт такого рода…

Глаза журналистки стали больше блюдец, а на щеках расцвел румянец.

- Так вы хотите сказать, что… - едва слышно прошептала она. – Что Юри Кацуки был вашим первым?..

- Ну да, – неуверенно пробормотал Виктор. Что сегодня такое с журналистами? Он был уверен, что они всегда в курсе всей его карьеры и хорошо знают, что Юри – первый для Виктора опыт на ниве тренерства. Впрочем, если считать его короткий опыт хореографа… - Хотя, знаете, если считать время, проведенное в Хасецу, то тогда я и Юрио…

- Интервью окончено, сегодня Виктор Никифоров больше ни на какие вопросы не отвечает! – очень громко прервал его Яков. Вместе с Юрио он подхватил Виктора под руки и потащил прочь от толпы журналистов.

- Скотина… я тебе еще это припомню… - цедил сквозь зубы Юрио, сжимая руку Виктора так, что синяки могли остаться. Яков лишь сокрушенно качал головой.

- Знаешь, Витя, я думал, что привык к твоим шуточкам, но это уже ни в какие ворота не лезет. Так ведь недолго и реальный срок получить, объясняй потом в прокуратуре, что это у тебя чувство юмора такое…

Виктор никак не мог понять, почему все вокруг него ведут себя так странно. С ума все сошли что ли? Вдобавок к этому, здание к которому его тащили, было очень мало похоже на Ледовый дворец. Слишком низкое. И почему тут повсюду висят канадские флаги?

- Это что, канадское посольство? – неуверенно пробормотал Виктор.

- Ну да, а куда ты подумал мы поедем? – хмыкнул Яков. – В Казанский собор?

В сознании Виктора, затуманенном от недосыпа и переутомления начала рождаться безумная мысль. Он всё же сделал это. Пытаясь совершить невозможное, взяв золото одновременно с Юри, Виктор сломал законы мироздания, прорвал ткань пространства и провалился в параллельную Вселенную. В этой Вселенной мир захватила Канада, ИСУ изменила все правила, журналисты не знают ничего о его жизни, Яков и Юрио – сумасшедшие, а соревнования по фигурному катанию проводятся в посольствах.

«Ну что ж, теперь всё понятно», - подумал Виктор, странным образом успокаиваясь и позволяя вести себя вперед. – «Это всё объясняет. Надеюсь в этой Вселенной кацудон такой же вкусный».

***

Виктор шел по проходу, видя окружающие его знакомые лица. Георгий, Мила, брат и сестра Криспино, многие другие знакомые ему фигуристы. Он обрадовался, увидев Кристоффа, стоящего под руку со своим партнером, и радостно ему машущего. Вот Жан-Жак, в обнимку со своей красавицей-невестой, смотрит как-то завистливо. А вот и Пхичит, одной рукой смахивающий слезу, а другой сжимающий смартфон.

И никто из них не был в коньках. Ни на ком не было костюма для выступлений. Мужчины были в галстучных костюмах или даже во фраках с бабочками, а дамы – в вечерних платьях. Все улыбались, махали ему, выкрикивали поздравления. Тут были не только фигуристы и их тренеры. Суровая Лилия Барановская о чем-то беседовала с Минако, бывшей преподавательницей Юри. А вот и родители Юри с его сестрой.

«Ага!» - дошло до Виктора. – « В этой вселенной соревнования уже закончились, и это банкет! Отлично. Надо будет только поинтересоваться у кого-нибудь невзначай, какое место я занял».

И тут он увидел Юри.

Юри был сказочно хорош собой. На нем был костюм цвета слоновой кости с бледно-голубым шелковым галстуком. Его волосы были профессионально уложены, открывая столь красивое, столь любимое лицо. А темные глаза блестели ярче любых звезд.

Юри тоже увидел Виктора. На мгновение на его лице отразилось удивление, тут же сменившееся восторгом. Он сразу кинулся к Виктору.

- Виктор! Почему ты не сказал, что хочешь прийти на свадьбу в этом костюме?! – в голосе Юри звучал нежный укор. – Я бы надел свой, парный к нему.

- На свадьбу… - хрипло повторил Виктор, его горло внезапно пересохло. Вселенная вокруг него растеклась, перекрутилась, разбилась на миллион осколков, снова собралась и замкнулась в Неевклидово пространство. Все параллельные прямые на свете пересеклись и сошлись в одной золотой точке.

На Виктора волной хлынули воспоминания. Всё, что вело к этому дню, все предыдущие месяцы. Вот они с Юри сидят в метро, прижавшись друг к другу, и листают свадебные каталоги. Вот Виктор одной рукой подписывает приглашения, а другой полирует коньки. Вот они с Юри в магазине, покупают этот самый костюм, и Виктор доволен, очень доволен, но в следующую минуту он уже не думает об этом, потому что дела, дела, дела…

Конечно, Виктор никогда не забывал об их свадьбе, не проходило ни минуты, чтобы он не думал об этом моменте с замирающим от счастья сердцем. Но этот день всегда казался ему таким далеким… Всегда казалось, что до него еще долгие недели. А в последнее время дни слились для него в один непрекращающийся поток, числа смешались, ночи превратились в дни, а дни в ночи. И Виктор…

-… Забыл, – прошептал Виктор, борясь с подступающими слезами. – Я забыл…

- Эй. Ты в порядке? – Юри осторожно обнял его. Виктор ухватился за него, как утопающий за спасательный круг. От знакомого тепла сразу стало гораздо легче.

- Юри, прости меня… - бормотал Виктор, судорожно прижимаясь к своему любимому. – Я сегодня так замотался, и, в общем… Я опять забыл купить кофе! Ты меня простишь, ладно?

- Всего-то? – с облегчением рассмеялся Юри. – Ну, это не смертельно. Но все же я надеюсь, что среди этих многочисленных свадебных подарков найдется хороший органайзер для тебя. Ну что, пойдем?

- Пойдем! – радостно кивнул Виктор и взял своего без пяти минут мужа за руку.

***

«Виктор Никифоров снова удивил всех!» - пестрели заголовки газет на следующий день. «Он заявился на собственную свадьбу в сценическом костюме со своей прошлогодней программы! Что он хотел этим сказать?»

Но Виктор Никифоров-Кацуки не видел этих газет. После бурной брачной ночи он крепко спал. Впервые за долгие месяцы он спал дольше десяти часов подряд. И его супруг, Юри Никифоров-Кацуки решил не будить его, подумав, что пара дней хорошего отдыха (а лучше – целый медовый месяц в горячих источниках Хасецу) им обоим не повредят.

Конец.





Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.