The Game of Blackmail

Фемслэш
R
Закончен
9
автор
Пэйринг и персонажи:
Размер:
Мини, 12 страниц, 1 часть
Описание:
Банальная ситуация: шоппинг со своей девушкой. Но спокойно это сделать не дадут - дело осложняется неким шантажом и угрозами. И не надо на меня так смотреть. Не я начала эту игру. В кошки-мышки. Не мне и проигрывать.
Посвящение:
(Давайте думать, что написано оно к дню Святого Валентина? ;3 Ну пожалуйста ^^ )
Примечания автора:
Долго писала, каюсь. Полгода. Молодца. Пусть моей постоянной музы и нет, но есть другие вдохновители. Я стал чайным и шоколадным магнатом :DD

24.02.2017 - Господи Иисусе, работа в популярном! №43 в топе «Фемслэш по жанру Занавесочная история»»
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
9 Нравится 0 Отзывы 2 В сборник Скачать
Настройки текста
Вроде бы обычный, ничем не примечательный день. Воскресенье. День, когда завтра на работу, вчера на вписке, сегодня на отдыхе. Точнее, в магазине. Всё началось с обычной повседневной просьбы Крис подвезти её. Только не в школу, а в торговый центр. Видите ли, ей надоело, что я сплю в том, в чем хожу на работу. Ну, бывает такое, у меня две одинаковые футболки. И иногда я забываю, в которой именно хожу на работу, а в которой сплю дома. Моя девушка, правда, предлагала прицепить что-нибудь на рукав или на кромке вышить буковку там какую, но я наотрез отказалась. Ещё бы, портить какими-то нитками королевскую футболку! Нет уж. Утром меня как обычно послали нахер чмокнули в щёку, замотали в одеяло и оставили досыпать-досматривать прекрасные сны. Ну и почему Крис всегда просыпается в шесть-семь утра? Хотя, наверное, пятница — единственный день, когда Кристина встает с неохотой. Обычные люди радуются пятнице, но только не она. В этот день обычно у неё занятость около десяти часов. Пусть идти к десяти тридцати (или во сколько у них там звонок на урок даётся), но потом, после уроков, часа так три точно идут какие-то собрания учителей. В это время участники этой конференции обычно смотрят домашние видео, снятые на старенькую камеру пятидесятых годов до нашей эры, с плохим качеством звука в особенности. Ах да, ещё и сама запись трясется так, что мало не покажется. В общем, я заставляю скинуть собственную тушку с кровати где-то к часам одиннадцати. Сука, пол ледяной! Шлепаю босыми ногами до ванной и ополаскиваю лицо холодной водой. Отрезвляюще. После сна, похожего на явь, в котором мы с Крис уезжаем в закат, распиваем вино на берегу океана и в палатке устраиваем брачные игры кроликов, это было самое то. Смотрю на себя в зеркало, отмечая, что темные корни отросли достаточно для того, чтобы их снова обесцветить, а сами локоны необходимо постричь, они уже неприятно щекочут ключицы и лопатки. Вижу в отражении помимо себя улыбающуюся Кристину, которая стоит, опёршись на косяк двери. Ухмыляюсь и убираю волосы, заслоняющие обзор. — Чего? — Да ничего, — улыбается. Люблю её улыбку. Обернувшись, подхожу к ней и обнимаю, утыкаясь носом в шею. С ней спокойно так. Будто и не надо завтра никого убивать. Будто время остановилось. Будто мы одни на этой земле. И никуда не спешим. Внутреннее… умиротворение. — А давай уедем, Крис? Туда, где закат встречается с рассветом, где никто не будет нас волновать? Будем жить чисто для себя, потерянные для остального мира? — Вась… Я бы уехала. Но завтра на работу, — тяжелый вздох. Нежные руки девушки медленно поднимаются по моей спине до лопаток, а сама Крис прижимается всем телом ближе ко мне. — А ну эту работу, а? Хотя бы завтра? Возьми отгул, типа приболела или ещё чё. Дети же только рады будут, — шепчу, обдавая дыханием её кожу, которая тут же покрылась мурашками то ли от моего горячего дыхания в прохладном помещении, то ли от возбуждения. Легонько черчу кончиком языка незамысловатую кривую линию на шее, в конце целуя. — Это заманчиво… ах, — на выдохе произносит Крис, запрокидывая голову назад, давая мне полную свободу действий. Ой зря… Подхватываю её на руки и вдавливаю в стенку, с улыбкой целую в губы. Кристина отвечает на поцелуй и обхватывает мои бедра ногами, одной рукой обнимая меня за плечи, а другой зарываясь в волосы. Я же взбиваю её футболку на уровень груди. Хорошо, что застежка от бюстгальтера находится спереди — буквально за секунду справляюсь с ней. Провожу по телу до талии и обратно кончиками пальцев, чувствуя дрожь тела девушки. Чисто интуитивно всё это делаю во время поцелуя. Наверное, стоило быть мне более настойчивой, потому что никакое возбуждение не остановило Крис — она учуяла запах подгорающей гречневой каши, оставленной на плите вариться. Быстро выскользнув из хватки, раскрасневшаяся Кристина блестящими от желания глазами смотрит на меня, касается пальцами моих губ и уходит. Легко так на душе, хоть и разочарование приходит немногим позже. Вот же умеет уходить, а! — Тебе же понравилось! — немного с укором смотрю на девушку из коридора, скрестив руки на груди. — Я знаю, — снова вздыхает, но на этот раз я буквально чувствую её улыбку. — Знаю. Но завтрак тоже хочет быть живым. — А то мы сейчас мертвы. Вроде бы произношу тихо, но Крис вздрагивает — она не любит, когда я затрагиваю тему о мертвецах ранним утром. Завтра, помимо маленького убийства, мне нужно зайти на кладбище к Вене — скоро годовщина нашей с ним совместной жизни. Спустя столько лет я всё ещё прихожу в этот день к нему. — Завтра идёшь к нему? — Ага. Годовщина же скоро. —Ты его ещё любишь? Это звучало скорее утверждением, чем риторическим вопросом. Конечно, люблю. Но я его отпустила. Хмыкаю, улыбаясь и склонив голову на бок, кидаю взгляд на пол и быстро перевожу на Кристину. — У меня есть ты. Не было смысла ей врать. Её люблю сильнее. Она стоит рядом со мной, живая. Главное, что живая и здоровая. — Ладно, садись уже. Надеюсь, сильно не подгорело… — девушка поворачивается к плите и выскребывает из маленькой кастрюли гречку в тарелки. — Тебе как всегда с тремя ложками сахара? — Ага, — улыбаюсь во все тридцать два. Знает меня как облупленную. Через полчасика я сгребаю всю грязную посуду в раковину, иду в прихожую, на ходу натягивая футболку и цепляя ключи от машины с крючка для верхней одежды.  — Солнышко, жду тебя внизу, — кричу я. Зашнуровываю кеды, небрежно накидываю на плечи толстовку, взятую ранее с того же крючка, дергаю за ручку двери и спускаюсь по лестнице вниз. Толкаю железную дверь подъезда и выхожу на улицу. Ох, свежий воздух! В квартире так душно. Эх, вспомнить бы, эти ключи от какой машины? И где она стоит? Ставить бы их в одно и то же место. Но это же я. Хотя, завернув за угол дома, я обнаруживаю свою малышку — новенькая, недели нет. Hyundai Creta стоит вся такая аккуратненькая, цвета «кофе с молоком», как было указано в брошюре. Вот только недавно прошедший дождь образовал лужи, вследствие чего автомобиль выглядел так, как будто выехал с помойки. Эх, придётся заезжать в автомойку, а пока хватит и очистки стёкол и зеркал заднего вида. Будучи занятой наведением частичной чистоты, я не замечаю до последнего, что Крис уже сидит на капоте, заложив ногу на ногу, и наблюдает за моими манипуляциями с тряпкой. И улыбка до ушей, глаза радостно светятся, будто она лет сто меня не видела. Положив кусок порядком загрязнённой ткани на крышу машины, я встаю напротив девушки, обхватываю её талию и тяну на себя. Она подвигается мне навстречу и раздвигает ноги, чтобы тут же ими обнять меня, кладёт руки мне на плечи и сцепляет их в замок. — И что мы будем делать? — шепчет мне прямо в губы. Господи, как будто не знает. Целую её, плавно перемещаю ладонь с талии на бедро и приподнимаю. Она прерывает поцелуй, обхватывая моё лицо, чтобы засмеяться и параллельно убрать мои волосы в сторону. — Только не надо мне тут… меня… — Ась? — до меня сначала не доходит то, что Крис пытается сказать. — А, ну… блин! Мы вместе смеёмся и отлипаем друг от друга с неохотой. Я проявляю все свои джентльменские навыки, открывая правую переднюю дверь, приглашаю сесть на место рядом с водителем. Сама же сажусь за руль, не забыв кинуть тряпку в пакет и запихнуть в багажник.

***

Час спустя (спасибо пробкам) мы прогуливались по торговому центру, заглядывая в каждый магазин, будь то вещевой или обувной, мужской отдел или женский. Кристина преследовала несколько целей, а я всего лишь присутствую в качестве вешалки и носильщика. Первая цель — накупить мне столько футболок и маек (причем разных), чтобы я не заносила их до дыр в первый же месяц. Вторая же цель состояла из покупки новой пары туфель для неё и не выглядевших слишком мужскими кед или кроссовок для меня. В частности на работу всё. А то как ни приеду домой — постоянно тряпичные где-то рвутся, где-то на кожаных искусственных царапины, которые ничем не заделаешь. А ещё пятна крови, которые не оттираются без разводов. Может быть, последовать совету Дэдпула: «Костюм красный, чтобы враги не видели, как я истекаю кровью»? Ну, так, к слову. Внезапно Крис меня затягивает в ближайший магазин и делает вид, что рассматривает обувь. Очень кстати подходит консультант и спрашивает, может ли он чем-то помочь. И пока девушка с ним разговаривает насчет какой-то пары туфель, я замечаю знакомую фигуру. Дико знакомую. Лиза вальяжно шествует во главе своей свиты подружек, часто на них оглядываясь то в одну, то в другую сторону. Почувствовав на себе мой прожигающий взгляд, она прибавила шагу. Видимо, я её пугаю. Что ж, тем лучше. — Эй, ты меня слушаешь? — я поворачиваюсь на голос своей девушки. — Ну, как тебе они? Кристина взглядом указывает на босоножки, заметив моё недоумение. — А эти лучше, чем прошлые, что мы смотрели. Да и практичные. По крайней мере, не лаковые. А вообще удобные? — Могу согласиться, — она делает несколько шагов по ковру в мою сторону и обратно. Озорной огонёк появился в зелёных глазах. — Да, беру! Вась, ты смотреть будешь что-нибудь? — А? Н-нет, не буду. Держи, пароль знаешь, — достаю из кармана толстовки платёжную карту и протягиваю ей. Кристина оплачивает покупку и вручает мне пакет. В полном молчании мы выходим из магазина. Чувствую, что Крис не в самом лучшем настроении, улыбка будто натянута. — Кстати, — аккуратненько, ненавязчиво намекнуть… — Я видела Лизу ровно пять минут назад. — И что? — её тон резко холодеет, губы сжимаются в тонкую полоску. Мда, хорошо начала. Молодец, Вася. Так держать. — Да ничего. Солнышко, не дуйся, я же… — Ладно, ты всё равно рано или поздно узнаешь, — так же резко перебивает. Мы заходим в зону отдыха и ресторанов и занимаем отдалённый столик вместе с маленьким диванчиком. Взяв в Макдональдсе пару бургеров с картошкой фри и два кофе, Кристина садится рядом, утоляет голод и только после этого начинает свой рассказ. — Ты же знаешь, у нас с сестрой разные отцы. Мой отец умер, когда мне не было и шести лет. Это уже потом мама нашла себе нового ухажёра, родилась Лиза. А бабушка по отцу всегда меня любила. Раньше я могла свободно приехать к ней на недельку-две пожить, да и просто помочь с чем придётся. Потом стало напряжно, но я поддерживала связь как могла. А сейчас… — она делает глоток кофе, пытаясь не выплеснуть все эмоции. Я сжимаю её руку, показывая, что жду продолжения. — А месяц назад она умерла. Мне же сказали только полторы недели спустя. А я… я… неблагодарная тварь! — ссутулившись, склоняет голову, волосами прикрывая лицо. Не сдержала слёз. Я обнимаю за содрогающиеся плечи, подсовываю бумажный платочек, предварительно вытащенный из её сумочки. Судорожно она хватает мою руку, словно ища спасение. — В… В завещании сказано, что всё её имущество передаётся мне одной в наследство. Мама как-то об этом узнала и пожелала со мной встретиться. Вот как раз недели две назад всё это было. Я пришла на встречу в кафе, мы начали обсуждать этот вопрос. Она захотела отгрести себе, как матери, у которой ещё есть несовершеннолетняя дочь, половину моего наследства. А это квартира и дача за городом. — Но они не смогут у тебя ничего отсудить. Ведь в завещании сказано, что владелица всей недвижимости ты одна и только. — Они у меня вымогают эти деньги, понимаешь? Блин, пусть подавятся ими! — Цыц! Всё останется у тебя. Лучше ты будешь сдавать эту квартиру, а дача за городом… мы вполне можем там отдыхать на выходных или летом. Успокойся, я решу этот вопрос. И не хнычь мне тут, — я вытираю ладонью слёзы с её щек и легонько кусаю за нос. Она наконец-то улыбается. — Ну вот, другое дело. Теперь дело остается за малым — найти Лизу и припугнуть её. Всего-то. — Я надеюсь, всё будет хорошо. И, пока я не забыла, — Крис снова берёт себя под контроль и допивает остывший кофе. — Тебе надо глянуть куртку или толстовку какую на более холодную осень. А то тебе ходить не в чем. — Ладно, — я улыбаюсь. Люблю её такую, заботящуюся обо мне. Нравится в ней именно эта черта — несмотря ни на что, она умеет быть сильной и помочь другим в трудной ситуации. Что касается меня… Я просто отгораживаю Крис от всех проблем и дарю те моменты, которые не происходили в её жизни. И сейчас я делаю абсолютно то же самое. Хотя нередко проблемы в жизни нужны. Нельзя, чтобы было всё хорошо и прекрасно. Иначе может настать момент чёрной полосы, боли и страданий. Но её семья не является такой уж проблемой, которая должна быть здесь. Вы как хотите, а у нас всё по закону. Улучив момент, чмокаю Крис в губы и встаю с диванчика, собираю все мелкие пакеты в один. Девушка поднимается, берёт сумочку, и мы снова направляемся тратить мои честным трудом заработанные деньги. — Чего опять вздыхаешь? — её взгляд вновь становится увереннее, когда она вспоминает истинную цель своего визита сюда. — Да так, ничего. Просто думаю, хватит ли мне денежек на бутылочку чего-нибудь алкогольного? — Обойдешься. Лучше купи для меня… сладенького. — В смысле? Ты же от тортика толстеешь, — ухмыляюсь. — Ну знаешь ли. Тортик — это святое. — А шоколадка? — боковым зрением замечаю Лизу и её стайку прихвостниц, вошедших в магазин одежды. Надеюсь, Крис её не видела. — Давай зайдем туда? — А шоколадка — святая святых! К тому же, приходится с тобой делиться… — она смотрит на название. «H&M». — В смысле? Ты не хочешь со мной делиться? — притворно изумляюсь и уже готовлюсь изобразить гримасу, но меня опережают. — В ЭйчЭндЭме иногда бывают вещи по скидке. Буду делиться, — чуть надувает губы и щёки, устремляет взор вбок и произносит: — ведь я тебя люблю. — И я тебя люблю, солнышко моё, — обхватываю её рукой с пакетами, совершенно про них забыв, целую в висок. Что первое попалось. — Эх, ладно, идём уже в твой ЭйчЭндЭм! — хихикает Кристина, и мы заходим в помещение. Пройдя несколько отделов за буквально минут пять, девушка набирает себе разных футболок, джинсов под предлогом: «Все в дырках, ходить не в чем!». А вот сейчас стоит вся в раздумьях около одного платья, которое я увидела минутой ранее в руках Лизы, убежавшей в примерочную. — Как думаешь, брать или не брать? — Крис задумчиво потирает подбородок. — Скок стоит? — платье-то совсем обычное, сарафан желтого цвета. Простенький такой. На бирке значилась цифра в полторы тысячи рублей. — Всего-то? Бери, хотя бы померишь. Потому что на вешалке оно, может, и не очень, а на тебе — даже отлично. — Думаешь, стоит? Ну раз ты настаиваешь… — она находит нужный размер и снимает со стойки. — Окей, вроде всё. Ой, блин, тебе не взяла! — Да ладно, потом возьмешь. Сначала своё примерь, потом уже и мне найдешь, — точно ребёнок. Хотя вроде это моя привилегия, ну и фиг с ним. Кристина кивает. Я направляюсь к примерочным, надеясь занять свободную кабинку, чтобы потом не стоять в очереди. О, есть свободная, почти в конце небольшого коридора. Милая девушка-консультант считает вещи и выдает мне номерок. Система ведь: сколько принес, столько и вынес. Хотя про трупов и пуль это, пожалуй, не работает. Знаете, обычно девушки долго примеряют одежду в магазинах. Мужчины в это время либо зевают и говорят фразы наподобие: «О, дорогая, оно так подчеркивает твою фигуру!», либо играют в игры на телефоне и изредка изрекают: «Ага, тебе идёт». Но не моя Крис. Быстро снимет с себя кофточку, заставляя меня подглядывать сквозь щёлку между стенкой кабинки и шторой, шикнет на меня, заметив взгляд в зеркале, и через пару секунд предстанет предо мной в новых шмотках. Некоторые сидят как влитые, другие висят неправильно, ещё что-то в стиле «я подумаю». И последний тип вещей фотографируется во всевозможных ракурсах на мой телефон. У меня памяти-то больше. И сейчас она стоит, принимает различные позы, вертится около зеркала и уже в который раз спрашивает меня: — Как оно на мне сидит? То самое жёлтое платье весьма гармонично сочетается с распущенными чуть волнистыми волосами. И по фигуре село идеально. А я представляю, как буду… — Аськи?.. Оно идеально на тебе. Ты шикарна, — наверное, мои глаза светятся любовью, потому как Кристина благодарно улыбается. …помогать его снимать. А на следующий день его гладить под вопли солнышка. Ну это не особенно-то и страшно. — Так, ладно, ты сиди и место занимай, а я пойду тебе наберу чего. Не бойся, я знаю, в какой отдел идти, — улыбается, чмокает меня в губы и выходит. Я же понимаю, что другого шанса не найти. Только вот где Лиза? Выглядываю из-за шторки — пока всё чисто. Неужели не судьба сегодня? И тут я слышу смех и вижу тёмную голову прямо напротив моей кабинки. Резко отодвигаю тяжелую ткань и скрещиваю на груди руки. — Лиза! — девчушка смотрит на меня как будто на чёрта с рожками. Воу. Я указываю коротким кивком головы внутрь примерочной. — Поговорить надо. Под моим бдительным взором она проходит мимо меня, а её подружки так и шепчут: «Удачи!». Будто я монстр какой. — Ну? Что ты хочешь? — мелкая опирается на стену спиной и ногой, согнутой в колене, точно так же скрестив руки. Прикрываю неплотно за ней штору. — Нехуй нападать на Крис. Она вам ничего не отдаст. Квартира и дача её по праву. — А, она тебе пожаловалась? Слабачка. — Ну это вряд ли. Не пожаловалась, а рассказала всё от начала до конца. Не стыдно ли? — Знаешь… Пожалуй, нет. И кто ты такая, чтобы мне указывать? Королева Англии? — Ну, королева Англии не властна над русскими, а я, пусть и стою ниже рангом, но могу тебя так отодрать, что ещё полгода извиняться будешь, — ну не убивать же её, в самом-то деле. Умереть — это легко, может, немножко долго и мучительно. Но это немного не тот эффект, что мне нужен.— Мне твоя смерть ни к чему. Пока что. — Ни перед кем я извиняться не буду, перед тобой особенно. — Меня ты можешь ненавидеть, но перед Кристиной извинись. — За что? За то, что моё? — смотрит на меня так нагло. Ей бы мордочку приукрасить, да только она больно уж на Крис похожа. Тот же овал лица, тот же нос, глаза… Но моя Крис лучше. Пусть даже по иронии судьбы Лиза стоит сейчас в том самом жёлтом платье, что пару мгновений назад было на моей девушке. — Я уже говорила. Не твоё это имущество. Не заставляй меня прибегать к крайним мерам. С мамочкой своей побазарь и на нас не гони. И будет лучше, если Кристина не узнает об этом разговоре, а вы потихонечку стушуетесь. Разговор окончен, — надеюсь, она поняла мои слова. Иначе придется прибегнуть к помощи моих друзей. Для массовки. — Так я свободна? — спрашивает спустя минуту раздумий. — Иди. Я не держу. Лиза отлипает от стены и проходит мимо меня вальяжным шагом, шепча: — Не дождешься. Ну извините. Чаша терпения лопнула. Я резко прижимаю девушку к стене, рукой провожу по волосам, переходя на скулу и подбородок. Такого взора на себе я ещё не видела. Хотя бы потому, что в её карих глазах отображаются весь ужас происходящего и ненависть ко мне одновременно. Ах, да. Я причина нетрадиционной ориентации её сестры. Я лесбиянка. У меня психическое отклонение. О да. Пройти что ли курс лечения у психолога? Логика гомофобов меня всегда радовала. — Если ещё раз попытаетесь докопаться до Крис и её денег, — я склоняю голову так, чтобы Лиза чувствовала моё дыхание, — или ты что-то вякнешь про неё, — провожу ладонью от груди до низа живота, чувствуя дрожь тела девушки, вижу зарождающийся страх в глазах. — То я расскажу твоей обожаемой мамочке, как именно и с кем её вторая дочь потеряет девственность. А может, даже покажу. К её взгляду прибавилось отвращение — видимо, в голове отчетливо простучало понимание моей угрозы. — Это шантаж! — хлопает густо накрашенными ресничками, пытаясь вызвать во мне жалость. — Как тебе угодно думать, — нагоняю больше страху, коленом раздвинув её средней полноты ноги и приблизившись вплотную. — Вы так же делали с Крис. Её юркий язычок быстро облизывает немного полноватые губы, большой бюст поднимается при каждом судорожном вдохе. Да уж, формами Лиза не обделена. Мозгами, может быть, тоже, но скорее наоборот. — Так ты меня поняла? — опираюсь на стену рукой, согнутой в локте, тем самым не давая сбежать. — Ты смотришь на неё? — встречным вопросом застаёт врасплох, тянет мою свободную ладонь вверх и накрывает своей, заставляя сжать грудь, при этом прикусывает нижнюю губу. Не сразу замечаю, что взгляд Лизы фокусируется не на мне, а на кого-то позади. Выждав несколько считанных секунд, она мило улыбается, смущенно хихикает, я же недоумеваю: «Что за хрень тут происходит?». Обхватывает моё лицо и, поднявшись на носочки, целует. — Вась, примерь… ка, — Крис, отодвинув шторку примерочной, видит эту картину маслом и роняет вещи из рук на пол. — Че за нафиг? Я резко отстраняюсь, глядя на неё. Вообще стоило бы рассказать о ситуации, но Лиза своим поступком разрушила всё. Да и я хороша — ничего не сделала. Интересно, Лизе было неприятно, отвратительно или ужасно, но ради сестрёнки можно и потерпеть? — То есть ты пытаешься забрать у меня не только недвижимость, но и мою девушку? Ну и ты и тварь, Лиза. Звук пощёчины ещё долго звенит в ушах, но боли не чувствую. Она предназначалась не мне, а этой мелкой. Зато родной и полный боли взгляд въедается в память буквально за секунду. Кристина будто в замедленной съёмке поворачивается и уходит. Твою мать. — О, получилось. Лиза стоит, снова скрестив руки, и усмехается. Думает, что всё мне порушила. А вот не судьба. Резко поворачиваюсь к ней лицом и неожиданно бью несильно в живот. Она сразу сгибается, скорее от шока, чем от боли. А я сгребаю футболки с пола, пакеты и сумку Крис, только потом оглядываюсь на девушку. — Мда, бьешь ты слабо. Беги, догоняй сестрёнку, падай на колени и проси о прощении! Сарказм. Достал он уже из её уст. Бесит дико. Я достаю из широких штанин… Ох, Маяковский, пистолет я достаю, а не паспорт, и стреляю в полуметре от тела Лизы. Как итог, она вскрикивает и шарахается в сторону. Люди в магазине поднимают панику, где-то звучит сирена, и я слышу тяжелые шаги двух охранников. По крайней мере, когда мы заходили, их было двое. — Это платье тебе совершенно не идёт, — я в последний раз кидаю осуждающий взгляд в сторону девушки. Отодвигаю штору, прячу пистолет за пояс. С тяжелым вздохом вытаскиваю из кармана кошелёк, оттуда — пару пятитысячных купюр и визитку моего агентства и кладу всё это добро на ладонь охранника. Его лицо вытягивается, как только он видит название организации. Хлопаю его по плечу. Мужчина что-то говорит своему напарнику и в рацию, и они стушевываются подальше от меня. Я же иду на кассу, чтобы купить всё то, что набрала Крис. Наверное, мне стоило сразу же выбежать из магазина за ней, но… Нет. Смысл, она сейчас только больше разозлится и пошлёт меня куда подальше. Лучше подождать несколько минут, к тому же я знаю, куда она пойдет. Людей нет, они сразу сбежали, только продавец-консультант, миловидная девушка, дрожащими руками пробивает мне покупку. Видимо, боится меня. Что же, пора давно бы уже привыкнуть, что меня боятся. — С вас семь тысяч сто двадцать два рубля, — она вся сжимается, будто вот-вот я вытащу пистолет и потребую все деньги из кассы. Какое же облегчение появляется в её глазах, когда я вместо оружия достаю из кошелька кредитную карту и расплачиваюсь. А что? Для своей-то работы я очень даже честная. Выйдя из торгового центра, я закидываю сумки в багажник автомобиля, сама же сажусь на водительское сидение и первым делом включаю музыку. Из колонок льется тихая мелодия, успокаивающая шальные нервишки, Syd Matters — Obstacles. Поворачиваю ключ зажигания, подпевая изредка песне. Наконец выезжаю с парковки и направляюсь к заброшке неподалёку, в паре километров отсюда. Дойти пешком можно вроде минут за пятнадцать-двадцать, а на машине придётся делать круг, который займёт где-то полчаса вне зависимости от пробок. В любом случае, фора у Крис большая.

***

Солнце близится к закату, осталось менее четверти часа до наступления сумерек. Надо быстро найти Кристину и выйти отсюда. А то всякие гопники залезут, вспомню, как играть в Resident Evil, отстреливая их по-тихому. Захожу в первую комнату заброшенного здания: кирпичные стены, деревянный пол, мебели нет, только проёмы для окон. Пусто. Прохожу ещё несколько комнат, заваленных каким-то хламом. В одной даже замечаю использованные шприцы и пару бутылок из-под дешевого пива и водки. Наркоманы и алкоголики здесь тусуются. Ну, почему бы и нет. Иду на второй этаж здания по витиеватой лестнице и в просторном помещении замечаю силуэт девушки, присевшей на стол и уставившейся в телефон. — Идём домой, Крис. Кристина вздрагивает и смотрит на меня. Я медленно приближаюсь к ней, но не судьба. — Не подходи. — Почему? — свет от солнца в проёме стал слабее, тени вытянулись: скоро закат.  — Я не хочу, чтобы предавший меня человек касался меня. Что, простите? Крис наставила на меня пистолет, который явно стырила из тайника в квартире. — Эм, Крис… Спокойно, — я вскидываю руки на уровне плеч, символизируя знак «сдаюсь». — И ты стрелять не умеешь. Девушка чуть отвела пистолет от меня и выстрелила. Не подвинься я сантиметров на пять влево, пуля бы задела предплечье. — Эм… Ладно, умеешь, — ловко скрываю своё удивление и некий страх за свою тушку. — Что на этот раз? — Ты… Что ты делала с моей сестрой, сволочь? Мда. Крис на взводе. Чёрт… Взъерошиваю волосы пятернёй. — Да припугать её хотела… — Напугала? — в её голосе появляются истеричные нотки, вот-вот заплачет. Одной рукой удерживая пистолет, второй достает телефон, делает пару движений пальцем на экране и показывает мне. С расстояния пяти метров, знаете ли, на маленьком экране ничего и не увидишь. Даже если постараешься. Я шагаю вперед. — Ни с места! — Тиш ты, мне нифига не видно, хоть ты тресни. Она вытягивает руку, позволяя мне подойти ближе. Если сейчас она кинет телефон мне и не даст подойти ближе, то всё накроется медным тазом. — Бери и отойди обратно! Ну… Хорошо, не кинула. Видимо, насмотрелась детективных сериалов. И теперь знает, как меня шантажировать. Неплохо, Крис, неплохо. Но в твоём плане один изъян: я знаю к тебе подход. Я приближаюсь, держа раскрытую ладонь под её рукой. Её пальцы разжимаются, я подхватываю мобильник, делаю ещё один шаг и обнимаю девушку. Она от неожиданности спускает курок, пуля улетает куда-то вбок, слава Богу, не в меня. Предотвращаю следующую попытку пристрелить кого-нибудь из нас, свободной рукой выхватывая пистолет и отбрасывая назад. Крис пытается вырваться из хватки, оттолкнуть меня, бьёт ладонями, и, наконец, кусает левое плечо. Сильно, но я терплю. Прижимаю ближе к себе, пятернёй зарываюсь в тёмные волосы. Ещё сильнее сжимает челюсти. Кажется, я слышу звук рвущейся ткани. И, конечно же, сдавленные всхлипы, когда девушка соизволяет разжать зубы. Она подтягивает рукав выше, оголяя плечо, касается губами краснеющего укуса, сжимает мою футболку на уровне груди в кулаках. — Ну-ну, всё, всё, успокойся, солнышко, — шепчу ей на ухо. — Прости меня, Вась… Я ревную тебя к собственной сестре… ужас, — нервно хихикает. И неожиданно целует в шею, руки цепляются за плечи. — С-ка, не возбуждай меня, а вали к машине, там уже можем продолжить, если ты хочешь. — Ладно. Она отстраняется и уходит вниз по лестнице. Что, так просто? Не верю! Осмотрев пол помещения, забираю пистолет и выхожу из здания, проходя мимо комнат с использованным инвентарем и битыми бутылками. Оказавшись вне сооружения, я вдыхаю воздух полной грудью и щурюсь от бьющего в глаза света. Красиво. На фоне неба, окрашенного в розоватый и рыжий последними лучами солнца, около автомобиля цвета кофе с молоком стоит моя девушка, скрестив руки и повернув голову вправо. Ветер развевает её тёмные волнистые волосы, от чего кажется, что передо мной нимфа. Подхожу и встаю рядом с Крис, опёршись спиной на бок машины, кладу голову на её плечо. — Вась. Посмотри. Это Лиза прислала. Намекает на её телефон в моём заднем кармане. Вытаскиваю, снимаю блокировку с экрана и читаю СМС-ку. <i>«Мне Лиса сказала, что любит меня одну. Ты ей не нужна. Она всегда притворялась, даже во время секса. Лиса бросит тебя, обязательно!»<\i> — Вот же ж укуренная… И ты ей поверила? — После увиденного трудно не верить. Она тебя так обнимала и… целовала, — она запинается, но продолжает, соединяя наши ладони. — Хочу стереть её след с тебя. Рукой поворачивает моё лицо к себе и прикасается к губам. Слишком нежно и невесомо, чтобы быть правдой. Хочу углубить поцелуй, но Крис это делает за меня. Решила взять инициативу в свои руки? Я-то не против экспериментов. Думаю, игра в шантаж прошла успешно. — Поедем на море? Сейчас. …и я получаю свой долгожданный приз.
Примечания:
Сборник: https://ficbook.net/collections/3949028

© 2009-2020 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты